Дневник


   ДАНИЯ (9.10 1966г.– 10.03 1967г.)

ATOMIC ENERGY COMISSION

                -------------

Strandgade  29 Our ref.      2-62

             CopenhagenK  your  ref.

                -------------

          Phone:  Asta  6160 Copenhagen K. 5 October 1966.

                   Cables

               ATOMCOM

                   Telex:

                   5072  

            Dr. N.S. Rabotnov

            Niels Bohr Institutet

            Blegdamsvej    17

           Dear Sir,

The Danish Atomic Energy Commission hereby have the pleasure  of  confirming   that   the   fellowship   granted   to   you     by the   Commission   during   your   6   months   stay   at   the  Niels  Bohr Institut amounts to 3000 Danish krоn monthly.

Cheque for D.kr. 2.600 covering the period from your arrival, 5 October to 31 October, is hereby consequently forwarded to you. 

           The Commission should be  grateful to be informed to which Bank account you wish the future payments to be transferred.

 

 Yours sincerely,

P.J. Snare

 05.10.1966. Отец и Флора остались за стеклянной стеной. Укладывая в бумажник возвращённый пограничный паспорт, я смотрел на них, оставшихся посреди почти пустого зала. Их взгляды я чувствовал на себе всё время, когда разыскивал нужный  среди бланков таможенных деклараций и, как мало грамотный, заполнял. Провожающим всегда грустнее, и, уезжая, всегда чувствуешь себя виноватым в чём-то. Заранее сданный багаж  давно унесли. Двое таможенников, совсем молодые мужчина и женщина, очень  внимательно читали  мою декларацию. – «Предъявите деньги», – сказал мужчина. Ни «пожалуйста», ни «прошу вас»… Я развернул бумажник, осторожно вынул и разложил на конторке всю свою наличность, полностью соответствующую декларации. Всё было без спешки проверено, сопоставлено с сопровождающими документами и возвращено без вопросов и комментариев.

- Служебные материалы? Рукописи?   Нет. – Проходите, пожалуйста.

Пишу я, сидя в гостиной небольшой, но надо признать уютной, шестикомнатной квартиры, которую нам с Джербащаном предоставили на двоих. Организаторы этого новоселья имеют, по-видимому, искаженное представление о нашем финансовом могуществе, и я думаю, мы здесь  не  задержимся.   Обратной стороной этой   роскошной  медали  является  полное отсутствие хоть какого - то постельного белья. Поэтому будем обходиться подручными средствами. Я попытался принять ванную и почти преуспел в этом. Помывшись и выйдя из ванной, я выпустил воду и вдруг обнаружил, что вся эта вода вылилась на пол комнаты и покрыла его ровным слоем 5см глубиной, по которому мирно поплыли мои туфли. Здесь такая, оказывается, система – вода выпускается на пол, а там течёт куда надо, но сток засорился и вот…

Сейчас 21.45 местного времени. В Данию мы прилетели в пол второго. Нас встретил сотрудник посольства, молодой и симпатичный. Он привёз нас к институту, и там в воротах нас встретил  один мой московский знакомый – Заикин из ФИАНа - с профессором Брауном, который нас официально приветствовал и тут же смылся. Заикин взял нас на буксир и, после минутной формальности с секретаршей, повёз на квартиру. Располагается она фактически в пригороде, уже довольно тихом месте. Перед тем, как принять ванну, мы выскочили в лавку и запаслись продуктами, которых, как мы  предполагаем, нам хватит на 2 завтрака это: 6 яиц – 2,40; четверть кило масла – 2,44; кусок сыра – 2,58; батон белого хлеба – 0,90; 25 заварок чая – 0,85. Итого 11,17крон. Заехал Заикин, отправились в центр, бродили там 2 часа и поужинали в кафе напротив института для ознакомления – там кормятся все стажеры. Ели жареную рыбу – вкусно – и запивали пивом. Оставили по восемь с полтиной. Учитывая, что за квартиру придётся отдавать крон триста, предполагаю, денег мне вполне хватит.

Город очень приятный. Машины шарашат километров под сто, но пешеходов на переходах пропускают. Светофоров слушаются все. Прохожих даже в центре вечером немного, с Москвой, например, не сравнишь. Волосатых битников навалом.

 06.10.66. Проснулся в 5.40. Спал хорошо, а сосед мой не спит с 2-х часов. У него вообще плохой сон. Сейчас будем готовить завтрак. Забыли купить сахар и соль. Что будем делать с яичками без соли? Если так пойдёт дальше, мы здесь вырастем в хороших домохозяек.

Только что появилась хозяйка, очень похожая на жену Казачковского, до неправдоподобия. За квартиру с каждого из нас будут брать по 250 крон плюс электричество, газ, отопление, телефон. Плюс очень важный и может увеличить сумму раза в полтора. Но институтская секретарша утверждает, что нам необычайно повезло, и доля истины в этом есть; другие платят по 200 крон за проходную комнатку, а у нас их, при ближайшем рассмотрении оказалось пять, а не шесть как я думал вчера. В одну комнату я попадал из разных частей и посчитал её дважды. Занимаем мы половину третьего этажа (он здесь называется вторым) в четырёхэтажном доме. До института полчаса езды на трамвае и автобусе. Пока тратим на каждую поездку крону, но сегодня сфотографируемся, сделаем себе единые билеты, это будет стоить 36  крон в месяц. Сегодня до обеда сидим дома – ждём из прачечной доставку постельного белья.

 Вчера я предпринял первую самостоятельную прогулку по Копенгагену и сходил на семь часов в кино. Сосед отдыхал дома. Кино здесь в центре. Смотрел цветной ковбойский фильм «Saddle the wind», удивительное  убожество в смысле сюжета, но актёры ничего. Опишу подробнее  процедуру. Билеты продаются в страшном темпе. Никто их заранее не продаёт, но зал наполняется за 15мин.  Перед кассиршей дощечка в виде плана кинотеатра и в гнезде, соответствующего месту, готовый билет. Она его выдёргивает и отдаёт, не нужно делать никаких пометок в плане. Забавно нумеруются места – от центра, направо – чётные, налево – нечётные, я не сразу разобрался. Сеанс начинается секунда в секунду, но в начале 15мин., пока показывают хронику и рекламу, свет лишь притушен не полностью, и народ прибывает. Когда начинается основной фильм, двери закрывают. Реклама состоит из 20-секундных роликов. Один запомнился. Поперёк центральной улицы девушка вешает бельё на верёвку. Собралась толпа, подбегает полицейский – что за безобразие! Девушка говорит – это  бельё, выстиранное порошком «Аякс», оно только украшает улицу. С ней все соглашаются. Надо будет купить этого порошка.

 В институте нам отвели уже места в «офисах». Я сижу с каким-то юношей, по-моему, скандинавом, ещё не разобрался. Вместо пропуска в институт даётся ключ, который подходит к выходным дверям и всем остальным, которые тебе положено открывать. Офис  небольшой и, главное, тёмный, работать можно только с лампой, но лампочка тоже слабовата. Вообще электричество здесь экономят очень сильно, оно дорого, топлива и  гидроресурсов своих у Дании нет, одна надежда на атомную энергию, и они шевелятся  по этому поводу.

Вчера в ланч–руме Заикин представил меня Оге  Бору. Он, говорят, даёт оглядеться недельку, а затем вызывает и беседует о рабочих намерениях. Все здесь держатся исключительно приветливо и просто. Секретарши пожилые, но при любой просьбе или вопросе так и взвиваются, даже неловко. Сегодня 81-годовщина со дня рождения Нильса Бора. В этот день все наличные люди по традиции фотографируются перед зданием института.

С утра был сильный туман, а сейчас уже моросит. Пока ждём бельё из прачечной, попробую  сбегать в лавку, купить фруктов и запасти еды. Вместо меня побежал Вагаршак. Вот она, здоровая скука. Чувствую, что условия для работы здесь будут идеальные. Податься абсолютно некуда. Уже хочется домой, что же будет через полгода.

Приехали из прачечной. Принесли пакет с бельём, сейчас постелим и поедем в институт. В институт приехали как раз к фотографированию. Потом посидели  на лекции, и пошли фотографироваться ещё раз – на сей раз в автомат на станции метро для месячного билета на транспорт. В автомат нужно опускать 1х4 кроны. Вагаршак опустил все четыре кроны сразу. Сидит, ничего не происходит. Он повернулся ко мне, чтобы выразить своё возмущение, в этот момент щелчок, вспышка и на фотографии его гневный профиль. Благо, это потом повторилось ещё 2 раза и уж тут он сидел смирно.

Сегодня я роскошно пообедал на 12,50, отличным бульоном и посредственным бифштексом. И вообще впервые осуществил четырёхразовое питание, то всё некогда было. Купили сегодня по килограмму винограда и апельсинов.   Во время ланча подошёл Бор и пригласил нас с Вагаршаком к себе в гости в воскресенье – похоже на ланч, к двенадцати часам.

Купили мы с Вагаршаком вышеупомянутую коробку «Аякса», большая, красивая  коробка. Но наполнена оказалась на 3/4, вот буржуи.

 Первый вопрос: в чём стирать. Заткнул пробкой умывальник, налил горячей воды, сыпанул порошку. Вода помутнела. Сунул первую – нейлоновую рубашку, пены маловато. Повернулся за порошком, уронил коробку и половину рассыпал на пол. Подсыпал – пена горой. Постирал бросил в ванну полоскать. Хотел выпустить из раковины грязную воду, а она снова оказалась на полу – как и в первый раз -  и размыла ту кучу порошка на полу, а уж пол  вымылся до блеска. Вторую - полотняную рубашку стирал вообще со страданиями. Всего на стирку двух рубашек потратил больше часа. Теперь буду отдавать в прачечную. Попробовали  - убедились. Сказать что рубашки после стирки стали грязнее, чем были, было бы преувеличением, но всё-таки.

 07.10.66.   Уже суббота. Сегодня у меня был первый нормальный рабочий день. Но,  как оказалось, появляться на работе в субботу – аномалия. Во всём своём корпусе – «Bilding R» - я был, кажется, один. Вагаршак тоже оставался дома. Сегодня я составлял всякие планы, собирал литературу, кое-что вспоминал, восстанавливал и записывал. Напишу подробнее про институт. Территорию он занимает очень небольшую. На ней расположено около, вернее свыше, десятка небольших зданий, самое высокое – 4,5 этажа За институтом  начинается парк с огромной лужайкой – на ней несколько футбольных полей. Все здания соединены друг с другом сложной сетью подземных переходов в которых на сегодня я ещё совершенно не разбираюсь. Все помещения очень тесные, даже профессора не все имеют по отдельному кабинету. Но больше, чем по двое в одной комнате не сидят. Несколько небольших, но удобных и прекрасно оборудованных аудиторий. Библиотека занимает небольшое помещение, но по физике там есть всё, и в прекрасном порядке. Самообслуживание полное, и система его заслуживает описания. На подоконниках лежат специальные блокнотики, и картонные держатели. Пишешь номер тома журнала или название книги, свою фамилию и номер комнаты – всё под копирку. Один листочек в держатель на место той книги, которую взял, второй – в коробку на окне для контроля. Если журнала нет на месте, то тут же видишь, где он. Книги можно брать на неделю в свою комнату – белый листок, или на ночь или на воскресение домой – зелёный листок. Копии  листочков библиотекарша сортирует за несколько минут и сразу видит, кто должник. Под библиотекой есть небольшая читальня с газетами, в том числе и наши «Известия». Она сделана в память Галахера, был такой молодой американский теоретик, который здесь год проработал, а потом вернулся в Нью-Йорк и там погиб – кто-то застрелил его ночью в Центральном парке, это было в наших газетах. Его друзья собрали деньги и создали фонд, на который и содержится эта читальня.

Лекционные дни понедельник и пятница. Сейчас читают четыре регулярных курса -  Бор, Моттельсон, Браун и Гамильтон. На три первых я буду ходить, это четыре часа в неделю.

Сегодня был в институте до четырёх часов.

Примерно в пол первого все собираются в ланчруме и завтракают. Я пока ем бутерброды с сыром – очень хорошим, и запиваю молоком. Стоит это полторы кроны. Многие бегают через дорогу и приносят из магазинчика всякие бутерброды. Их в твоём присутствии делают. Я один раз тоже попробовал. Но там хлеб какой-то не вкусный.

Уйдя из института, пошёл обедать в тот же ресторанчик на Треугольной площади (по датски «Triangle», русские зовут «Три ангела»). В центре её  стоит каменный  павильон, и в нём, действительно, три ангельских украшения – газетный киоск, бюро по продаже сезонных билетов и общественный писсуар. Ресторанчик маленький, раздеваешься  прямо в зале, вешалка за санузлом на стене, и относительно дешевый, а кормят вкусно и сытно. Сегодня ел, например, суп из цветной капусты, бифштекс рубленый с яйцом и луком, запивал лёгким пивом – итого 11 крон. Удобен ресторанчик тем, что чаевые автоматически включаются в счёт, и об этом заботиться не надо, и меню на английском, и от института метров 300, тут я, наверное, приживусь. Заговорил о еде, так пойду съем апельсинчик. Съел, и винограду несколько прихватил.

По дороге в институт и из института сегодня занимался первопроходством – осваивал новый маршрут, самолично обнаруженный по карте-схеме. Экономия почти 10 минут в один конец!! Не фунт дыму. Горжусь! Должен на этом за полгода сэкономить двое суток чистого рабочего времени. Впрочем, экономить буду и по-другому. Каждый день ездить не буду. У меня и здесь кабинет в 25 кв.м  с естественным освещением, электричество надоедает.

В доме под нами танц - школа, сейчас там кто-то учится танцевать джайв, а я бесплатно слушаю музыку сквозь два этажа – слышно вполне прилично.

  08.10.66.  Воскресенье. 21.30. Только что вернулись, дома не были одиннадцать часов. Большое впечатление осталось от визита к Борам. Заикин в его фамилии ставит ударение на втором слоге. Добрались не без приключений. С утра зарядил сильный дождь, осенний. От станции метро до дома Бора довольно далеко и Заикин заблудился, мы сунулись в одну сторону, в другую, прохожих нет, а те, кто есть, ничего не знают. В общем, пробегали полчаса, промокли, пока не нашли. Бор был в саду, сгребал под дождём листья, в длинном плаще. Вошли, разделись, увидев мои промокшие на коленях брюки, Бор бросился искать мне сухие штаны, я его насилу отговорил. Пришли его жена и дети – четверо! – старшие сыновья, младшие дочки. Самому старшему сыну 15 лет, маленькой дочке лет 7. Выглядят родители оба лет на пятьдесят с гаком, но в действительности, по-видимому, моложе, судя по фотографии, которую увидел в кабинете. На ней изображен молодой человек, сидящий на крохотном детском велосипеде, к нему наклонился второй, а рядом стоит мальчик в коротких штанишках. В «велосипедисте» я узнал молодого Ландау, рядом  - Гамов, а на мальчика Бор показал – «Это я». Он моложе Ландау лет на десять, так что, наверное, ещё пятидесяти нет. Жена худощавая, подвижная. Очень просто одеты. Бор в тёмной рубашке и твидовом пиджаке, в котором я его видел на работе (на работу он летом и зимой ездит на велосипеде, кроме сильных морозов). Автомобильчик у них маленький «Воксхолл», потом мы в него вчетвером с трудом влезли – вроде нашего «Москвича». Дом двухэтажный, снаружи кажется небольшим, но внутри оказался просторным. На нижнем этаже кабинет, гостиная с роялем  - на рояле хозяйка расставила рюмки, хлопнули яблочной водки для сугреву – и большая столовая с застеклённой верандой. На стенах много картин и фотографий, среди них несколько прекрасных снимков старика-Бора разных возрастов; одна картина абстрактная, автор Андерсен (не тот, который Нексе, и не тот который Ганс-Христиан). Сели на веранде, поговорили, они нас обо всём расспрашивали, откуда, кто и как, просидели с полчаса, потом сели завтракать, тут же и все ребятишки. Я сидел рядом с Бором, беседа была полностью застольная, подробно обсуждали сравнительные качества разного пива, которого Бор любитель. Пиво и верно очень хорошее. Завтрак продолжался долго, ели всего понемножку, кофейку выпили. В это время наверху ребята, которые вылезли из-за стола раньше, устроили концерт. У них наверху у каждого просторные комнатки. Старший с гитарой сел на лестнице, начал что-то ритмичное выбивать, и младший ему подстукивает. Тут к Бору подсел Вагаршак, и я поднялся наверх, к мальчишкам. Они с гордостью показали мне свои новые пластинки и завели граммофон, проиграли несколько песенок «Beatles» и «Rolling stones». Пластинки стоят 45-50 крон, узнав, что у нас крон 10, они, по-моему, не поверили. Пацаны, вообще, очень симпатичные, серьёзные какие-то, внимательные, подумать – внуки того Бора! Тоже много семейных фотографий с дедом – реликвии. После музыкальной паузы спустился вниз. Теперь Бор уже меня взял за пуговицу и минут двадцать расспрашивал о планах, о работе. В третьем уже часу он предложил поехать в музей, на выставку современного искусства, она каждый год новая. В этот раз её существенной частью являются картины Андерсена, того самого абстракциониста, о котором я уже упоминал выше. Он, оказывается, старый приятель Бора. Жена примкнула, набились  в «Воксхолл», поехали, Заикина где-то в городе высадили, добрались на выставку.

Выставка была не особенно интересная, абстракционисты датские не на уровне, неплохая некоторая графика и скульптура. На выставке мы с Борами мило расстались (они оба кстати, особенно жена, прилично говорят по - русски ). Вышли в пятом часу, куда деваться? От центра далеко, доехали до центра, нашли по описаниям  Заикина кино «NonStop» так называемый, где показывают два фильма, и можно входить и выходить во время сеанса. Вошли, застали последние полчаса какой-то картины с претензией на серьёзность, но легкомысленным названием «Life has many faces» (само собой понятно, что мы можем смотреть здесь только англо-американские фильмы, т.к. других языков не знаем). В этом отрывке мы ничего почти не поняли. Затем, после рекламы (стиральный порошок, но на этот раз «Valo») посмотрели цветную комедию «Tickle me» с Э.Пресли в главной роли, фильм музыкальный, цветной, в общем, получили удовольствие. Смотреть  начало первой картины не остались, пошли поужинали, тут поблизости оказался ресторанчик «K.A.R.», как и у института, с таким же меню. Знать, на что идёшь здесь очень важно, потому что залететь на сумму можно в самом незавидном  месте. Потом добрались домой и завалились спать.

09.10.66. Понедельник Ужасно неудобно здесь работают магазины. Открываются в 8 утра, и хоть тресни, вечером  поесть ничего не купишь. В субботу все закрываются в час дня до понедельника, кроме цветочных и кондитерских, так что воскресенье блюдётся свято. Зато сегодня  Заикин указал мне на следующий  эффект, который я экспериментально проверил – к закрытию все продуктовые лавки снижают цены на скоропортящиеся продукты, и я напротив купил полкило винограда за 1 крону. И пяток бананов тоже за крону. Сегодня ужинаю фруктами.

10.10.66. Вторник.  Сейчас около  десяти вечера. Сегодня у меня с двумя перерывами на ланч и обед был двенадцатичасовой рабочий день. Полвосьмого пришел в институт, полвосьмого вечера ушел, так что происшествий никаких. Сосед мой уехал к своему земляку, есть тут у него чуть ли даже не родственник дальний. Осколок трагедии 1915 г., вчера договорился по телефону и поехал. Появился Курепин, ему мы все здесь завидуем, он единственный с женой. Она тут даже работу нашла, читает лекции по русскому языку (она преподаватель). Между прочим, платят за небольшую комнату 500 крон, так что я начинаю по новому смотреть на нашу арендную плату, у кого ни спросишь, все говорят, что нам чудовищно повезло. Цены здешние вещь в себе. В овощном бананы пяток крона, в соседней буквально двери, в винном магазине, те же самые бананы, тот же пяток (0,5 кг) – 1,75!. И тут берут, и там берут, и так всё. Рубашки, как правило, по 45 крон, но Заикин разыскал магазин, где та же самая (может только на вид) рубашка – 18 крон.  Джербащян недавно купил на 2,50 колбасы, мы её ели вдвоём четыре дня. Сегодня я забежал, взял на ужин точно такой же колбасы, буквально на один хороший бутерброд – 2,50! Объясняться с продавцами сложно – ни цену, ни названий не знаем. Ну, со временем привыкнем.

11.10.66. Среда. Неделя как мы уехали из дома. Да, пока время бежит быстро, не успели оглянуться. Здесь целый день какие-то заботы, чем-то занят. Вот сейчас уже около десяти, а я всё ещё не могу посмотреть журнал – взял из читальни посмотреть тут юмор, третий день таскаю и никак не посмотрю.

Сегодня с утра было солнце и голубое небо, поэтому я в полвосьмого поехал  не в институт, а в центр, чтобы поснимать. Как назло, все здания, которые меня интересовали, оказались против солнца. Ну, всё же кадров двадцать отщёлкал и снял кино. Видел в одной витрине стоит «Фиат», который будут выпускать у нас – 24000! Не плохая машинка, просторная. Из окна трамвая снял, не знаю, получится ли – ясельные детки на прогулке. Полтора десятка ребятишек, в одинаковых горохового цвета курточках, плотно усажены в тележку-ящик, на велосипедных колёсах, как грибы в корзинке, и воспитательница катит их по тротуару.

Копенгаген стоит на абсолютно ровном месте, ни пригорка, ни уклона, так что велосипедистов здесь не зря много – кати куда хочешь.

Моё исторически первое впечатление от заграницы было довольно сильным. Наш ТУ, отлетев от Москвы километров 500, улетел в облака, и выше их, так что земли мы не видели почти до самого конца, она вынырнула, когда самолёт уже шасси выпустил и шел на высоте метров пятьсот. Мне всегда казалось неудачным сравнение пейзажа, который виден с самолёта, с игрушечным, но вот тут точно – под крылом страна выглядела как игрушечная, летели над сельской местностью, все домики идеально белые с одинаковыми  ярко- красными крышами, границы посевов геометрически правильные, местность ровная, шоссе в линейку. У нас осень, а тут ярчайшая сочная зелень – у моря, тепло. Сперва я не понял, почему машины  идут по левой стороне, ведь знал, что в Дании по правой, а  потом понял, что это не Дания, а Швеция, мы летим с востока, а Копенгаген как раз смотрит через узенький пролив на восток, на шведов. Ну пока я это сообразил, мы как раз через пролив и перемахнули, опустившись почти до воды – аэродром  на самом берегу – и сели. Новое, сверхсовременное здание аэровокзала очень удобно спланировано, при оживлённом движении  кажется, тем не менее, почти пустым. Таможенник спросил только «Likeur?», я показал свои две бутылки, отпустили с богом, а Вагаршака вообще не трогали – внушил доверие.           

Сегодня из института я решил пройтись  пешком до автобуса, не садясь на трамвай, по- изучать торговые улочки и медленно, останавливаясь у витрин, прогулялся. Много одежды и обуви.  Дешевеет  всякий нейлон, он стремительно выходит из моды, рубашек я ни на ком, кроме себя, не видел. В общем минут сорок шел.

Собираюсь завтра дома поработать. На дорогу приходится тратить полтора часа в день, принёс с собой  все бумаги, теперь письменный стол стоит у окна и в тихом месте, на нём как раз та настольная лампа, о которой я  всегда мечтал  и, наверное, такую куплю себе домой.

13.10.66. Четверг.  Тринадцатое число, то-то чувствую что-то не то. Здесь  пока каждый день приходится что -то делать в первый раз. Сегодня таких дел было два. Первое – сходил в парикмахерскую. Шел, не имея представления, сколько там с меня сдерут –5 крон или 25. Взяли 10, счастливо, считаю, отделался. Стриг меня очень интеллигентный юноша. Вообще в Дании интеллигентнее всего выглядят парикмахеры, водители автобусов и таксисты – чисто по профессорски и одеждой и повадками. Профессора, напротив, ходят расхристанные и безалаберные. В парикмахерской мне понравилось начало – шею вместе с воротником рубашки заклеивают какой-то упругой бумажкой, и за ворот ничего не сыплется. Колдовал он надо мной больше  получаса, и свою десятку заработал честно. От волос моих  в результате осталось очень мало, но уж эти-то три волосины были уложены с блеском, напомажены, прилизаны – люкс. Сейчас в ванной еле смыл эту причёску. Второе пижонское дело на сегодня было собственноручное изготовление обеда с предварительной закупкой продуктов. План у меня был  чёткий. – консервированный суп и бифштекс из парного мяса с шампиньонами и отварным  картофелем. Сперва нашел картошку. Она была помытая и уложена в целлофановые герметичные пакеты по 2,5кг. Вообще целлофан здесь в большом ходу. Когда продают колбасу, то на отрезанный конец надевают этакий целлофановый презервативчик прихваченный резинкой, чтоб не сохла. Если кусок из середины, то это делается с двух  концов. Бечевок не употребляют, только кольцевые резинки. Смотрю, тут же шампиньоны. Изящная баночка 65 г всего1,28. Купил. И в соседней витрине увидел те же шампиньоны за 1,98 – только четверть кг! здесь ничего нельзя покупать по не много, прогоришь. Цены не линейные. Дав оплошку с шампиньонами, уже с опаской зашел в мясную лавку. Мороженным мясом здесь не торгуют – всё мясо парное, поэтому довольно дорого.  За 3,60 мне отрезали такой бифштекс, что только ах! Пошёл домой, поставил варить картошку, поставил жарить бифштекс, соображаю чем открывать шампиньоны. Нашёл умопомрачительное сооружение, явно предназначенное для этой цели. Конструкция не меньше двадцати деталей. Что с ним делать не знаю. То понюхаю, то полижу, то на хвост нажму. Положение критическое: картошка готова, бифштекс тоже на подходе… В последний момент осенило, уж и не знаю как открыл, хоть там режущей кромочки и не видно было. Разложил всю эту кулинарию на тарелке, побежал за фотоаппаратом, чтобы запечатлеть – не можно было глаз отвесть. Потом вспомнил, что вся киноаппаратура заперта у меня в  письменном столе на работе. Делать нечего, сел есть. Пальчики оближешь. Какой получился  beef steak. А какой он получится в следующий раз, когда я его не забуду посолить, это просто представить невозможно.

Сегодня в институт я не ходил, работал дома, довольно продуктивно, завтра лекционный день – отправлюсь с утра. 

14.10.66. Пятница, лекционный день. Сегодня я, с дорогами, провёл в институте почти пятнадцать часов. Это уж, пожалуй, слишком, но возможность поработать без помех увлекает, в ФЭИ такой возможности нет. Сейчас пол одиннадцатого, а я лишь недавно пришёл  и успел выпить чаю. С понедельника здесь двухдневный национальный праздник –«день картошки», кажется, значит почти четыре дня никто не работает. Мы запаслись сосисками, суповыми концентратами, спагетти, апельсинами, бананами, маслом, хлебом, колбасой и сыром. С голоду не умрём.

Сегодня первый раз слушал лекцию Бора – он по этому случаю приоделся, был в белой рубашке и при галстуке. Зная, что он говорит не внятно, специально сел во втором  ряду, так ничего. В общем, рабочий день сегодня был длинный. И в библиотеке посидел, и в офисе, на лекции. Осваивал сегодня копировальную машину. Есть тут такой аппарат, секунд за двадцать делает чёткую копию с любой страницы. Очень удобно. Пользуются ею очень широко, почти не простаивает.

Сосед по комнате у меня оказался не датчанином, а шведом Иоаким Круммлинде. Хороший парень, но курит трубку – их у него пять(!), по всему столу табак. Правда, увидев, что я не курю, он по большей части куда-то сматывается и постоянно проветривает комнату. Всё никак не может прийти в себя, поскольку его автомобиль обложили налогом – он здесь уже второй год. Одно из завоеваний института Бора – очень нечастая привилегия – это то, что его иностранные гости в течение первого года пребывания в Дании не облагаются налогами (и я в том числе, слава богу), а налоги здесь ого-го. Можно tax-free даже  автомобиль купить. Круммлинде в первый год разнежился, а теперь его прижали. Он обладает великолепной картой Копенгагена – моя мечта, но купил он её в Швеции, здесь я такой не видел. Она раскладывается со стол, на ней есть почти каждый дом, но она складывается так хитро, с какими-то разрезами, что получается тоненькая книжечка которую можно открыть на любом  районе, по квадратам и тем не менее имеет преимущество целой карты, можно проследить все маршруты. В городе начинаю постепенно ориентироваться – в районе, прилегающем к институту и к дому естественно, да и расположение центра представляю. Освоился с подземными переходами и теперь в «блиндажи» С. К.R  и т.д. попадаю без промаха.

16.10.66. Суббота. Сегодня в институте мы с Вагаршаком были практически одни. И трудились не просторе. Получили по почте приглашение принять участие в мероприятиях, проводимых «Международным Копенгагенским центром». Председателем этого центра является Бор и занимается она тем, что знакомит с датской жизнью иностранных гостей. В субботу зовут на полуторачасовую  экскурсию по латинскому кварталу – университетский городок, а в понедельник в ратуше некто господин Падерсен будет рассказывать о производстве и распределении продуктов в Дании, и о кооперативном движении. Оба эти мероприятия меня интересуют, и я постараюсь их посетить.    

Сегодня,  пересаживаясь в автобус мы с Вагаршаком встретили  там Заикина и Курепиных, вся наша компания случайно оказалась в одном месте. Правда, мы  возвращались с работы, а они из гостей. Мы в принципе договорились для закрепления знакомства устроить во вторник  что-нибудь, лёгкий междусобойчик, у нас в апартаментах, естественно, они-то живут в стеснённых жилищных условиях. На завтра мы с Вагаршаком планируем генеральную уборку, мы живём две надели – но пыли нет нигде, только то что мы насорили. Живём мы практически только в двух комнатах из пяти, думаю, управимся. Никаких развлечений на  завтрашнее воскресенье не запланировано, разве что в кино выберемся ближе к вечеру или в какой-то  музей. Поснимать всё не удаётся, так как постоянно исключительно плотная  низкая облачность, хотя дождя нет совершенно.

Работа у меня идёт хорошо, обстановка располагающая. Производительность существенно выше, никто не мешает. Дороги надоедают, но у меня  теперь место оборудовано и дома, большинство времени, когда не будет нужды в библиотеке, буду работать  здесь, тоже вполне уютно.

Писем из дома всё нет, и хотя осознаю, что это нормально, какое-то появляется беспокойство от отсутствия информации. Кстати надо выяснить, можно ли сюда звонить, хотя бы из Москвы. Надо сообщить мои  телефоны: домашний 74 – 22 – 43, рабочий  TRia16-16, добавочный 3-32 – это в коридоре. Здесь очень мудрый обычай – если в комнате сидит больше, чем один человек, телефон туда не ставят (я имею в виду научных сотрудников). Действительно,  позвонить – это мысль. Надо  выяснить всё обязательно. Писем из дома всё ещё нет. Как там у вас всякие мероприятия Дома Учёных и Клуба Кино ?

17.10.66. Воскресение.  Сегодня обедал дома, готовили сами. На первое был грибной суп из пакетика. На второе жареная картошка с сосисками. Суп купили в пакетике, на нём написано – на 4-6 персон, высыпать в кастрюлю и влить 1,5 пинты воды, вскипятить и дать 5 минут «to simmer». Сперва мы разошлись с Вагаршаком во мнениях по поводу того, что такое пинта. Он считал, что это 2 литра, а я – пол литра. Я убедил его, сказав, что если делать из такого пакетика пол ведра супа, то будет слишком жидким. Налили литр воды, поставили, что такое «to simmer» никто из нас не знал. С помощью англо-армянсого словаря 1916года издания (англо-русского у нас нет) установили, что это, как сказал Вагаршак, означает «бултыхать», я догадался, что «булькать». Дали пять минут побулькать. Получился роскошный суп, по консистенции и цвету отчасти напоминает гороховый кисель, но пахнет, несомненно, грибами. Съели с аппетитом. На второе поджарили картошку и «hot dogs».Всё получилось очень мило, а главное, дешево. Вечером будем варить спагетти. Сейчас – полшестого – поедем в город, кино какое-нибудь поищем, а то со скуки сдохнешь.  Ещё сегодня занимались уборкой. Пяти-комнатную квартиру целиком убрали за 20минут. Вагаршак орудовал пылесосом, а я щёткой и тряпкой – мыл кухню и наши многочисленные прихожие. Впрочем кухню я мыл напрасно – нужно это было сделать попозднее. Самостоятельное приготовление обеда привело всё в тоже самое состояние, в котором она находилась до уборки.

Вот и сходили в кино, опять в «Non stop».Впрочем на вторую картину мы не остались, тем более, что она была датский детектив, мы даже название не разобрали. Посмотрели опять вестерн, цветной. Жаль, нет друга Пэкса, он получил бы удовольствие от этого фильма, это его стихия.

18.10.66 Дописываю в понедельник вечером. Вчера, после кино, гуляли вечером по воскресному городу, наверное, следует  описать  здешние моды. Поскольку сейчас  очень тепло. То молодёжь ходит без пальто совсем, а дети – вообще с голыми ногами и чуть ли не в майках. В общем здесь все закаляются. Девушки носят юбки выше колен примерно на 20 см и примерно такой же длинны куртки с капюшоном, парни носят похожие куртки, но пока ещё в брюках. Мы с Вагаршаком, когда гуляем вместе, выглядим, наверное, довольно комично. У него пальто до пят, а у меня едва попу прикрывает плащ, из-под рукавов которого почти по локоть видны рукава пиджака. В общем, Пат и Паташон поменялись костюмами.

Сегодня весь день работали в институте. С утора варил макароны, без происшествий. Закупил на завтра еду – консервированные сосиски, банку итальянских пельменей со звучным названием Ravioli и ещё пачку макарон. Суп есть, завтра живу дома.

Сегодня осваивал настольную счётную машину, совершенно отличается от наших, все выкладки печатает на ленте, очень удобная память в одно число, с которым можно делать всё что угодно, но не удобна фиксированная запятая. Пока не сломалась, ничего. Она, кажется¸ одна на весь институт – тут все  на электронной машине считают. 

Хотел сегодня  купить рамочки для фотографий жены и дочки, но потом раздумал. Непонятно, где их ставить дома или на работе, а так всегда со мной. Смотрел сегодня на них и думал, как вы там живёте, ничего я о вас совсем не знаю. Рассчитываю первые письма получить в понедельник. От скуки единственное спасение в работе. Шурую и вкалываю. Первый прихожу и последний  ухожу. Народ здесь на работу не очень ходит. Соседа по комнате уже три дня нет, а я не скучаю, табаком не пахнет. Ну я теперь тоже буду, наверное, два дня дома сидеть.

19.10.66.  Сегодня до обеда был изумительный день. Погода была как в день моего прилёта  из Москвы. Я в одиннадцать часов не вытерпел и с фотоаппаратом поехал в город. Даже без плаща хорошо – восемнадцать градусов. Высадился у замка Кроненберг – это не то королевская резиденция, не то парламент. Точно не выяснил. Да, был ещё эпизод по дороге на автобус. Я решил заснять несколько домишек на нашей улице  Bratskovey. Тихий переулочек зелёный,  небольшие, разнообразные домишки, снимаю по очереди. Когда снял один, из него вышла женщина и что-то меня спросила, я, мол, не понимаю. Вышел её сын, говорит по-английски, лет 25, пригласил меня в дом узнав, что я турист, сказал, «пожалуйста снимайте». Несколько минут я у них посидел. Узнав, что я русский и, особенно, что аппарат у меня русский, не могли скрыть своего удивления. Вежливый народ. 

Поснимал дворец старинный – очень мрачное серое здание, обнаружил по соседству крупный универмаг «дю Порд» по-моему их здесь несколько, масштаб нашего ГУМа,    попросторнее только. Проехал на эскалаторе по этажам. Товаров полно, но настолько всё набито, что отдельных вещей не воспринимаешь, всё кажется однообразным, одноцветным, хотя выбор, конечно, очень большой. Половину первого этажа занимает книжный отдел. Большой прилавок литературы на английском языке, здесь это не часто. Но выбор совершенно случайный, все имена авторов незнакомые. Специальный стенд вращающийся – Агата Кристи и Джеймс Бонд, другие никто такой чести не удостоились. Детские книжки дороги. Тот же покет-бук, что в Америке 35 центов, самые дешевые – здесь 5,20, т.е. в два раза дороже. Покопался, но ничего не выбрал, а на детективы жаль и времени и денег.

Всякое женское вязание и одежда в ассортименте, но процент хороших вещей, привлекающих внимание, неожиданно, не так уж велик. Ну, правда, и магазин не так уж велик. Самые дешевые мужские ботинки – 50 крон, самые дорогие – 150, причём дешевые мне понравились больше. Цена за счёт добротности, качества кожи, а не за счёт фасона. Чем дешевле, тем бросче.

Народ одевается довольно просто, ничего фешенебельного не вижу. Постоял у витрины ювелирного магазина (витрина на улицу, но за частой решеткой!) После универмага прошел в Новую Гавань. Кабаки с названиями типа «Тедди-Бар», «Гонконг». «Вест» и пр. Отовсюду музыка, хотя 12часов дня, но народу совершенно не видно. Это, конечно, никакая ни гавань уже  лет  двести, так старые дома по берегам узкого мелкого канала. Сфотографировал витрину татуировщика – одна  из последних, раньше говорят больше было. Тут же около новой Гавани конечная остановка нашего автобуса 29, мы живём на другом конце. Поехал домой. Перед обедом пошел по магазинам, купил фруктов, печенья, ветчины – гостей ждём! Вино обещали принести. Купил маленькую испанскую дыню  на пробу, виноград, апельсины, груши. В одном из последних  номеров «Науки и жизни» была статья про новый способ упаковки и фасовки фруктов: они машиной укладываются на маленький  пластмассовый поднос его обтягивают плёнкой и запаивают, всё взвешивается и  автоматически  наклеивается ярлычок с весом и ценой. Мой виноград как раз так был упакован.

Равиоли оказались довольно пресными пельменями. Сейчас шесть часов вечера будем порядок наводить, гости обещали приехать полвосьмого. Поднесу Курепину «Физики шутят», по моей вине он в Москве  не получил. Он нам  в своё время здорово помог, прислал из Копенгагена все три номера  «Journal of Journal Physics». Когда кончим, не знаю, но завтра поеду в институт с утра. 

20.10.66. Вторник Приехал из института. Сейчас полдевятого. Вчера посидели до полдвенадцатого  с коллегами, попили  «Цинандали» и триста грамм  коньяку, потрепались. Жена Курепина, её зовут Марина, здесь, оказывается,  на самостоятельных началах, она приехала  на год, а Лёша – на полгода.

22.10.66. Пятница. Сегодня с утра  осуществлял нужные контакты с одним пожилым американцем. Есть тут такой Томпсон из Калифорнийского университета, из Беркли. Экспериментатор, занимается делением. Рассказывал интересные вещи о своих последних достижениях, кое о чём надо будет написать Усачёву Л.Н.  Томпсон здесь пробудет до конца января, а потом у него будет длинный двухмесячный отпуск и он отправляется в Австралию, Новую Зеландию, по Океании и т.д., и вернётся в свою родную Калифорнию с востока, уехав на запад. Поговорили плодотворно.

Затем я работал весь день в своём офисе и библиотеке, а после обеда в 4 часа прогулялся минут сорок в новую для меня сторону, вверх к морю  по продолжению своей улицы Blegdamsvej. Придя в институт, потрудился совсем немножко и решился научиться разбираться в объявлениях кинотеатров, которые помещаются на последних полосах ежедневных газет. Взял справочник по городу с порайонными картами, нашел крупнейшие кинотеатры, изучил маршруты к ним, записал телефоны, теперь во всеоружии! Потом полистал  книжечку «Living and shopping in Сopenhagen» Её издают и переиздают жены сотрудников американского посольства и написано «Published by wives of the American Embassy». Дел у них, видно,  не  много, ну и shopping они знают в совершенстве. Почерпнул некоторые полезные советы, например насчёт чаевых. По дороге домой опять погулял около часа по набережной вдоль прудов и по большой торговой улице Norebrogade  

23.10.66. Суббота  Следует немного подробнее описать некоторые  общие темы  из датской жизни. Например про городской транспорт или  нет, лучше про кнопки. В первые дни это было просто бедствие. Вагаршак пошел в туалет, не знает куда нажать, чтобы спустить воду. Еле нашли вдвоём абсолютно незаметную кнопочку, нажали – о.к.! В институте я пробовал нажать, жал, жал, чуть всё не развалилось – ничего, оказывается нужно было тянуть на себя. На лестнице темно. Нашли кнопочный выключатель с одной кнопкой. Нажали – воссияло. Хотим погасить. Бились, бились, плюнули, пошли…Само погасло. Оказывается, размыкается реле  автоматически  примерно через минуту. Стал  Вагаршак стирать рубашку в раковине с порошком. Предусмотрена специальная затычка, исключительно плотно подогнанная. Заткнул, постирал. Как её вынуть? Совершенно гладкая, полированная пробка заподлицо с краями. Ни щёлки. Ни крючочка. Ну тут уж мы люди опытные, стали искать кнопку, нашли, нажали, всё само выскочило.

25.10.66. Понедельник. Сегодня была восстановлена историческая справедливость, нам на двери повесили таблички с правильно написанными фамилиями. А то у меня висело N S Ravotnov, а у Вагаршака вообще ничего, его фамилию они вообще не решились написать, поскольку во всех документах она была написана по разному. Но сегодня истина восторжествовала: V.A.Djrbashian.  

27.10.66. Среда. Сегодня знаменательный день, совершил первую покупку, стоимостью 8,75 – купил набор итальянских  лекал. В институте не оказалось, обходятся  без них. Пошёл к секретарям. Они сказали, что это называется «Scabelon» и обещали выяснить. Выясняли очень энергично, но дело кончилось ничем – нет, и всё! Пришлось пойти в шикарный итальянский  магазин напротив и выкинуть 9 крон. Правда лекала просто прелесть, дымчато-серые, прозрачные – ну абстрактная скульптура, загляденье. Но вообще этот срыв не типичен для здешних секретарш. Вот опять же  сегодня считаю я на машинке, кончается бумажная лента, рулончик, иду к фру Магсен. Там их трое собралось. Две сразу кинулись к телефонам, одна звонит  на электронную машину, другая –  в экспедицию звонит, а третья побежала в комнату, где я считал, записать марку машины – «Dehli transmatik» и тип ленты. Я в это время пошел в библиотеку. Когда пришел, всё уже было заправлено в машинку и заодно очищена корзина для бумаг. И на умывальник повешено чистое полотенце, хотя и предыдущее было абсолютно чистое.

  Сегодня осваивал новую улицу, которая идет от центра в нашу сторону, нашел роскошный отель с кинотеатром внизу, идёт фильм «Come with the wind» по очень известному роману. Но фильм старый, в главных ролях Кларк Гейбл и Вивьен Ли. Подумал, подумал и не пошел, решил подышать свежим воздухом. Около этого отеля много дорогих магазинов, чуть дальше  магазин фирмы «Грюндиг». Брызнул дождик, и я чуть было не подался в кино, но не подвернулось ничего интересного. Фильмы здесь меняются в определённом кинотеатре довольно редко, заплатив за прокат, его мусолят  до тех пор, пока не перестают ходить. Какой-нибудь определённый фильм надо искать, потом опять же нет ни Пэкса, ни Шутько, у которых можно было бы спросить, стоит ли эту картину смотреть. Итак, одного соблазна избежал. Избежал сегодня и ещё одного соблазна – не дремал днём после обеда, хотя и поманивало. Потом усиленно трудился. В институте то в библиотеку побежишь, то в экспедицию, а тут сиди  спокойно и работай. Но сосредоточенность чего-то падает…

Вагаршак починил ванную, которая была засорена, теперь вытекает со свистом, мойся не хочу. Завтра же попробую отдать рубашки и бельё в прачечную. Сегодня на обед  ел   суп  из шпината и  жаренную свежую форель. Вчера обедал дома и завтра буду тоже обедать  дома.

 Около десяти  Вагаршак пришел с прогулки перед сном, гуляет каждый вечер минут сорок перед сном. Я это делаю по дороге с работы, но сегодня на работу не ходил, поэтому позже схожу на полчасика. Сегодня у меня была «прачечная лихорадка». Сперва привезли  постельное бельё и полотенца. Потом решил отнести две рубашки, пару маек и трусов куда-нибудь по соседству постирать и отдать брюки  почистить и погладить. Прачечную нашел сразу и там с меня взяли 5 крон, я это примерно и ожидал, а за брюки заломили 7,5 крон, решил сам поработать утюгом. На обед жарил бифштекс и картошечку. Первый раз купил здесь чёрный хлеб. Его здесь рекламируют и продают как деликатес, правда недорого. Разочаровался: слитой, безвкусный, жесткий. В общем, хлеб в Датском королевстве слабое место. Белый безвкусный, хоть и хорошо пропечен. Не сравнить с нашими батонами и черняшечкой.

Мои познания в топографии Копенгагена стремительно растут. Теперь уже приблизительно представляю, где что, как добраться. Город довольно просторный  и концы длинные. Пересадки мучительное дело. Прозевал трамвай – жди 10 минут. Я обычно не жду, иду пешком. Вот два дня подряд по дороге в институт со мной такое стряслось. Вылезаю из автобуса – на остановке  как раз подходит мой трамвай. Но остановка посреди улицы, красный свет, перейти не могу – трамвай уходит. Иду пешком семь остановок. Следующий догоняет уже возле самого института. И нарушить правила нельзя, машины потоком, час пик.

28.10.66. Четверг. Закидывал удочку на счёт поездки в Харьков на конференцию.  По видимому, не пройдёт, они не склонны  тратиться на меня. Расстроился.

Сегодня день после двух часов был посвящен упорядочиванию официальной стороны нашего здесь пребывания. Во-первых, подписан контракт с хозяйкой. Арендная плата только за площадь, без  учёта коммунальных услуг, 275 крон в месяц с человека. С услугами будет примерно 400. Плата за месяц вперёд, и в виде залога вносится  месячная плата ещё. В общем, завтра выложим по полторы тысячи  (залог вернут при отъезде). Контракт на двух страницах мелкого текста и при том на датском языке. Фру Юлпер нам его сегодня переводила. Скрипя сердцем, подписали. Потом поехали  регистрироваться. Сперва в так называемый «Folksreqistuert», заполнили карточки с указанием имён и мест рождения, получили штамп в паспорте. Потом нас направили в полицию, приехали на автобусе куда-то к самой гавани. Нашли полицейское управление, исключительно мрачное здание, почти чёрное, а оказалось, что нужно нам совсем не сюда. Какой-то здоровенный молодой человек в рубашке с закатанными рукавами повёл нас этими угрюмыми переходами в совсем другое здание и потом как-то незаметно смылся, мы даже не успели его поблагодарить. Сунулись к конторке, а нас спрашивают «Ваш номер?», какой номер?  Оказывается, на входе есть такая   машинка, оттянул рычажок, выскочил билетик с номером и жди, смотри на табло. Выскочил    твой номер – подходи к конторке, ждать пришлось минуты три. Мной занялась какая-то тётя, а Вагаршаком – дядя. Посмотрела в паспорт, нажала какие-то кнопки, что-то сказала в микрофон. Буквально через тридцать секунд из стены выскочила папка со всеми моими бумажками – документами по оформлению визы и т.д. Посмотрела. Оказалось виза у нас оформлена датчанами в посольстве  с ошибкой. Написано на 6 месяцев, а срок действия до 20 декабря. Исправила, поставила новый красный штамп и привет – можете жить в Дании полгода. Работают чётко и быстро. Сегодня мы решили пообедать дома и, поскольку   времени было уже шестой час, поспешили подкупить продуктов и поехали домой. Сварили куриный супчик и новый сорт спагетти, которые мне понравились, пожалуй,  ещё больше прежних. На десерт яблоки.

Привёз с собой материалы одной недавней конференции и вот сейчас до десятого часа читал с интересом. Уже, впрочем, без десяти девять. Помоюсь сейчас и спать.

Завтра лекционный день. Поеду с утра в институт. На субботу запланирована экскурсия. С воскресенья, если будет погода, хочу начать осмотр достопримечательностей. С этой целью изучал сегодня карту Копенгагена. Мне её подарили в банке, где я разменивал чек. Для своего формата она довольно подробная. А когда оформлял проездной билет, подарили другую карту – трамвайных и автобусных маршрутов, на ней тоже нанесены всякие  «tourist  attractions». Намереваюсь посетить музей изящных искусств, морской музей и национальный. Кроме того я всегда питал слабость к опиуму для народа. Церквей здесь порядочно, но они как-то незаметны. Вот около нас звонит, но не знаю где. Есть центральный собор, есть и православная церковь Александра Невского!        

29.10.66. Пятница. Итак, по моим подсчётам, завтра, в субботу, истекают первые  10% моей разлуки с семьёй. Уже кое-что. Сейчас полседьмого, вернулся сегодня пораньше, по дороге заходил в прачечную и чистку. Но по пятницам  прачечная  работает до восьми, а из чистки получил брюки на вешалке и в пластиковом чехле, так  в чехле в шкаф и повесил. Сегодня пятница – день закупок на субботу и воскресенье. Бананы, яблоки, сосиски, ветчина, две пачки макарон, которые пришлись мне по вкусу. Проживём. На кухне засвистел чайник, он здесь не как у нас, крышки нет, весь чайник сплошной, только сбоку маленькое отверстие, куда наливают воду и выливают, к отверстию пробка, в ней свисток, закипает- свистит.

Сегодня был семинар и какой-то индус меня совершенно укачал, с пулемётной скоростью и ужасным произношением излагал некую высоко теоретическую работу в течение почти полутора часов. Слава богу, кажется, не я один почти ничего не понял, хотя профессора в первом ряду бодрились

Пришел из кино. Сегодня поступил по науке. Взял «Poloitiken» и изучил страницу объявлений. Выяснил, что в трёх кинотеатрах, в том числе и в нашем родном   «Vanlpse» единственное заведение до которого имеет смысл идти пешком – показывает фильм «Арабески», в главных ролях  Софи  Лорен и Грегори Пек. Такая комбинация с халтурой не согласуется. Клюнул, и не разочаровался. Тоже шпионский фильм. Но какая постановка, какие съёмки, операторская работа. Ну и герой симпатяга. О правдоподобности совершенно  не заботятся, но это проходит незаметно. Грегори Пек играет университетского профессора – энтомолога волею случая вовлечённого в кошмарный восточной заговор против какого-то шейха, которого собираются не то похитить, не то убить. Героя пытаются утопить ( а  топят другого), зарезать сенокосилкой, задавить самоходным комбайном,  убить экскаваторной бабой, которой сносят дома, застрелить из обычного и бесшумного пистолетов, из авиационного автомата, проткнуть самолётом (протыкают другого). Но он с честью выходит живым и невредимым, для этого, в частности, в одной из последних сцен ему приходится сбить вертолёт при помощи лестницы стремянки). Отличная картина. И опять же меня радует, что научный метод выбора не подвёл. Наметил по тем же признакам ещё одну картину. В главной ролях Одри  Хепборн и Питер О'Тул. Может схожу завтра или в воскресенье. Идёт ещё в одном месте «Лоуренс Аравийский», но это далеко. Остальное какая–то детская абракадабра. Кино, кстати, шло в просторном зале, дешево, но приятно отделанном, человек на пятьсот, нам бы такой в Дом Культуры. Вместе со мной смотрело кино человек шестьдесят максимум – окраина, место не бойкое. Сначала показывали рекламу, половину которой  уже видел не раз. Нет бы хронику какую-нибудь, она здесь как-то не в почете, а я люблю. Да, в титрах к фильму было особо оговорено, что туалеты  для Софи Лорен специально изготовлены к этому фильму фирмой «Диор». Хотя в ответственных моментах она обходится и без них.

Отвлёкся с Вагаршаком на теоретический спор о варке макарон. Он переживает, почему на пачке написано: на 100г.макарон литр воды. Зачем так много воды, слушай?! Всё равно потом выливать. Я так и не понял, чего ему жалко – газа или бульона от макарон… Он даже утверждает, что макароны будут лучше, если их варить в малом количестве воды, опираясь на такую аналогию: если  сварить рис  почти  без  воды, получится  вкусный  плов,  а  если  в

большом количестве воды – получится гнусный отвар. Никакие мои соображения и тонкая аргументация о кинетике кинетических реакций, происходящих в процессе варки его не убедили.

Завтра в институт не пойду, всё взял с собой, а послезавтра воскресенье, девочкам варенье Надо придумать какое-то по-настоящему культурное развлечение. Пойду, наконец, в какой –ни будь музей, найду по своей бесценной карте.  Всё как-то руки не доходят. Удивительно, целый день занят, туда- сюда ходишь, не успеешь оглянуться уж зима катит в глаза. В общем, как-то нет времени задуматься, осмыслить ситуацию, подвести какие-то итоги первым заграничным впечатлениям. 

30.10.66. Суббота. Продолжаю в субботу вечером. Сегодня начался уик-энд, и мы развлекались. Примерно в полдень отправились по музеям. Сперва направились в «Пинакотеку», что-то вроде нашего Эрмитажа, но много меньше, естественно. Однако, оказалось, что сегодня надо платить за вход, а завтра не надо, поэтому мы и решили отправится туда завтра, а пока пошли в музей Сопротивления, расположенный неподалеку. Рядом стоит броневик, который использовался в последние дни оккупации. Ньюансы в отношениях между немцами и оккупированными «арийскими» странами – Дания и Норвегия –всегда меня интересовали. К сожалению, все надписи в музее только по-датски, мы просили перевести некоторые у датчан, бывших в музее, но конечно не многие. Сам процесс оккупации был почти бескровным – погибло 13 солдат, самолёты бросали не бомбы, а листовки. Мотивировка такая: Германия взяла под защиту Датское королевство от вторжения Британских войск. Всё было комильфо Но, естественно, населению это не понравилось. Начались демонстрации протеста, акции неповиновения, митинги, но всё послушно, добропорядочно. Потом стало поступать оружие из Швеции, из Англии – сбрасывали на парашютах. Начался период саботажа, диверсий, убийства предателей. Характерная деталь – активный силой  Сопротивления была датская полиция, в целом, как организация. Казнь предателей  проводилась после тщательного расследования и с участием полицейских специалистов – следователей, с допросами, сбором доказательств и т.д. Всего таким законным образом прикончили 350 человек. Немцам всё это не нравилось и 29 августа 1943года в оккупации появилась вторая фаза – армию разоружили, полицейских арестовали и почти четверть из них, около двух тысяч, было отправлено в Бухенвальд. Ну и датчане, естественно, обозлились. Началась война на рельсах, почти полностью выводившая из строя сеть железных дорог. В музее висит прошитое автоматной  очередью пальто  одного подпольщика – он пытался пронести в порт бутылки с зажигательной смесью под видом пива «Карлсберг», которое я теперь тут пью. Кстати, датские физики считают неприличным пить другое пиво, потому что с доходов этой фирмы, согласно неким благотворительным комбинациям, в значительной степени кормится датская наука, в том числе и  институт Бора.

В этот период прижали и датских евреев. Им было приказано носить желтые звёзды, затем их стали хватать и отправлять в лагеря. Но в знак протеста эти желтые звёзды в один день надела вся Дания, начиная с короля и королевы. Большинство евреев было переправлено на рыбачьих лодках в Швецию, немцы  успели  арестовать только 600 человек. Была интересная история со зданием гестапо. Сперва оно было размещено в зданиях двух университетских колледжей в Орхусе (пригород). Англичане совершили тщательно спланированный авиа налёт и полностью разбомбили эти строения, не тронув окружающих домов. Штаб-квартиру немцы перевели в центр города, в большое здание на верхних этажах которого в одном месте устроили тюрьму и туда поместили заложников – видных датских граждан, как прикрытие от бомбёжек. Ну, получив с помощью датчан план здания и размещения в нём узников, англичане устроили новый рейд, и с высоты 20 футов(!) производили снайперское бомбометание прямо по определённым окнам и почти полностью сожгли здание, причём датчан погибло  только 8 человек. Но один из сбитых «москито» упал на католическую школу, и погибло около сотни детей. После этого полёты прекратились.

В общем, музей произвёл впечатление, хотя все эти масштабы войны, страдания и смерти были другие, чем у нас. Но в этой смирной стране всё воспринимается по-другому.

Хотели зайти в музей прикладного искусства, и даже зашли. Но там было не всё открыто, мы потолкались в закрытые двери и ушли. Увидел я только одно хорошее креслице с продолжением для вытянутых ног, оно пришлось мне по сердцу.

Сегодня я истратил сумму, и купил три книги к которым присматривался давно. Попытки найти их у букинистов подешевле успехом не увенчались, пришлось выложить по 25 крон, итого75: «Краткая история современной живописи» Рида, «Сюрреализм» Волдберга и «Пикассо» Пьера Дэ. Всего около восьмисот фотографий и репродукций, около 200 цветных.

Много приводится любопытных фактов и документов, теперь почитаю. В том же магазинчике купил фотографию королевской семьи, которую пошлю домой. На фотографии видно, что законного наследника мужского пола у короля Фредерика 1Х нет. Три принцессы. Справа наследница престола Александра. Здесь она выглядит вполне  по   королевски. Но и на рекламном плакате её фильма «По Латинской Америке» - в кедах и с обветренной мордой, с любительской камерой – вполне разбитная девица. Она собирается замуж за француза. Вообще о венценосном семействе распространяются, конечно, сплетни. Все жалеют, например, короля – нет законнорожденного  сына, а на стороне, как всем известно, мальчики –близнецы. Но, в общем, семейка выглядит вполне мило.

Сегодня отправляли хозяйке деньги, по 1375 крон. В общем бумажник полегчал изрядно. Но живём, не тужим, прокормимся как-нибудь.

 Вернулся из города. Был прекрасный солнечный день, но прохладный. На утро у нас была запланирована генеральная уборка, и этот план был выполнен. Полежав немного и перекусив, я отправился в город, взяв киноаппарат. Отснял по мелочам почти полторы катушки. Кстати, сегодня копаясь в своих фотоматериалах, я обнаружил, что перезаряженных плёнок  к фотоаппарату у меня нет – только на немецких кассетах, дома я их наверное оставил, но одна–то  есть, буду перематывать. Снимал улицы и здания, площади и витрины и т.д. Бродил так около трёх часов, потом купил билет в кинотеатр на ту самую комедию «Как украсть миллион» с Одри Хепберн и О’Тулом. Поначалу было затянуто и не смешно, а потом разошлись. Идёт она больше двух часов. Одри Хепберн великолепна и партнёр хорош, фильм на  английском и смысл до меня не всегда доходит, ещё звук был слегка приглушен, здесь ничего не дублируют. Сюжет такой: Одри-Николь, дочь старого мошенника, который подделывает произведения искусства и продаёт как авторские за фантастические суммы –Гогена, Лотрека и т.д. Известен как коллекционер, всё шито-крыто. Однажды ночью Одри, читая Хичкока, не спит, боится… Ей что-то мерещится. Выскакивает в холл – там некто пытается украсть со стены картину Ван-Гога (подлинного, естественно) Она на него нападает со старинным пистолетом, и слегка ранит, но потом плачет и отвозит его домой (у него спортивный «Мустанг» и живёт он в отеле «Риц»). Он ей понравился, но ведь вор! – от свидания она отказывается. А на другой день -ах!- грозит катастрофа…Её отец выставил в музее Венеру работы «Челлини»,застрахованную на миллион долларов. Стерегут её ужасно, ультрафиолетовые сигнализаторы, куча охранников и т.д. Должен приехать эксперт, профессор, чтобы засвидетельствовать подлинность по поручению страховой компании. Грозит разоблачение.

Одри  решает – украсть! Ведь у неё есть знакомый специалист! Она назначает ему свидание и тут начинается!.. В своём начинании они, конечно, преуспевают. Парень демонстрирует умопомрачительное искусство взломщика. Крадёт ключ с табельной доски  через стенку с помощью мощного постоянного магнита, при помощи остроумных приспособлений открывает дверь снаружи находясь внутри чулана, несколько раз с помощью детского бумеранга, пересекающего лучи фотоэлементов и прилетающего обратно, поднимает мощную тревогу, охранники считают, что сигнализация испорчена и выключают её – ведь она будит чуть ли  на самого де Голля – об этом не говорится прямо, но с охранника, говорящего по телефону навытяжку, градом катит пот, звучит марсельеза и прочие намёки. Ну, в общем, стащили. Затем, оказывается, что он не вор, а наоборот – детектив по борьбе с фальсификаторами, а картину Ван Гога не собирался красть, а просто проверял и  взял краску на анализ. Грозя отцу Одри разоблачением, заставляет его бросить это ремесло, хэппи энд, парочка укатывает на желтом «Мустанге».  Кино ничего, но английский надо знать лучше. Кино кончилось около семи часов, уже совсем темно.

Итак, завтра мы званы в ратушу на доклад о сельском хозяйстве и кооперативах, послушаем. Пойду готовить себе холостяцкий ужин. Вспоминаю часто домашнюю еду. Консервы уже начинают надоедать. Тут приходится самому о себе заботиться, но голод лучший повар, а необходимость – лучший учитель. 

 Богатая здесь всё-таки библиотека в институте. Сегодня покопался в трудах разных национальных конференций, летних школ и т.д. Есть очень интересные и свежие материалы, которые к нам не попадают, издаются по лабораториям в малом количестве экземпляров, сюда же сходится, по-видимому, всё, заслуживающее внимания. Изучал сегодня, кроме того, список гостей этого года. Около шестидесяти человек. Списков, собственно, три. В одном – номера офисов и рабочие телефоны. В другом – домашние адреса и телефоны. Третий – круг научных интересов каждого, эти графы гости заполняют сами – для облегчения контактов. Сегодня, скучая на семинаре в аудитории, изучал висящую на стене фотографию той же самой аудитории во время семинара в 1931году. Путём тщательного сопоставления выяснил, что сижу на том же месте, которое тридцать лет назад протирал своими штанами Паули. Это приподняло меня в собственных глазах. Вообще, этот институт, конечно, святое место, хотя мемориальных досок они не употребляют. Фотографии, которые делались 7 октября, готовы, в трёх вариантах, я заказал все три, но формат большой, послать, наверное, не сумею.

Когда возвращались с работы, в капиталистическом автобусном движении случился перебой, ждали автобуса больше двадцати минут, собралась целая толпа. Зато потом подошли одновременно три!! И всю дорогу до конечной остановки шла настоящая гонка, в результате которой  наш автобус, который был первым, пришел к финишу последним.

Вообще все классические отличия буржуазной страны я уже видел: 1) художники, рисующие на тротуаре и собирающие деньги в банку; 2) «Янки, долой из Вьетнама» - на заборе.

Нравится лёгкость в обращении. Все говорят друг с другом нежным полушепотом, голос не повышают. Вот, сегодняшняя ситуация с автобусом. Если бы в Москве шофёр  автобуса опоздал на 15минут, каких бы выговоров наслушался. Здесь  - все молчок. При любом таком случае все понимают, что винить некого, всё было нечаянно, что шофёр старался. Но при всём этом  в магазинах, при идеальной вежливости, о выгоде не забывают. Здесь продавец   широким жестом  бросает сосиски на весы буквально на несколько десятых секунды стрелка не успевает остановиться – готово, полкило, хотя там 450 грамм. Выгода двойная – и процедура взвешивания в пять раз быстрее, и поход в пользу продавца. Зато обслуживают в пять раз быстрее, хотя упаковка более тщательная. Коммерция, конкуренция. И то удивительно чем живут, покупателей почти не видно. За мебельными магазинами проходя, специально слежу. Они здесь на каждом углу, но ни в одном ещё ни разу не видел ни одного покупателя, хотя просматривается магазин насквозь. Вспоминая нашу ремонтную эпопею, обращал внимание на всякие отделочные материалы, сантехнику современную, плитку, пластик и т.д. Да здесь квартиру отделать можно, хотя всё дорого ужасно. Ну  разошелся. Сейчас пойду пить чай, потом нарисую пару графиков и  - спать.

 Заканчивается суббота, одиннадцатый час. Недавно вернулся домой. Развлечения начались в три часа, когда, согласно приглашению, я пришел посмотреть на «out of beaten- ways Kopenhaqen». Гидов было двое: довольно молодой мужик, и пожилая тётушка, почти старушка.  Группа разделилась, я попал со старушкой,  собрались во дворе  церкви Святого духа, где сохранилась пристройка – самое древнее строение Копенгагена. Но не такое уж оно древнее – пятнадцатый век. Отсутствие глубоких древностей ( а в будущем году столица празднует восьмисотлетие) объясняется, как сказала наш гид четырьмя катастрофами. Сперва оккупировали город шведы, хозяйничали целый год и разрушили наполовину, потом были два страшных пожара, когда всё сгорело дотла, и, наконец,  в 1807 году значительную часть города сровняли с землёй англичане. Если вспомнить немецкую оккупацию, то ясно, что к своим соседям датчане не имеют основания питать особенно тёплых чувств, они, вроде, и не питают.

Та старая часть города, по которой нас водили, принадлежит, в основном, университету. Сохранился один из стариннейших профессорских домов, раньше их было двенадцать, в каждом по 22 комнаты, как нам объяснила старушка, «детей у них бывало помногу», ничего себе. В сохранившемся доме до сих пор живут три университетских профессора. На одном из задворков сохранился кусочек единственной средневековой улицы шириной примерно 120 см, там же  и помойка. Религия здесь протестантская.  Реформация произошла в 1536 году, и была абсолютно бескровной, чем датчане ужасно гордятся, старушка об этом упоминала раз пять. Просто собрались горожане и решили бросить католичество. Монахи единственного монастыря тут же на радостях переженились и разбрелись кто куда. Показывали собор, резиденцию епископа, университет и синагогу. Собор совершенно нелепый, под классическим портиком – прямоугольная колокольня. Внутри, говорят, есть значительные скульптуры Торвальдсена, на фасаде горельеф его работы. Рядом с Университетом  скульптурные портреты знаменитых учёных, тут же совсем свежий бюст Нильса Бора, остальные старинные, совсем позеленевшие. Экскурсия длилась этак с час с четвертью, слушать было довольно интересно, старушка попалась с юмором. Жаль, было темно для фотографий. Ну может ещё буду в этих местах.  Мы с Вагаршаком пошли поели в очередной КАR и расстались. Он отправился домой, а я побродить и сходить в кино, если подвернётся. Шёл назад, выбирая оживлённые магистрали, садился в какие-то автобусы, знаю, что карта со мной, не пропаду. Был горд своими передвижениями, ещё бы заехал, думаю, чёрт знает куда. Вылезаю из очередного автобуса – здрасте! Стою на той же остановке, где ежедневно пересаживаюсь с автобуса (другого, правда) на трамвай. Кинотеатры здесь редки, а фильмы на английском – тем более. Увидел какую-то афишу «Aqent – zeta-7», пошел, шпионский фильм. Вот уж действительно халтура. Его, наверное, за неделю сделали. Позор для жанра, считаю. Отныне в кино хожу с разбором. За билетами, однако, очередь и зал был полон. Надо будет поучится разбираться в объявлениях, которые печатаются в местных газетах, вроде  «Politiken», которые есть у нас в читальне.

Получил сегодня приглашение от Бора, на этот раз на «informal  buffet  supper» в следующий четверг. Ну закончу, т.е. продолжу, завтра.

3110.66. Воскресенье. Шесть часов вечера. Весь день шел дождь. Мелкий, бесшумный, но частый. Я с утра до обеда работал, потом после обеда (суп говяжий, сосиски с картошкой, яблоки), вздремнул часок и ещё часа полтора поработал. Сейчас, в связи с ухудшением погоды, поеду в центр и погуляю, поброжу с целью изучения топографии, ориентируясь по карте. Вернусь, расскажу, что увидел – если что-нибудь увижу.

Гулял три часа. Сейчас девять вечера. Добрался до ратуши – это та «печка», от которой я здесь умею танцевать – и избрал объектом исследования правую улочку, которая на всём протяжении (~ 1,5км) меняет название 5 раз. Вообще с ориентацией по карте та трудность, что на каждом углу меняется название улиц так ещё много похожих названий. Большинство датских королей были Фредериками, в том числе и нынешний. А те, которые не были Фредериками, были Христианами, таких, впрочем, мало. Поэтому Frederiksvej, gade, alle, boulevards, towborg и т.д. – на каждом шагу. Вчера, когда искал  Helligaulskirke, которая как раз близко к Fredriksgade, получилось забавно. Нашел эту улицу, нашел церковь, стою у входа, жду, никого нет. Что за чёрт, решил спросить. Оказывается это церковь святого Николая, очень приятно, но не то, что в данный момент нужно. Оказывается, улица была  не Frederiksgade а Frederikasgade, то есть королевы и принцессы тоже бывают в большинстве  Фредериками, что меня и подвело.

Про сегодняшний маршрут. На углу увидел книжные магазины  и, что очень существенно – English Book Shop, внимательно осмотрел витрины. Точил зубы и пускал слюни на книжки по искусству. Одно английское издательство выпускает серию World Art Library, каждый выпуск содержит около 200 иллюстраций, из них четверть цветных примерно, отлично издано. Каждая книга посвящена или какому-то течению, или периоду в изобразительном искусстве, или отдельному художнику. Цена каждого тома 22 кроны – 3 рубля, примерно, не так уж дорого, а у нас такая книжка у букиниста стоит минимум полсотни. Пока с деньгами туго. Поищу в  «Second hand books». На той же улочке чуть подальше большой магазин репродукций картин на стену, тоже порядка 20-30 крон. Потом начинается всякая одежда, обувь, меха. В моде каракулевые шубы с норковым воротником, серые и чёрные,4000крон. Много синтетических, нейлоновые и орлоновые шубки 350 – 450крон. Натуральный мех ценится. Рядом хороший фото-кино магазин, диапозитивы и фильмы Копенгагена и всего мира. Есть фильмы для взрослых и детские. Хорошая штука, может быть куплю Юле. Тут и «Бэмби», и «Микки –маус» и богатейший выбор  мультфильмов, американское изобретение. Дальше идёт большой спортивный магазин, где сейчас царят лыжи и лыжное снаряжение. Цены кусаются.  Ну вот улица и кончилась. По ней приятно ходить, потому что, кажется, единственное место в Копенгагене, где закрыто  автомобильное движение и можно ходить прямо по мостовой, переходя с одной стороны на другую  без опаски. Гуляя проголодался. В таком состоянии  hot-dogs – совершенно неотразимая штука, невозможно пройти мимо. За три кроны получаешь пару лоснящихся жаренных сосисок, облитых горчицей и кетчупом с теплой булочкой. Вдвое дороже, чем дома, но дорого то, что кстати. Употребил. Возобновившийся дождь загнал меня в автобус, направляющийся домой. А на нашей улице встретил моционирующего Вагаршака, пришли вместе. По вечерам тут кругом прогуливаются влюблённые пары, целоваться и обниматься на улице и в автобусе здесь совершенно не считается нарушением общественного порядка, ну молодые датчане пользуются этим напропалую. Особенно на автобусных остановках, интервалы большие, делать нечего.

 01.11.66. Понедельник, 20.15. Кстати здесь два способа назначать время встречи в письменном виде. Если пишут «10а.m», это значит примерно 10.15, все так и собираются, но если пишут «10 a.m sharp» или «10.00 a.m», это означает ровно в десять, и будь добр, не опаздывай. Получил первую весточку с родины и как всегда впереди всех оказался Павлинчук! Он был  на конференции в Дубне, там присутствовал один малый  из здешнего института и Валера передал с ним записочку для меня, датированную 19 октября с приветом и сообщением, что моя семья здорова и бодра. От семьи  до сих пор ничего не имею, сегодня справлялся.

Сегодня был первый раз на лекции Моттельсона, очень понравилось. Говорит, правда, очень темпераментно, быстро и невнятно, но в общем всё понимал. Очень наглядно излагает. Жаль,  что не успеваю записывать, иногда следить трудно. Но экземпляр текста постараюсь добыть. Заикин утверждает, что ему 45 лет, а выглядит не старше меня, надо будет проверить по «Who is Who», исключительно моложавый дядька. 

  Сегодня был день генеральных закупок, почти на тридцать крон закупили яиц, ветчины, сосисок, помидор, яблок и супа. Забыли купить хлеба и масла. В Дании после шести – ничего не купишь, только шоколад и то, только в автоматах. А здесь они не такие универсальные, как в Америке, как говорят знающие люди. Весёлое дело, с утра придётся выскакивать в молочную, которая открывается в 6, там всё есть. С закупками разобрались, пообедали в  6 вместо обычных  4.

Ехали домой вместе с Заикиным он на нашей остановке живёт, но в другую сторону идти. Он пригласил нас посмотреть его жилище. Снимает за 175 крон у одного пастора мансарду, метров семь, буквально негде повернутся. Рядом с ним помещается один финн, тоже из нашего института, один датчанин –богослов молодой, и одна комната ждёт поляка. Тёплая скандинаво - славянская компания населяет этот чердачок. В общем, не сахар, но вдвое дешевле нашего. Угощал нас своим любимым напитком – виски с содовой. Грамм тридцать виски разбавляется до половины стакана  содовой водой, получается приятный и ароматный напиток крепостью градусов в пятнадцать. До сих пор виски казался мне ужасным дерьмом, оказывается, просто я его неправильно пил, обязательно надо разбавлять.

Он покупает по субботам  «Observer».Смотрел у него последний номер. У них в Уэльсе произошла ужасная трагедия, не знаю, у нас наверное тоже сообщали. В одном городке оползень накрыл школу, где было 165 детишек, почти все погибли, спаслись3-4 человека. Все министры туда съехались, во главе с Вильсоном. 

Понедельник, вечер, тяжелый день, сейчас собираемся в ратушу. 

  Завтра с Заикиным и Курепиным  едем в Рисё, там у них ускоритель. Предстоит  экспериментальный  семинар с интереснейшими докладами. Это в 40 км от Копенгагена, поедем на поезде в 9 утра, ехать около часа.

 Пришли домой в двенадцатом часу и сразу завалились спать. Довольно интересно провели вечер. Этот их интерактивный  начальник очень толковый мужик, и доклад получился интересный. Он сначала сказал, что когда его спрашивают, как датским крестьянам, составляющим 14% населения  удаётся произвести масла в 5 раз, а бекона в 10 раз больше, чем вся Дания может съесть, он на этот вопрос  ответить не может, потому что сам не знает. Но это он просто кокетничает. Потом привёл некоторые резоны. Крепостное право у них было отменено ещё  в 1788 году, и уже примерно в 1830 году было введено всеобщее обязательное обучение, школы–интернаты для детей фермеров. Одновременно  пропагандировались специальные знания и передовая техника. Опять же кооперативы. В этом году первому из них исполнилось 100 лет. Они узко специализированы – только по яйцу, только по бекону, только по маслу и т.д. Этим упрощается бухгалтерия, информация и т.д. Объединения производителей в данной отрасли помогает в борьбе за рынки, в поддержании цен и т.д. Он развеял одно моё заблуждение. Я считал, что если они экспортируют 80% своего молока, так у них оно самое дешевое, чёрта с два! В Дании оно 10 крон за кг, в Англии, которая покупает его постоянно – по 6 крон, а когда они избавляются от излишков, например, в Швеции, то оно идёт совсем нипочём – по 3,50. Высота внутренней цены обеспечивает фермерам приличный доход, а низкая экспортная цена – конкурентно способность на внешнем рынке. Кооперативы хороши и тем, что отпадает необходимость в промежуточной инстанции между фермером и магазином, не нужны оптовые скупщики, которые на этом наживались бы. В Америке, например, именно они получают главную прибыль от торговли  сельскохозяйственными  продуктами.

После лекции и ответов на вопросы подали кофе с пирожными и все побеседовали, кто с кем хотел. К нам подсели два чеха – химик и экономист, студенты, им по 24 года, живут, оказывается, неподалеку от нас. Познакомились. Потом подошел член этого комитета  СIС, советник муниципалитета, датчанин. Спрашивал, как нам здесь нравится, что хотели бы увидеть. Мы сказали, что всем довольны. Он похвалился, что его на 7 ноября пригласили в посольство на приём – он в ратуше организовывал выставку нашего детского рисунка. В общем проболтались до одиннадцати часов, Вагаршак прямо спал на ходу.

 02.11.66. Вторник. Стоит ясная, солнечная, безветренная погода, градусов 5-7. В поезде сегодня  Заикин показывал снимок из «Observer» на Красной площади снег, его сгребают, готовятся к параду. Значит, в России зима! А здесь травка зеленеет, солнышко блестит. Сегодня ездили в Рисё. Уезжали с центрального вокзала в 9, 00, 32 км до Роскильда, это городок масштаба нашего Малоярославца. Доехали быстро, минут за 25, это на берегу Роскильд-фиорда. Он очень далеко врезается в сушу, но берега низкие, топкие, это вам не Норвегия. Дальше поехали на автобусе ещё примерно десять км. В пригородном поезде билеты 1 и 3 класса, кондуктор обходит вагон, и если билета нет, то покупаешь его у кондуктора – подороже, чем в кассе. Билет в оба конца стоит дешевле, чем два билета. Но это общая закономерность.

Народу в вагоне мало, в купе по 8 человек, мы ехали вчетвером, с Заикиным и Курепиным. Пакеты с ланчем брали с собой, там уютный ланч-рум, но продаётся только пиво и вода, никаких чашек, все пьют из горлышка. Вообще здесь все держатся очень свободно.   Приехали как раз к началу семинара. Они  бывают раз в месяц для обсуждения новых экспериментальных результатов, съезжается весь институт. До ланча обсуждали 2,5 часа и после ланча – ещё 2,5 часа. Здание ускорителя одноэтажное, незаметное, машина расположена горизонтально. Стоит в открытом поле, на небольшом холме. Аккуратные газончики, ограда, дорожки. Это заведение принадлежит институту Бора, а не КАЭ. Вчера после кофе плохо спал, да и поздно легли, а поскольку нужно было вставать к определённому сроку, то с 5 часов вообще не спал, и эти  4.5часа (5 докладов с дискуссиями) меня укачали. Обратно нас подвезли на minibas'e, похож на нашу «Латвию» - до самого дома, поскольку наша улица является продолжением как раз этого загородного шоссе. Проехались пригородами. Там много магазинов по продаже сельскохозяйственной техники. Странно смотрится выставленный в витрине настоящий трактор и указана цена. Плати и тебе завернут в целлофан.

Прервался на полуслове. Погас свет. Вообще со светом в этот вечер был непорядок. Сперва прибегал  Заикин – дайте побриться, иду в гости, а у нас погас свет. Я пошел за бритвой, в темноте разбил лампочку в настольной лампе. Он побрился и ушел. Я сел дописывать –бац! – у нас погас свет. Подождал – подождал и воленс-неволенс  лёг спать в 8 часов. Зато отлично выспался.

 03.11.66. Среда. Сегодня обзавёлся билетами в бассейн, Слава Соловьёв достал  free. Завтра хотим с ним пойти. Однако, он говорит, что там вода холодная, градусов 18. Гм-гм! Ну, посмотрим. Значит завтра днём надо плавки купить, посоветуюсь с Заикиным. Физическая нагрузка, несомненно, нужна, иначе засохнешь. Курепин вчера «плакался в жилетку». Их совершенно замучила хождение  по гостям. У него здесь много знакомых с прошлого раза, да и у Марины – по своей линии. Все приглашают, отказаться невозможно. А это не очень весело, особенно когда приглашают в ресторан. Платит каждый за себя. И ведь скука при этом, светская беседа и пр.

Я сегодня получил приглашение к соседу по рабочему месту, американцу Эйхорну. Ну, тут можно  отделаться бутылкой водки, он живёт недалеко. 

 Нынче я опять поистратился, но удержаться было невозможно. Купил за 28 крон  2 экземпляра книжечки, изданной в Копенгагене к 50-летию со дня выхода первой работы Бора по квантовой механике, это юбилейное издание вышло в 1963году, а сейчас её можно получить только здесь в институте. Там перепечатаны три  пионерские работы Бора из «Философикал мэгэзин» с предисловием Резерфорда, где описывается вся история этого открытия, приводятся факсимиле писем Резерфорду и Хевеши и т.д. Купил один экземпляр себе, другой  Шутько, он просил меня что-нибудь в таком роде, датский сувенир про Бора. Возможно даже пошлю по почте.

С увлечением читаю историю живописи. Хорошо и последовательно написано, эволюция прослеживается довольно убедительно, и  иллюстрирующие примеры выбраны удачно.

Холодильник мой опустел, сегодня делал закупки. Создал некий запас, вот только макароны не купил итальянские, не попались, а датские лучше не брать, один раз попробовал и разочаровался. Пойду завтра в «Ирму» и куплю в запас макарон и соков на неделю. «Ирма»  - большая торговая фирма с сетью магазинов по всему городу, а также магазинов самообслуживания, где можно купить разнообразные товары и фасованные продукты,  консервы, мясо и птица, правда, только мороженные, но зато дешево и уж цены стандартные, не обвесят и не обсчитают, не то что в мелких лавочках, там только держись. После ужина, поход в бассейн сегодня сорвался. По пятницам там только до пяти часов. Слава узнал и отменил. Сегодня целый день вкалывал. Проснулся довольно рано, по видимому, из-за прояснения  погоды, которое сопровождается похолоданием.

Датское королевство, которого я временный житель, потрясается бурными романтическими событиями. Премьер –министр готовит какую-то налоговую реформу, в парламенте разногласия и он, как пишут газеты, подложил  «политическую бомбу», потребовал внеочередных выборов в парламент, которые состоятся 22 числа. На всю компанию меньше двух недель. Сразу появились предвыборные плакаты я,  естественно, понимаю только названия партий: социал-демократическая, народная консервативная, «Венстра» крайняя правая и т.д. и т.п. Все остальные по сравнению с этими начинают отступать. Посмотрим, что будет дальше. В сегодняшних газетах видное место уделяется встрече Евгения Евтушенко (он сейчас ездит по США, читает стихи) с Робертом Кеннеди. Беседовали три часа. Евтушенко пригласил его к себе в гости и пообещал поэму на смерть Джона Кеннеди, которую он сейчас и сочиняет. Помещена фотография. В Америке  всякие сенсации на выборах в конгресс. Демократы потеряли 47 мест в палате представителей, в сенат избрали первого в истории негра.

Сегодня день закупок. В порядке борьбы с монополиями, решил сегодня закупать продукты не в «Ирме», а у конкурирующей фирмы «НВ» (что означает название не знаю). Этих магазинов тоже много, хотя и меньше, чем у «Ирмы») Однако эти торговые точки меня разочаровали. Не так у них дело поставлено, и нет того к чему я привычен. Вернулся в лоно «Ирмы» и был вознаграждён. По дороге с работы  обнаружил совершенно роскошную, огромную «Ирму», главным достоинством которой являются фасованные мясные  полуфабрикаты свеженькие, не мороженные всякие там бифштексы, отбивные и пр. Всё упаковано. Один пакетик настолько меня удивил своей дороговизной, что я его только поэтому купил. Он стоил не дорого – 2.85, но мяса там было 80г, а цена за килограмм  34 кроны! Какие-то «миланские…», не понятно. Там оказалось четыре тончайших, прозрачных ломтика сырокопчёного окорока. Изумительно вкусная штука, если бы чуть подешевле, можно было бы пристраститься.

Пробовал сегодня и другую гастрономическую новинку – суп из бычьих хвостов, по рекомендации Курепина. Ничего, вполне съедобно. В этой «фирме», кстати, нашлись и настоящие итальянские макароны, а не копенгагенский суррогат, и сырки в удобной упаковке. Что-то я разошелся на гастрономические темы.                   

 Девять вечера. С полтретьего до семи предавался развлечениям. Сперва была экскурсия в Кристианберг и на биржу. Впрочем в сам Кристианберг нас не повели. Это роскошнейшее массивное здание, из темно-серого гранита, дворец, одну половину которого занимает парламент, а другую  - королевские апартаменты для официальных приёмов. Стоит он на том самом месте, «откуда есть  пошёл» Копенгаген. Раньше это была куча крошечных островков, пещер, все протоки  засыпаны и одеты в гранит. В подвале дворца сохраняются остатки первого дворца епископа Абесалона, который, вроде, и считается основателем Копенгагена (вторая половина двенадцатого века). Этот старый «дворец» состоял из двух комнат, кухни и бани. Нам показали балкон с которого представляют нового короля, и посвятили в некоторые тонкие различия между абсолютом и конституционной монархией. Так, например, в последнем случае (который и реализуется в Дании), коронация отсутствует, а просто премьер-министр объявляет с упомянутого балкона: «Король такой-то умер, да здравствует король такой-то!» Кроме того, у абсолютных монархов короны  закрытые, как у Николая 11, а у конституционных – открытые. К Кристианбергу большим полукольцом примыкают королевские  конюшни, окружающие большой плац для верховой езды. Потом нас провели через большой двор, который когда-то был внутренней гаванью и в стенах которого сохранились стальные кольца, к которым пришвартовывались суда, к зданию биржи. Его построил всё тот же неутомимый Христиан1V, который у них был кем-то вроде нашего Петра Великого. С него всё началось,  он построил всё что есть примечательного в Копенгагене, где-то после 17 века. Биржа очень своеобразна и приятное длинное здание, увенчанное высоким шпилем (свивается он из хвостов четырёх драконов, образующих крышу башни). На шпиле этом, кстати, есть  ещё закрытая корона – Христиана 1V, он был ещё абсолютным монархом, на парламенте – открытая. Это старейшее из действующих  биржевых зданий Европы. Когда-то стояло прямо у воды. Маленький холл у  центрального входа украшает исключительно безвкусное  мозаичное панно вкратце излагающее  историю биржи. Мозаика на станции метро «Киевская» куда более высокохудожественная чем эта. Зато внутри  очень  солидно и добротно всё отделано. Биржевой зал украшен великолепной скульптурой Христиана1V работы Торвальсена. Бронзовая статуя не просто литая, а с чеканкой сверху, полное впечатление золотого  шелкового камзола и сама скульптура очень выразительная. Нас провели по залам заседаний, где собираются 17 членов  торговой палаты (кленовые панели, огромный стол, обтянутый  светлой кожей, и портреты всех директоров Палаты, начиная с её основателя) а также показали кабинет управляющего биржей. Пояснения давал какой-то старик в цилиндре, а наш гид переводил на английский язык. Потом провели в маленький зал, где совершаются сделки по продаже и покупке акций. Абонемент на кресло лицом к председателю стоит 75000 крон. Мы посидели бесплатно. За спиной председателя сидят представители банков, есть и крошечная галерея  для  публики, можно сходить и посмотреть на «процесс», как говорит Алла С. Каждая покупка-продажа стоит от 4 до 10 тысяч крон. При расставании старик подарил нам всем брошюрки (на датском) про биржу и пожелал всем разбогатеть.  После этого я расстался с остальной компанией (Вагаршак, Курепин и Заикин). Они последовали на траверс домой, а я пошел, как выражается Заикин «смотреть  на Лизку», т.е. кино «Кто боится Вирджинию Вулф» с Элизабет Тейлор и Ричардом Бартоном. Впрочем, вполне возможно, что заглавие «Who is afraid of  Wirginia Wolf?» следует переводить «Кто боится виргинского волка?» Поскольку никакой Вирджинии Вульф  там нет, это просто припев песенки. Тяжелая драма. Диалог опять почти целиком пропал для меня. Я не совсем уверен, что правильно понял в чём дело. Но Лизка тут демонстрирует в некоторых местах настоящий талант трагической актрисы, да и все действующие лица, а их всего четверо, вполне на уровне. Действие картины длится примерно столько же, сколько фильм идёт – два с небольшим часа- с двух часов ночи до летнего рассвета. Герои пьяны в начале фильма и не переставая пить, совершают множество нелепых поступков, создавая атмосферу странной болезненной напряженности. Лишь в самом конце становится ясно, что завтра исполняется 16 лет со дня  рождения их сына, а он погиб в автомобильной катастрофе.

Кино кончилось около семи и я направился домой. Вагаршака нет, он видимо тоже отправился в кино. В последнее время он ожил, бессонница отступила, а то ходил как в воду опущенный.

04.11.66. Четверг.  День начался  рано, в 6 утра с звонка Флоры, который пробудил во мне энергию такую, что я уже больше не ложился, а позавтракал и неукротимо  набросился на уборку квартиры, которая на этот раз, особенно кухня, захламилась изрядно. Сперва изложу  информацию, которую я получил от Курепиных сегодня. Марина едет перед Новым Годом  в Москву повидаться с сыном на две недели,  мы договорились, что она  с Флорой  там встретится. Марина в Москве работает в Университете Лумумбы, преподаёт русский язык африканцам, а здесь датчанам, сразу в двух университетах. В Копенгагене она второй раз. Приятная, общительная  женщина, имеющая представление о здешних возможностях. Я сегодня был у них в гостях  с   четырёх  до девяти,  потом  мы ещё  с Лёшей  вдвоём около часу гуляли. Они меня звали обедать. Трепались на общие темы, и они, как существенно более опытные «датчане» меня существенно в некоторых вопросах просветили. Живут они от меня  в пяти остановках в довольно новом доме и в более тихом месте, чем мы, поэтому и  платят 500 крон за комнату метров 11, не больше, повернутся негде. Исключительно своеобразная женщина у них хозяйка – живёт тут же, в одной комнате, а две сдаёт, хотя вовсе не бедная, собирается ресторан  покупать, и по за границам всё время  мотается, на самолёте это не дешево стоит. Опять же у неё бурная биография. В войну она и муж были участниками Сопротивления, муж погиб, а она была ранена, страдает от этого до сих пор. Она дочь известного датского артиста, как мне пояснил Курепин, вроде нашего Качалова, он жив до сих пор, ему за 80. Ей 55 лет, нынешнему её  любовнику  20 лет, я его видел, такой белобрысый мальчик. Исповедуется Марине в своих многочисленных прегрешениях (не мальчик, конечно, а старушка). В этих северных краях, где царит спокойствие всеобщее, граничащее с унынием, такой темперамент есть следствие какой-то флуктуации.

В общем мило побеседовали. Курепин предвещает скорое наступление настоящей датской погоды, которой я, по его словам, ещё и не нюхал и которую он очень образно характеризует как  «дождь, идущий горизонтально». Ну, посмотрим. Они меня приобщили к датским рыбным консервам и всяким готовым приправам, которые пришлись мне по вкусу, особенно майонез в тюбиках и соль смешанная с перцем и пропитанная чесноком, надо будет уделить всему этому внимание. Попили чайку с кексом и конфетами, которые я принёс.

Сегодня был  беспросветный  трудовой день. Только что убрал и прекратил…  Девять вечера. До пяти я был на работе, потом ещё после ужина (он же обед) ещё два часа поработал дома. Сегодня имел двухчасовую беседу с Бором, по поводу своих трудов, очень полезная была дискуссия. Прогресс кое-какой есть, но не пропорционален работе, всё что-то ускользает, так и не могу понять, выйдет толк из того что я делаю, или нет. Но во всяком случае уровень свой повышаю, а это уже  кое-что.

Послезавтра опять собираюсь в Рисё по делам. Планирую на этой неделе два раза сходить в кино, поскольку «Lourence  of Aravia» и «Sult» пошли в пределах досягаемости. – от института можно доехать без пересадки на трамвае, а от дома – на автобусе.

Сегодня после работы собрался в кино, но в шесть часов Вагаршак по телефону сказал мне, что был в посольстве и привёз мне 2 письма из дома. Я сразу же помчался домой и сейчас, таким образом, знакомлюсь с новостями двухмесячной давности. Перечитал уже по три раза каждое письмо. О ребёночке нашем вспоминаю прямо со слезами. Купил газету «Нью-Йорк таймс». Кругом трагедии. В Японии разбился самолёт, упал в море, на котором летели 11 пар молодоженов, проводящих медовый месяц. В Америке восемнадцатилетний мальчик пришел в какой-то колледж  и застрелил пятерых женщин и двух детишек. Весёлая здесь пресса, ничего не скажешь.                                         

05.11.66. Пятница. Писал отчёты начальству и несколько уморился. Чуть не по сто страниц мелким почерком в месяц исписываю: письма, отчеты, дневник, работа…

Сегодня ездил опять в Рисё в тандеме с Курепиным с целью получения информации  об этой машине и кое-что получили. Кроме того, учились управлять ускорителем, сегодня был специальный день, когда  физикам экспериментаторам демонстрировали это искусство, а мне за компанию. Здесь сложное самообслуживание, на машине нет операторов, ни обслуживающего персонала, она включена постоянно, а параметры выбираешь  и устанавливаешь сам. Работает очень надёжно, и включается почти как наша «Спидола», только кнопок и циферблатов раз в пятьдесят больше. Никаких нет инструкций по технике безопасности и т.п. Если на праздники никто не работает и все уходят, то выключается только зарядная лента, да сторож пару раз приходит ночью посмотреть, не горит ли что либо.

Но на ускоритель мы попали довольно поздно, а утром направились на семинар по физике твёрдого тела, который проходил  собственно  в их атомном  центре, который  принадлежит не университету, а комиссии по атомной энергии. Эта организация существенно  богаче, чем университет, существующий на доходы  с пива «Карлсберг», чувствуются деньги во всём, начиная и кончая ланч-румом. Газоны зелёные до сих пор, а уже утром один раз был снежок. Что за травка, интересно.

Удивила меня и лёгкость, с которой мы проникли на атомную базу НАТО. Там проходная и шлагбаум, охранники, которые выглядят очень грозно. Но мы сказали, что идём на конференцию, и нас пустили без слова, не поинтересовались, кто мы и что мы, рожи у нас внушают доверие, что ли. Семинар был довольно интересный.

Сегодня утром я чуть не опоздал на поезд, поскольку оказалось, что в час пик наш автобус идёт  гораздо  медленнее, чем обычно. Выехал, казалось  с запасом, а в вагон попал минуты за 3 до отхода.

Сегодня мы ужинали по-датски, т.е. без хлеба, поскольку оба забыли его купить. Я поджарил себе полфунта довольно жирного бекона с картошкой, хвать, хлеба нет. Пришлось так ужинать.

По видимому, окончательно перешел на зимнюю форму одежды, хожу в пальто, берете,  перчатках. Датчане тоже вроде перестали бегать с голыми ногами. Женщины в сапожках и шапочках в виде капора. Всё никак не выберусь в бассейн, и плавок нет и  времени тоже. Может завтра?

06.11.66. Пятница.  Я сегодня в исключительной запарке. О бассейне и речи не может быть. Договорился на завтра на одно обсуждение, и до сих пор не готов. Вчера писал письма разному начальству, даже не успел написать ни родителям, ни ребятам. Эти два дня ритм сумасшедший и башка занята всё время одной мыслью, которую никак не удаётся оформить. 

Только что вернулся из центра, развлекался самым доступным способом – посетил кинотеатр. На этот раз научный метод дал осечку. Изучил газету «», обнаружил что прямо на площади ратуши в кинотеатре «Дагмар» идёт фильм с Мерелин Монро. Название было написано по-датски. Не поленился взял словарь – какое-то предчувствие меня томило – перевёл что-то вроде «Никто из нас не является современным!» Сеансы  7 и 9. Поехал к семи часам. Можете себе представить, это та же самая картина, которая шла у нас под названием «В джазе только девушки», в Америке  - «Некоторые любят погорячее», а здесь названием служит заключительная фраза, у нас она звучала «У каждого свои недостатки!» Не пошёл. Подумать, специально приехал! Не возвращаться же не солоно хлебавши?! Пошёл напротив (постепенно обнаруживаю, что в самом центре  кинотеатров не так уж мало, только все по переулкам),  идёт  «The poppy is also a flower», который датчане, конечно, не удержались переименовать в «Операция Опиум». Страсть переделывать первоначальные названия, над которыми авторы фильма мучились и которые как правило соответствуют содержанию, в самые пошлые, поражает. Среди звёзд на афише фигурировали Юл Бринер и Марчелло Мастрояни, а играют они второстепенные роли, на главных какие-то мне неизвестные актёры. Такая теперь пошла мода. Впрочем подбор удачный, все на месте.. Опять на меня произвёл впечатление актёр, о котором я писал, он играл комическую роль в «Как украсть миллион». Здесь, наоборот, играет зловещую, но совсем минутную фигуру. Эти кадры просто врезались в память, и опять фамилию не узнал. Они ведь не пишут «Действующие лица и исполнители», просто имена звёзд, а потом второстепенных артистов. Программы можно покупать, к этой картине продавались, но ведь на датском.

Ходил в парикмахерскую, Заикин показал «Фризёра»(по-местному – парикмахер), который берёт, как написано на вывеске «Elegant Klipning» 5 крон. Мне  нужен был именно  элегантный клипнинг за 5 крон.

Сегодня несколько часов ухлопал на ликвидацию последствий того необдуманного поступка, о котором я раньше писал – отдать брюки в чистку. Я долго любовался ими, прежде чем одеть, собираясь на приём в CIC. Одел. На них ни одной пуговицы! С приветом. Сегодня собираюсь к Бору, через полчаса поеду. Решил купить пуговицы и пришить. Заодно куплю  зубную пасту, тут сомнений не было, реклама  в один голос убеждает, что девушки любят только тех, кто чистит зубы пастой «Colgate». И заодно возникла ещё одна оказия. С утра отдал в стирку все свои белые рубашки, оставшись в шерстяной, полагая, что как в прошлый раз они будут готовы к вечеру. Чёрта с два! Наш «Record vask» провозится с ними до субботы. Выход один – купить рубашку. Мой добрый ангел Заикин показал универмаг, где приличные нейлоновые стоят 18,50 (а вообще-то 35-50). Уверяет, что стираются отлично и не садятся. Купил сразу две. Рукава коротковаты, а так ничего. Но главное пуговицы. Сунулись в один этаж – нету (а всего 6 этажей). Сунулись на другой. Он целиком был занят женским нижним бельём. На всём этаже мы были единственные мужчины, а покупательниц густо. Как затравленные, метались мы среди бюстгальтеров седьмого размера и прозрачных трусиков, надеты на манекены в развратных позах, под недоумевающими взглядами датчанок, с перепугу бросились вниз по лестнице, она оказалась служебной, и мы чуть не влезли в какой-то фургон с товаром. В общем пуговицы оказались на первом этаже. Купил 8 штук за 2,15. Сегодня около часу пришивал. Описывать эту процедуру не буду, смотри Гашека «Исповедь холостяка», всё в точности. Так, мне пора собираться, через 35 минут поезд, а я ещё не собрался.

  Ужинал у Бора  в большой компании. Вместе с хозяевами было примерно сорок человек. Доехал на метро  и пошел по памяти. Вместе со мной с поезда шел какой-то юноша, тоже поглядывал на таблички, я так и понял, что туда же, и не ошибся. Это оказался парнишка из института,  немец из ГДР, учился у нас в Ленинграде. Обратно тоже пошли вместе. Хорошо говорит на русском, здесь пробыл предыдущий год и сейчас приехал на две недели. Ну, пришли. Раздеваемся, на камине разложены таблички с фамилиями, нашел свою, вдел в карман. Старший сын Бора, Вилли, паренёк 15 лет, длинноволосый по моде, обносит гостей горячительными смесями – джин с вермутом, и ещё что-то. Подаёт мне вместе со стаканом ещё табличку с моим именем, там написано, что я должен проводить к столу №4 Mrs Diamond. Даймонда самого я знаю, он из Калифорнии, наполовину японец, был в прошлом году, т.е. в этом году у нас в России, выступал на конференции. Представил меня своей жене. Рядом нас посадили хозяева, наверное, по росту, она - сухопарая длинная блондинка, 175см минимум, неопределённого возраста, может быть лет 35, а может и 45, доктор наук, биолог, работает в Калифорнийском  университете. Вся компания располагалась в гостиной, потом пустили в столовую, где было расставлено 5 столиков, за каждым по 8 человек. За  столом 4 с нами сидел Бор, по другую сторону от Лиз Даймонд, слева от меня молодой парень датчанин из института, а на дальнем конце одна египтянка, она здесь с мужем, и ещё двое, уж забыл кто. Сперва  все выстроились в очередь в угол к столу, где в больших кастрюлях были горячие закуски, какое-то мясное крошево, рис, фаршированные помидоры, салаты разные и т.д. Тут же стоял бочонок  с пивом «Карлсберг» и Вилли разливал из него по кружкам, присовокупляя при этом, что это самое лучшее пиво. Пиво, действительно, было совершенно великолепное, пятидесятилитровый бочонок за вечер высосали до дна. Положили закусочек, налили пивка, уселись. Бор сказал приветственное слово, и машина была запущена, начались светские разговоры. Миссис Даймонд находится здесь при муже вместе со своими четырьмя детьми,  в университете она взяла длительный отпуск. Пока муж  осенью опять ездил в СССР,  она каталась по ближнему востоку – Израиль, Иордания, Турция, потом сюда. Жаловалась на здешнюю погоду. Ещё бы, родилась в Калифорнии. Поговорили про кино. Она ужасно хвалила кино « Come with the wind», а я так и не посмотрел, в «3 Falke» шло сегодня последний день. Ну, думаю, ещё где-нибудь идёт. Бор и молодой датчанин в один голос настоятельно рекомендовали новый датский фильм «Sult»  («Голод») по роману Гамсуна. Роман я читал, действительно, сильная вещь. Схожу, наверное, насколько я помню, можно языка и не знать. Ну, так все беседовали, Вилли всё пива подливал вместе с младшим братом и сестрой. Братцу лет двенадцать, а сестрёнка совсем малышка, меньше нашей Юли, а туда же, подходит с полной кружкой: «Are'nt you thirsty?» Потом десерт тем же порядком получили, к мороженному я, правда, не прикладывался, боюсь фарингита. Потом из-за столов встали, разбрелись кто куда. В кабинете мадам Бор расставила на столе кучу разных настольных игрушек, до которых она большая охотница, как на ловкость рук, так и на сообразительность, все молодые физики испытали счастье, но совершенно безуспешно. Тут демонстрировал класс Вилли, в шют- игре, где я никак не мог набрать больше одного очка, он набрал максимум – 60.       

Бор представил меня своей матери. Статная и довольно бодрая женщина, а уж, небось, под восемьдесят, золотую свадьбу ещё при живом муже отмечали. Я видел семейные фотографии. На одной – после помолвки, совсем ещё юные Нильс и Маргарита, они рано, видимо, поженились, наверное лет по девятнадцать им там. И вторая – через пятьдесят лет, два старичка идут по лугу около своего старого деревенского дома. Ужасно трогательно. Усадили они с Мариэттой (это мадам Бор) меня на диван, и стали расспрашивать о здоровье Ландау. Ничего утешительного не мог им, конечно, сообщить. Кофейком поили, Вилли завёл свой магнитофон в столовой, молодёжь там слушала Битлсов, старшее поколение в гостиной – классику на пластинках, так понемногу с многими коллегами побеседовал, с одним канадцем (вообще-то он родом из Новой Зеландии), с французом Жиро – сосед Заикина по комнате, американец молодой Эйнхорн из Принстона, только что кончил университет. Расходиться стали около двенадцати, домой приехал полпервого. Спал плохо, провалялся до полдесятого, едва успел на лекцию. Сегодня помимо  Бора выступал Гарри Липкин, укачал всех 2,5 часоввым докладом про кварки. Но с юмором мужик, диапозитивы  время от времени показывал хохмические, и педагог он хороший, но затянул безбожно, тем более под конец дня, когда все устали. Он здесь, видимо, проездом.

Скоро праздники. Мы званы в посольство завтра на торжественное заседание, а в воскресенье вечером в клубе – молодёжный бал, пойдём всей компанией. Завтра после заседания будет выступать композитор Бабаджанян, он сюда на гастроли приехал. Вагаршак, конечно рад земляку.

 В пятницу опять закупали продукты для уик-энда. Нынче я налёг на соки – апельсиновый, ананасный, грейпфрутовый. Внешняя торговля у датчан обширная. Например ананасы  свежие –из Малайзии, консервированные – из Панамы, а ананасный сок –филиппинский.

Сегодня чистил  зубы пастой  «Colgate». Хорошая паста, голубая, пенится как мыло, но ощущение во рту приятное, стоит 4 кроны большой тюбик, почти двести грамм. Спросил в магазине самообслуживания соли и песку – бухнули в корзину пакеты по 2 кг. Взял, за полгода истратим как-нибудь. Доедаю помидоры, парниковые, совершенно безвкусные, вспоминаю кубанские. Вообще многие здешние продукты этим отличаются. Даже мясо. Свежее, сочное, загляденье, но вкус, какая –то пустота ощущается. Не говорю про хлеб, не то. Что здесь отличное, это молоко, в тёмно-желтых бутылках, густое, холодное. Ну и сыр, конечно! А в мясе есть что-то непривычное, определённо, не только в том  что сам готовлю, но и в ресторане тоже.

Только что поговорил по телефону со своими родными. Разволновался…Очень по всем скучаю. Приятный сюрприз, надо практиковать чаще. Так было хорошо слышно, как будто здесь в комнате.

 06.11.66. Суббота. С утра работал дома, перед обедом сбегал  в магазин  запасся хлебом на уикэнд, купил  какие-то новые булочки в целлофановых пакетах, мягкие, но подороже обычных. Может долежат до понедельника. Кроме того купил себе на два вторых блюда  две замороженные куриные ноги за 5 крон. И вот мерзавцы – пакет с одной стороны прозрачный, а с другой  - золочёный. Так с прозрачной стороны лежит ножка как от индейки, необычайно здоровенная. Я, собственно, увидев, на неё и польстился, ну думаю если две таких, тогда цена по-божески. Распаковал и обнаружил: вторая ножка по весу в три раза меньше первой. Так что позолота не зря была наведена.

К пяти часам навострился в посольство на торжественное заседание, посвящённое 49 годовщине. Дело происходило в клубе посольства, зал с очень высоким потолком, но небольшой, народу было человек 70, в том числе все наши физики пришли. Временный поверенный коротенько доложился, минут за 25 торжественная часть закончилась. Появился Арно Бабаджанян  - исторически первый советский композитор, приехавший в Данию. По приглашению местного союза композиторов. Полное отсутствие голоса он восполнял  непосредственностью и темпераментом, но тем не менее слов я не разбирал совершенно, а песни у него все на хорошие слова – Евтушенко, Рождественского и т.п. К вящему удовольствию  Джербащяна исполнил песню про Ереван на армянском языке. Содержание её, как он сам пояснил, в двух словах сводится к тому, что Ереван, это конечно, не Париж, а Париж тоже, с другой стороны, не Ереван.

07.11.66.  Воскресенье. Продолжаю уже в воскресенье, вчера сперва отвлёкся, а потом спать улёгся. После выступления Бабаджаняна читали всякие поздравительные телеграммы, а затем фильм, мы на него не остались, ушли после мультипликационного журнала. Познакомился там с одним парнем из посольства. Погуляли с ребятами и пошли по домам.

Сегодня с утра роскошный день, +11, солнце, прямо весна (это шестого ноября). По этому случаю опять решил сделать вылазку с фотоаппаратом. Пригласил Курепиных и Заикина в качестве статистов. Вагаршак остался дома с постирушкой. Бродили 2,5 часа всё по знакомым местам. Снимал часовых у королевской резиденции, в чёрных шинелях и метровых меховых шапках, с винтовками, саблями,   красномордые, ходят как куклы. Когда я изготовился, они вдруг все перестали вышагивать и замерли около своих будочек. Ребята оба тоже с ФЭДами, пощёлкали. Посмотрели витрины. Около порта торгуют всяким морским товаром: сапоги, куртки всепогодные, подводное снаряжение, компасы, приемо-передающие радиостанции по габаритам  раза в три меньше «Спидолы», и всякие морские сувениры вроде бронзового корабельного фонаря, матросские ножи и прочее. Встретили моряков с какого-то нашего парохода. Ещё издалека узнали – вот наши идут. Когда проходили мимо Марина им  по-русски сказала «Здравствуйте», они на неё ошалело посмотрели, но ответили.

Обратил внимание на витрину одного магазина, торгующего продуктами для детей и взрослых. В числе прочего есть синтетическая косточка с «настоящим мясным запахом», которую ваша собака может грызть целую неделю всласть. Посмотрели в порту на пароходы. Прошли мимо причала, откуда отправляется паром в Швецию. До Мальмё 35 минут через пролив. В гавани и на всех каналах нет никакого парапета, прямо мостовая обрывается уступом в воду. Только знаки стоят довольно выразительные: Треугольник, а в нём с уступа в воду падает машина.

Звонили из посольства, поздравляли с наступающим праздником, приглашали на вечер. Мы с Заикиным пойдём. Курепины званы к кому-то из посольства на семейный ужин, у них здесь знакомых много. Курепины ходят в теннис играть, корт на четверых почти 120 крон в час. Марина, кстати, утверждает что мисис Даймонд – она с ней в теннис играет – около пятидесяти лет. Неплохо выглядит старушка для своего возраста. Они тут вообще все выглядят молодо, кроме Бора, которому только 44 года, но выглядит на все пятьдесят.

Уже около  шести. Полседьмого мы с Заикиным встречаемся на автобусной остановке. Буду собираться.   

Несколько неожиданно довольно весело провели время. Организовал всё это Слава Соловьёв. Столики были небольшие с настольными лампами, буфет, где продавалось «Кьянти», джин, водка, пиво и «Cherry Herriy», а также разнообразные бутерброды (по копейке!) Магнитофон у них хороший «Грюндик» с разнообразными записями, так что мы лихо отплясывали твист с девушками из АРН и ВОЗ (Всемирная  организация здравоохранения, одно из заведений  ООН). В Копенгагене у них европейский региональный

Центр, довольно много наших работает. Молодёжи собралось человек тридцать, все примерно одного возраста, кавалеры были в большинстве, но не в значительном. Наплясались до упаду, разошлись в полпервого. Олег Якимов отвёз нас до дома.(это тот парень, который встречал нас с Вагаршаком в аэропорту). У него «Волво» шведская чёрная машина, старомодно выглядит, но ходит отлично. Завтра пойдём к нему в гости.

Сегодня настроение минорное что-то. Домой,  в общем-то хочется. Скучаю по семье. Удивляюсь, как это Заикин приехал на второй срок без семьи. Как-то одиноко, именно сегодня, ветер шумит за окном, похолодало. Зима всё же где-то на подступах.  Всё забываю лампочку купить вместо разбитой, в моей комнатушке темно. Вчера соседи по столу, муж с женой, приехавшие из Москвы два дня назад, говорили, что там чуть ли не двадцать градусов. Ну, ладно, от тоскливого настроения есть одно  хорошее средство, сейчас его применю, тем более что уже полдвенадцатого.

08.11.66. Понедельник. Поход в гости  отменился, заболела хозяйка. Поеду в Центр, в кино. Рекомендовали одну картину, как якобы хорошую. Проспал до девяти часов и ещё днём прикладывался. Выбегал в магазин, купить чего-нибудь пожевать.

Церковь  за окном бьёт в колокола. Шесть часов значит. Двинусь, пожалуй, как раз на семь часов в кино попаду. К сожалению у них нет сводных афиш всех кинотеатров, какие в Москве вешают. Хочешь узнать где что, покупай «Politiken». Никак не могу попасть на «Лоуренса Аравийского», идёт в Одрупе, это восемь километров от центра, а от нас все 15.Ещё дальше на север Лингби, где идёт хвалёный «Soult». Рука не поднимается – час добрый с гаком в одну сторону с пересадками. Если на метро ехать то надо знать расписание, так как поезда ходят редко – 3 поезда в час да и билет надо брать, т к наш «вездеход» на метро не распространяется.

Вернулся сейчас из города, смотрел английский фильм «Дарлинг», в главной роли одна из звёзд этого года Диану Кристи. Ничего картина. Хотя больше, чем хотелось бы,  напоминает некоторые предшествующие картины. По идее, некоторая смесь «Сладкой жизни»  и  «Милого друга», но герой не мужчина, а женщина, неудавшаяся актриса, в конце концов выходит замуж за стареющего итальянского аристократа у которого семеро детей. Хороший фильм, но чего-то не хватает. Посмотрел с интересом.

Прогулялся центром. На площади, недалеко от кинотеатра, как раз у магазина английской книги есть витрина фото новостей, вроде наших окон ТАСС у гостиницы «Москва» и редакции «Известий» на площади Пушкина. Половина занята фотографиями одного датчанина, который только что выиграл первенство мира по боксу в одном из младших весов. При этом ему здорово подбили глаз. И эта подбитая физиономия в лавровом венке сейчас красуется  повсюду. Из других снимков обращает на себя внимание раздетая до гола и  выкрашенная в блондинку Джина Лолобриджида в новом фильме с непонятным названием на датском языке. Здесь, между прочим, не встречалось пока ни одного ни итальянского, ни французского фильма. Странно это как-то. Кроме датских, сплошь американские и английские.

Сегодня было тепло снова, уже вечером, на площади ратуши смотрел на шестиэтажный  градусник:+8. Сильный туман весь день. А нам хорошо - самолёты не шумят. Здесь аэропорт рядом с городом.    

11.11.66.  Четверг.  Сегодня целый день писал отчёт начальству. исправлял промахи в поте лица, отправил. Написал сегодня предисловие к переводу, по просьбе Конобеева.

Получил от CIC очень длинное приглашение на одно мероприятие, которое они намереваются провести до рождества, это  посещение завода по производству инсулина и других лекарств из отходов, рекомендуется как последний крик  датской науки и техники.

18.11.66. Пятница. Уже пол одиннадцатого, задавленный заботами и делами пользуюсь сейчас возможностью записать некоторые события. До шести часов занимался наукой, а после шести – бытом, закупал провизию, мылся, стирался по мелочам.

Вчера ходил в кино, пошел в «non-stop». Там своё дело знают туго. Посмотрел боевик «Операция Бейрут» и детектив английский  по роману «Лондонский палач». У тех, кто придумывает этим фильмам названия, есть три любимых слова: Агент, Операция и Дьявольский. Так сейчас на экранах: Агент Z-7,Агент – 227, Агент…-по-датски что-то, Операция - Бейрут, «Операция Опиум», а также  «Дьявольская  охота» и «Дьявольский замок». За свои шесть крон получил полное представление, все они похожи друг на друга, ясно какой  «духовной» пищей снабжают датчан их союзники по НАТО.

В кино ходил один. Вагаршак сидит дома, а Курепины ходят на приёмы. Лёша уже озверел совершенно, в понедельник им пришлось ехать в Оденсе, где Марина читает лекции, а это три часа езды на пароме на другой остров в том числе. Если отказываешься, то приглашают на другой день. А в среду университетский праздник, где Курепина ждёт просто унижение. Это традиционный ежегодный  праздник высокого класса – король устраивает приём. В парадную дверь входят процессией профессора, в другую дверь – их жёны, и вот Марина, как профессор двух здешних университетов, идёт в парадную дверь, а Лёша с толпой жён – в другую. Можете себе представить? Я ему уже цитировал песню: А меня прошу не троньте, у меня жена на фронте, я являюсь фронтовичкин  муж. Ну, вроде, на следующей неделе у них разгрузка. Зато я иду в три места: один раз к соотечественникам, другой раз CIC устраивает небольшое party, и в субботу – к Эйнхорну.

19.11.66. Суббота. Через полчаса отправляюсь, наконец, на «Лоуренса Аравийского». Кинотеатр находится на окраине Копенгагена, но в пределах применимости наших проездных билетов. Только что пообедал, сегодня у нас гарнир был из макаронного ассорти: у меня пол пачки «Barilla» и у Вагаршака – пол пачки  «Buitoni», сварили вместе. Жарил телятину, купленную в «Ирме». Теперь я понял, каким был идиотом покупая мясо у лавочников. А «Ирме» товар лицом, а в лавочке уже дважды пытались всучить вместо кроны 5 оккупационных ёриков образца 1945года – они того же размера и до сих пор в обращении. Ещё хорошо, что здесь фальшивых денег нет, не то что в Италии, например. Ну, буду собираться в кино.

Вернулся. Ровно полночь. Картина – с перерывом- шла четыре часа. Откусил  от шоколадки, запил соком и в постель. Что-то не спится. Фильм разочаровал определённо. Романтика. Зато пейзажи в пустыне сняты  великолепно. Может просто не в настроение попало.

  До чего же мир тесен всё-таки. Сегодня в Копенгагене  трижды в разных частях города встречал знакомых на улице, два раза соотечественников, а сегодня встретил в автобусе –чехов, с которыми познакомился на приёме в CIC. Ходили в то же самое кино, что и я. Тоже не в восторге.

Если днём  Копенгаген,  кажется состоит из одних старух, то ближе к ночи одна молодёжь. Сейчас большинство возвращается из гостей, многие с сонными малышами на руках. Грудных детей здесь носят в сумках похожих на продуктовые,  только длиннее, папа и мама берутся за ручки сумки и так несут. По трамваям и автобусам  куда удобнее чем с коляской, да и коляски дороги, что-то около 500 крон.

Вообще здесь многие женятся рано, и большие семьи не редкость. Сосед Вагаршака по комнате, датчанин Нил Пенверсен, совсем ещё молодой, только что кончил университет, уже женат и ребёнок. Купил в рассрочку  дом за 75 тысяч, трёхкомнатный с палисадником. 28  тысяч заплатил сразу, остальное в рассрочку. Платить может только 500 в месяц, а одни проценты 400. Если так будет продолжаться, выплатит за 50 лет пятикратную стоимость дома – но не унывает, надеется на продвижение по службе. Цены здесь непрерывно повышаются, зарплата тоже, но с запаздыванием. Борьба с инфляцией – основная тема предвыборных плакатов. Их уже много, выборы во вторник. Практически всю эту неделю работать не будем. Все лекции отменены. Во вторник выборы, в среду праздник с королём и т.д. и п. Надо сказать, что работать они не любят, гуляют часто и подолгу. Но как-то управляются.                      

20.11.66. Воскресенье. С утра валит снег крупными хлопьями, но не залёживается, сразу тает, ещё существенно выше нуля. Сейчас полпервого - звонил Заикину, поднял его с постели, крепко спит по утрам. Разоблачил его элементарно – схватив трубку он одновременно выглянул в окно и не удержался от восклицания: «Ух ты, снег идёт!» - а снег идёт уже четыре часа. Он живёт у священника, здесь они тоже сдают комнаты, видимо живут не густо, церкви открыты только по воскресеньям, много не заработаешь.

Договорился с ним, как встречаться, мы ведь в гости идём вместе к одной паре из ВОЗа. Снег всё валит. Читая газеты, облизывался на погоду в Касабланке (а также на фильмы, которые идут в Париже).Здесь в одном нашем кинотеатре «Виндзор», недалеко, минут 20 езды от нас, в котором показывают старые  хорошие фильмы и часто меняет программу – два-три раза в неделю. В ближайшую пятницу там пойдёт «По ком звонит колокол» с Гарри Купером – посещу. Ещё на этой неделе планирую посмотреть «Мост через реку Квай». Я ещё раз посмотрел фильм «Нигде», кинотеатр  находится на той улице где нет движения. Фильм ставил Дэвид Лин, он  же ставил «Лоуренса..», его тянет на эпические темы, вроде нашего Бондарчука. А на следующей неделе ретроспективный показ «8.5» Феллини в «Виндзоре». В общем, как говорит Каменоградский, на этот  кинотеатр я налил глаз кровью.

Завтра выборы, нам угрожает смена правительства. Ещё как бы налогом не обложили, у них тут налоговый вопрос  обсуждается весьма остро, одна из главных причин кризиса.

Уже пахнет рождеством, задолго готовятся. В витринах появляются  деды морозы, вчера видел, как привезли целый железнодорожный состав еловых веток. На нашей улице в одной из витрин на резинках подвешены журавлики, а на них верхом Санта Клаусы. Хитрый механизм  заставляет резинки  колебаться, журавлики тоже качаются вверх-вниз и машут распростёртыми крыльями.

Уже начались распродажи. Обычно они бывают сразу после Нового года, но некоторые не выдерживают и начинают раньше, видно деньги на налоги потребовались. Рядом с нами объявил распродажу магазин ковров, цены понизились в 1.5 раза, но не на всё.

Сегодня разговаривал с семьёй по телефону, назначили следующий разговор через две недели. Сейчас я понял, что это будет на день Обнинска. Интересно, где все соберутся. Я, пожалуй, тоже устрою party, позову здешних приятелей, и выпьем за  здоровье наших близких и родных.

 2211.66. Понедельник. Вот и понедельник день тяжелый. Вчера были с Заикиным в гостях

Хозяева, молодая пара, Игорь и Инна, фамилию забыл, лет по двадцать восемь. Он работает в ВОЗе. Живут здесь уже два года. Сейчас снимают недалеко от порта малогабаритную  трёхкомнатную квартиру за 12000 крон в месяц (сами доплачивают 400). Квартирка крохотная, всё встроенное, маленькое. Тем не менее, было 11человек и все вполне поместились.

К водке была собственного приготовления квашенная капуста, редька, хрен странный, отличная исландская селёдка, тает во рту, я здесь такого не ел. А с другой стороны был жаренный бамбук со свининой, это я не очень оценил. Прошлись по водочке, потрепались, потанцевали. Хозяин показывал слайды, которые снимал в Париже, Марокко, Лондоне, Югославии. Сотрудники ООН катаются по всему свету, денег не жалеют. Собрались рано, в начале шестого часа, а просидели до пол двенадцатого. Добирались мы с Заикиным туда как-то странно, на метро и на трамвае. А оказалось, что можно было на моём родном тринадцатом автобусе от дверей до дверей. Обратно так и поехали. Ребёнок у них, девочка Оленька, почти что Юленька, пока не уложили её, я с ней всё играл, ей 4 года, бойкая, за столом со всеми сидела. Кофе выпил две чашки, думал не усну, ничего, выспался.

Работаю усиленно, сегодня просидел в институте до восьмого часа. Плохо, что помощников нет. Что такое расчётчица, здесь не знают, придётся осваивать здешнюю машину, а то цифирь по мелочам извела. При ЭВМ они считают безумием держать ещё и девочек.  Механическая машинка  на весь институт, по-моему одна, и я её единственный держатель. Ну, пора спать.

22.11.66.  Вторник, последние его минуты. Без трёх минут двенадцать. Пришли  с  приёма 

CIC. Один мужичок рассказывал о своих глубоководных погружениях на батискафе «Архимед», сопровождая   показом цветных диапозитивов. Самые  интересные  снимки относились к рыбной ловле на глубине 4км – на батискафе было подвешено несколько лесок с крючками и вот  видно, как две рыбы клюют. Он включал магнитофонную запись – они трое были в кабине. Бессвязные возбуждённые выкрики весьма развеселили аудиторию понимающую по французски, она состояла из единственного француза Жиро, соседа  по комнате Заикина, как оказалось, это были популярные французские ругательства. Атмосфера этой рыбалки была передана очень хорошо. До пол одиннадцатого посидели за кофейком, где произошло событие, от которого Вагаршак до сих пор не может оправиться – Жиро не знал, что такое Ереван и где он находится. По дороге домой он несколько раз повторял: «Вот какие там люди !!» Мы шли с чехами Твардонем и Ондреевым они его утешали как могли. Проходили мимо кинотеатра «Метрополь», там идёт «Падение Римской империи», чехи её видели. Они сказали Вагаршаку, что в этой картине есть про армян – Марк Аврелий женится не дочери армянского царя. Он воспрянул духом и сказал, что посмотрит эту картину.

Закончились выборы. Результаты будут известны глубокой ночью. Бюллетень на площади ратуши показывал, что пока изменения сил существенного не произошло. Тут же в витрине – результаты конкурса на «Мисс вселенная». Закончился сенсацией, впервые победила представительница Азии – индианка. На втором месте крошка из Югославии.

По дороге на приём наблюдали у станции метро Корренпорт любопытную сценку - полиция устроила облаву на проституток, нагребла целый фургон. Но всё спокойно, без шума и драки: «Пройдёмте!»- проходят. Толпа смотрит, но молча, без приличиствующих случаю комментариев.

Сегодня не обедал, прямо из института в этот клуб, по дороге перехватил сосисок, кофе – червячка заморил.

Сегодня писал программу, завтра буду пробовать пускать.

Ну, сегодня пора, пожалуй, спать - полпервого. Завтра, может быть, пойду посмотрю «Мост через реку Квай».

23.11.66. Среда. Сегодня получил фотографии, снятые вскоре после приезда 7 октября около института. Напишу кое-что о личностях, которые там изображены. В первом ряду – директор, Оге Бор. Седая дама рядом с ним – фру Хеллман, секретарь директора, дама работала ещё с самим Бором Нильсом, она же деятель CIC, организует мероприятия. По другую руку Бора – проф. Розенфельд, редактор «Nuclear Physics». Симпатичный седой мужик, сцепивший руки на коленях, N153, проф.Гамильтон, специалист по высоким энергиям. Крайний справа из стоящих в первом ряду, №139 – француз Жиро, о нём я писал. Ещё из сидящих в первом ряду:144, - Моттельсон, лекции здорово читает, 142 – мисс Магсен, одна из секретарей рядом с ней – сотрудница экспедиции – 141. Две блондинки128 и 130 – тоже оттуда. В средине №75 – Дима Заикин, старичок №76 рядом с ним Томсон Стэнли. Недалеко от них, похожий на японца (он наполовину) №55Даймонд, выступает наполовину за Элбини, начальником отдела. К  Даймонду  мы завтра приглашены на обед. Его соотечественник юный Мартин Эйнхорн – толстый блондинчик №63. За ним стоит китаец Ли, в последнем ряду №18 с бабочкой – швед Иоахим Круммлинде, мой сосед по комнате. №13 – проф. Браун, ростом он как я и автоматически оказался в последнем раду. №5 –  Нил Патерсен, сосед Вагаршака. Остальных знаю только в лицо.

Сегодня смотрел «Мост через реку Квай». Хорошая картина. Пожалуй лучшее из того, что я пока здесь посмотрел.

24.11.66. Четверг. Что-то последнее время пишу всё по ночам. Сейчас двенадцатый час. Мы с Вагаршаком вернулись из гостей. Сегодня последний четверг ноября, у американцев национальный праздник – день Благодарения  «Thanks qirings day». Мисис Даймонд пригласила нас на семейный обед. Впрочем семейным его можно было назвать условно. Ни одной целой семьи там не было, зато пять разрозненных. Из большой семьи Даймондов присутствовали хозяйка и четверо детей, муж вчера срочно укатил в Норвегию – звонил во время обеда из Осло. Моя семья и Вагаршака были представлены главами. Ещё была одна индуска, доктор наук. эндокринолог, женщина неопределённого возраста, с эффектной седой прядью miss World. Наконец, была пожилая чета Томпсонов, обе дочери остались в Калифорнии. Стэнли Томпсон заехал за нами в институт на машине, который купил здесь. И они и Даймонды обзавелись здесь маленькими шведскими  «Волво». У Якимова такой же. Они собираются взять их с собой в Америку, перевозка стоит «всего» 125 долларов. Томпсоны живут здесь практически за городом. Эта машина мне тоже нравится и чем дальше, тем больше. Почти бесшумная, идёт легко, хоть он и ездит неумело по-стариковски. И динамичная, резко разгоняется и можно выжать до 160.

Угощали нас стопроцентно американским обедом. Царила, конечно, традиционная целиком  зажаренная индейка, зажарил её, конечно, мясник и доставил горячую, в датскую духовку она не  влезет. Весь гарнир был тоже традиционный – сладкий картофель, стручковая фасоль, тушеный мелкий лук с грибами и клубничное варенье. Странная смесь, но вполне съедобно. Запивали чистой холодной водой из  больших бокалов и понемногу лёгкого вина.

Потом на десерт подавали тоже традиционные пироги: яблочный, с мясом и вареньем, один пирог сразу и с мясом и с вареньем и, опять таки странное дело, ничего себе, и ещё какую-то сласть специально вчера присланную из Калифорнии, любимое хозяйкино блюдо, нечто вроде ореховых козинаков, но вместе с тем солоноватые, очень оригинальные, но съедобные. Запивали кофе.

Они снимают домик в Хеммруне, неподалеку от Бора, по три комнаты вверху и внизу. Здесь жена, естественно, не работает и живут они довольно скромно. Он вообще ходит в старом  и грязном габардиновом  пальто до пят, одетом прямо на рубашку, но не от бедности, конечно, а просто не обращает внимания. Он и в Москву  зимой  в нём приезжал.

Компания подобралась образованная – пять докторов, включая хлзяйку, а жена Томпсона – преподаватель литературы. Поэтому послеобеденная беседа касалась литературных вопросов. Про Толстого и Чехова слыхали все, но кто такой Салтыков – Щедрин, Лесков и Евгений Онегин не знал никто из них, а про Пастернака слыхала только преподавательница литературы.

Своим знанием американской классики я их приятно потряс, особенно тем, что знал, кто такие Мэлвил и Торо. Когда же речь зашла об индусах – завела её индианка, то Мулк Радж Анаид и Рабиндранад Тагор сослужили мне верную службу, (теперь только  признаюсь, что ни того ни другого, ни третьего я не читал, но американцы даже не слыхали, что в Индии есть писатели). В общем всё было мило, в начале одиннадцатого мы разошлись, Томсон подвёз нас до метро.

25.11.66. Пятница. Обычно бегаем по магазинам. Но в прошлый раз я столько всего купил, что съел только половину, поэтому до девяти часов был на работе. Считал сегодня на машине. Многое у них здесь непривычно. Машина небольшая, но очень надёжная и удобная. Первую программу отладил за 1(!) день. – совершенно неслыханное дело. Ребята на машине очень внимательные и квалифицированные, и со временем свободно – я сегодня запускался четыре раза. Курепин сегодня делился  впечатлениями от университетского «Феста». Сперва была торжественная часть в королевском театре, после неё были показаны публике два балетных небольших представления, одно современное и одно народное. Лёшке понравилось. Надо будет сходить. Потом выставили выпивку, уже в здании университета, и после этого были танцы в довольно тесном помещении. Сегодня он собирается на «Реку Квай», а в воскресенье договорились вместе сходить на «По ком звонит колокол».

Сейчас у меня запой на работе, отключаюсь с большим трудом, хочется подготовить доклад на случай если выгорит поездка на конференцию в Харьков, но не знаю, что получится – как с поездкой, так и с докладом.

26.11.66. Суббота. Полночь. Недавно вернулся из гостей. Мартин Эйхорн устраивал party, в основном  была молодёжь (себя и Заикина я отношу к этой категории). Пили пиво – его выставлял хозяин в неограниченном количестве и водку, её принесли мы. Этому Мартину повезло. Он  живёт в пансионе фрау Мольтке – об этом мечтают все наши студенты!! От нас 20 минут ходьбы, домик на очень тихой улице. За 200 крон в месяц с каждого, они живут втроём в трёхкомнатной квартире и их ещё завтраками кормят за те же деньги. Эта фру Moltke ( этот дом стоит, кстати, на улице Moltkevey – совпадение или нет, может она потомок этого маршала), член  CIC и сдаёт этот дом из чистой  благотворительности, не имея с этого практически ничего. Плясал я мало, так посидели, поболтали, танцевать почти никто не умеет. Разве так твист исполняют. Ну, а я хуже всех. Почти все были с женами, а некоторые с girl-friend. А я был в компании, где кроме меня были датско-голландская семья и шведская пара. Все изучают русский язык, но говорят ещё плохо. Все здесь с детьми и имеют от этого  проблемы, куда их девать. А я сегодня от своей дочки Юленьки получил письмо, ужасно растрогался, хотел побежать и купить Барби, но тут же  вспомнил, что уже два часа и магазины закрыты до понедельника.

27.11.66.  Воскресенье. Поздний вечер. Сегодня устроил себе выходной. Днём четыре часа ходил по музеям, а вечером смотрел «По ком звонит колокол» по Хэмингуэю, с Гарри Купером и Ингрид Бергман  в главных ролях. Он там ещё не совсем старый, а Ингрид совсем молодая. Неплохое кино,  под конец особенно. Голивуд в лучшем смысле  всё же прорезается,   срывая трагический накал.         

В двенадцать часов дня, по окончании традиционной полумесячной уборки  поехал в центр, сперва в Пинакотеку, музей изящных искусств. Музей не очень велик, но коллекция на высоком уровне. Датская скульптура представлена  одним  автором, Кай Нильсен, несколько его вещей. действительно, привлекают внимание и запоминаются. Очень представительная коллекция французских импрессионистов и их непосредственных предшественников. Барахла почти нет. Забавный случай произошел со мной, хотел купить путеводитель. Подошел, взял в руки. Лезу в карман – ни кошелька, ни бумажника, всё осталось дома в другом пиджаке, ни ёрика с собой. Пришлось отказаться. Слава богу проездной билет был с собой. Бродил по Пинакотеке около двух часов. Рядом национальный музей, пошел туда, вход по воскресеньям везде бесплатный. Подхожу к дверям, закрыто и небольшая толпа, на двери какая-то чёрная табличка. Все стоят ждут, нашёл English speaking person, спросил в чём дело. Оказывается на табличке написано, что в музее вор, поднята тревога, закрыты вход и выход. Но тревога, по-видимому была ложная. Музей открыли минут через пять. Музей большой, четырёхэтажное  огромное здание квадратом. Экспозиция очень большая и в отличие от наших исторических музеев, нигде никаких пояснений. Еле заметные подписи –что и откуда, без гида там понять ничего по истории нельзя, только так, видишь  предметы материальной культуры. Самый интересный, пожалуй, раздел – это про эскимосов Гренландии и Северной Америки, всякие лодки, юрты, охотничье снаряжение. Поразила меня их непромокаемая одежда – ну очь-в-точь прозрачные полиэтиленовые плащи, тончайшие. Из какой кожи, и как выделано, так и не понял. Много комнат, копирующих средневековые хоромы, с полной обстановкой, соответствующего периода. В небольшом  разделе, посвящённом всяким наказаниям и казням, интересен средневековый заменитель наручников: на арестованного надевали длинный ботинок в виде сетки без дна, только голова через отверстие вверху снаружи и внизу ноги, так и водили, очень остроумно.

Народу в музее было довольно  много, все группируются  вокруг гидов, но всё по-датски. Была  большая группа  girl-scaut  все в форме с маленькими финками у пояса и в шляпах с твёрдыми полями, лет по 11-12. Потом компания ветхих старушек, человек 20, самой молодой лет семьдесят, наверное. Тоже часа полтора там разгуливал, потом подался домой, пообедал и полежал перед кино.

Вчера я понял на вечеринке, в чём секрет нынешней моды. Берётся самое короткое старое платье  в обтяжку и укорачивается ещё на  15см и юбки с поясом не на талии а  существенно ниже. Так что ещё сантиметр и совсем свалится. Но в общем, одеты все  абсолютно скромно, дешево, да и по здешним ценам не разгуляешься.

Разговаривал с американцами, которые много ездили по Европе, в один голос заявляют, что Дания – одно из самых дорогих мест, почти как в США. И кстати, Даймонд сказал, что и по американским стандартам датчане ездят слишком быстро. И объясняет это неопытностью  - слишком, мол, недавно у них автомобили завелись. Очень похоже, что так. В газетах почти каждый день заголовок вроде: «Столкновение с бульдозером на скорости 120км в час или 140 км, это слишком даже для загородного шоссе.» - и фотография какого-нибудь  «Опеля», разбитого  вдребезги. Возле самого нашего дома обнаружил магазин, где торгуют «Запорожцами», они здесь называются «Ялта». Так и рекламируются – «Покупаем «Ялту» и едем в  Ялту». Только вроде не очень покупают.

29.11.66. Понедельник. Сегодня у меня нечаянная радость, был в посольстве и неожидан- но получил из дома четыре письма, завалялись в канцелярии. Я ещё удивлялся, читая письмо от Флоры в субботу, какие-то там ссылки на предыдущее письмо, а я его вроде и не получал и от родителей ничего не было. Ну сегодня всё выяснилось.

Сегодня после недельного перерыва возобновились лекции. Свою вторую программу никак не мог запустить на машине, что-то в обед сломалась и никак не могли починить. Собственно, ломается  у них в машине  только одно место – вывод, быстрая перфорация, в электронике за два года не было ни одного сбоя, работает буквально как часы. Но в механической части неполадки бывают.

Я на день Обнинска созываю гостей – своих ребят: Заикина, Курепиных. Моя выпивка их фрукты. Думаю, наверно, наша компания в Обнинске тоже соберётся. И Флора собиралась позвонить, обещала. Мне здесь уже скучно, «ни щи не радуют, как говорится, ни чая клокотанье». Но второй месяц на исходе. Хорошо бы удалось съездить на конференцию в Харьков. От ребят, между прочим, я ничего не получил, лентяи чёртовы.

30.11.66.  Вторник. Сегодня целый день писал отчёт начальству, исправлял промахи в поте лица, отправил.

Рождество действительно надвигается, хоть ещё почти месяц до праздника, но деды морозы и ёлки уже повсюду. Курепин и Заикин в один голос говорят, что это  сумасшедшее время, когда целую неделю закрыты даже кинотеатры и все носятся по гостям из дома в дом. Купил сегодня выпивку для своего приёма – «Кьянти», вермут «Чинзано» и испанский коньяк.

Насчёт кино я скоро начну завидовать не только парижским зрителям, но и обнинским, как мне пишут, Антониони смотрите, значит. А у нас только агенты, операции и дьявольские замки. Сегодня изучал объявления, хоть шаром покати. Ребята здесь рекомендовали один фильм с Бартоном, но он идёт в 25 км от нас. Копенгаген очень раскидистый город, ещё мене плотный чем Ленинград. Толчея в основном в центре. Не по населению территория. Ни тебе небоскрёбов. Ни тебе настоящего метро. Тут в центре, вопреки здравому смыслу, живут бедные люди (за исключением узкого, делового Citу ), а люди посостоятельнее  - на окраинах и за городом. Жить не в отдельном доме тут признак невысокого социального положения. Шведская пара, с которой я разговаривал в гостях, платит 1000 крон за трёх комнатный домик. У них двое детей, и жить в городе с детьми не  допустимо. Жалуются, что после уплаты налогов и за квартиру денег почти не остаётся. Охотно верю. Налоги с заработка начинающего наёмного работника –30%, а потом больше. Так как они живут  уже второй год то  с них уже берут больше. В Швеции уровень жизни выше чем в Дании, по всеобщему признанию, налоги там ещё больше, с профессорской ставки примерно 60%, но ставки выше, чем здесь. В общем на жизнь жалуются все, но живут, приспосабливаются. Одеваются не дорого, стоптанных башмаков, хлопчатобумажных штанов и ковбоек не стесняются. Мартину Эйхорну повезло не только с квартирой. У них тут есть одно понятие, забыл датское слово - «bosh», что ли, которое означает следующее: найденные на улице и вообще потерянные вещи сдают в полицию. Если их не востребуют в течение года, то они продаются. Эта распродажа и есть «bosh». Там всё фантастически дешево. Мартин там купил себе мопед «Welosolex» за 150 крон(!) Это раз в десять дешевле магазинной цены, вполне приличный. Ездит на нём на работу. Какой же чудак его потерял? Около нашего дома стоит велосипед, явно брошенный, никто не берёт. Около дома Заикина такой велосипед стоит уже два года, сгнил весь. С другой стороны  некоторые ездят на очень древних автомобилях и велосипедах. Фордик сорокалетней давности можно встретить очень часто. Двигается и ладно.

01.12.66.  Среда. Медленно, но верно превращаюсь в полуночника. Без пяти двенадцать, только что пришел из института. Работал на машине, добивал вторую программу. Добил. Там  кроме меня было ещё двое упорных, мы по очереди запускались и т.д. Они были  в лучшем положении, поскольку умеют управлять машиной  сами, а мне делал оператор, но я смотрел и учился. Завтра буду сам пробовать. В восемь часов оператор собрался обедать, и мы пошли вместе в К.А.R. Щупленький маленький мальчик, я думал ему лет девятнадцать, оказалось-25, пять лет прослужил в армии, в ВВС НАТО, оператором на радарах и с электроникой на бомбардировщиках и управляемых снарядах. Был на практике год в Америке. Рассказывал, что перед этим его и всех его родственников, включая бабушку и дедушку, проверяли на связь с коммунистами, но ничего не обнаружили и пустили. Годами, проведенными в армии, очень доволен, получил прекрасную специальность, английский язык выучил - болтает действительно здорово. Работает артистически, ничего не скажешь. По нынешним временам своим положением доволен, мечтает поступить в университет. Получает в год 30 тысяч, из них налоги платит 8 тысяч, и то с помощью различных ухищрений, и 2тыс. в год за комнату в том же районе, где я живу. Порекомендовал мне заказать блюдо - самое дешевое, кажется, hohi по-датски. Совершенно непонятное мясное крошево, почти фарш,  чем-то смазанный и наперченный, картошка мелкая зажаренная и сверху яичко жаренное. С пивом вполне ничего. Выпили кофе и потом опять на машину. Он смотрел недавно картину  «Доктор Живаго» и всё расспрашивал меня про революцию и комиссаров, а так же про наш уровень жизни. Мне здесь, кажется, никто не верит, когда я говорю, что за двухкомнатную квартиру я плачу в месяц  12 рублей, т. е. 80 крон, здесь это стоит в 8-10 раз дороже, а также, что с меня берут 10% налогов, у них минимум 30%. Вернулись, объединёнными усилиями доколотили программу и я пошел домой, а он остался пропускать большие программы, работает сегодня две смены подряд, заменяя заболевшую сменщицу. Получил я только числа, завтра буду смотреть, что они значат.

 02.12.66.  Четверг.  Четверги у нас бывают двух родов, даже трёх. Один – просто четверг – он бывает каждую неделю. Второй – когда приносят бельё из прачечной и до двенадцати мы дома. Третий четверг бывает раз в 3-4 недели – я хожу в парикмахерскую. Сегодня всё совпало, поэтому до обеда день пропал. После обеда я дописал «предисловие» к Феймановскому задачнику и отправил Кэю  (Конобееву). В институте  протирал штаны до шести вечера. Сегодня здесь появились ещё двое наших – Лукьянов и Гангрский. Они добирались с приключениями. Что –то было неладно в самолёте, на высоте 10000 метров, бортмеханик пришел в салон, вскрыл пол и целый час копался в  каких-то внутренностях, заставляя бедных пассажиров переживать. До Копенгагена не долетели, сели в Стокгольме, к тому же погода была совершенно ужасная, мокрый снег с дождём. А севернее, на полуострове Ютландия была снежная буря, сегодня на первых страницах – поваленные столбы, затопленные дороги и т.д. Ну сели они в Стокгольме в час дня. Погрузили их там  в самолёт  Стокгольм – Париж, через Копенгаген, но в последнюю минуту выяснилось, что из-за погоды самолёт сесть в Копенгагене не может, их высадили и местным маленьким самолётом  доставили сюда. В аэропорту Стокгольма они просидели двенадцать часов. Правда авиакомпания SAS всё это время их усиленно кормила. Видел я их всего несколько минут, они поехали устраиваться на квартиру, им дали комнату на двоих за 500 крон, правда с завтраками.

В шесть часов я пошел в K.A.R обедать, застал там своего соседа по комнате Иоахима Круммлинде, шведа, который сейчас возится с ужасной программой, для которой не хватает не только моего любимого «Тира», но и IBM  Технологического института. Он собирается в  родную Швецию, там есть СD, которая делает порядка миллиона операций в секунду, а ему это и надо.

Сел с ним рядом, он уже кончал обедать. Съел ризотто -  куриная  печенка, грибы и рис, очень приятно. Он пока пил кофе. Я ему пожаловался на отсутствие хороших кино. Он вытащил «Politiken» и стал внимательно её изучать. Указал  мне на «8,5» и «Некоторые любят погорячее», но я небрежно сказал, что я всё это видел в Обнинске. Спасибо другу Пэксу(Слава Разуваев). Наконец, он обнаружил, что в неведомом мне кинотеатре  ROXY идёт фильм Хичкока «Держи вора» с участием Грэйс Келли и Гарри Гранта, картина не новая. Я поблагодарил и сказал, что пожалуй попробую, он высказал желание присоединится. Посмотрел на часы – без десяти семь. Начало в семь. Но +15 минут на рекламу. Сообразили, по адресу в объявлении, что это не далеко. У него здесь маленький автомобильчик, вроде «Запорожца», но дома, а до дома идти минут 10.Решили попытаться успеть, побежали, добежали, автомобиль с трудом завёлся – неделю простоял на улице. Поехали. Он спешил, и, выезжая из переулка на набережную, попал на полосу со встречным движением на разгороженной дороге. Несколько встречных машин  от нас шарахнулись, он тихо переехал через разделительный парапет  на свою сторону и рванул. Оказывается, его крошка может давать 150, но тут разгонятся было негде. На критическом перекрёстке встал не в тот ряд. Как ни в чём не бывало, развернулся направо из крайнего левого ряда и опять рванул. В зал вбежали, когда уже шли последние секунды рекламы. Картина хорошая, всем хороша, очень напряженная и с юмором, но конец, хоть и неожиданный, разочаровал. Грэйс Келли очаровательная женщина, хотя и с довольно нескладной фигурой, и актриса хорошая, хотя, впрочем, здесь ей приходится играть саму себя – миллионерскую дочку. В этом кинотеатре намечается что-то вроде фестиваля фильмов Хичкока, если я правильно понял, в ближайшее время пойдут ещё два. Схожу.

Ну, вот, все события за день. Четверть двенадцатого.

03.12.66. Пятница. Сегодня познакомил Гангрского и Лукьянова с институтом и немного погуляли по городу, потом повёл в посольство, рассказывал про здешнюю жизнь делился опытом, как ветеран. Позвал их к себе в гости вечером. В связи с чем прикупил бутылку. Позволил себе ещё одну покупку, приобрёл очередные две книги из  «World Library of Art» - «Краткую историю современной скульптуры» и  «Краткую историю фотографии», по 25 крон. Мечта, конечно, это вся библиотека, комплект из 70, примерно,  томов, но увы, на это нужно 2000крон. По две-три книги в месяц буду покупать. Очень понравилось издание, продано уже больше 5 миллионов экземпляров по всему свету, отличные репродукции и написано крупнейшими специалистами, две книжки я прочёл и получил большое удовольствие, но остальные пять не буду, отложу до дому. Собственно, вся библиотека, конечно, роскошь, но хотелось бы, кроме пяти уже купленных: «Пикассо», «Сюрреализм», и кратких историй современной живописи, скульптуры и фотографии, приобрести ещё Шагала, Гогена, Дега,  Клее, Ренуара, Сера, Тулуз-Лотрека, Ван Гога, Импрессионисты в Лувре, Парижская школа, Кубизм, Поп-арт, энциклопедия кино, а также краткую энциклопедию современной архитектуры. Учитывая мои финансовые возможности – это программа максимум.

Всё издание состоит из шести разделов: история искусства –28 томов, отдельные художники – 14 томов (кроме тех, что я уже назвал  - Дюрер, Гойя, Микельанджело, Гарри Мур и Рубенс), галереи – 11, включая наш Эрмитаж, современные течения – 4тома и архитектура -5 томов, а также общий смешанный раздел – 12 томов. Всего свыше 15 тыс. репродукций, 20 тысяч страниц. Молодцы.

Видел ещё одно издание под лозунгом «Фантастическая цена!». Действительно, фантастика: полное собрание сочинений Шекспира на английском языке в одном томе за 12, 75!! По здешним ценам на книги  происхождение этой цены является совершенно непостижимым. Удержался с большим трудом и сейчас жалею об этом. Громоздкая книга. Везти  с собой на самолётё – 12 крон за килограмм, дорого.

04.12.66. Суббота. Сегодня у нас собрались все наши  физики, которых уже 6 человек + Марина Кацаурова (которую я по ошибке называл Курепиной) и Слава Соловьёв. Выпили немножко. Начали рано, часов около шести. Как раз в тот момент, когда обсуждался план посетить кино на последний сеанс, позвонила Флора. После звонка. наша компания нацелилась в кино. Поехали  в десять часов всей компанией в город. Но ничего так и не нашли, погуляли часок и разошлись. Дважды встретили знакомых. Сперва, проходя по Вестенброгаде мимо самого известного здесь кабачка со стриптизом «Valencia», где сейчас гастролируют испанские мастерицы этого жанра, столкнулись со Свеном  Бьорнхольмом, который как раз оттуда вывалился (он жил в Дубне почти  весь этот год). Он человек семейный и несколько был смущен тем, что мы его «застали». Потом,  уже собираясь разбежаться по своим домам, в начале двенадцатого, налетели носом к носу  на Олега Якимова с женой и минут десять с ними постояли, после чего расстались и разъехались.

Завтра воскресенье. С утра хочу поработать, после ликвидации последствий  вечеринки. А вечером  всё-таки пойти в кино.

 05.12.66. Воскресенье. Вот и воскресенье кончилось, десять минут первого. Всё сегодня шло по плану. Работал. Завтракал и ланчевал дома, обедать около шести поехал в город. Скучно здесь. Скучновато. И домой хочется. Вот получил от Конобеева письмо, который сообщает, что на нашем «Доме учёных» смотрели  студенческую  постановку «Архимед».Приезжал в Обнинск  Гусев с женой, наш редактор сборника  «Физики шутят», сказал, что нашу книгу хотят переводить на польский. болгарский, армянский и прочие языки. На октябрьские праздники все друзья собрались у нас дома – у Флоры, было весело, приезжали Турчины из Москвы, они только что получили квартиру на Юго-западе. Кэй ещё упоминал, что как-то случайно  встретил А.И. Лейпунского, рассказал ему о моём житье-бытие в Дании, о том что я был приглашен к Бору, что я обсуждал  с Моттельсоном  наши работы со Смиренкиным.  А.И.Л  был доволен и передавал мне привет.

Решив развеять грусть-тоску, пошел пообедать в K.A.R. и с тоски пообедал на 16(!)крон. Затем направил стопы в «non stop» - ого каламбур получился. Направился туда из чистого отчаяния, нигде ничего приличного. Первый фильм был опять по Уоллесу «Индийский шарф». Дело происходит в Шотландии. Старого лорда душат индийским шарфом, набрасывают из-за спинки кресла. При вскрытии завещания присутствуют около десятка родственников. Но завещаний оказывается два: предварительное и окончательное. Согласно предварительному  окончательное будет вскрыто через шесть дней, а до тех пор все наследники не должны покидать замка. Тут ещё  буря  и гроза. Связь с внешним миром почти прервалась. Естественно, что каждый  день одного из родственников душат тем же способом, кто неясно, показывают только руки, подозревай кого хочешь. Всё происходит под звуки торжественной музыки. Это наверху упражняется полупомешанный музыкант, в конце концов, он и оказывается убийцей, но потом и он погибает. В общем не страшно! Остался я и на второй фильм, несмотря на то, что он французский. Криминальная комедия –гротеск про банду взломщиков «Миллиард в бильярде», с моим знанием французского  было не очень весело, но сидел в самой середине ряда и выходить было не удобно.

Завтра у нас лекционный день. Надоедает мне датское королевство, тоска просто. Скучаю. Хочу домой.

06.12.66. Понедельник. До восьми работал в институте. Потом опять пошел в кино на Хичкока и налетел В том же самом «Roxy», следующие три фильма тоже Хичкока, но сегодняшний фильм меня насторожил. Называется  «Trouble with Harry». Абсолютно ни на что непохожая картина. Жанр определён как  «comedy thriller».Загадочный фильм. Всё как раньше,  но на этот раз стало жалко потраченных денег. Прекратить ходить в кино никак не могу, какая-то духовная пища всё-таки нужна.

Сегодня проверял свои расчёты, нашел ошибку, придётся пересчитывать. Се ля ви! Здесь станешь философом.

 07.12.66. Вторник. В 13.20 Я, Лёша и Марина встретились под часами у здешнего крупнейшего универмага. Я сам уже здесь был, приобретал себе здесь рубашку. Зашли в игрушки и я купил Барби с двумя комплектами одежды. Стоила она очень дорого – всё вместе 51 крону, но чего не сделаешь для ребёнка, ничего не жалко.

Дальше началась трагическая часть. Разнежившись удачной покупкой, купил ещё на 90 крон  импрессионистов и послал домой по почте прямо из магазина, Марина тоже загорелась, заняла у меня денег и купила себе две книжки (историю живописи, даже Вагаршак  купил, не устоял). Но это всё присказка, а сказка будет  впереди. И вот  сегодня вечером придя домой, узнаю что Вагаршак купил точно такую же куклу, не отличишь, то же с двумя наборами одежды в универмаге за – 13 крон!!! Только не написано Барби. Во-первых плакали 38 крон – полторы книжки из серии  WAL- во-вторых, моральный урон. Завтра отправлю посылку, может к новому году  приедет. В субботу опять иду в гости.

 08.12.66. Среда. Сегодня приехали Флёров и Поликанов, привезли мне из дому посылку и большое письмо сверх плана. Флёров мне для хохмы  привёз в пакетиках борщ и гуляш, сварим в воскресенье.   

Сейчас двенадцать часов, но я не сплю. Курепин собирался приехать  к нам ночевать, так как  к Марине приехала  из Орхуса подруга, она там  преподаёт. Она  будет у них ночевать, а там повернуться негде, вот Лёшу и выпроводили к нам. Они сегодня у кого-то на обеде, договорились около полуночи созвониться.

 09.12.66. Четверг. Что-то стал забывчив и задумчив, на этой неделе три раза проехал мимо своей автобусной остановки, но благо следующая конечная, возвращаться недалеко. Сегодня пришлось давать крюку к Курепиным по самой датской погоде – горизонтальный дождь со снегом. От них не стал ждать автобуса, пошел пешком и правильно сделал, он догнал меня недалеко у дома, 6 остановок! Входя в квартиру опять же забыл портфель на лестнице, поскольку нашу дверь нужно открывать тремя руками. Синхронно поворачивая два ключа и расположенную между ними ручку. У Курепиных  дом новый, звонишь с улицы, тебя по радио спрашивают, кто ты есть, после этого дистанционно открывают замок и можешь входить в подъезд. Лёша был один, Марина пошла на лекцию, которую её вышеупомянутая подруга Ирма  читает датским студентам о русской литературе, и в полдвенадцатого ей на пароход в Орхус, бедняга. В связи с непогодой допили у Лёши четверть, примерно, бутылки виски «Lоng Dqon» разбавляя водопроводной водой, поскольку минеральной не было и закусывая апельсинами. Читал у них новую книжку Евтушенко, Марина купила здесь за 7крон, тут его легче достать, чем в Москве. Совсем новый сборник. Парень растёт на глазах, умнеет явно, кое-что прочёл с удовольствием. Взял домой почитать сборники Казакова и Аксёнова новые, Марина привезла сюда с собой около ста кг книг для студентов своих датчан. Почитаем.

Писать каждый день хоть несколько строчек стало для меня потребностью и удовольствием.

10.12.66. Пятница. Сегодня не только сам купился очередным Хичкоком, но ещё заманил с собой Лукьянова, Гангрского и Курепиных. Нельзя такие картины показывать в1966году. Картина чуть ли не довоенная. В довершение всёх бед оба положительных главных героя совершенно беспомощные  актёры. Единственное  положительное явление это главный отрицательный герой, маньяк, который хочет убить своего отца. Всё что он для этого придумывает, может быть потрясло бы неискушенную  публику 25 лет назад, но мы –то уж видали виды.

Впереди уикенд, а на горизонте никакого просвета. Ну, завтра, положим, в гости, а в воскресенье? Может повалятся да  почитать, как дома? С другой стороны, читать в Копенгагене  Казакова и Аксёнова как будто не рационально. В субботу как будто приезжает Соловьёв. Русских будет, пожалуй, не меньше, чем американцев. Здесь  вроде, первый раз такое. В   K.A.R’е скоро  заведут меню на русском языке, если так будет продолжаться. В понедельник Флёров выступает  здесь с докладом, даже  с двумя, утром  и после обеда. Послушаем.

11.12.66. Суббота. Получил сегодня письма из дома от отца и Флоры, ещё Флёров привёз одно большое. Приятно. Вечером погода несколько поправилась, иду в гости к одному из коллег, он американец, но женился здесь на датчанке. Приглашен к ним на «glogg», что и по названию и по сути напоминает русский грог – варят что-то горячее из вина с пряностями. Зная, как кормят здесь в гостях, предварительно сварил макарон и изжарил пару сырых сосисок, пиво ещё от предыдущей попойки осталось. С тех же пор завалялась  бутылка  «Кьянти», а белое выпили. Завтра хочу её употребить – Курепины звали обедать, возьму с собой, потом планируем в кино, не знаю, что выйдет.

Получил с Флёровым письмо от Конобеева, где он пишет, что наша «халтура»: перевод Кемпфера и Феймановский задачник приняты в издательстве в черне. Дело движется, теперь без меня всё на Кэя свалилось. Пишет также, что наш дом учёных процветает,  Конобеев и Чук(Павлинчук) пригласили нашего редактора из издательства А.А.Гусева с супругой и, конечно, вечером все пошли к Флоре ужинать и ублажать редактора, где славно потрепались и расстались друзьями, получив несколько важных советов как всё закруглить с книгой «Физики шутят».

Днём работал в институте до шести часов.  Мой сосед Иоахим, на моё удивление, тоже по субботам здесь, такого здесь не бывает, кроме у заядлых «машинистов». Он, наконец, запустил свою программу, она работала часов около трёх и должна была, до первой выдачи, проработать по его подсчётам часа полтора. Исправно проработала и продолжила дальше. Он пошел в растерянности, сказав на прощанье: «Пообедаю, вернусь, если не кончит, пойду в кино  на 7 часов, потом приду, посмотрю, если не кончит, пойду спать, утром в воскресенье приеду посмотрю, если не кончит, пойду домой, утром в понедельник придёт оператор, остановит». Машина здесь работает сама по себе.

12.12.66.  Воскресенье. Пишу сидя за письменным столом, чин по чину, после уборки. Утром говорил с семьёй по телефону, после этого всегда бывает грустно немного, разволновался, захотелось домой. Позвонили Курепины, звали в бассейн до обеда, но я до сих пор не удосужился купить себе плавки, времени не выберу, просто позор. Сегодня собирались обедать у них, но пойдём к каким-то их знакомым, у которых квартира побольше, поеду туда к трём часам.

Вчера был в гостях. Перед этим отдавал в стирку рубашки, нейлоновые они не гладят, возвращают мятые, у Вагаршака лучше получается, он как раз по ошибке выстирал мою финскую рубашку, в ней я и поехал, спасибо ему большое. Ботинки, в которых я приехал, разваливаются, придётся купить новые, по видимому.

В гости звал один молодой американец, Александр Ланде (есть на фото), он мне нравится, приветливый, мягкий и воспитанный, в отличие, например, от Эйхорна – кремень из Принстона. Живут они в фантастически дешевой квартире – 150крон, занимая две комнаты из четырёх. Какой-то инженер датчанин работает постоянно в Иране, в двух комнатах сложил мебель, а две сдаёт - пустые, правда, так, чтобы сторожили. Ну а им того и надо. Стульев хватило только на четверть гостей, а их было человек 25, остальные сидели на кровати и на полу, на ковре. Здесь party собираются так, что почти все друг друга видят впервые. Компания, как всегда, очень интернациональная. На лестнице у входа столкнулся с Педро  Федерманом из Израиля, а жена у него из Чили! Это привело к некоему забавному эпизоду. Мы пришли, ещё народу было  немного, познакомились с наличными гостями, сели. Какой-то датчанин из угла заметил, что мы иностранцы и взялся угадать откуда, начав с Педро, человека более  непохожего на еврея, я в жизни не видел: светлый, плотный, чем-то похожий на моего друга В. Лысенко( Педро тоже есть на фото). Датчанин запарился: «Испанец? Швед? Швейцарец? Француз? Немец?» Наконец, отчаялся - но ведь ваш  родной язык – европейский? Педро говорит;  «I'm afraid- no!» (Его родной язык древнееврейский). Тот сдался, ему сказали. Узнав, что миссис Федерман – чилийка, он решил ещё раз проявить догадливость, и обращаясь ко мне, я рядом с ней сидел, спросил – «Вы, наверное, тоже из Чили, вы очень похожи на чилийца». Та часть аудитории,  которая знала мою национальную принадлежность, покатилась со смеху просто в конвульсиях.     

Подали огромную кастрюлю с грогом и какие-то трубочки с муссом и консервированной клубникой. Как всегда шла светская беседа по кучкам, я попал рядом с одним будущим специалистом по социальной психологии, которая сейчас в такой моде в родном моём городе Обнинске. Справа сидел молодой, тихий, симпатичный юноша, который оказался, кем бы вы думали – психологом! Специалистом по истории церкви. Он весь вечер робко молчал, и лишь однажды спросил меня, представляет ли, по моему мнению, русская православная церковь опасность для коммунизма. Я сказал, что по моему мнению, не представляет. Не знаю, огорчило его это или обрадовало. Домой я собрался одним из первых, другой «наш» американец, Fridman с женой, ехали в мой район, у них традиционный для всех копенгагенских американцев «Волво», подбросили меня до дому.

Всё хотел дождаться прояснения нашей финансовой ситуации, так и не дождался. Сюрпризов было много. Прежде всего, датская комиссия по Атомной Энергии выделила нам по 3000 крон ежемесячно tax - free, это большие деньги, но не про нашу честь, естественно отберут… Но с первого октября ставки здесь повысились и наши законные 1440 или чуть больше, пока не ясно, а госкомитет молчит как рыба. На тысячу крон жить просто нельзя при нашей квартплате,  на 1440  можно, но  довольно экономно. Курепин и Заикин  получают 1770крон и живут уже свободнее.

Ну, сейчас буду бриться, обедать и потом поеду в кино. Но планы пришлось изменить. Был день отдыха и действительно удалось несколько разрядиться. Обедать поехали к Решетовым  –я с ними уже познакомился в гостях у наших из ВОЗа. Они по Скандинавии давно мотаются, лет семь уже, сперва в Исландии долго прожили и вот уже два  года в Дании. Им лет по 35, наверное, приятные оба. Курепиным они оба партнёры по теннису. Сделали очень простой обед, но как-то всё пришлось кстати – селёдка маринованная с луком и огурцами под водку и пиво, суп из бычьих хвостов, отварная  картошка с сосисками, очень так душевно посидели. Впервые смотрел датские передачи по телевизору. Передавали в течение часа матч в бильярд на первенство каких-то скандинавских стран. Бильярд не как у нас, посреди стола ставят маленькие кегли, числом шесть, шаров всего три, из них один биток, этим битком бьют по другим двум шарам, кегли можно сбивать только ими. Ужасно увлекательно, мы просто болели, но потом решили пойти в кино, чем кончилось так и не узнали. Привлекло нас в «non stop» фильм-концерт, точнее джазовое шоу, известные американские певцы и квартеты. Очень здорово, только это снято и записано на настоящем концерте где-то вроде нашего зелёного театра, под неумолчный крик, свист и улюлюканье. Две певицы особенно понравились Petula Clark  у неё известные песни вроде DowntownLiz Lord и Toahu Baez, мексиканского происхождения, поют ритмичные песни, а как будто народные, странно задушевные, очень было приятно. И под конец компания каких-то негритянок, на страшном темпераменте исполнила  «roc and roll», всё вокруг ходуном ходило. Вообще, конечно, в истинном джазовом  артисте должно быть не менее 25% негритянской крови. Ещё, один слепой негр пел, подыгрывая себе на фортепиано, с квартетом, тоже со страстью. Перед этим ещё застали не с начала, правда, какой-то агентурный фильм с пальбой, в общем в ушах шумело, когда пошли домой в десятом часу. Пришел и  сразу бух в пастель, только меня и видели

13.12.66. Понедельник. Сегодня с утра была лекция Моттельсона, потом до обеда и после выступал Флёров. Сегодня на лекцию Флёрова вечером собрались все наши физики – 9 человек! Бор держал небольшую речь насчёт пользы сотрудничества. Флёрова оба раза провожали  аплодисментами. Ехидный профессор Браун, который сидел за мной, передал мне записку, где написал по-русски: «Заседание Академии Наук Датской С.С.Р.» В общем, действительно, наших здесь густо. И ещё вроде Дроздов собирается. Флёров, по видимому, уедет в следующую среду.

Пришел омой поздно, сейчас буду ложиться спать. Скучаю по дому, особенно по Юленьке.

!4.12.66. Вторник. За окном - зелёная травка, говорят, что здесь она всегда зелёная. Но уже холодно, постоянный ноль, снежок, тающий правда сразу и дождик вперемежку.

Сегодня в ланч-руме обсуждали новогодние планы. Пойдём, наверное, в посольство, скинувшись по 15 крон с носа. По московскому времени встретим в 10 часов, а уж потом по датскому. В понедельник в ланч-руме будет общеинститутский рождественский чай в половине четвёртого.

Сейчас уже одиннадцать часов, я недавно пришёл с работы, довольно славно сегодня потрудился, понял, кажется, одну  штуку над которой бился давно. Поэтому после  обеда в начале седьмого решил вернуться в институт  ещё часика на три и выпил соответственно кофе, а не пива. Супу по причине позднего времени не брал, а взял десерт – ананас со взбитыми сливками. Здесь довольно странным образом в сбитые сливки не кладут сахара, а ананас, конечно, консервированный и очень сладкий, мне это сочетание не понравилось, но зато дешево - 1,75. Обедал за одним столиком со своим  соседом и ещё одним американцем из нашего института, в это время половина клиентов – физики. Разговор шёл о еде в разных странах, американец спросил у меня, что такое «borshch», о котором он много слышал, но ни разу не  едал, ему почему-то казалось, что это крупяной суп. Я ему объяснил и сказал, что моя жена – крупнейший специалист по борщу, а также что лучший борщ – полтавский и как я его ел в Полтаве. Я не обратил внимания, что при упоминании Полтавы мой швед начал как-то странно ёрзать  и продолжал развивать  свои мысли. Когда я кончил, он спросил: «Так вы, значит, бывали в Полтаве?» И тут я осознал, что этот город вызывает у самолюбивых шведов не очень приятные исторические ассоциации. Ну, всё обошлось смехом, конечно. Потом я вернулся в институт, а часов в девять Круммлинде  тоже пришёл, что-то дома ему тоже не работалось, я в пол десятого пошел домой, а он ещё остался со своими программами возиться – у него одновременно 9 штук в работе, бедняга. Машины должны облегчать жизнь человеку, а получается наоборот, чистая кабала.

15.12.66. Среда. Приходили и сняли показания со счётчиков газа и электричества, потом пришлют счета. Сегодня утром получил по почте на двух листах типографского шрифта, понял что какая-то касса, какие-то деньги, стояли там ужасные суммы –26000 крон, 15000 крон и т.д. Я насторожился и побежал к фру Юлнер, она меня успокоила. Оказывается, просто мне предложили  воспользоваться  системой датского страхования, на случай болезни и т.д. Я с благодарностью отклонил это предложение.

Сегодня вернулся в лоно своего ланч-рума, уже через улицу не бегал. Удовлетворился    хлебом, сыром-маслом. К нам за столик сел Браун, сказал, что  собирается сразу после нового года на две недели  к себе в Штаты выбивать деньги своему институту на какое-то мероприятие. Сказал, что мы вполне можем пожелать ему успеха – чем больше денег он выбьет, тем меньше их останется на войну во Вьетнаме, мы конечно пожелали.

Работал сегодня до шести, потом пообедал и направился в центр, в кино,  но без ясного адреса. Проходя мимо кинотеатра «Александра» (там только что закончилась неделя советского фильма: «Берегись автомобиля», «Двое», «Звезда балета»), увидел соотечественников из посольства и обратил внимание, что идёт знаменитый фильм «Мужчина и женщина», получивший Гран-при  в Каннах. На французском! Пошел за компанию. Отличная картина, просто великолепная. Диалог пропал, конечно, его немного к счастью. Действительно блестящий фильм, съемки особенно – перемежаются цветные и чёрно-белые. Музыка очень хорошая. В общем, по всем статьям. Кончилось около девяти. Возвращаться в свою берлогу не было никакого настроения. Опять пошел в кино – американская комедия – «Русские идут, русские идут!»  Русская подводная лодка садится на мель у маленькой латиноамериканской островной деревушки. Моряки хотят раздобыть катер и стянуть лодку с мели, в деревушке поднимается паника, в общем обычная комедийная неразбериха, всё кончается очень трогательно, наш моряк спасает мальчишку, который повис на колокольне, подводников провожают с почётом. Говорят на смешном русском языке и с ужасным акцентом. Музыкальное сопровождение: «Эх, ухнем!», «Полюшко  поле!».

16.12.66. Четверг, прачечный. До ланча по этому случаю  поработал дома, и устроил роскошный домашний ланч, заранее заготовил тюбик майонеза, открыл заветную банку крабов (привезенных с собой), помянув добрым словом милую тётушку Лиду, и банку маринованного  селёдочного филе, из холодильника достал пиво «Hof», взял свежего хлеба и душевно закусил. Потом поехал в институт, там был до полседьмого. В читалке прочёл в «Таймсе», что английские школьники, любители-астрономы, следили за нашим спутником «Космос-42» и его радиосигналами, обработав свои данные на машине они рассчитали, что он запущен с неизвестного полигона около Архангельска. Вот что эти дети умеют.  Американцы всю прошлую неделю грустили, у них было 25-летие со дня начала войны – 7 декабря 1941года бомбили Пирл-Харбор. Прямо посреди бухты над затонувшим линкором, который и сейчас там лежит, а в нём 2000 человек, открыли монумент. В этот день  Пирл-Харбор посетил бывший капитан японских ВВС  Фукудзима, который командовал этим налётом. Он теперь американский подданный и католический евангелист, снят на фоне бухты, показывает, как из-за горы пикировал на рейд.

Теперь модно удалять желчный пузырь. Джонсону удалили, Эйзенхауэру  удалили, английской королеве-матери тоже что-то удалили, не известно что.

Вечером в библиотеке столкнулся с Курепиным, он позвал чайку попить, благо кондитерская поздно работает, купил какую-то плюшку с кремом за 2,50, такое всё не вкусное, несладкое, а жирное, непривычно, попили чайку, музыку европейскую послушали, они только что купили приёмник «Сони» очень симпатичный. Как раз играли музыку из вчерашнего кино.

Марина показывала подарки, которые повезёт родственникам к Новому году и учила меня уму – разуму по части покупок. Часок посидел, пошел домой и лежу сейчас  на чистом белье. Флёров  хотел вроде перед отъездом устроить party для датчан, они всю неделю по гостям ежедневно, сегодня у Бора. Единственное место где можно это сделать - у нас, конечно. Ещё не решил окончательно.

17.12.66. Пятница. Настоящая зима, выпало несколько мм снегу, город  преобразился. Второй день ношу шапку. Датчане, несмотря  на мороз, ходят с непокрытыми головами и одеваются потрясающе легко. Молодёжь в пиджаках, так, шарфиком повяжутся и всё. Вчера было – 5 градусов, в трамвае стоял рядом с компанией датчан, все в рубашках с расстёгнутыми  воротниками и пиджаках, и всё. Закалённая нация. Вчера у Курепиных встал на весы в одежде. Они показали  94кг, похудел заметно и притом без всякого усилия. Жизнь напряженная, и хлеба почти не ем, его здесь к обеду не подают, нужно специально просить. Попросил: «Хлеба!» и принесли кусочек белого, попросишь еще, принесут столько же. Не просить же хлеба после каждой ложки. Привык. Сегодня дома ужинал, хлеба тоже не оказалось, так селёдку с луком  без хлеба ел, и ничего, привыкаю. Завтра буду работать и обедать дома, а в воскресенье, может и в балет схожу, давно пора, но времени, времени нет совсем. Сколько я сделал  по объёму за два месяца, так это больше, чем дома за полгода, разобрался во множестве вещей, но решение, которого добиваюсь всё ускользает, уже несколько раз казалось, что дело в шляпе, и получится неплохая работа, но нет, всё ускользает. Ужасно хочется до нового года  что-то кончить, получить результаты, но не знаю, приступы оптимизма сменяются разочарованием.

Сегодня получил от Жоры письмо, десятидневной  примерно давности, заказное датской почтой. Прислал мне  некоторые материалы, которые я просил. Молодец. Спасибо. Напишу ему.

Сегодня был заключительный день «русской недели» в институте, выступали Поликанов и Соловьёв, один утром, другой вечером.

Как всегда в пятницу домой возвращался нагруженный, одних бутылок пива  и тоника тащил 10 штук. Что у меня только за портфель! Завтра вечером пойду в кино на последний сеанс, в субботу на них бывают дополнительные фильмы.   

18.12.66 Суббота. Не  усидел дома. Из этой берлоги положительно тянет куда-нибудь сбежать. Хоть погода хуже некуда. Снег растаял. Хлещет дождь.

Сосед Вагаршака по комнате Петерсен сбежал от него в другую комнату, ему теперь не с кем практиковаться в английском, теперь мы с ним дома объясняемся  по- английски. Утром он поинтересовался, как «мусор» будет по-английски я сказал « garbage »,он как всегда в таких случаях полез в словарь проверять, сказал, что пойдёт вынесет мусорное ведро, для него как раз в словаре было специальное американское выражение «garbage can». Вернувшись с помойки, он спросил меня, знаю ли я, что такое minkcoat  я сказал, что «норковая шуба», он проверил и сообщил, что только что прочёл, будто mink-coat  в Копенгагене стоит в два раза дешевле, чем где бы то ни было. Я ему посоветовал купить, действительно дешёвка, десять тысяч вполне приличная шубка, а то в Париже того и гляди придётся переплатить вдвое.

Ну, значит, выехал я в город, купил газету местную «Aktuelt», исследовал последнюю страницу на предмет выяснения что где. Пошел на новый криминальный фильм « Modesty Blaise» с Моникой Витти в заглавной роли. Барахло в общем. Главное, героиня какая-то старая, а партнёр у неё  ничего. В общем как-то развлёкся.

19.12.66. Воскресенье. Утром звонила Флора. Провалялся сегодня  до одиннадцатого часа и звонок застал меня  в постели, телефон был  предусмотрительно у самого уха. Поговорили.

Сегодня развлекался  по-настоящему культурно. Сходил в королевский театр на балетное представление. Балет королевский – здешняя  национальная гордость, одна из них. Собрался  довольно внезапно, до пол седьмого работал, несмотря на выходной, потом решился. Сегодня было необычное воскресенье – пред рождественское, все магазины были открыты, но я этого на застал, и слава богу, давка была, небось.

Давали два одноактных балета, один национальный, второй современный на музыку Стравинского «Fue carte»- «игра в карты».

 Приехал незадолго до начала, удобные дешевые билеты были распроданы, взял за 16 крон вполне приемлемое место, в так называемом первом этаже. Ярусы идут так: партер  25-30 крон, «балконы», типа нашего «бельэтажа», 20-30 крон, 1-й этаж, 10-16 крон, второй этаж – 7-10 крон, галерея под потолком 3-7крон. Так что заранее можно запастись недорогими и приемлемыми билетами, следующий раз так и сделаю. Я сидел во втором ряду в центре, видно и слышно прекрасно. Очень просторно ряд от ряда, можно проходить на своё место не садясь никому на колени.

До начала спектакля было ещё минут десять и я усиленно лорнировал партер и королевскую ложу, которая была вызывающе пуста. Однако перед самым началом вся публика встала руки по швам, я тоже, ещё не поняв в чём дело, за компанию. Смотрю, можете себе представить, король с королевой, благосклонно приветствуют из ложи своих подданных и меня. Симпатичные,  просто одетые и ещё не очень старые.

Смотрел с вниманием и удовольствием оба спектакля, первый был в три раза длиннее второго спектакля, который оказался обычным классическим балетом, на классическую музыку. Но всё же от нашего отличается, живее, разнообразнее, хотя техника примы –балерины слабовата. Не говорю уж о кордебалете. Но сами примы хороши и своих бюстов не стесняются. Мальчишки тоже хороши. Всё было очень мило, и публика часто «нарушала художественную цельность спектакля аплодисментами по ходу действия.»

К перерыву я ужасно захотел пить, нашёл бар, взял бутылку пива, если бы подождал до дома, это бы мне обошлось в шесть раз дешевле, но зато какая девочка торговала и как. По моей оценке она за четыре минуты обслужила очередь из тридцати, если не сорока человек. Откупоренные бутылки и полные стаканы летели в алчущих как из пулемёта, не говоря уже про сдачу.

На второе действие, как я и ожидал, венценосная пара не осталась, насколько мне известно, они смотрели это раньше с Курепиными. Вообще Фредерик девятый, говорят, большой меломан, и хобби у него редкое, другие марки собирают, а он дирижирует симфоническим оркестром, концерты  даже изредка даёт.

Второй акт был короткий, но более интересный, современный абстрактный балет. С фантазией сделано, возможностей, конечно, несравненно больше чем в классическом балете, движения разнообразнее и  групповые комбинации  интереснее. Хочу ещё что-нибудь в том же духе посмотреть. Всё кончилось примерно в пол одиннадцатого. На обратном пути прошелся пешком до площади ратуши, посматривал на витрины рождественские…

20.12.66. Понедельник. На работе. Сегодня отдал письма Соловьёву, он отвезёт и отправит. До обеда была великолепная погода, солнце. Тепло, безветренно, снега и в помине нет, +7.

Начинается рождественская неделя. Лекций не  будет до нового года, а знающие люди предсказывают до февраля. Бор уезжает в Норвегию кататься на лыжах, в этом смысле он напоминает Усачёва Льва Николаевича. Все разбегаются кто куда.

Сегодня в ланч-руме в три тридцать «Christmas gettogеther», собираются все в неурочное время на чашку чая по случаю грядущего рождества. Соловьёв, который здесь проездом из Триеста (в тамошнем  международном центре теоретической физики он член Учёного Совета) говорит, что там очень любят устраивать всякие сборища за казённый счёт, т.е. за счет ООН в конце концов, по видимому. Здесь нас этим не балуют. Но ходят какие-то слухи, что фирма Карлсберг к рождеству подкинула институту  какую-то мелочишку порядка 10в5 степени долларов, экспериментаторы зашевелились.

Сегодня в  «World Cinema» премьера  нового фильма «Горит ли Париж?», рекламируется с помпой, но ведь по-французски, небось. В «Roxy» идёт новый старый Хичкок с Марлен Дитрих, испытываю колебания и тяжелые раздумья. Курепин опять просится к нам ночевать, Ирма улетает  в среду в Москву, перед этим два дня проведёт в Копенгагене и проживёт у них, но а он у нас, соответственно.

Соловьёв рассказал, что они в своё время пытались отсюда вырваться в Москву в отпуск летом, и ему было разрешили, но в последний  момент отменили это разрешение, и вообще это всё не просто. Ну ладно, проживём до середины января, а там уже и конец будет видно.

И вот «Christnas get- to gether» в ланч-руме. Всё было трогательно, при свечах. Профессор Хуу произнёс речь, очень смешную, но по датски, так что мы с Курепиным не смеялись, и он поднёс нашим хозяйкам, т.е. женщинам из ланч-рума, букеты. Угостили кофейком и специальной рождественской лапшой с изюмом, поболтали и разбежались по местам. Свечи здесь в большом ходу, по вечерам  за столом всегда зажигают, формы самые разные. Курепины тут недавно загадали мне задачку, показали  красный тяжелый шарик, завёрнутый в целлофан, угадай, мол, что это. Я думал, марципановое яблоко, оказалось свеча специальная, она горит особенно долго, поскольку не оплывает и не оплавляется углубление, красный шарик светится изнутри, очень интеллигентно.

Рождество начинается официально 24 числа в 4 часа дня, но конечно уже с полудня всё закрыто, включая рестораны, магазины, кинотеатры и т.д.

Весёлая предстоит жизнь. На рождественское воскресенье я зван на обед к одному из многочисленных шведов, населяющих наш коридор, познакомился с ним у Эйхорна, его фамилия Forsner. Живут они с женой и детьми  за городом, в двадцати км, добираться надо на поезде.

Вторую ночь у нас ночует Курепин, завтра провожают Ирму. Вчера мы легли рано, около одиннадцати  и сегодня я встал в семь как штык. Очень мне это понравилось. Сегодня купил большого цыплёнка, завтра приготовим  цыплёнка-табака.     

21.12.66.Среда. Сегодня у нас случилась авария, обвалилась настольная лампа. Это та самая  норвежская чудо – лампа на 11 шарнирах, она у меня установлена в довольно шатком положении. Слава богу лампочка уцелела, а то бы не знал что и делать, запасных нет.

Сегодня профессора наши отбыли, отправил с ними письма, новогодние поздравления домой  своим родным.

Ходил сегодня на семь вечера в кино, музыкальная комедия с Элвисом Пресли, одну такую уже смотрел раньше с удовольствием. Здесь в «World Cinema» состоялась премьера французского фильма «Не горит ли Париж?», четырёхчасовая. Придётся, по видимому, пойти посмотреть, хотя билеты, наверное, стоят крон пятнадцать. Сколько раз давал себе зарок не ходить на непроверенные картины, но ничего не поделаешь, податься  некуда.

22.12.66. Четверг. Жизнь в институте замирает. Из двадцати примерно обитателей нашего коридора, сегодня на работе было вряд ли пятеро. Европейцы многие на рождество разъезжаются по домам, мой сосед Круммлинде,  в частности, маханул к себе в Швецию; сосед Заикина, Бертран Жиро, в родной Париж скоро отчалится. Мы да Американцы, а так же китайцы. Впрочем, китаец Чан -сосед Курепина, 27-го тоже уезжает, но насовсем. Он, правда, не настоящий китаец, из Гонконга.

Марина отправляется в Москву в среду, хочу с ней послать Флоре и Юле что-нибудь невесомое, подарки на новый год.

Уже завтра будет закрыт и наш ланч-рум придётся с собой носить еду. Машину может тоже  наверное остановят, а я как раз подготовил новую программу. После рождества уж видно придётся запускать. Всё никак не отнесу 15 крон в посольство – там организуется встреча Нового года, сначала встречаем по московскому времени, т.е. в 10 часов, а потом по местному. Чаще пошли распродажи в мелких магазинчиках. Даже магазинчик порнографической литературы объявил распродажу, на нашей автобусной остановке, где я на обратном пути пересаживаюсь с трамвая. Жду автобус минут по 10, изучая от нечего делать его красочную витрину. На этой остановке уже стоять из-за неё не удобно, толпа старушек, женщины с детьми, а витрина я вам доложу… Дания в этом отношении далеко ушла. Здесь законодательство, видно, либеральное, и государству выгодно, издания дорогие, налог с них высокий, вот и доходец.

23.12.66. Пятница. Итак рождество началось. Сегодня остановили машину. Под предлогом, что якобы сломалась, не пропустив мою программу. И ланч-рум был закрыт сегодня. И по всему институту по разным углам после обеда заседали разные компании при свечах, как это часто и у нас бывает накануне праздников, завтра на работе не будет никого. Я сегодня просидел в институте до восьми и остался там буквально один, когда надумал в библиотеку сходить, то  пробирался по тёмным коридорам, зажигая везде свет, в том числе и в библиотеке. Здесь, когда свет погашен, над выключателем загорается светлячок-неонка, так что его легко найти в темноте. А над каждой штепсельной розеткой имеется ещё и блокирующий её выключатель. Я однажды после долгого отсутствия пришел домой, смотрю, в моей комнате стоит включённый  утюг. Ну думаю, Вагаршак забыл, кинулся выдёргивать вилку. А он холодный, выключателем разомкнуто.

Сегодня меня на машине нашел Браун, пришел приглашать на обед на рождественское воскресенье. Увы, я уже иду к Форснеру и с благодарностью отказался. Курепины пойдут к Брауну. Это вообще любопытнейшая личность, в прошлом коммунист (английский) теперь американский гражданин, а жена его немка из ГДР. Это уже третья его жена, до этого были  англичанка и датчанка. В Копенгагене он живёт по году уже пятый раз (!), и по его собственному утверждению знает город лучше, чем профессор Бор, проживший здесь всю жизнь.

Жиро,  оказывается, уехал в Париж, а многие в Норвегию. Лыжный  holiday  на две недели стоит там фантастически дешево, что-то вроде пятисот крон с пансионом  и дорогой  в оба конца, но к весне стоимость возрастает доходя до 800, поскольку день удлиняется, кататься можно дольше. Пароходом до Осло, а там немножко поездом.

Из-за закрытого ланч-рума ходили сегодня в R.A.R, взяли  один из стандартных завтраков. №2 (всего их 7,стоимость от3,5 до7,5 крон), наш был за 4,5, но с пивом  вышло как раз 7крон. Кусок рыбного филе с майонезом, ломоть ветчины, овощной салат, масло, хлеб. Сытно, но не очень вкусно.

 24.12.66.  Суббота. Fuleaften, рождественский вечер. Обычно по субботам вечером до нас доносится разухабистая музыка из подвала, сегодня же наоборот – сверху с четвёртого этажа, религиозные песнопения. Кто-то над нами живёт и, значит, христосуется. Прямо как с небес, сейчас мылся в ванной, заслушался. Сегодня мною особенно овладели воспоминания о доме, тоска по семье, по Флоре. Днём прилёг вздремнуть. Заснул ненадолго, но очень глубоко, и увидел очень живой сон. Как будто я вот также послеобеденным образом дремлю у нас дома на тахте, повернувшись к стене, но не сплю, а Флора заходит  в комнату и видит, что я лежу, подходит на цыпочках, заглядывает, но я лежу, закрыв глаза, и она также осторожно уходит. После этого я во сне «засыпаю» и  просыпаюсь по –настоящему в полной уверенности, что я дома. Копенгаген при этом пробуждении фигурировал в неясных воспоминаниях, мне казалось, что я там был, но уже приехал. Долго не мог сообразить, где это я. Это бывает в начале отлучки, но сейчас наоборот, сознание того, что я не дома, стало посещать во сне  только сейчас. То приснится, что я приехал в отпуск и не могу достать билетов обратно, то что я вообще никуда не уезжал, а только собираюсь и т.д.

Рождество здесь подчёркнуто семейный праздник, и свою заброшенность мы особенно сильно чувствуем. К тому же мы получили сегодня письма, я от Флоры и от Кэя большое письмо. Это радует, но каждый раз  и расстраивает несколько.

С утра, да и собственно весь день, была великолепная погода, солнце, тепло, выше нуля, без всякой мокроты, как бы в компенсацию за вчерашний проливной дождь с диким ветром. Но из дому выходил только утром – в парикмахерскую, да позже за последними покупками на три дня, теперь всем обеспечены. А вчера, как назло, пришлось целый день шататься под дождём. В парикмахерскую хожу регулярно раз в три недели. У нас под окном очень хорошо поставленная цирюльня, дорогая, 10 крон, но зато одно удовольствие. Хозяин, молодящийся мужик лет сорока с небольшим и четыре молодых парня, совсем молодые, но квалификация на уровне, работают – смотреть любо-дорого. Сегодня как раз наблюдал их в работе над полным спектром клиентов – от десятилетнего до седого редковолосого мужика. Все вышли красавцы. В парикмахерской очень чисто. Играет тихая музыка, столик со свежими журналами на любой вкус, а уж приспособлений, кремов, лосьонов, бриолинов  и т.д. в глазах рябит. Сами мальчики и хозяин, как с обложки сошли. Костюмчики, причёски. фирменные блузоны, тапочки и т.д

Вообще здесь если толпа отличается внешним видом в лучшую сторону от нашей, так это именно стрижкой, причёсками  и мужчины,  и женщины, и дети. Одеждой не скажу, так  немного. Свободнее, живописнее одевается молодёжь,  разница небольшая. Ну это я говорю про скромную публику вроде меня, которая ходит пешком и пользуется общественным транспортом. В автомобилях же публика подороже и одета по-другому, и крошки поэффектнее существенно.

Завтра еду обедать за город. По этому случаю завтра буду гладить брюки и пришивать пуговицы к рубашкам –из стирки  они хронически возвращаются без оных, а берут по 2 кроны за рубашку.

25.12.66.  Воскресенье. Первый день рождества закончился. Недавно я вернулся из гостей

Утром звонила Флора. Звонок застал меня за уборкой.

Провёл сегодня очень приятный вечер в мирной уютной семейной обстановке. Чета Форснеров живёт примерно в 20 км от центра Копенгагена, снимают домик в 3,5 комнаты. Двое детей, Каталина –4-х лет и Аннеке 6 месяцев. Кроме меня в гостях была ещё одна пара – единственный в институте австралиец Колин Пирсон с женой и двумя своими детишками. У них наоборот, два мальчика, одному три  года, другому ровно год. Младшие дети у обеих пар родились в Копенгагене, они здесь по второму году. Пирсоны скоро возвращаются в Австралию на короткое время, затем едут в Америку. Ничего себе концы, легки ребята на подъём.

Детишки удивительно спокойные, дисциплинированные, чужих не боятся, их было четверо мал мала меньше и абсолютно не заметно. Я им привёз  по куколке с вёдрами и ещё книжку с иллюстрациями – она учит русский  и ещё бутылку столичной,  половину её за вечер выпили. Сперва сидели за шведским рождественским столом, причём хозяева всё время оправдывались, что стол очень бедный, и всего должно было быть в четверо больше. Но всего, конечно, было вдоволь, очень хорошая,  домашнего приготовления  - буженина  загляденье и объеденье – нежная  сельдь с луком, всякие паштеты, студни и прочие мяса, рождественское пиво – и сладкое имбирное всё со странным шведским хлебом вроде наших хрустящих хлебцев.

Потом уже в сити - рум пили кофе, ели фрукты и долго потом болтали на разные темы. Они меня в основном  расспрашивали о войне, для них это что-то абсолютно смутное и неслыханное. Хозяин, например, был уверен, что Ленинград был полностью разрушен, но с другой стороны считал, что немцы лишь в отдельных местах углублялись на нашу территорию, вроде Наполеона. Счастливые люди. Сто лет полного нейтралитета, как никак. Приглашали к себе в Швецию. Я сказал, что у меня нет туда визы. Они были искренне удивлены: какая виза? Мы десятки раз пересекали скандинавские границы, и у нас никогда ничего не спрашивали, и мы не видели ни разу, чтобы у кого-нибудь спрашивали, и у вас никто ничего не спросит, поезжайте совершенно спокойно. Отсюда в Мальмё то же самое что в Копенгаген, только ближе. Совершенно были потрясены, когда я сказал, что это было бы нарушением наших и шведских законов. Но с тем, что писанные законы нарушать нельзя, они полностью согласились.     

Она  - учительница, и сейчас пользуется своей привилегией. Раз в сколько –то лет она может взять годовой(!)  отпуск с сохранением 75%зарплаты, так что сейчас их месячный доход около 5000 крон  tax-free(!), а это сумма, могут позволить себе платить 1000 крон за домик. В очень хорошем месте, вроде лесопарка, маленькое поселение, хозяин которого сдаёт несколько коттеджей. Недалеко море. Вокруг живут состоятельные люди – residential part of Kopenhagen,  Форстеры этим с очевидностью гордятся. Маленький автомобильчик «Reno», он встречал нас на нём на станции. Пирсоны  - потомственные австралийцы. Потомки каторжников, возможно, страной своей гордятся, и когда я сказал, что это далеко от Европы, поправил меня – это Европа далеко от Австралии. 

26.12.66. Понедельник. Пришло решение комитета насчёт денег. Нам утвердили 1770крон, это мне сообщили Курепины, они были в посольстве. Если это так,  то жить станет веселее. Марина уезжает завтра в Москву и Флора с ней повидается.

Сегодня  вечером всей компанией, включая Вагаршака, Лукьянова и Ташинского, кроме Заикина, бродили по Копенгагену и решили посмотреть датский фильм   «Sytten», т.е. «Семнадцать», его рекомендовали как весьма откровенный, решили взглянуть. Действительно, так и есть. Семнадцатилетний юноша едет на дачу и там спит по очереди с девочкой - ровесницей, служанкой, со случайной спутницей в поезде,  в общем, парень не теряется. Фильм цветной. Днём сегодня гуляли по прекрасной погоде, часа два наверное.

27.12.66. Вторник  Пошел вместе с Курепиными  по магазинам. Проходил с ними полчаса и бросив  их пошел бродить сам и купил  три пары перчаток всем своим женщинам, передам  с Мариной. Новогодний подарок.

Потом сходили в посольство. Действительно, нам пересчитали с 5 октября по 1770 крон, приятный подарок к Рождеству.

Что ж. бурная была неделя, тяжелая для нервной системы, с сюрпризами, приятность которых резко менялась по величине и по знаку. Одно утешение сознавать, что когда всё будет позади   я с семьёй  буду  вместе,  неприятности забудутся.

28.12.66. Среда. Марина улетела утром. На этой неделе должна  позвонить Флоре. Отправил своим  с Мариной  записочку, открытку Турчиным и заранее написанное письмо Конобееву. Поскольку вышла нам прибавка к жалованию, я решил выбраться в книжные магазины и посмотреть пошире, чем до сих пор. Здесь есть на полпути между институтом и центром небольшая улочка,  на которой сосредоточено много букинистических магазинов,  которые здесь называется  «Antikvariat» и обычных книжных. Сперва покопался в нескольких букинистических. Из репродукций ничего привлекательного нет, техника раньше была не та, выбор случаен и мало её. Надолго застрял в соседнем книжном, больше часа лазил по полкам и набрал почти на 130 крон, но не жалею, все покупки считаю удачными. Во-первых, 3 книжки из моей любимой серии – Сера, Дега и Гоген, которого в центре уже не было. Странно, что в этом издании нет Сезанна. Примерно за 30 крон можно купить хороший сборник  его репродукций большого формата. Но в «World of Art Library» я дорожу хорошим текстом. Затем купил комплект из четырёх сатирически-юмористических книжек Дж. Микеша об Англии (2), США и Южной Америке. С большим удовольствием сегодня  одну из них прочёл. Похожа на «Закон Паркинсона», но сатира не скандальная, а бытовая, дар у парня на парадоксы, наблюдательность, в общем хорошо. Весь комплект за 23 кроны. Купил кроме того избранные произведения Джойса за 10 крон, давно мечтал познакомиться, и современный известный роман Силлитоу «В субботу вечером, в воскресенье утром». Получилось, в общем то, что называется  «represantative  set». С полным портфелем отправился домой и вот пять часов подряд читал, давно не позволял себе такой  роскоши. Теперь литература есть, можно будет на кино сэкономить.

29.12.66. Четверг. На носу новый год, а за окном  мокрая мостовая, положительная температура, ветерок бодрящий ! Сегодня уже работала машина, но работала плохо, что –то у них происходит не слыханное, не вылезают техники с фирмы, непорядок.  За один день в нашей комнате перестлали полы.

30.12.66. Пятница. Вчера отвлёкся и не дописал. Что же вчера было, дай бог памяти? В ежедневном писании дневника – а я ещё не пропустил ни одного дня, если вы обратили внимание – есть свой глубокий смысл. Уже на другой день, чтобы вспомнить вчерашний, приходится подвергать себя перекрёстному допросу. Какие вехи у моего обычного датского дня? Никаких. Завтрак в 8.45. Появление на работе в 9.30. Ланч в 13 часов. Полчаса на газеты. Вчера всех удивили два события: пресс-конференция Мацкевича, где он сказал, что мы собрали 171.000 000 тонн зерна и китайская атомная бомба, пятый взрыв по счёту, который всех наводит на грустные размышления. Считают китайские бомбардировщики и вздыхают. Потом до семи работал, машина так и не поправилась. На обратном пути долго шел пешком. В магазинах переделывают витрины с рождества на Vilsalg (распродажа). В некоторых больших магазинах  распродажа начнётся 2 января, в других 4, 5 января. Уже висят новые цены. Знающие говорят, очень бурная будет неделя. Вчера сам видел в витрине выставлены два вполне приличных мужских демисезонных пальто по 35(!) крон, т.е. по 35 рублей. Уценка в 7-10 раз. Это новые. В комиссионном можно и по рублю купить, во всяком случае по полтора сам видел. Какую же прибыль с этого они имеют. Этот случай, конечно, упускать нельзя, второй возможности не будет. И денег добавили, надо приодеться по дешевке после Нового Года. Мой любимый магазин «Sir John», мимо которого я каждый день хожу, тоже готовит распродажу. Там товар хороший, но и дорогой, соответственно.

Сегодня  пятница, день закупок. Запасся макаронами и отбивными, купил соль, а также некоторых экзотических закусок, как-то: банку японских копчёных устриц, банку американских крабов и какую-то бледную солёную рыбу вроде нашего балыка. всего понемногу. Но вот беда, пиво кончилось, а этот факт я упустил из виду! С устрицами выпил последнюю банку сегодня за обедом. Съедобный продукт, ел с аппетитом, но что-то вспоминаю сейчас без удовольствия. С крабами дал,  наверное, промашку. Надпись на этикетке по датски, и насколько я сейчас её разобрал, они вроде не готовы, как наши, и требуют ещё какого-то cooking, это мне совсем не по душе. Ещё раньше по поводу увеличения получки приобрёл разных фруктов, виноград, который почти доел, яблоки и бананы.

Завтра в институт не поеду, всё закрыто, и машина и ланч-рум. Всю эту неделю в нашем  бараке трудились  только мы с Вагаршаком, у  варягов holidayseason. Соломенный вдовец от тоски решил сегодня пойти в кино. Но во вкусах мы с ним не сошлись, вернее не во вкусах, а просто «Darling», на что он настроился,  я уже видел. Около нас идёт  «My fair lady», вот я и пошел. Двойной сеанс, 10 крон. Очень понравилось. Играют  Одри Хепборн и Рэкс Гаррисон. Очень здорово поставлено, стиль выдержан колоссально, музыка приятная, актёры первоклассные. Но в начале картины  суть пропала, так как  там все сцены, весь  юмор которых связан с диалектами и извращениями английского языка жителями  лондонских трущоб, и их  трудно понять. Я не понимал буквально ни одного слова. Все,  включая Хепборн, коверкают свой родной язык с большим смаком и умением. Большой долей своей феноменальной популярности в США этот фильм обязан, по видимому, именно этому непередаваемому и неподражаемому слэнгу. Но и это не испортило впечатления, получил удовольствие.

Завтра канун Нового Года. И девятая годовщина нашего с Флорой  знакомства. Юбилей приближается. Первый  Новый год будем встречать врозь, дай бог чтоб и последний.    

31.12.66. Суббота. По уральскому времени Новый Год через полчаса, мы когда-то во времена учёбы в Москве  все «челябинцы»с этого момента начинали праздновать. Здесь будем праздновать по московскому. Через час пойдём в посольство, сбор в 9.30. Сегодня славно поспал днём почти два с половиной часа, так что свеж и бодр, вполне готов. Скидывались по 15 крон, на эти деньги можно вполне попраздновать.  

С утра работал до позднего ланча около трёх часов, вернее обеда по-русски, только супа не варил. Сейчас пишу сидя, боюсь повредить причёску, только что из ванной. Если на рождество была великолепная погода, то к нашему пролетарскому новому году развезло и, под ногами нечто хлюпающее, ландшафт поздне–октябрьский, по нашим меркам.

 01.01.67. Воскресенье.  Ровно четыре часа утра  1-го января. Отпраздновали. Отличный был стол – заливная  форель, пышные датские окорока и выпивки достаточно. Плясали сколько хотели, тостов было порядочно, потом Якимов довёз домой. Были и душераздирающие тосты – за тех кто в Союзе, за детей и т.д. Но, хочется домой ! С Новым годом!

 Вот и первое января. Утром поговорил по телефону со своими  родными, со всеми по очереди. Сегодня,  когда мне позвонили, я уже встал, но голова несколько потрескивала, хотя пил вчера не много, но какая-то смесь получилась – вино, водка, наливка. Аппетита за завтраком не было, да и не выспался. Час послонялся, выпил кофейку и анальгин, потом прилёг и проспал до четвёртого часа, встав, плотно пообедал и прекрасно себя чувствовал. Позвонил Курепину, но не застал. Решили с Вагаршаком   заняться  Windowshopping'ом и совершили длиннейшую прогулку по торговому центру и подступам к нему, он через полтора часа сдался и отправился домой, а я решил  пойти на 7 в кино и до тех пор гулял. Обошел весь город. Всё-таки распродажи главным образом завалящего товара. Хочу купить себе лёгкое пальто, в своём ратиновом вчера вечером, когда шли на встречу нового года я просто взопрел: +5, тёплый, весенний прямо-таки ветерок, никакой зимы. Куплю пальто полегче и поуже, а то хожу по улицам  как шкаф, в автобус не влезаю.

С кино последнее время не везёт. Сегодня разбежался на американскую комедию, Боб Хоуп

в главной роли, известный комик. Но на тройку. Не очень смешно. Девочка ничего, правда, это в ROXY, в  перерыве  рекламировали Хичкока «Dial M  for murder» с Грэйс Келли, к которой  питаю слабость.

02.01.67. Понедельник. С утра по дороге на работу, дал крюк и прошелся по магазинам по случаю уценок, присматривался к пальто. Но попытки были тщетны, здесь с размерами тоже проблемы. Вообще здесь, как и везде, если хочешь купить определённую вещь, то можешь проходить неделю и ничего не купишь. Хотя выбор по сравнению с нашим поражает воображение. Зато присмотрел ботинки, когда возвращался с работы, завтра по дороге в институт займусь ими.

Сегодня вечером заходил Лукьянов, гладил у нас штаны. Намеревается в субботу устроить мальчишник.

Прислали нам счёт за газ и свет. За квартал всего 44 кроны, так что вместе с телефоном и постельным бельём наша квартира будет нам обходится дешевле, чем мы думали, всего по 320 крон в месяц с носа. Лукьянов платит 300 за маленькую комнатку в густо населённой квартире, ни кухни у них, ни холодильника, так что нам сейчас все завидуют.

03.01.67. Вторник. Сегодня я работал в институте, и  пришел в одиннадцать  домой, не проходя через почивальню Вагаршака, который уже спал. Я уже становлюсь завзятым покупателем. Вечером, идя с работы, смотрю на витрины и определяюсь с «кандидатами», а утром – благо магазины открываются в 8 – 8.30 – по дороге в институт – захожу и примеряюсь подробнее. Уже купил себе на 100 крон  2 пары обуви летние и зимние австрийские. Вполне приличные. Вчера пытался купить брюки, но все были  широки и коротки. Сегодня мерил в другом магазине все были узки  и длины. На кого, интересно, шьют. Ушёл не солоно хлебавши. Брюки у них продаются по размеру талии, но на  костюмы  у них  гибкая система, скажем В-3 – на худощавого и высокого,С-1 на полного и низкого и т.д., на брюки два размера – окружность талии и длина ног по внутренней стороне штанины. На рубашки  - окружность шеи и длина рукава, рубашек с моим рукавом тоже мало. В одном магазине продавец мне подсказал, что в центре есть специализированный магазин больших размеров. Я знаю этот магазин. Там бешенные цены, как во всяком специализированном.

Как-то всю эту неделю барахольные темы идут, но уж время такое, три месяца держался. Женские вещи покупать ещё труднее. Пока этим не занимался и с трудом представляю как и что.

Идёт несколько хороших  кинофильмов, на которые пока никак не выберусь: «Горит ли Париж?» и «451*F» по Бредбери, каждый   в своём  кинотеатре и по премьерным  ценам.

20 числа приезжает Дроздов, по слухам с женой и детьми. Как –то там наш ребёночек, Юленька, скучаю.

 Мы здесь в разговорах, называем крону рублём, привычно, и короче вдвое – попробуй сказать: крона и двадцать ёриков –язык сломаешь, то ли дело рупь двадцать.

Заикину один его приятель, который несколько лет работал здесь в посольстве в Дании, где они и познакомились, а сейчас работает в Стокгольме в посольстве говорит, что там тоска зелёная в сравнении с Данией, а нам и здесь веселья особого нет. Даже не верится, что до дому, от двери до двери, собственно, четыре –пять часов езды. Замедленность переписки и затяжность оформления всех переездов создают субъективное ощущение ужасной удалённости от дома, как на луне.

Машина вроде опять заработала  и решила две моих программы, а ещё в двух нашла ошибки, сегодня на радостях вот и проторчал так поздно в институте. Даже не почитал на ночь, как делал это регулярно в последнее время. Очень уж редки известия из дома, а разговоры по телефону – дело суматошное и нервное, никогда не вспомнишь, о чём сказать нужно.      

04.01.67. Среда. Вторую неделю Копенгаген наполнен тюльпанами. До этого на цветочном рынке было затишье, но сейчас в витрине каждого цветочного магазина, а они здесь в каждом пятом доме на больших улицах – вёдрами, букетами, россыпями свежие тюльпаны всех цветов. Но порадовать некого.

Сегодня обновил свои новые зимние ботинки. Они пришлись удивительно впору. Как будто полгода носил, очень удобная колодка. Но холодные. А сегодня с шести до семи часов падал пушистый снег и нападал целый сантиметр. А я направился на 21.15 в кино на «451*F», причём билет купил заранее, проходя мимо с работы часов около шести. И правильно сделал, потому что перед началом билетов не было – такое я видел в первый раз, на табло против всех цен горели красные лампочки и кассу атаковала целая толпа надеявшаяся на не выбранные заказы. Сдыхал только положительные и восторженные отзывы, но сам потрясён не был, поскольку дважды читал книгу, второй раз совсем недавно, а в жизни ещё не видел кино, которое бы добавляло бы хоть что-нибудь к хорошей книге, по которой написан сценарий. Объективно, хорошая картина, режиссёр известный – Трюффо и Джули Кристи исполняет обе главные женские роли.

Когда я вышел из кино, снег уже весь растаял, даже не растаял, а превратился в пар, будто его и не было, Домой шел почти посуху.

 Позавчера, когда к нам приходил Лукьянов, у всех было отчётливое желание выпить, но кроме водки ничего не было, а водка не пьётся. Мне хотелось, причём сильно, совершенно определённого напитка – белого вермута, положить льду, разбавить минеральной водичкой, получается прелестное питьё (американцы  вместо водички «разбавляют» водочкой и получается «dry martiny»). Сегодня в осуществление этих мечтаний купил литровую бутылку – более мелкая тара здесь не известна, ещё  ни одного вина не видел в пол литровой бутылке. Но как это часто бывает, после этого запал пропал – сунул бутылку в холодильник и пить не стал. Однако по возвращении из кино опрокинул стопочку холодного и прошло прекрасно. Написал про вермут и вспомнил, что лёд в ванночке оставил на столе, пошел убрать, пока не растеклось, ну и..с этим ледком ещё одну… Так и вижу свою жену,  страдающую, читая откровенные признания пьяницы-мужа, с которым, как всем известно, ещё в 1963 году был случай…Опять за своё взялся…Выпивать здесь приходится раза в 3 меньше, чем дома. 

Заграничная пресса, переживающая смерть Руби и 25 лет со дня расстрела в Бабьем Яру – целая страница в Н.И.Т. отведена под отрывок из повести Анатолия Кузнецова – перевод отрывка из «Юности» и стих Евтушенко, известный в английском переводе.

 05.01.67. Четверг. Одиннадцать часов. Сегодня устраиваем холостяцкий обед, я доказывал Курепину и Заикину, что дома вдвое дешевле, чем в кафе, даже больше. Купили три отбивных, винограду и пива. Суп и макароны у меня были дома, просидели часа два у нас, потом проводили Заикина, у него ещё потрепались, затем night off.

Жизнь института ещё не вошла в колею, половина народу в отпуске. Заикин нынче щеголял в обновах. Вполне прилично оделся на 258крон  - пиджак, брюки, галстук. Везёт человеку. Его размеров пруд пруди. Что-то я давно ничего  не покупал из промтоваров, целых два дня. Я сегодня свою проблему обсуждал – пришлось к слову- с Форснером, тем шведом у которого гостил. Он сам ростом 187см, стройный. Он с некоторым презрением сказал, что в Дании – это, наверное, действительно проблема, он одевается у себя в Стокгольме, там в магазинах снимают размеры и дают на фабрику, готов наряд за умеренную цену точно по фигуре. Здесь я об этом что-то не слышал, надо узнать, не собирается ли распродаваться «Troels trup», нормальные цены там несколько высокие, довольно фешенебельное заведение прямо на площади ратуши. Что такое  «Troelstrup» я не знаю, но поскольку известно, что «Тролль» -чёрт, то подозреваю, что переводится что-нибудь вроде « Верзила чёртов»

  06.01.67. Пятница.  Сегодня во  время ланча Лукьянов преподнёс сенсацию – мол, прямо рядом с институтом, торгуют пальто на синтетическом меху  (такое у Заикина и стоит нормально 188крон) всего по 52кроны. Мы сказали, что такого не бывает. Он клялся и предложил посмотреть. Поскольку это через два дома, сбегали. Естественно, оказалось, что большая цифра 52 в витрине – это размер пальто, а цена была повыше – 158крон. Расстроили Лукьянова. Он ещё переживает из-за брюк. Купил брюки. С самого начала были длинны. В магазине предложили подогнуть за те же деньги. Подогнули мало.. Велел ещё подогнуть. Подогнули. Теперь много. Он  их взял. Но собирается нести переделывать. Вполне возможно, что и переделают, продавцы тут безропотные.

Сейчас дочитываю «В субботу вечером, в воскресенье утром», хорошая книга, про английский рабочий класс, правда про довольно не сознательную его часть. Джойс на очереди. Сознаю, что это нерационально, можно было бы привезти и читать дома, но не кино единым жив человек, по чтению стосковался.

В воскресенье пойдём с Заикиным в гости в нашу компанию, к Игорю Кутасову из ВОЗ’а, где уже один раз были.

Сегодня по случаю пятницы решил устроить себе роскошный обед дома, и  устроил. Только сегодня осознал, каким я был идиотом покупая до сих пор консервированные шампиньоны, когда в «Ирме» свежие, нынче сорванные и чищенные – 2 кроны двухсотграммовая коробочка. Изжарил в масле за 6 минут – пальчики оближешь. Когда готовлю обед, каждый раз вспоминаю Флору, она бы чудеса делала из здешних продуктов. Но я тоже учусь помаленьку. Сегодня уже ничего не забыл посолить, ни поперчить, ни помаслить, и обед удался на славу. Купил также три готовых бифштекса  из лучшей вырезки (по 27 крон за кг! но стоит того.) Но мясо люкс, даже моя стряпня не смогла его испортить. Жарил пять минут, сочный с кровью, в самый раз  под пиво Карлсберг. На гарнир макароны. Поскольку сковорода одна всё жарится  по очереди. И так  даже лучше, получается длинный обед со смаком.

07.01.67. Суббота. Получил нынче 8(!) писем, как здесь говорят- из Союза. Два от Флоры, два от родителей, два от Конобеева, от Николаева Димы  и от Нуси. Уж почитал всласть. Юра сообщил, что с Гессен обсудили вопрос о продолжении «»Физики шутят» («Физики продолжают шутить»), разумеется решили продолжать, ей приходит много похвал по поводу первого выпуска. Павлинчук говорит, что его знакомый был у Ромма (кинорежисера), когда тот болел, и видел у него на тумбочке «Физики шутят». Тот отозвался весьма лестно. Тот же Чук говорит с чужих слов, что якобы, Капица (академик) на одном из своих семинаров сказал, что период развития советской физики делится на 2 этапа: на этап – до «Физики шутят» и после. После работы в издательстве «Мир» Кэй с Чуком поехали на юмористический вечер во ВНИИЭТО(электротехнического оборудования).Вечером, пошли в театр на Таганке. Смехов провёл их, когда первое отделение «Галилея» уже кончилось. Посмотрели с удовольствием. Спектакль умный и хорошо поставлен. Ходили за кулисы. Общались с Высоцким и другими актёрами. Они осенью приезжали в Обнинск  с отрывками из спектакля, тогда они подарили Высоцкому «Физики шутят» и некоторым другим актёрам.

Конобеев прислал ещё коллективное поздравление из нашего тупика, большей частью в стихах. Открывается шестистишием Веселова:

                                   Тебе, о Коля, физик датский

                                   Мы шлём привет наш азиатский.

                                   Сочельник празднуя в Европе,

                                   Не забывай о нашей … лаборатории

                                   Где мы сидим уж столько лет,

                                   Откуда шлём тебе привет!

Узнаю друга Валеру.

Николаев сообщает о своих охотничьих успехах и сообщает свой новый адрес(женился). 

Решили сегодня с Курепиным  выбраться на последний сеанс, на субботнее шоу куда-нибудь. Исследовали газеты и заподозрили на этот предмет два кинотеатра, расположенных недалеко друг от друга и досягаемых  одним транспортом, но названия в газетах по-датски. Не совсем поняли, что такое. По пути домой проезжал мимо, вылез и  исследовал рекламные кадры. Барахло. В обоих случаях первая картина – вестерн, ими я сыт по горло, а вторая в одном театре что-то про вампиров, а в другом – французский детектив по Агате Кристи «Убийство в голубом экспрессе», я книжку читал дома, кроме того – французский. Так наше культурное начинание и осталось на точке замерзания. Когда Курепин мне позвонил, мы решили, что лучше пораньше спать ляжем, для здоровья полезнее и для кармана.

Что я в «Vilsalge» разочаровался, я уже упоминал. По утрам захожу в какой-нибудь магазинчик, меряю пиджак или брюки, убеждаюсь, что не годится и ухожу. Но, по крайней мере, нащупываю  свои  датские размеры, пальто что-то вроде 116В2, а брюки 97-81. Завтра в воскресенье, пройдусь по центру. Вот объявят распродажу большие универмаги, ещё раз попытаюсь. 

 08.01.67. Воскресенье. Два часа дня. Сегодня утром звонок из дома застал меня в ещё в постели, где я блаженствовал после одиннадцатичасового славного сна. Не спал уже,  но и не вставал, чувствовал что родные вот –вот должны  позвонить. Позвонила Флора, обсудили  некоторые проблемы. Сегодня иду в гости к Кутасовым, выйду пораньше. Пройдусь центром. Доехал до универмага Дю Норд, на витринах которого господствуют женские наряды всевозможных желто-оранжево-розовых оттенков. Присутствует всё от купальников до белоснежных эластичных брюк  и курток. Универмаг был, конечно, закрыт. Смотрел всё на витринах. Уцальгом здесь пока и не пахнет, а цены – куда там!

В гостях было довольно скучно. Анекдоты рассказывали, танцевали под хорошие записи, еда домашняя. Полистал журналы и книги, понравился сборник «Partyjokes». Сейчас вспомню что-нибудь по-скромнее (менее приличное напишу Кэю). Ну вот например: подвыпивший водитель выехал на полосу с односторонним движением не в том направлении. Его останавливает полицейский и саркастически спрашивает: «Куда едешь, сынок?!» «Забыл!»-честно признаётся пьяница. – Но, куда бы я не ехал, наверное, уже везде опоздал, потому что все едут обратно…»

 09.01.67. Понедельник. Сегодня вечером ходил в кино смотрел очередного Хичкока «The Rore» (верёвка, шнурок). Очень напряженное  кино, но конец, как всегда подкачал. В заключение  этой серии фильмов Хичкока, начиная со следующей недели  пойдут два его коронных  фильма: «Птицы» и «Психо», эти обязательно посмотрю.

10.01.67. Вторник. Сегодня весь день прошел в будничных трудах. Встал, по нынешним стандартам, довольно рано, полвосьмого, и весь день провёл в институте как и вчера. После двухнедельного отсутствия вернулся мой сосед-швед, только я отвык от его трубок. В кино ходили с ним вместе.

Последнее время прохаживался по магазинам. Смотрел главным образом на шмотки, но вообще-то надо взглянуть на здешнюю торговую жизнь шире, тут много полезных вещей и помимо скоро изнашивающегося барахла. Вот, например, посуда, кухонная утварь- совершенно потрясающие французские сковородки «Tefal» с силиконовым покрытием с которым ничего не подгорает,  кухонные ножи с качающимся двойным  лезвием, которые превращают чистку картошки в удовольствие, кофеварки из жаропрочного стекла с фильтром. Кофе получается потрясающий и из зубов ничего  выковыривать не надо. Вообще к барахлу в смысле к одежде я здесь  стал относится спокойнее, чем раньше. Тут никто на это внимания не обращает, в институте, например, ходят в большинстве случаев как попало- с дырами на локтях (проф. Браун) и не чёсанные, и не стриженные, и с чёрными ногтями, и с криво повязанными галстуками, и в не глаженных брюках (я имею в виду мужчин научных сотрудников). Девушки-секретарши, которым хочется замуж, одеты тип-топ. Наше представление об элегантных подтянутых иностранцах  основано на том, что мы видим у себя. Но это, во-первых, как правило состоятельные  люди, а во-вторых, в гости все ездят прилично одетыми.

Всё время гадаю, в каком направлении повернутся события. Это конечно совершенно непредсказуемо. Новый год принёс нам некоторые надежды и волнения. Очень, конечно, хочется  чтобы приехала сюда жена. Вот Дроздов, к примеру, должен был сегодня прилететь. Ан нет. Что-то заело. Усложнилось, в чём дело не ясно. Всё это крайне непросто.

С особым нетерпением жду звонков из дому.  Мы  созваниваемся уже регулярно каждую неделю, по воскресеньям. В ночь с субботы на воскресенье я переключаю телефон в свою комнату, прямо к постели. 

11.01.67. Среда. Сегодня в поте лица трудился, написал Конобееву, Николаеву и Турчину, завтра отправлю. К тому же пришел Гангрский  гладить штаны, как  в прошлый раз Лукьянов. Но на этот раз у меня была  початая бутылка мартини, пока у него брюки «отвисали», мы её допили за  здоровье родных,  под фрукты, а потом проснулся аппетит и ещё бекона нажарили. Так что сейчас сыт и пьян.

Сегодня утром принесли фантастический счёт за телефон – 188 крон за квартал, вчетверо больше, чем за газ и свет вместе взятые. Всё по датски, ничего не разберёшь. Днём сходил к фру Юлнер, показал. Она меня успокоила, сказав, что это не нам, а хозяйке за тот аппарат, где она сейчас живёт.

Дроздов не приехал, что-то в последний момент сорвалось, зато появился  немец Музноль  из ГДР, которого ждали полгода.

Зимы всё нет. Стоит мне одеть шапку, как температура поднимается на 5 градусов, всё течёт и высыхает.

12.01.67. Четверг. Поздний вечер. Длинный сегодня был день. Поднялся рано и уже с заездом в посольство, был на работе сразу после девяти. Две программы прошли, но результаты несколько странны.

Из газет узнал, что в следующее воскресенье будет концерт Эллы Фицджеральд, но говорят,  что с билетами туго, завтра попробую  достать, надо сходить, звезда мирового класса.

В нашем повторном кинотеатре с завтрашнего дня криминальная комедия «Розовая пантера», которую горячо рекомендует Заикин, схожу в субботу, скорее всего. Надо что ли от тоски какой-то еженедельник скандальный начать покупать вроде  «News of the world».

13.01.67. Пятница. Ходил сегодня в посольство, там началось шевеление по поводу моего продления, дошло из Москвы, по видимому. Они были несколько насторожены, но узнав, что инициатива не моя, а руководства, смягчились. Я им честно сказал, что работать здесь очень приятно, но продляться я не прочь только в том случае, если приедет жена, а в противном просил уволить. Они обещали мои эти взгляды в своём сообщении в Москву  изложить. Что получится, не знаю.

Предварительно решили собраться  у нас в воскресенье, устроить междусобойчик, а завтра, в субботу, сходить на «Розовую пантеру». Появились новые картины на экране. Какой-то агентурный фильм с Софи Лорен и американский фантастический, я видел рекламный ролик, краски и свалки потрясающие.

Сейчас за приготовлением обеда и его поеданием разговаривал с Вагаршаком на волнующие его темы. Он рассказывал несколько историй про своего мальчика (ему как раз исполнилось шесть лет): Послали они его первый раз за хлебом в магазин. Он пошел к продавщице и сказал: Тётя Анук, давай так сделаем:  я тебе  деньги, а ты мне хлеб, хорошо? Та говорит: сейчас  хлеба нет, зайди попозже, тогда будет. Он пришел через час: «Ну, я принёс деньги, давай хлеб, как договорились!»

Они ему в воспитательных целях дают мелкие деньги. Однажды он возмутился: «Что вы то одно сделай, то другое сделай. Подумать не даёте.» Явно растёт мыслитель.

Он любит ловить лягушек и считает их  очень красивыми, в точности как Пьер Кюри в детстве.

Я понемногу восстанавливаю нормальный режим. Выключаю свет в одиннадцать часов и встаю не позже половины восьмого. Что позволяет приехать на работу в девять. Всё бы прекрасно, но ехать приходится в пиковое время, а едешь в десятом часу как барин.

Сегодня очень сильный ветер, но очень тёплый, западный, сухо. В своём пальто прею, хоть плащ надевай.

Проходил сегодня по дороге из посольства мимо магазина рыбных деликатесов. Всякие там устрицы, крабы, омары целые и резанные, какие-то непонятные животные в раковинах. Надо будет обратить внимание. Правда всё дорого. Целый омар, небольшой совсем –12крон, половина –7,50. Стограммовая банка креветок –3 кроны, это уже легче. Лежат такие огромные крабы с размахом клешней порядка метра! Страх просто. А рыбы хорошей солёной или копчёной нет, лосось какой-то тощий и жесткий, наша сёмга и севрюга куда лучше. И дорого стоит здесь эта рыба примерно 80 крон  килограмм. Это при относительной дешевизне  остальных продуктов. Зато свежие грибы – ешь не хочу. Но хранить их даже в холодильнике можно только сутки. Больше двух коробок не купишь, а выбираюсь в магазин редко. Так вчера цыплёнка с грибами изжарил  - замечательно получилось.

14.01.67. Суббота. Был в кино смотрели с Курепиным  хвалёную «Розовую  пантеру». Ничего. Комедия положений, довольно остроумная, но глуповатая  всё же. После этого шли по улице – до дому километра три, быстрее автобуса дойдёшь – и обсуждали здешнюю жизнь, приходя к выводу, что скука. Ну что это, в самом деле, комедии приличной не посмотришь. Ходили на ранний сеанс – 7 часов.У Курепина завтра жена приезжает, в 7 часов идёт её встречать, Решетовы (пара из посольства) помогут с машиной, довезут до дома. У неё по слухам чуть не 100 кг багажа, книги  для  студентов в основном.

 15.01.67.Воскресенье.  Продолжаю в  воскресенье поздним вечером. Весь день без отдыха отдыхали. Поговорил утром с Флорой по телефону и расстроился несколько. Получил от неё же ласковое письмо и посылку с любимыми  конфетами «Белочками». Но душевного равновесия это не восстановило. У  Лёши и Марины застал Решетовых и все решили по случаю получения добрых вестей из дома и благополучного возвращения Кацауровой Марины  вместе  пообедать, что и выполнили, перебравшись в наши апартаменты. Созвали всех своих ребят, даже вечно занятый Заикин прибежал не надолго и плясал, чтобы ему отдали письма. Марина привезла солёных огурцов, большую банку хорошей селёдки (здесь вся какая-то сладкая), которую Лёша искусно разделал, наварили супу швейцарского, картошки, и уж водка и пиво здесь есть всегда, Вагаршак вытащил коньяк и какого-то выдержанного вина в крошечных бутылках. Так часа три  с половиной обедали. Я выпил немного вермут, но так все были весёлые, а Решетов, говорят, по дороге домой пытался заехать на левую сторону. Он повёз Курепиных, а я с Лукьяновым и Гангрским  направился на 7 часов в кино в центр, посмотрели американский фильм «Фантастическое путешествие», который снимался 2 года и обошелся в 50 миллионов крон – пять человек уменьшаются до бактериальных размеров и на специальной лодке путешествуют по человеческому организму, что бы всего лишь сделать сложную операцию в центре мозга какого-то великого человека. Постановка ого-го, фильм имени Разуваева. Как произведение искусства ничего из себя не представляет, но смотреть приятно, поскольку всё солидно и с размахом. После этого, чувствуя отвращение к своей берлоге, пошел тещё на одну картину – «Юдифь» с Софи Лорен, но этот фильм не на библейскую тему, а про первые дни существования Израиля. Средне.            

 16.01.67.Понедельник. Сегодня неожиданно интересно провёл вечер. В одном большом кинотеатре  состоялась, как здесь говорят, гала – премьера нового датского фильма «Красная мантия». Фильм этот имеет одну интересную особенность – главного героя играет наш актёр Олег Видов; премьера была торжественная, её почтила своим присутствием наследница престола. Вступительную речь произносил какой-то господин по-датски, по очереди представляя артистов, они по одному  выходили на сцену откуда-то сбоку.

На картину эту датская кинематография  возлагает, по всему видно, крупные надежды. Сделан фильм великолепно. Сюжет не новый – Ромео и Джульетта, только по материалам скандинавских саг. Снимали в Исландии и Швеции. Колорит, богатство деталей, пейзажи  - всё на самом высоком уровне. Актёры, особенно главная пара, на фоне этого великолепия подкачали несколько, скованные какие-то. Публика восприняла, по-моему, фильм довольно прохладно, аплодисменты были вежливые. Принцесса смылась почти демонстративно, причину я, мне кажется, угадываю. Если представить, что у нас сняли бы фильм об Илье Муромце, например, и пригласили бы на заглавную роль немца. Даже при полном отсутствии расовых предрассудков это произвело бы странное впечатление. Но парень хорош. Викинг хоть куда. Во вступительном слове, под смех публики, ведущий описывал требования, которые предъявлял   режиссер нашему министерству культуры : высокий рост, голубые глаза, отличный наездник и фехтовальщик и т.д. Нашли. Парень –полубог, в Скандинавии таких нет ( в жизни выглядит куда скромнее, очень застенчивый).

Хотят, чтоб наши её купили, но я сомневаюсь, свойственный датским фильмам  «неприкрытый натурализм» тут демонстрируется на полную катушку – уж голову рубит, так она прямо и скатывается, а в решающей сцене героиня (симпатичная девушка лет девятнадцати) пять минут бегает абсолютным нагишом. Хотя всё целомудренно на уровне Ромео и Джульеты.

17.01.67. Вторник. Купил сегодня две книжки из WAL – самую последнюю «Pop – art» и  «Tate Gallery».

Температура у нас +4, дождик. Датчане ездят на велосипедах, у них на этот случай есть специальные плащи, которые накрывают велосипедиста вместе с машиной, такая широченная ряса, так и сидят. Вообще с защитой от дождя у них дело поставлено. Даже мотоциклисты некоторые имеют руль, заканчивающийся резиновыми раструбами, куда ездок погружает руки и управляет сухими рукоятками. А уж зонты всякие – складные, с квадратным, полукруглым куполом и т.д. В общем зима тут, то что любит моя жена, за весь январь только пару дней была слабо отрицательная температура. На этой неделе последний раз схожу в кино -  на «Танцы» Хичкока. Это будет шестая  картина за пять дней, пора прекращать, но дома вечером усидеть не могу.

18.01.67. Среда. Посмотрел «The birds», которую мне очень хвалили и Круммлинде и Заикин. Здорово сделано, но я как-то не настроился и ужасом не проникся. Однако, как всегда у Хичкока, великолепный подбор актёров. Особенно неотразима девочка (лет двенадцати, наверное) не знаю, чем они её замучивали во время съёмок, но ребёнок там играет подавленность, ужас, отчаяние, что просто страх. Как они все эти съёмки с птицами организовали, трудно себе представить – для этого надо их дрессировать тысячами. Есть очень страшные натуралистические кадры – крупным планом лицо с выклеванными глазами и т.д. Но в целом неудовлетворённость остаётся. На следующей неделе будет «Psiho», который считается вершиной его творчества, тоже схожу, а в Париже сейчас идёт его последний фильм «Toru curtain», «Разрезанный занавес». На этой неделе я, конечно, в кино переходил, но картины все были в среднем ничего – научился выбирать. Очень много идёт фильмов с Софи Лорен. Вот в Лондоне состоялась  и вот –вот будет в Париже премьера последнего итальянского фильма «Графиня из Гон-Конга» опять же с Лорен. Английская критика разругала картину. А Софи  Лорен  как раз на днях потеряла четвёртого ребёнка, выкидыш, на пятом месяце, как и раньше. Вот бедняга, ведь такая цветущая женщина на вид. Но она за период пребывания в Голливуде настрочила картин будь здоров, с уклоном в боевики, но на высоком профессиональном уровне.

Всё-таки я сейчас осознаю, что о жизни страны узнал безобразно мало, виной тому не знание датского, но  возможности заняться датским никакой, письма жене приходится писать по ночам, куда уж тут. Ни газеты местные, ни телевидение не доступны, а без этого всё равно что слеп и глух, чем эта нация дышит так и непонятно. Наконец-то починили вычислительную машину, повесили на дверь плакат «Эврика!» и приклеили к нему клейкой лентой виновника почти месячных неполадок – крошечное сопротивление, не то емкость, еле видно невооруженным глазом.  

19.01.67.Четверг. Сегодня мой швед испытывал свою волю – решил сутки не курить, последнюю трубку выкурил вчера – чтобы доказать себе, что не стал рабом своей привычки, смотреть на его страдания было просто ужасно. Он и так-то бледный, а тут позеленел вовсе, то в сон его кидало, то в пот, то в дрожь, то он кофе бежал пить, то свежим воздухом дышать, но не сдавался. Я ушел в полшестого, он ещё держался. А пошел я в клуб посольства – там была встреча с нашей делегацией работников кино: - главный редактор журнала «Советский экран», потом  женщина критик и редактор, жена известного профессора Юреньева и этот молодец – викинг Олег Видов. Ничего особенно информативного не сообщили, а наши женщины в один голос заявили, что блондин-викинг крашенный. От фильма своего он не в восторге.

Среди посольской молодёжи у меня уже довольно много знакомых. У Кутасова познакомился ещё с одной парой – Прокошевы некто.

Сегодня заработали три мои программы, и я получил несколько неожиданные, но в общем довольно естественные результаты, добив, наконец, довольно важную часть своей задачи.

Заикин сейчас хлопочет – ему нужно  приглашение из Парижа, поехать на недельку прочесть несколько лекций, но ещё неизвестно состоится ли эта поездка, хотя французы берут на себя все расходы. Это было бы, конечно, здорово.

Конец нашего срока близится. Предусмотрительный Вагаршак уже готовится к отъезду, ходил в консульство, выяснил, что как раз  пятое апреля будет среда – лётный день, так что можно начинать считать деёчки.

20.01.67. Пятница. Опять, на сей раз довольно неожиданно попал в кино. Вечером  был зван на чай к Решетовым, были кроме меня Курепины, попали к ним после проводов кино- делегации – они уехали на поезде. Над Мариной все подтрунивали. Над её якобы неравнодушием к Видову,  т. к. они ехали в Данию в одном поезде. Пили чаёк (не без бутылки красненького). Смотрели датскую телепрограмму - было видно великолепно, телевизоры у них хорошие, но скучно – непонятные последние известия, потом какой-то документальный фильм про трущёбы Сиднея, переключились на Швецию, тут уж значительно хуже было видно, но шел какой-то американский гангстерский, правда старый довоенный фильм. Надоело быстро. Времени полдевятого. Решетов сказал, что рядом (оказалось полчаса ходьбы)  в «Merry» идёт датский фильм с многообещающим названием «Я – любовник», и можно пойти. Он знает датский, обещал объяснить в чём дело (всё. как оказалось, было предельно ясно). Попали, посмотрели. Я уж думал, что «Sytten» не переплюнешь, но это куда хлеще, не расскажешь, не опишешь.. Деталь: фильм запрещён для детей, но ползала были мальчишки и девчонки, на это смотрят сквозь пальцы, денежки нужны. А уж на экране каких только способов не демонстрировали.

Да, новость, Заикин едет в Париж! Шестого февраля, по видимому. Вроде всё решено и подписано. По этому поводу поил общественность пивом в K.A.R.е, жаль меня не было.

21.01.67. Суббота. Сегодня гигантски прибарахлился. Купил две пары брюк, наконец-то,  углядел пальто своего размера 116 С3. Темно–серое, прилично скроено и недорогое 228 крон удачное, по-моему, приобретение, ходил по магазинам с Мариной.

Получил сегодня письма из дома: два от родителей и одно от Флоры. Все эти  покупки делал утром. Отвёз домой устроил по этому случаю роскошный домашний ланч из крабов и икры (всё отечественное, присланное из дома) и с датским пивом, маслом и хлебом. В институт поехал поздно. Но суббота, там кроме меня вообще никого не было, даже Курепина – он простыл, ангина лёгкая,  решил пару дней отсидеться дома.

В институте полное затишье и видимо кончится лишь в феврале. Моттельсон вообще смотался, можете себе представить, в Пакистан, в какую-то зимнюю школу. Браун в Штаты, а оттуда, с заездом в Копенгаген, куда-то на восток, потом в Японию, может и в Союз заедет. Томпсон вообще пускается в кругосветное путешествие, включая Океанию и Австралию. Даймонд, отправив жену перед Новым годом, и сам через неделю отправляется в Калифорнию окончательно – вот это жаль, я с ним по работе полезно контактировал. В общем таких глобтроттеров, как современные физики, поискать. Датчане ждут зиму, она у них начинается и кончается в феврале.

22.01.67. Воскресенье. С утра постигло  лёгкое разочарование, звонка из дома не было, по видимому, решили восстановить утраченную двухнедельную периодичность. Весь день просидел дома, никуда не выглядывал. Из Швеции пришел холодный фронт, много раз в течение дня начинал падать снег и сейчас настоящие сугробы на улицах, добрые пять сантиметров. Воскресенье здесь самый скучный день как правило: уборка, выкупался, пообедал, поспал днём, ещё поработал несколько часов. По улицам ездят снегоочистители, совсем как в Москве. Народу на улице не видно. Здесь вообще пешеходов на улице мало, а кроме того датчане порядочные домоседы. Особенно в нашем районе на тихих улицах ни души, и света в окнах нет, живут просторно и лампочку где-нибудь в одной комнате жгут. Экономисты чрезвычайные. Мы вот совершенно не придаём значения семейной экономике, считаем зазорным считать копейки, но здесь я проникся абсолютной уверенностью, что если бы мы так же были приучены рационально строить семейный бюджет в масштабе всей страны, как это делают они, то жили бы раза в полтора лучше, не преувеличиваю. Мы слишком много едим. Слишком плотно и дорого одеваемся. Случайно и необдуманно, не планово покупаем вещи. Всё это наш уровень жизни без нужды здорово снижает. Вот приеду буду экономию наводить. Но и перебарщивают иногда, по-моему. Перед глазами пример буйной  курепинской хозяйки ! Уж вроде без предрассудков женщина. Но в один прекрасный день говорит Курепину –«Вы чай грейте не в чайнике, а вот в этой кастрюльке, чайник слишком массивный на его нагревание уходит слишком много энергии» - на полном серьёзе. Мы говорим : «Копейки в день!» и отмахиваемся. А они бы сказали «50 рублей за 10 лет!» - и приняли бы меры. Но ведь есть и не мелочи. Вот получил то отца сегодня письмо, пишет – ушел писать письмо в столовую, т. к. не смотря на открытую форточку в спальне 25градусов, батареи как печь. А в масштабе города пару не хватает! Здесь был бы удобен плавный регулятор и счётчик на каждой батарее, как здесь, маленькая стеклянная трубочка с красной жидкостью и шкалой, вроде термометра, копейку стоит, но по стране бережёт миллионы. Батареи мы включаем только когда дома и только в тех комнатах, где живём и по потребности.

Подумав, так решил на улицу и не ходить. Уныло здесь очень, идёшь как по пустыне, ни встречного, ни поперечного, не говоря уже о знакомых. Темно, ветер. Сейчас пили с Вагаршаком чай, а до этого он угощал меня чищенной морковкой, это, по его убеждениям, самый полезный фрукт. Похрустели, как зайчики. Приглашал к себе в Ереван. Действительно в Армению надо съездить, когда будем ближайший раз на юге с машиной. Листали книгу – «Views of YSSR», которую Флора мне прислала. Я ему показывал место, где мы с Флорой тонули на Телецком озере, а он показал мне место, где он тонул на озере Севан. В милых воспоминаниях время пролетело незаметно. С удовольствием бы сейчас дома или в кругу друзей потрепался бы на местные обнинские темы, узнал бы городские новости и сплетни, но увы…

23.01.67. Понедельник. Не спал  до  двух часов ночи просто так. Вот что значит спать днём по три часа. С двух часов ночи до четырёх занимался теоретической физикой, потом погасил свет и честно пытался  уснуть ещё полтора часа, пока не сморило. Проспал всего до восьми, встал, позавтракал, поехал в институт, чувствую, не соображаю ничего. Выпил кофе. Подействовало. Отлично поработал и пришел в норму. Сегодня пришел пораньше домой и сейчас буду спать. Осваивал сегодня новое место общественного  питания, недорогой ресторанчик – кабачок около ДюНорда, очень вкусную съел рыбу, запил пивом, всё на десятку.

24. 01.  67. Вторник. Проспал девять с половиной часов. Сегодня с Курепиными утром по дороге в институт зашли в обувной магазин в довольно неприметном месте, на витрине очень дешевая обувь, итальянская. Отоварились солидно. Марина купила себе три пары туфель и Лёше две пары ботинок. Я тоже не удержался и под чутким руководством Марины купил Флоре туфли и себе летние, чёрные, австрийские башмаки.

Сегодня, по договорённости заранее с Курепиным, мы пошли с ним в кино на «Психо», это совсем недалеко от них в «ROXY».К нам примкнул и Решетов, их  жены развлекались отдельно, у Вали был урок языка, а Марина посещала какое-то университетское party. Картина хорошая, действительно патология на высшем уровне, как всегда конец несколько разочаровывает, но здесь меньше чем обычно. Энтони Перкинс в главной роли абсолютно бесподобен, ну и режиссёр Хичкок хорош.

После этого зашли, как вольные холостяки, к Курепину, вернее заехали, т.к. Рештов был на машине «Симке», завтра едет в Орхус. Было у него грамм 200 водки, мы долго втроём её пили, разбавляя безбожно тоником и «Squash» - нечто вроде лимонада, но на апельсиновой основе, закусывая яблоками и странным печеньем мелким из кокосовых орехов, от которого, несмотря на всю его безвкусность, очень трудно было оторваться. Напуганы  мы были этим фильмом до чрезвычайности и вздрагивали: когда батон сам собой со стола падал, или занавеска на окне шевелилась. Something special.

Потрепались некоторое время. В Дании сейчас острая проблема. Запрещены аборты и идёт всенародная борьба за отмену этого запрета. Недавно одна девушка, попавшая in trouble, ездила в Польшу и там нашла выход из положения. По возвращении её отдали под суд.. Сейчас буря в её защиту. Как раз у Курепина лежит приглашение – Марину « Assotiation of Univercity Women» приглашает на лекцию насчёт «Family planning» - они колоссальные мастера придумывать пристойные  названия деликатным вещам. Общеизвестный пример меня восхищает: как звучало «Слаборазвитые страны» и как звучит «Развивающиеся страны». С «Family planning» то же самое. Мастера слова.

25.01.67. Среда. Отсюда несколько человек отправились на конференцию в Харьков, причём Жиро опоздал на московский самолёт, пришлось ему задержаться на день, теперь ему переделают на прямой до Харькова, через восточный Берлин. Второй делегат – Мадсен, примчался за пять минут до отлёта, у него замёрзла и не заводилась машина, живёт он совершенно у чёрта на рогах, пришлось брать такси. Не то что мы в своё время в Шереметьево за два часа приехали. Сейчас в Москве, по слухам, дело к тридцатке, а мы всё в той же позиции, при всей амуниции шлёпаем по лужам под умеренным  дождиком.

26.01.67. Четверг. Хочется домой всё-таки. Решетов дал туристскую брошюрку «Welcome  to wonderful Copenhagen» изданной туристической ассоциацией, такой у меня не было. Полезная штука. Узнал, например, что в Копенгагене семьдесят ресторанов, тут же все их адреса и телефоны и сведения, где есть бар, а где нету. Некоторые открыты до 5 утра. Многие рестораны закрыты до 1мая.

На этой неделе я был в кино  только один раз – на «Психо» и больше, пожалуй не пойду, в воскресенье  разве.

Узнал сегодня о существовании  очень интересного заведения – с запозданием к сожалению. Так называемый  «Dauske  filmmuseum». У них  кинозал и они продают абонементы на месяц, очень дешевые, получается порядка 3 кроны за фильм. Каждый месяц идёт  определённая серия, четыре картины, плюс одна из мировой  классики, плюс одна из детской классики. В феврале серия - военные документальные фильмы и пропаганда: американский «Гитлер и компания» и «Нападение на Польшу», один немецкий – о воздушной войне и ещё что-то. А из классики «To be  or not to be» - это мы видели. На документальные планирую сходить, здесь это редчайшая вещь,  только  пару раз случайно попадались короткометражки.

Отправил хозяйке денежки уже за пятый месяц, ещё один раз осталось.

Вообще с культурными развлечениями здесь не так уж плохо, в смысле можно попасть в хорошее место и недорого. Есть, например, Большой зал, где устраивают симфонические концерты по цене от 3 до 5 крон за билет – весьма и весьма. Но одному холить в такие места- тоска. Кругом все с girl  и  boyfrend' ами, сидишь один как чумной.

Завтра наведаюсь в книжный, заказал две книжки из «WAL» - «Национальная галлерея в Вашингтоне» и «Парижская школа».

27.01.67. Пятница. Приехали ещё трое наших, ленинградцы, экспериментаторы, Сумбаев и компания, на месяц. Сидели в ланч-руме, осматривались. Мы, как старожилы давали советы. В соответствии с преемственностью поколений  их должны курировать непосредственные предшественники – Лукьянов и Гангрский.

Заходил в магазин. Книг моих желанных в «paper-book» нету, только в твёрдой обложке, а это почти вдвое дороже. Сказал, что подумаю, и в самом деле подумаю, но где-то их сначала нужно посмотреть, в библиотеку зайти. Купил Клея из той же серии, рассмотрев по-настоящему. До приезда сюда я о нём почти ничего не слышал, а тут он котируется наравне с  Дюрером, Ренуаром, Гогеном, Лотреком, ему посвящен отдельный том из этой серии. Действительно, отличный художник. Кроме того купил ещё две маленькие книжки в общем на 15 крон – «Гойя» в издании Юнеско и  сборник английских шуточных стихотворений, в общем «Поэты шутят».Читал с удовольствием. Есть юмор довольно мрачный, например, всякие издевательские эпитафии. Помогает почувствовать богатство языка во всяком случае. Есть очень забавные стишки одного поэта Leland, фамилия, который писал на pijin-English - это исковерканный английский, на котором говорят малайцы, китайцы в Гонконге и т.п. Читал и ужасно гордился, что понимаю соль, всё-таки в чтении на английском я поднаторел. Сегодня в течении часа читал свой учебник датского языка. Это не учебник, а какое-то университетское пособие, написанное на высоком научном уровне, пестрит словами вроде «претерито–презентные глаголы» и характеризует звук $ как «фрикативный, переднеязычный, нёбный, дорсальный согласный.» Пошла бы она куда-нибудь, эта товарищ Васильева. Надо купить  «Danish»  из серии «Teach yourself», если продлюсь, куплю. В этой серии всё есть – и древнееврейский, и урду, и африканс, и суахили, и японский, учи не хочу, объяснения на английском. 

Сейчас передо мной программа  «RepriseTeatret», ещё одного театра повторного фильма, который показывает как правило только хорошие, серьёзные картины. Но находится он очень далеко от центра, если только кого-нибудь с автомобилем сагитировать, Решетова, например. Копенгаген огромный по территории город, при отсутствии настоящего разветвлённого метро это просто страх божий, елозим фактически по центру.

Хорошая эта «реприза» и тем, что программу даёт на три месяца вперёд, можно планировать посещения. В феврале, например, будут два фильма Бергмана, один Годдара с Бельмондо и Кариной в главных ролях, очень хвалимый всеми фильм «Беккет» с Бартоном и О’Тулом, и фильм о битлах «HELP», давно хочу что-нибудь с ними посмотреть. А в марте, в числе прочего, «Красная пустыня».

   Какое-то мною здесь всё время владеет беспокойство, охота к перемене мест. Всё кажется, что чего-то не увижу, пропущу, бегу в какое-нибудь кино, или просто иду из дому побегать по улицам. И это я, домосед из домоседов! А здесь готов взвиться, как говорят наши друзья-американцы «on the slightest provocation». Но эту неделю решил выдержать и без толку не бегать, работать попозже, писать домой любимым. Если бы у меня дома было столько книг для чтения, как здесь, меня бы арканом не вытащить с тахты, а здесь лежит целая груда, редкую дочитываю до конца, всё откладываю до дому.

Да, постригся – таки сегодня. На сей раз мной занялся сам хозяин, и уж если я от мальчиков выходил картинкой, то нынче можно выставлять прямо в витрине парикмахерской №1 на улице Горького. Причём ни одного волоска за шиворот или на пиджак – всё высасывает специальными щетками. Положительно, мужская парикмахерская одно из высших достижений западной  цивилизации.

28.01.67. Суббота. Сегодня целый день просидел дома. Что-то запершило в горле со вчерашнего вечера, решил по этой погоде в институт не ходить, посидеть на больничном и полечится. Проинспектировал свой холодильник, должно до понедельника калорий  хватить, так что никуда не выбирался, Вагаршак вне очереди сходил за хлебом. По очереди мы делаем четыре вещи: покупаем хлеб (через день два батона), относим в ящик  почту, которая приходит для хозяйки  предварительно упаковывая её в конверты с её адресом, которые лежат у входа на тумбочке, посылаем ей переводы (ежемесячно) и выносим общий мусор. Свой  мусор аккуратный  Вагаршак выносит ежедневно почти пустое ведро, а я коплю и ещё в пакет складываю, благо пустых пакетов хватает. Вспомнил, что скоро уже у Турчина и Николаева именины – у них ведь разница ровно  в пять лет, надо будет открытки послать, потом милой тётушке Лиде, у неё ведь пятого. У меня в четверг не круглая дата, праздновать не собирался, а у Флоры круглая дата на этот раз куплю ей подарки сам, ни с кем советоваться не буду, и не скажу по телефону, что купил. Вручу дома. Недавно зашёл разговор  о днях рождения, выяснилось, что у Марины Кацауровой десятого, а восьмое марта это восьмое, так что сабантуя не избежать, это уж точно, поскольку квартира настоящая только у нас, место действия ясно.

Почти уже четыре месяца мы здесь. Обжились. Приобретаю полезные привычки. Почти приучился вешать пальто на плечики (жена  не поверит – и на работе и дома), чистить ботинки регулярно, застёгивать ширинку на молнию, включать и выключать батареи центрального отопления. И на рабочем месте у меня существенно больше порядка, чем было в Обнинске. Опять же расходы ежедневно записываю.

29. 01.67. Воскресенье. С чего начинается моё воскресенье? Жду звонка из дома. Сегодня дождался и договорился  на следующий раз. Поработал до двух часов, у меня со вчерашнего дня всё дома, вчера я на улицу не выходил, подозревал ангину, что-то в горле першило, решил подстраховаться. Ничего, обошлось. В два часа был спор с Вагаршаком  на военно-политические  темы, начали с анти - ракет и спорили целый час, этим моё рабочее настроение было окончательно развеяно, оно и так по воскресеньям не крепкое. Затем перекусил дома. Недельный запас продуктов я уже выел почти начисто. В моём холодильнике – ледяная пустыня, застывает лишь присланный из дому шоколад. Но и он медленно, но верно тает. Осталось: банка американских крабов, три яйца и полфунта макарон. Решил съесть крабы, а на ужин макароны  с яичницей (насчёт ужина судьба решила иначе).

Крабы оплёл моментально, они абсолютно неотличимы от наших, только поменьше баночка. В это время позвонил Курепин. Их Решетов позвал на какую-то выставку современной живописи, ну а он меня. Заехал я за ними, и вместе за Решетовыми. Времени было четыре часа. Я предсказывал всей этой миссии неуспех, поскольку был уверен, что эта выставка, если и существует, то наверняка закрывается в 3-4 часа и высказал  уверенность, что наше путешествие закончится в Non-stop’е, а предварительно мы вынуждены будем холодной погодой где-нибудь в уютном месте пожрать. Кто у нас колдун, вы увидите дальше. Решетов сказал, что Gammel- strand это рядом, мы  дойдём прекрасно пешком. Пошли. Шли Амалером, это остров за гаванью, мимо всемирно известной верфи «Буфмейстер и Вайн», мимо каких-то ужасных трущоб, о существовании которых в этом процветающем городе я и не подозревал, остальные тоже. Мы прямо не могли поверить своим глазам и специально заглядывали в двери. Сплошной неореализм. Нищета, которую  Флора так любит смотреть в кино. Ну, шли мы шли, полиглот Решетов, знающий все скандинавские языки, постоянно спрашивал дорогу, но получал по большей части уклончивые ответы, поскольку попадались ему всё больше какие-то норвежцы. Пришли, наконец, к парламенту, потом получили точную информацию, пошли, получили ещё одну точную информацию, и так описав полный круг, вернулись опять к парламенту. Ходьбы уже целый час прошел, а погодка не располагает. Но тут мы просто наткнулись на табличку «Gammelstrand», это значит старая набережная и нашли эту выставку, которая час назад закрылась. Наш путь явно лежал в K.A.R. на Вестере в двадцати метрах от нон-стопа. Курепин попробовал побороться с судьбой, предложив съесть «hot-dogs», но все продрогли и успеха это предложение не имело. Очень уютно полтора часа  обедали, причём я получил, наконец, мясное рагу, которое много раз заказывал, но оно всегда уже кончалось до меня. Все пили чай, а я решил заказать кофе и мне принесли не чашечку, в соответствии с моими скромными намерениями, а кофейник, т.е. три чашки, и я выпил две сам. Кофе хорош. Ну, а дальше, ясное дело. Два английских фильма «Metro Golden Meyer».Эту фирму очень любят в нон - стопе. Первая  - идиотская комедия «Village of danthers», действие в Италии, сначала что-то проклёвывалось, но потом уныло. Ну, английские комедии на сексуальные темы всем известно, что такое. Несколько бюстов седьмого размера. Всё крайне прилично, не по-датски. Второй фильм – с Софией Лорен «Operation Crossbov». Она там играет крошечную роль, модный нынче трюк. Но в целом солидный агентурный фильм, про «Фау-2», как англичане разбомбили завод и стартовые площадки. Всех главных действующих лиц обоего пола приканчивают разными способами. Вот и всё моё воскресенье 

30.01.67. Понедельник. Итак, моё продление накрылось, как говорится вопрос отпал. Так что приеду 5 апреля в Москву.

Был сегодня в гостях у Прокошевых. Живут недалеко от посольства, снимают квартиру у шофёра такси, который сам уехал в Америку, какой-то бизнес пытается там завести, а они ему здесь платят по тысяче крон в месяц за две большие комнаты. Мебель хорошая, большой телевизор. Он увлекается техникой. Показывал своё первое кино, много слайдов. Работает в Воз’е переводчиком. Примерно моего возраста пара. Кормили домашним обедом – борщ с чесноком, и котлеты с картошкой. Первое блюдо лишь отдалённо напоминало коронный номер моей жены, а второе – коронный номер моей тёщи. Выпили с Прокошевыми по капельке виски, посмотрели телевизор, благо фильм показали английский. Бандитский. Просидел до одиннадцати. Они меня провожали до транспорта, минут двадцать до моего автобуса. Сегодня  весь день шёл снег, сильный ветер. Добрался домой поздно.

31.01.67. Вторник. Январь истекает. В жизни датских налогоплательщиков сегодня знаменательный вечер, последний срок подачи налоговых деклараций. Придя сегодня домой с работы, я еле протолкнулся домой по нашей обычно вечерами совершенно безлюдной лестнице. Оказывается, эта пресловутая контора, которая под нами. Которую сейчас штурмуют и стучат молотками с шести утра, и куда «Вход с собаками воспрещён» - это налоговое районное управление! Так что по нашей лестнице поднимались и спускались люди, зажав в руках объёмистые зелёные и белые анкеты( зелёные- перевод на этот год, белые – на следующий). Контора  была уже закрыта, конечно, но все  бросали в щель для писем, завтра, наверное, дверь не откроется. В автобусе и по дороге домой я столкнулся в автобусе с оператором вычислительной машины  института. Я уже как-то о нём писал, он меня по дороге домой и просветил насчёт налогов и значения сегодняшней святой ноги в жизни датчан. Сам он тоже ещё не отнёс декларацию, ждёт до последнего момента, не появится ли возможность что- ни будь «изъять».С него берут 30% налог, тем существенно сокращая его не маленькую, в общем-то фактически лаборанта зарплату в 2500 крон в месяц. Если жениться, и жена не работает, налог существенно снижается – тут учитывают, что жены любят деньги тратить. Вся система очень сложная, но для простого человека лазеек немного, а бизнесмены живут на деньги, проходящие по статье «расходы на представительство», на высокие доходы налоги очень большие, чем здешние социальные контрасты сильно смягчаются.

Вагаршак вернулся с променада «по чай-пил» и укладывается. Сегодня днём несколько было испорчено настроение трагедией с американскими космонавтами, половину газетного объёма занято этими сообщениями, такая ужасная и такая глупая смерть, сгорели на земле, пожар в кабине. У каждого осталось по двое детей. Какой-то недосмотр. Спешат. По иронии судьбы первые жертвы погибли в день подписания  договора о мирном использовании космического пространства. Единственно, чем могут утешить газеты, что смерть была мгновенной от взрывной вспышки, и что вдовы получат страховки по 1000000 долларов каждая. Двоих будут хоронить на национальном Арлингтонском  кладбище. А Ханта  - на территории военной академии Уэст- Поинт. Триссом – ветеран, дважды совершил космические полёты. Вообще, судя по благодарностям в сегодняшних газетах, крепкие были мужики, мир праху.

Сегодня ездили в кино в Холте, у чёрта не рогах, 15км по шоссе от института на север. Погода была неважная, снег с дождём и ветром, но скромные 100км/час, которых придерживался мой швед, датчан не удовлетворяли и нас обгоняли все подряд. Приехали мы довольно рано и ещё погуляли 15мин  по Хольте. Кинотеатр довольно уютный, увешанный картинами и  уставленный скульптурами, далеко не реалистическими. Фильм хороший, сделанный лет 12 назад; очень тяжелый, убивают новорожденного ребёнка и т.д. Идея (название «Тюрьма») – показать тот ад, духовную тюрьму, которую люди создают друг для друга. По форме напоминает  «8,5», действие прерывается сценами в съёмной студии, где режиссёр обсуждает фильм с актёрами. Но диалоги, конечно, пропали, а швед в некоторых местах реагировал довольно бурно, поскольку некий загробный юмор там  присутствовал, но публика его не понимала, ибо в титрах он отражен не был.

По дороге обратно Круммлинде решил доказать, что его бэби-кар  тоже кое-что может и мы давали уже 130км/час, удивительно устойчивая машина, высотой мне по пояс, сидишь почти на земле, колёсики как у детской коляски. 

 01.02.67. Среда. Был сегодня в гостях у Лукьянова и Гангарского, вместе с Курепиным. У него жена уехала на другую сторону Дании, какой-то семинар преподавателей иностранных  языков. Ходил он к ребятакм не просто так, а с целью разведать насчёт квартиры. Хозяйка им надоела до смерти. Прячет от них телефон. Терроризирует с утюгом. А кроме того  она теперь завела моду заниматься сексом со своим Клаусом в ванной целыми днями, а ванная у них совмещённая с туалетом, лишая бедную чету Курепиных элементарных удобств. Просто цирк. Лукьянов уезжает первого марта и они могут въехать в его комнату. Это довольно далеко на север, за Хеллеруном, но в 150 м от станции метро, до центра 14 мин, тихое место, порядочный особнячок, второй этаж и мансарду пожилые хозяева сдают. Комната больше нынешней Курепинской в полтора раза, с завтраками соглашаются за 425 крон в месяц (сейчас они 500 платят за свою конуру) и вместо совмещённого санузла с крохотной ванной – роскошная ванная комната, площадью 20 м квадратных, с мраморным полом и вообще. Домик что надо. Приехали мы после сытного обеда, но ребята стали угощать и поить. Но Курепин после ангины пил только содовую воду. Я разбавил виски грамм двадцать, хорошие у них были мандарины и яблоки. Часок посидели.

До этого, ранним вечером, около шести я разыскал на Строете киномузей, проник туда, меня приняли с распростёртыми объятьями, сказали, что я могу ходить на сеансы бесплатно, поскольку я гость, иностранец (приняли меня, кажется, за француза, ибо на прощание сказали «О,ревуар!» Я попал между сеансами, поэтому не остался и поехал домой, а потом к ребятам. В кино пойду, скорее всего, в пятницу.

02.02.67.Четверг. Купил сковородку «Тефаль» с тефлоновым покрытием и поджарил бифштекс без единой капли жира, причём говяжий, и ничего не пригорело, причём был готов за пять минут. Наука. Но эту сковороду нельзя царапать ни ножом, ни вилкой. Переворачивать и снимать мясо нужно только специальной лопаткой, деревянной или пластмассовой (деревянную дали бесплатно, а пластмассовую купил за 2 кроны).

Закикин в понедельник отправляется в Париж, а в Париже всеобщая забастовка, по этому случаю мы сегодня без «Нью – Йорк Таймс», её из Парижа доставляют. Ну это ладно, но и «Известия» не пришли, вчера московский самолёт не пришел, дикая была погода, дождь, туман. Что в мире творится – не имеем представления. В кино сегодня опять не пошёл, завтра последний день, надо, надо.

03.02.67.Пятница. В Европе тепло. В Париже 21 января была зарегистрирована температура 67*F или 17*С, чего не было  в январе никогда. У нас поскромнее. Градусник на площади ратуши показывал +7. Для третьего февраля неплохо. Ещё называется Северная страна, Скандинавия.  На площади ратуши я попал в кино, даже в два подряд. Крепился всю неделю, и вот…

Сперва пошел в кино-музей. Американский художественный фильм  44 года  «Hitler and K*». Интересно. История нацисткой партии, вернее биография фюрера на её фоне. Подобрали хороших актёров и с большим портретным сходством. Заканчивается  предсказанием судьбы  всей этой компании, в сорок четвёртом году предсказать было уже нетрудно. Смотрел с интересом. Пропагандистский военный фильм, но сделан не плохо.

После этого тут же на Строете  в двух шагах попал на 21 час на английскую комедию «The wrong box” с Гюнтером  Селлером в главной роли, хороший фильм, я его раньше видел. Пожалуй, лучшая английская комедия. Не чета «Мистеру  Питкину», гораздо тоньше. А всё почему? Нашли себе тему по национальному темпераменту – похоронная комедия, любовная. Очень мрачный, заупокойный юмор, но, несомненно, юмор. Начинается со сцены, когда 20 родителей в присутствии 20 младенцев мужского пола скидываются по1000 фунтов и помещают их в банк под проценты c тем, чтобы вся сумма досталась последнему оставшемуся в живых. Ну, все по очереди разными  «комическими»  способами погибают, через семьдесят лет остаются в живых только два брата, один благодушный, другой злобный, у каждого наследники, возможностей много. Ещё всё время возятся с трупом  преступника, погибшего в железнодорожной катастрофе, его принимают за одного из братьев. Ужасно «весело»,  тем не менее своеобразно.

Завтра суббота, должны прийти письма из дома. Сегодня я работал дома, только вечером выбрался.

04. 02.67.Суббота. Получил письма от родителей и от жены, почему-то одно, ждал два. В прошлый раз Вагаршак получил от жены одно письмо и очень переживал. Ещё пришли письма от Разуваева и от Конобеева. Во всех письмах сообщается о производстве Павлинчука в старшего  научного. Рад за него, по видимому, как и мне  в прошлый раз подфартило под Новый Год. Его кипучая энергия давно заслуживала материального поощрения. Молодец.

Я, проездив в посольство за письмами, и встав не слишком рано, на работу приехал к 11часам. Но потом честно трудился до восьми вечера. Время наше истекает, пора закругляться, заканчивать. Работа вроде получается неплохая, добротная. В научном плане могу, пожалуй, сказать, что не зря съездил, научился  кое-чему и сделал кое-что.

Заикина уже сегодня на работе не было, Курепин появился поздно. Марина приехала с семинара, но завтра же уезжает в Оденсе с лекцией, Курепин тоже в воскресенье придёт в институт, попробуем забраться на машину и поработать, хорошо бы оператор был, обещал вроде после ланча появиться. Ну а вечером, естественно, в кино куда-нибудь рванём. Так проходит вся жизнь. Я что-то вкус к еде потерял, довольно однообразно питаюсь. Надо нарушить рутину и что-то предпринять завтра.

Уже начинаю считать денёчки. Два месяца осталось,  из них один февраль не високосный, одиссея перевалила за две трети.

05.02.67. Воскресенье. День прошел комом, весь день преследовали неудачи. Начнём с начала. Жена не позвонила, хотя обещала, заметим в скобках. Ждал до первого часа, потом поехал на работу, с трудом отметая мысли, что дома что-то случилось и  не позвонили не желая меня расстраивать. В институте кроме меня оказались Курепин и мой швед Иоаким, последнее  обстоятельство кстати поскольку он умеет как следует управляться с машиной, а мы так не можем. В течение полных шести часов мы поочерёдно терзали беззащитный механизм, но толку добились мало в особенности я, как-то всё из рук валилось, а сейчас осознаю, что дело в программе, она ошибочна по замыслу и исполнению. С горя мы все трое решили пойти на какой-нибудь низкопробный боевик, чтобы побольше стрельбы и мордобоя. Предварительно пообедали в K.A.R, заплатили кучу денег, но я не наелся и особого удовольствия не получил, хотя взял в принципе вкусные вещи – суп из спаржи и цыплёнка с грибным соусом. Направились в Noweport, где шел боевик «Террор в Токио» с Мариной Влади – пустилась во все тяжкие старушка вслед за Софи Лорен.

Первый случай в моей практике – не было билетов!!!. Хоть мы пришли всего через пять минут после начала сеанса. Стало совершенно ясно, что судьба от меня отвернулась, и тот факт, что решив податься в Non stop, мы двадцать минут под дождём и ветром ждали трамвая, я уже воспринял как должное. Приехали на Вестер, там начало в 19.45, чин чином взяли билеты. Очень хорошо уселись (места там не нумерованные). Началось. Такой несусветной чуши я ещё не видывал. Первый фильм про взломщика с чувствительной душой. Второй про Фу-Ман-Чу, который терроризировал Лондон в 1913г, заря криминального жанра.  Ну, слава богу, день кончился.

06. 02.67.Понедельник. Читал  «Известия». Что-то китайцы разбушевались совсем, не нравится  мне это.  Забыл сегодня отправить карточку в CIC, приглашающий  на очередное  party, на сей раз в национальный музей. Колебался,  колебался, теперь уже просрочил с ответом, так что не пойду,  надо на среду что-то другое придумывать. Опять в кино ходил на «Фантомас» знаменитый  пародийный французский боевик с Жаном Марэ, Лукьянов подбил, говорит весёлая картина. Пошел. Оказалось, не тот «Фантомас», какая-то компиляция в худших традициях, без божества, без вдохновенья, без слёз и даже без любви, чего уж от французов совсем не ожидал. Выделяется  полицейский комиссар, которого играет очень известный комедийный актёр  Де Фюнес. Но положения не спасает. Один трюк  ничего: ему говорят  «подними  руки вверх», он покорно поднимает, потом из-под пальто высовывает третью руку с пистолетом и стреляет – одна из поднятых  искусственная, механическая, потом и ещё в некоторых местах обыгрывается.

Завтра, наверное, поедем в кинотеатр повторного фильма, это довольно далеко от центра «Represeteatret», один из ранних фильмов Бергмана идёт. Швед привёз из Стокгольма свой  автомобиль, на нём поедем, иначе неудобно. Говорят хорошая картина, ну посмотрим.

Заходила хозяйка, обещала рассчитаться  за квартиру, т.е. вернуть депозит в последних числах марта. Если я правильно считаю, до моего возвращения  остаётся  58 дней, можно как  у космонавтов  начать обратный отсчёт. 58, 57,………0!

Поехали! Как сказал Гагарин в известный исторический момент. Да здравствует день ноль!

07.02.67. Вторник.  Курепин всё болеет – ангина, сегодня решил отсидеться дома, а я за него и себя управлялся с программами. Заходил к ним вечером, варили картошку с сосисками, съели две банки бесподобных  украинских маринованных огурцов (я один съел  целую банку, просто какое-то звериное чувство, настолько хотелось), из пакетов заварили  «Chicken cream soup», запивали пивом и вермутом. Марина, как обычно, учила меня шопингу, демонстрируя образцы  всяких приобретений по уцальгу  - теперь уж этого не купишь, всякие шерстяные чулки и пр. Правда, очень мне подозрительны, носки мужские шерсть с нейлоном выходят из строя фантастически быстро, только успевай выбрасывать. В общем, дешевка себя не оправдывает. Пара дорогих носок («English quality», как с благоговением сказал  продавец, они здесь страдают низкопоклонством перед западом), носятся как две пары  дешевых («Danish quality», как сказал с презрением тот же продавец ).

Завтра собираемся с Лёшей в гости к Решетовым,  Марина будет занята в университете, не то доклад, не то диспут. Решетовы очень приятная пара мы с ними тут постоянно контактируем. Рассчитываю на Юрину помощь в приобретении магнитофона, свою голубую мечту не оставил. Ещё проблема  - подарки всем родственникам, пора задумываться.

09.02.67.Четверг. Ездили с Лёшей сегодня к Решетовым. Перед этим он у меня обедал, Марина опять в отъезде, я поджарил цыплёнка –табака и открыл банку маринованных огурцов, запивали «Карлсбергом». Телефона у Решетовых нет, ехали с риском не застать дома, но половину семьи- прекрасную- застали, Юра, кажется в Орхусе. Смотрели по телевизору какой-то старый уголовный фильм и пили чай. Она мне предложила помочь купить подарки родственникам, договорились на завтра. Валя, кроме того знает книжный магазинчик «Second hand», где дешево и сердито можно приобрести не очень потрёпанные книги. У них довольно хорошая накопилась таким образом библиотека, цена там за книгу 2-4 кроны вместо 6-10 крон.

В кино на этой неделе был всего однажды и, видимо, больше не пойду, вечерами сейчас в институте. Прочёл в Нью-Йорк Таймс список десяти лучших американских фильмов года, избранных критиками, три из них я смотрел (1-2-10), здесь идут ещё два из них «The Professionals» (№7, Берт Ланкастер, Клавдия Кардинале) и №5 «Харпер». На них схожу, должны быть ничего.

10.02.67. Пятница. Промтоварный день. Встретился с Валей Решетовой у Дю Норда и под её чутким руководством купил подарки для семьи. Потом Валя показала книжную лавку, там купил по3 кроны четыре  poket-book,  подержанных, по искусству. Всё это происходило утром, на работу  проследовал прямо с сумкой.

Завтра приглашен в гости к Брауну, будет у него нечто вроде маскарада. Мне одеть особенно нечего, купил чёрную маску, одену свой лыжный костюм, расстегну ворот куртки, он с белой каймой, надену берет набекрень, сойду за моряка. Живёт он не то что бы особенно далеко, но в труднодоступном районе, итальянец Альфредо Молинапи  предложил за мной заехать по дороге, у него «Фольксваген», он здесь второй год.

В кино сегодня не пошел, хотя швед соблазнял на некую французскую криминальную комедию  «Camera», повторный фильм. Там, как правило идут неплохие картины. Но решил выдержать  эту  неделю,  не  знаю,  в воскресенье   устою ли.   А  устою,  пожалуй,  просто устрою-ка  я в это воскресенье машинный день. Сейчас я уже умею более или менее управляться  с их компьютером, а по воскресеньям  он, как правило, безлюден. Отправлюсь туда после звонка из дома, который жду, и поработаю на просторе.

11.02.67.Суббота. Ночь. Вернулся с Брауновского карнавала, всё было довольно непринуждённо, костюмчики некоторые были весьма рискованные. Но замаскированы все были солидно, я  поначалу  почти никого институтских не узнавал, не говоря уже о женах, с которыми в большинстве не знаком. Но плотная маскировка мешает выпивать, поэтому постепенно все разоблачились, кроме одного парня, который так до конца и остался инкогнито. Из наших  кроме меня была ещё чета Курепиных, а Заикин, хоть и вернулся сегодня из Парижа, но  по слухам, отсыпается, напряженная была неделя.

Дом у Браунов небольшой, но здорово расположен, в очень тихом месте на берегу небольшого озера, много деревьев, как в парке, хотя живут от центра не очень далеко. Поил всех смесью джина с белым вином из огромной, примерно двухведерной кастрюли, посреди которой уютно плавал огромный кусок  льда с человеческую голову. Утверждает, что этот напиток – его собственное изобретение и называется «Punch».

Народу, как обычно, было полно, человек тридцать, плясали лихо, причём почтенные профессора, особенно Моттельсон и Винтер, откалывали коленца почище молодых.

12.02.67.Воскресенье. Поговорил по телефону с родными, получили посылку, но как и предполагал, не всё  подошло. Расстроился, но главное от Барби  Юленька в восторге. Затем, как и планировал, поехал в институт и провёл там время до 10 часов, с перерывом на обед. В два часа пришел Курепин, и мы с ним поочередно гоняли свои программы. Операторствую я уже довольно лихо, а кроме того во второй половине дня пришел настоящий оператор. Он был очень рад, что мы обходимся без него, и сидел в библиотеке – здесь к качестве операторов  подрабатывают студенты. Этот тоже какой-то заочник.. Время от времени мы его беспокоили в сложных ситуациях и сами повышали свою квалификацию. А вчера там был оператор – студент, я после запуска с ним разговорился. Он по рождению и подданству англичанин, но всю сознательную жизнь живёт в Дании, кончил здесь школу, сейчас в университете. Гражданства датского не просит по очень простой причине – тогда придётся в армию на два года идти, а это ему не улыбается. Так провозились мы сперва до полшестого, потом за нами зашла Марина пошли пообедали и договорились пойти в кино. Но около восьми моя программа, наконец, заработала и я решил не упускать возможности и пропустить несколько вариантов, так и сделал, Курепины пошли одни на «Харпера». По видимому, уже до самого отъезда окончательно  перешел на семидневную рабочую  неделю, воскресенье самый хороший день для работы, пустая комната – такое дома и не приснится.

Так что вернулся домой уже около одиннадцати часов, поев довольно основательно, лежу, пишу, вспоминаю  семью в своём одиноком  логове. Внешнего порядку в моей комнате, признаюсь честно, мало. Вот сейчас на полу лежат четыре книжки, так чтоб можно было достать прямо с кровати, несколько пустых пакетов из-под разных  покупок,  мои одежды живописной грудой высятся на кресле.

Дни, между прочим,  уже заметно стали длиннее. Вообще похоже, что зима здесь уже кончилась окончательно. Сегодня слышал, как птички поют. Завтра понедельник, день тяжелый. Надо в конце концов что ли сходить в кино, узнаю у Курепиных насчёт «Харпера».      

 13.02.67.Понедельник. Появился Заикин. Полон  Парижских  впечатлений. Спал в среднем по четыре часа в сутки. Ясное дело, на пять  дней  попал  в Париж. В основном, конечно, бегал по улицам. Дороговизна, говорит. потрясающая. Цены на всё  в цифровом  выражении те же, что у нас  здесь, но  только во франках. А франк почти  полторы кроны по курсу.

Неделю начал посещением кинотеатра. В нашей «Кавалькаде» смотрел не очень новую американскую язык не поворачивается сказать комедию. Называется  «D-r Strangelove». Заканчивается тотальной атомной войной. Впечатляющая картина, особенно убедительны сцены  с бомбардировщиками. Рутинный полёт, заправка в воздухе, потом полёт в воздухе на автопилоте при этом один из лётчиков дремлет, другой читает порнографический журнал, третий учится показывать карточные фокусы и т.д. Вдруг получают код  FD G 135, лезут в книгу «Top secret» - там расшифровка –«Атака по плану R. Лезут в другой специальный сейф, достают  «Top secret» пакет «R», в нём десять маленьких – каждому из членов экипажа, и начинают действовать. Вообще неплохо, но смешного мало.

14.02.67.Вторник. Сегодня день рождения Вали Турчина и Димы Николаева, интересно, получили они мои открытки, купил готовые «Birthday cards» на английском.

Сегодня покупал продовольствие и зашел в пару радиомагазинов разузнать насчёт магнитофона, не нашел, поищу в City,  зато купил пару магнитофонных плёнок, договорился с  Вилли Бором, что он мне запишет какой – ни будь музыки повеселее, он крупный специалист в этом вопросе. Плёнка немецкая, BASF, обычная катушка вроде нашей и влезает примерно 350 м.

15.02.67. Среда. Вчера прилёг  в восемь вечера  якобы почитать и вместо того, чтобы  читать, не говоря уже о походе в кино, уснул и проснулся утром где-то около восьми. Ну и выдрыхся! Как Теркин, за прежний недосып и в запас. И вот сейчас уже полпервого, а пока не клонит, тем более сегодня днём пил два раза кофе. Один раз традиционно, за ланчем, другой раз – угощал шведа за то, что он мне нашел ошибку в программе, над которой я бился три дня и пришел в полное отчаяние. Он-то программист классный, не чета мне, работает с Анголом  непрерывно четыре года. Я уже тоже в общем-то поднатаскался, но до специалистов далеко. Ему стало жалко смотреть на мои мучения, он минут двадцать покопался и показал, в чём дело. Я его  в благодарность за это в 4 часа угостил кофе с пирожным и сам угостился. По этому случаю решил подольше поработать в институте и просидел до одиннадцатого часа, исправил программу и пропустил, получив удовлетворительные результаты, на радостях написал ещё одну и оставил операторам на ночь – пусть, по крайней мере, машина ошибки ищет – синтаксические.

Мартин Эйнхорн  женится, наконец, на своей датчанке в субботу. Привыкают они друг к другу уже давно, решили узаконить узы. По этому случаю ребята из нашего коридора устраивают небольшой мальчишник и меня звали. «The last bachelor party for Martin». Никаких жен и дев, одни джентельмены. Вспоминаются мне обнинские шашлыки с пивом, которые моя жена так «любит». Здесь шашлыка не дождёшься. Нужно предварительно пообедать, чтобы потом натощак «Carlsberg» в голову не ударял.

16.02.67.Четверг. Пришел домой довольно поздно, поскольку «Martinparty» не то чтобы затянулся, но начался поздно. Происходило всё в молодёжном клубе недалеко от института. От виновника торжества всё хранилось в полном секрете – два датчанина должны были представить его в последний момент - и они его представили. Каждый с ним по разу чокнулся и он очень скоро был хорош. Молодёжь плясала, а мы смотрели. Большая часть компании потом ещё поехала в какое-то кафе ужинать, но я не присоединился, не был голоден, т.к. поел заранее, знал что тут сыт не будешь.

Завтра хочу перед закрытием магазинов пройтись в центре присмотреться к магнитофонам в специализированных магазинах.

17.02.67.Пятница. Ходил, искал магнитофон. Эти поиски заслуживают подробного описания. Сперва зашел в подвернувшийся магазин для наведения справок. Никто ничего не знал, но один продавец догадался заглянуть в красную телефонную книгу (фирмы и магазины) и нашел пару адресов. Прежде всего в центре – IBM, самая солидная фирма, производит около 80% всех вычислительных машин и попутно весьма успешно торгует печатающими машинками и прочей канцелярской техникой. Пошел в их магазин, не магазин а скорее демонстрационный зал в самом  центре Сити, в новом здании по соседству с вычислительным центром. В приёмной служитель по телефону вызвал мне некоего джентльмена, продавца демонстратора, я ему объяснил, что хочу. «Портативный?» -Да. говорю. Вытащил игрушку  - форматом с машинописный лист сложенный  пополам, даже меньше. Чудо техники, сама строчки считает, пишет на специальную ленту шириной 5см. Заложил бумагу в стоящую тут же электрическую машинку, стал диктовать и одновременно печатать. Такого я ещё не видел. Порядка десяти ударов в секунду, как Гилельс, совершенно неправдоподобная скорость. Очень мне эта машинка понравилась. Спрашиваю «How  much?» -3600 крон! Почти как автомобиль, и дороже самого дорогого стереофонического магнитофона. Не про нас. Пошел через дорогу в специальный радиомагазин. Там показали какое-то старьё, в буквальном смысле, подержанные, и тоже не за умеренные цены, больше тысячи крон. Похоже, что Решетов недооценил эту машину. Назвали ещё фирму «Олимпия» возле вокзала, которая торгует конторскими машинками, пошел туда, там благо был любезный продавец отлично говоривший по - английски. У него были диктофоны с записью на одноразовый  специальный  «Record», не подходит. Он убедившись, что его товар мне не подходит, прямо порекомендовал немецкий портативный магнитофон и наушники, можно использовать и как диктофон. Смотрел, хорошая действительно машина, но стоит полторы тысячи крон, где их, спрашивается, взять. Так и пошел домой не солоно хлебавши. Хотел было пойти в кино в центре, но передумал.

18.02.67. Суббота. Получил из дома письма и фотографию Юли возле ёлки. Взрослеет дитё  на глазах, прямо школьница. С трудом себе представляю. Обедал сегодня у Курепиных. Лукьянов уезжает 1 марта и собирается делать финальные закупки, привлекает Марину в помощь, они собираются утречком во вторник, наверное я к ним примкну.

Сегодня целый день по гостям. Обедать позвал Курепин, к ним приходил Заикин, рассказывал про Париж. Ничего особенно информативного, кроме того, что всё дорого. Вино дешево.

После обеда мы с Лёшей поехали опять в институт, проводив Марину на теннис, сам Лёша после ангины воздерживается. На машине опять был вакуум и мы с ним почти до девяти часов вечера  там  просидели. Просидели бы и дольше, но в это время за нами заехали Решетов и Марина и все вместе отправились  к ним ужинать и смотреть телевизор. Шампиньоны в сливках Валя изобразила превосходно, капусту цветную и прочее, посидели очень мило. Скоро пойдут всякие праздники. 23 февраля, помимо дня Сов. Армии у них десятилетие свадьбы, потом 8марта и именины у меня и Кацауровой.

Завтра буду отдавать долг гостеприимства, звал всех обедать к пяти часам, что-нибудь из подручных средств состряпаю. Наша красная икра из тех, что мне из дома прислали и крабы тоже есть. Вот завтра наварю яичек вкрутую, начиню их икрой. Сварю суп. Нажарю картошки с мясом. Спиртное есть. Пообедаем.

С утра завтра поеду в институт, окончательно перешел на семидневную неделю.

19.02.67.Воскресенье. Отгудел на машине шесть часов с переменным успехом и решил ради выходного дня этим ограничиться. Утром по телефону разговаривал с семьёй, порадовался,  что все здоровы, бодры и с нетерпением ждут моего приезда.

Обед мой был назначен на 5часов, но начался в семь часов -гости предупредили, что задерживаются, затем поели очень быстро и отправились в центр в  кино, решили в «Империале»  посмотреть новую английскую комедию «Мираж» и посмотрели. Первая большая часть прямо-таки ничего, но конец выдохся и заканчивается некой  непонятной сценой, не то сумасшедшем доме. не то в родильном доме, героиня беременна  (но не от героя). Она дочь богатых родителей, а он анархист. Они то разводятся, то не могут расстаться, он устраивает всякие хулиганские трюки. Всё изобретательно и здорово снято. А в «Подиуме» премьера нового, юбилейного фильма Хичкока «Разрезанный занавес», надо будет сходить,  когда ажиотаж уляжется. С  2-3 фильмов в неделю я перешел на 1-2, интерес  выдыхается. На две последних party, устраиваемые CIC, тоже не пошел, надоело это всё.

Задумываюсь серьёзно насчёт этого магнитофона  «Uher», если удастся найти дешевле, то куплю.   

 20.02.67. Понедельник. Весь день провёл в институте. Очередные неполадки с программами преследовали меня сегодня. Около института произошла автомобильная катастрофа. В которой пострадали четыре машины. Шел большой порожний автобус. Перед ним резко и неумело затормозил учебный автомобиль. Автобус ударил ему, извините за выражение, в зад, тот полетел вправо, врезался в стоящий у тротуара «Фольксваген», а тот, как говорится, во втором порядке «теории возмущений», шарахнул стоящий вплотную  «Ситроен». Битым стеклом была усеяна вся улица, автобусу-то конечно ничего, а все остальные побиты здорово. Всё потому, что ездят как в кино.

Думал я  что проживу здесь до конца срока, не занимаясь общественной работой –не тут –то было. По случаю восьмого марта будет вечер, а я вовлечён в написание капустника на местные темы. Просто изнасиловали. В пятницу договорились собраться у Кутесова и рожать. Теперь, как говориться в известном анекдоте, у нас всё есть.

Время идёт. В следующую среду отбывает Лукьянов и вся ленинградская компания, которая приезжала на месяц, Петров, Сумбаев, Воробьёв. Лукьянов устраивает отвальную во вторник, и с первого числа в их комнату перебираются Курепины.       

 Завтра пойду, наконец, на «Харпера», уже и Заикин посмотрел и говорит, что стоит посмотреть. Раньше я первый  ходил, теперь собираю мнения.

21.02.67. Вторник. Проснулся сегодня, как будто подбросило, чувствую рано ещё; посмотрел на часы, показалось полседьмого, поворочался ещё, решил вставать, не спиться. Встал, зажег свет, оказывается – полпятого! Но ни в одном глазу. Не торопясь умывался, завтракал, приехал в институт в начале седьмого утра. Пошел на машину, застал двух полуночников, венгра и австрийца, которые всю ночь гоняли какие-то ужасные варианты, но уже под утро выдохлись, и я несколько раз запустился. Голова, конечно, ничего не соображала, недоспал прилично, но через пень колоду до  полдвенадцатого  проработал и пошел в «Даелс», где назначено было свидание с Лукьяновым и Мариной,  которая служила нам манекеном. Осенне-зимние товары сходят уже, никакой шубы тут Лукьянов не купил. Пошли на Вестер, в Айве примерили цигейку под леопарда,  а я присмотрел жене замшевое пальто. Но пошли дальше, ещё походили, ничего не купили, вернулись в Айву, и он купил шубу,  а я замшевое пальто для жены, с сознанием выполненного долга разошлись по домам, оставили покупки и снова поехали на работу! Выпил за обедом, вместо ланча пообедал в кафетерии  на Вестере, две чашки кофе и проторчал, довольно без толку, до шести на работе, потом поехал домой, пораньше лечь спать.

 08. 03.67. Суббота. Цикл  «Писем из далека» заканчивается, это последнее. Я решил не заполнять страницу за страницей скучным перечислением унылых подробностей моей каждодневной действительности, она этого не заслуживает. Я настолько, правда, вошел в этот ритм, что ложиться  спать и не написать  несколько строчек, просто отвык. Когда пишешь, вспоминаешь, конечно, то, что отличало этот день от последующих, но отличие это  в последнее время было какое-то вымышленное, моя здешняя жизнь по письмам  казалась,  наверное, интереснее, чем она в последнее время была. Основная сумма впечатлений была накоплена за первые 1,5-2 месяца, а сейчас уже всё – кроме работы – с трудом переносимая рутина, особенно надоели дороги с работы на работу. К счастью, дело меня увлекает и основная часть моего дневного времени всё-таки заполнена некими положительными переживаниями. Положительные они, конечно, далеко не всегда, но к разочарованиям, и смене мелких успехов, которые поначалу кажутся крупными, и мелких неудач, которые потом оказываются крупными, я уже привык относиться философски. Всё же сальдо будет, по видимому, в нашу пользу. Ритм, темп работы  здесь существенно выше, и эта сторона жизни полнее. Как бы всё было бы по-другому, если бы семья была здесь со мной.  Увы!

А ведь сегодня женский день. Восьмое марта. Изобрели его, кстати сказать, здесь в Копенгагене, на конгрессе женщин-социалисток  пятьдесят семь лет  тому назад. И с тех пор  полностью успели забыть, никто тут о таком празднике не слышал.

Вчера в посольстве был вечер, но я абсолютно был не в настроении и не пошел.

Вообще я несколько выдохся. Пора, пора домой.

Не хватает здесь ещё и привычной людской  среды, людей с которыми у тебя есть общее дело или интересы, которым ты просто свой человек. Здешняя жизнь вызывает любопытство, а не кровный интерес, зритель я здесь, а не участник событий. Даже скандалы последние на работе и то вспоминаю, как что-то яркое, полнокровное. Тут тишь и гладь, все к тебе внимательны, как медсёстры к больному, по долгу службы.

Уже взяли билет обратно, то - есть он был всё время. Только зарегистрировали места. 5 апреля в 15.50 по здешнему времени – тю-тю!

Однако, вчера, проходя  днём по улицам в центр, почувствовал, что уезжая отсюда, тоже некую грусть чувствую, есть в этом городе некое очарование, и день был вчера, какого давно не было – тихо, солнце в дымке, весна, весна в воздухе. Тепло, +10. Ходил уже без головного убора. А сегодня после ланча обошел парк, на краю которого стоит наш институт. Это одна огромная лужайка гектаров в пятьдесят, окруженная  по периметру  деревьями. Белка подбежала стала просить подачки, ничего у меня не было, разочарованная, ускакала. Мальчишки  в футбол  уже раздетые гоняют. Весна. Скоро закругляемся.  

                                                         

11.11.72. Деньги – одно из величайших изобретений человечества, из того же класса, что колесо и огонь. С ними надо, конечно, уметь обращаться. Люди гибнут под колёсами и горят в огне, но мы не перестаём этими открытиями пользоваться. Одна из ошибок с максимально тяжелыми последствиями – глупое недоверие к деньгам. Если составить полный прейскурант продуктов и услуг, производимый обществом, включающий миллионы наименований, то у «них»(капиталистические страны) он будет, во-первых, в сотни раз длиннее, во-вторых – и это важнее –скажем за «их» деньги можно купить скажем 999 вещей из тысячи, а у нас – одну. У нас столько разных денег, сколько статей в бюджете, деньги лишены главного и единственного, придающего им смысл свойства – быть всеобщим эквивалентом.

12.11.72. Попытка распространения  «политически вредной литературы» или даже ознакомления с такой литературой относится к разряду «идеологических диверсий» и действительно, является фактически диверсией, оказывает несомненное подрывное действие и часто довольно сильное. С чуждой идеологией есть два крайних метода борьбы, они аналогичны методам борьбы с инфекцией. Один – антисептика, стерилизация, другой – прививка. В настоящее время разработаны способы выведения абсолютно стерильных материалов. Кошке, готовой окотиться, с соблюдением строжайшей антисептики извлекают из чрева котёнка, помещают его под колпак и снабжают обеззараженным воздухом и стерильной едой. Приготовление последней сопряжено с серьёзными трудностями, её почти невозможно делать по–настоящему полноценной. Котёнок вырастает во взрослого кота  для которого смертельны почти любые бактерии.

13.11.72. Показывал документальное кино 3 части «10 минут по СССР», одна часть – Баку. По окончании подошел Айдын  Гуссейнов: «Слушай, разве можно про Баку 1О минут показывать!!! Это - четвёртый город в СССР. Там Приморский бульвар – самый длинный в мире, 8 км! Прямо с бульвара вертолёт летает в Сумгаит. Потом, у тебя в объявлении «Баку» первый фильм, а показывал не первым (показывал «Моя Казань», «Баку», «Хабаровск»).

Рассказали про Сталя Лебедева (доктор физмат наук).Один его лаборант попал в вытрезвитель. У Сталя знакомый милиционер, с его помощью он выручил лаборанта, тут же на радостях  с ним напился и попал в вытрезвитель сам. Но знакомый его и тут выручил – привезли его бесчувственное тело к дому, милиционеры на руках внесли его по лестнице. А с ним в подъезде живёт И.И. Новиков  – первый секретарь ГК, - и попадись он им на лестнице. Милиционерам воздал укоризну, а его обратно в вытрезвитель. На другой день он лёг в больницу и объяснял, что у него был микро-инфаркт. Простили. Вышел из больницы, опять напился, пытался угнать мотоцикл, попал в вытрезвитель. Дали строгий выговор с занесением (до этого года за четыре купил у солдат-строителей кафель, который они сняли со стен строящегося плавательного бассейна!!!)

К шестидесятилетию Овечкина Лев Николаевич просидел несколько дней на машине пытаясь нарисовать его портрет на графопостроителе. Сейчас ловит последнюю ошибку – портрет как вылитый и трубка во рту, только нос как у Буратино – поперёк всего листа.

14.11.72. Поэзия - единственная отрасль интеллектуальной деятельности, где женщина выступает абсолютно на равных с мужчиной. Цветаева, Ахматова, Edna S/V/ Willgy – в числе крупнейших поэтов ХХ века.

16.11.72 «Докатился!» Статья академика Ф. Константинова о Р. Гарди в « Правде»  («Альтернатива»):

Предательство!!!

Ренегатство!!!

болото!!!

галиматья

двурушничество!

.диверсия !

отвратительный!

Безобразие!

Примерно 160 слов цитаты из Гарди.

Национальный характер – вещь среднестатистическая абсолютно реальная и индивидуально реальная в том смысле, что практически не существует людей без глубокого отпечатка национальности на личности. Возможно, самое необходимое, самое простое условие интеллигентности в то же время – умение подняться над национальными предрассудками, не пытаясь смыть и не пытаясь замазать этого отпечатка, признавая его реальность.

Не идёт ли дело к тому, что на территории современной США в ХХ1 веке будут три государства – белых, чёрных и краснокожих. Вместо Великобритании – Уэльс, Англия, Шотландия, две Франции…

Национализм – одна из черт национального самосознания, может быть один из этапов в его развитии. Периоды обострения национализма вовсе не совпадают, например, с периодами подъёма национальной культуры, скорее наоборот.

Я глубоко и остро чувствую себя именно русским, и это не мешает мне с искренней симпатией и уважением относиться к людям, которые не менее глубоко и остро чувствуют себя, скажем, евреями или украинцами, этой симпатии ничто не мешает быть взаимной.

17. 11.72. «Мораль»  политиков в процессе принятия решений, «совесть» с необходимостью отличаются от тех же понятий применительно к взаимоотношениям индивидуумов. Почти любое решение, принятое на правительственном уровне, кому–то приносит несчастья и смерть, даже в самых безобидных случаях, просто по статистике. Предельный случай – мораль военачальников. Между экстремальной ситуацией, когда каждое решение посылает массы людей на смерть и противоположным предельным случаем спектр непрерывен, в смысле математического ожидания числа погибших, например. Подписывая почти любую бумагу, президент США подписывает кому-то смертный приговор.

18.11.72. Десять человек сделали за десять лет всю квантовую механику (говоря   условно).Зачем уговаривать кого-то заниматься развитием теории, которую ты считаешь правильной, а другие нет? Если у тебя есть 3-4 сотрудника за 5 лет мы можем свернуть горы. 

 Рождение конкурирующей с капитализмом политико-экономической системы принесло ему (капитализму) огромною пользу – он получил возможность учиться на чужих ошибках, которые самому ошибающемуся обходятся исключительно дорого.

 20.11.72. Важнейшее отличие – периодическая необеспеченность нашего общества и юридическая безграмотность населения. Недавно начали приниматься меры по выработке основ. Люди изголодались  по законам… «Человек и закон» за два года достиг чуть не пятимиллионного тиража отнюдь не только из-за детективных историй.

Партия изъята из юрисдикции судов, хотя решения партийных органов всех уровней прямо влияют на жизнь и судьбу, как огромных масс людей так и индивидуумов. Совершенно отсутствует юридическая чёткость и в важнейшем кодексе – уставе КПСС. Более детальны и точны инструкции ЦК КПСС, но они закрыты. Для партийного следователя и «суда» не имеет силы презумпция невиновности. Человек  часто не слишком много выигрывает  вступая в КПСС, принимая на себя довольно серьёзные обязанности, но будучи исключен из партии он теряет практически всё. Поэтому партия вынуждена терпеть многие серьёзные проступки своих членов ограничиваясь взысканиями. Встречаются случаи, когда человек сохраняет билет после фактического уличения в казнокрадстве, взяточничестве, пьянстве, разврате, которые в этих случаях называются «нарушением финансовой дисциплины, правил социалистического общежития, аморальным поведением» - но интеграл копится, «материал» ложится. Фактически каждому руководителю, проработавшему много лет, что-то, как ему кажется пропущено и забыто, но когда терпение лопается и наверху решают, что «пора», то в строку ставится каждое лыко.

21.11.72. Дисциплинирующим в советской политике является весьма прозаический материальный фактор. Лишившийся доверия и должности партийный работник    превращается в абсолютный ноль. У него, как правило, нет другой специальности или она прочно забыта, найти приличную работу трудно. В последнее время, однако, после Хрущёва, «разжалование из генералов в солдаты» среди номенклатурных работников наблюдается всё реже и реже. Хрущёв после Берия, перестал ставить к стенке. Брежнев перестал и переводить из членов политбюро в рядовые. Двое последних проштрафившихся: Шелест и Мжаванадзе лишились всех своих постов в республике, но остались членами Политбюро, скорее всего лишь фиктивно и скорее всего до ближайшего съезда, но остались. Тут несомненно играет роль память об октябрьском, 1964 года Пленуме ЦК, который изменил  Политбюро между съездами – первая и рискованная процедура, даже если она происходит по инициативе Политбюро, а не дай бог, проявит инициативу Пленум? От мысли, что такую возможность следует постоянно ожидать – и вот Шелест остался там, будучи девятым замом Косыгина, а Мжаванадзе – став вообще, по видимому,  неустроенным(?).

 Изменения в Уставе, утверждавшие для партийной жизни тот же пятилетний ритм, что устоялся в экономике – характерный штрих того же стремления к стабилизации, того, можно надеяться, здорового консерватизма, которого так не хватало в предшествующие 50 лет.  

 Про советских руководителей нельзя сказать, что они живут в настоящей роскоши, это, возможно, плохо. Настоящая роскошь для своего создания требует прежде всего тотальной мобилизации высшего вкуса и мастерства и наличия высшего вкуса у потребителя.

Потребители, выбрасывающие миллионы на утончённую роспись, утверждаю, полезны. Они повышают вкус, бытовой тонус и аппетит общества и позволяют получить кусок хлеба с маслом настоящим художникам и мастерам своего дела. Это о качественной стороне. Но количественно всё достаточно солидно и у нас.   

23.11.72. Поскольку слишком многое поставлено над логикой, она уступает позиции и во многих ситуациях, где никакими высшими политическими соображениями это не диктуется. Соображения, оправдывающие  ситуацию, с понижением уровня проблемы, казалось бы, устраивают вас, но практически увиливание, отговорки, умолчание, намеренная неясность, дезинформация приживаются и в самых повседневных,  чисто практических делах. Принося огромный вред.

Элемент веры необходим, но он должен влиять на практику через мораль. Определять формирование нравственных кодексов. И в вопросах морали разумность, логичность чем дальше, тем яснее. Правильные моральные принципы выгодны экономически. Бизнес догматизма не терпит, а у нас они переплетаются. Подоплёка деловой без инициативности – в идеологии.

Разных писателей любят по разному.  Самое запомнившееся впечатление - Хемингуэй, («На Бич-ривер»),  как  автора  любимого произведения,  как автора  наиболее часто перечитыва-  -емого  произведения, за творчество в целом. За необычность таланта ( Набоков ),  Набоков писатель будущего, его главная слава впереди.

24.11.72 Свобода – сложный и всё усложняющийся инструмент, его совершенствуют по мере того, как повышают своё мастерство в обращении с ним. Некоторые нации умеют   делать это лучше, другие хуже. Когда тонкий инструмент попадает в руки того, кто не готов им пользоваться, инструмент ломается и всё. Бывает и наоборот – умелому народу навязывается изнутри или извне примитивное, связывающее порукам и ногам общественное устройство. Какова ситуация у нас, достойны ли мы своего правительства?

Русский народ, его подавляющее большинство, никогда не знал свободы в том, западном смысле слова. Причём после Октябрьской революции ситуация в одном отношении качественно изменилась к худшему. У нас часто утверждают:  «У них свобода для богатых»

 Предположим. Но у нас ни для кого. Согласимся, пусть у них свободных по-настоящему людей всего лишь миллион или сотни тысяч. Но у нас – ни одного, абсолютно ни одного, и так пятьдесят пять лет…

26.11.72. Общее падение профессионализма, уважения к качеству работы в погоне за количеством распространилась повсеместно. Разительных масштабов достигло оно в изобразительном искусстве и, как следствие, в прикладном. Иллюстратор книги «Физики шутят» рассказывал о том, что будучи назначен главным художником управления текстильной промышленности, он оттуда вынужден был бежать – во всей Москве не было человека способного нарисовать приличный узор на ткани или на обоях. В загоне оказался дизайн, что сильнейшим образом подрывает позиции наших товаров на мировом рынке и обходится в дикие деньги.

27.11.72. В 1824г. Байрон написал своё последнее стихотворение.  Ровно через сто лет, день в   день, умер Ленин.  Наиболее решительные повороты в судьбе человечества и его образе  мыслей, в науке, искусстве, политике произошли, пожалуй, именно за эти сто лет.  

 28.11.72. Советские политики – великолепные тактики, всеми признанные мастера умения оказывать нажим, вести переговоры, не забывать о деталях и т.д. Много хуже обстоит дело со стратегическим политическим мышлением. Тяжелейший  пример стратегического просчёта – предвоенная и военная политика Сталина. Его основной целью (см. Жукова ) было не допустить, чтобы империалисты заставили нас таскать для них каштаны из огня.

Итог : Великобритания потеряла  около 200 тыс.людей, а мы в 100 раз больше! Монтгомери. похлопывая  Жукова по плечу,  сравнивал со Сталинградом операцию под Эль – Аламейн -

операцию армейского масштаба, такие Жуков осуществлял десятками.

Среднему советскому трудящемуся судьба никогда не грозит разорением. Экономические трудности распространяются на  большие  районы, всё нивелируется.            

Уничтожающая засуха в огромном районе, раннее приводимая к массовому голоду, теперь. скажется  на всех, конечно, но размазано. Уволить отставшего или ослабевшего работника – почти невозможно. Обеспеченность завтрашнего дня – пусть скуднее, но не хуже. чем у других - один  из величайших элементов духовной свободы, и у нас он в наличии.

 01.12.72. Из анкеты Солоухина: назовите самую странную фигуру среди современников. Выбор слишком  велик для определённого ответа, но максимальные шансы  у русских: Цветаева или Мандельштам?

03.12 72  Хазарское царство, оказывается, с735 по 963 год имело в качестве государственной

религии иудейскую. В 963 году их завоевали и потеснили на юг…Денис Давыдов в 1812 году освободив Вильно (?), поручил управление городом Кагалу. Большие подозрения на счёт Абрама Линкольна, поскольку лет за двести  до него придворным банкиром одного из английских королей (Якова V ?) был некто Аарон Линкольн. Король должен был ему 100 тыс.  фунтов, и вместо того, чтобы отдать, ограбил его и изгнал. 

 Евреи во всех Европейских странах начинали как ремесленники. С образованием цехов их вытеснили в торговлю, с образованием гильдий – в ростовщичество, а ростовщиков никто не любит. Изгнание из Испании, Франции, Англии проходили с интервалами почти точно в 100 лет ( 1190, !290, 1390 ).

 04.12.72. Примеры Сталина и Гитлера убедительно показывают, какое огромное   преимущество  имеет в неустойчивой политической обстановке человек, не стесняющийся никакими средствами. Он мгновенно становится центром притяжения для себе подобным. Центром чудовищной кристаллизации, который затягивает в свою решётку всё общество совершенно не остановимо. Этот кристалл должна расшатать какая-то внешняя сила, иначе гроб. Известный этюд с Дзержинским в лагере эсеров. Он ничем не рисковал и прекрасно  знал  это. Он знал, что эсеры не поставят к стенке пришедшего к ним безоружного человека, бывшего товарища по тюрьме и ссылке  - именно это ничего не стоило Сталину, Гитлеру и их подручным.

Любые мечтания о будущем  трагически наталкиваются на  национальный вопрос. Страна сейчас является хоть и наукоёмким, но единым экономическим организмом, развал должен 

 немедленно сказаться тяжелейшим образом и вызовет, может вызвать тяжелейшую шовинистическую реакцию, в таких условиях возможны обретения национальной независимости  некоторыми республиками.

 Людей  экономически, политически, духовно  независимых  в государстве не бывает много,  но хоть сотня другая нужны позарез. Отсюда полезность прижизненных политических постов типа  членства в палате лордов или в верховном суде США. Если есть неглупые люди, по своему положению абсолютно никому и ничему не обязанные, это делает их высказывания чрезвычайно ценными.

 05.1272. День Сталинской Конституции. «Каждый гражданин СССР имеет право на глупости» В. Турчин. Никакие соображения о свободе слова не могут  оправдать человека, который крикнул «Пожар» посреди театрального представления, вызвал панику, давку, увечья. А какие соображения могут оправдать человека, который видел, что горит и молчал,  

и все сгорели?

Правил поведения в обществе, конкретным приёмам человеческого общения, этике разговора никто у нас не учит. Одновременно нигде, как у нас : поощрение  «сования носа»

в чужие дела, отсюда  дикое количество склок  семейных,  квартирных,  служебных,  разных.

СССР и США согласились построить новые посольства каждый своими силами. ВВС посвятило этому очередную передачу, в ней выступил один из английских экспертов. Он рассказал случай, когда их попросили проверить какое-то здание их представительства в СССР. Они проверили и обнаружили,что здания напичканы микрофонами, кабелями и пр.

Им говорят -  «военные», наши отвечают -  если убрать стены рухнут…

     Жена Виноградова Вера 30 часов отстояла в очереди за зимней шапкой мужу. Я спровоцировал зятя на московской ярмарке, увидев очередь за сапогами (жене). Встал в хвост и подумал: давно ли стоят. Оказалось – третьи сутки…Особенностью очередей при нехватке товара является то, что время проводимое в них, результат не просто реальной недостачи товара, а растёт значительно быстрее. Избыток совершенно необходим, иначе- полжизни в очередях. (Аномалия приводит к флуктуациям).

 06.12.72. Одно из самых поразительных  моих датских впечатлений – гараж одного из соседей. Он открыл при мне гараж, выкатил машину, и  гараж остался пустой – абсолютно, в нём не было ни канистры, ни запасного багажника, там хранился только автомобиль. Когда у нас будут такие гаражи?  Когда будут, значит - дело о'кэй!, но не раньше.

Близкая к стопроцентной надёжность системы обслуживания, ремонта и наличие централизованных резервов избавляют от необходимости хранить в распылённом состоянии

резервы куда более значительные. В каждом блоке наших кооперативных гаражей хранится такой набор запчастей, какого нет в авто-магазине.

07.12.72. Охраной секретности занято  в ССССР громадное количество людей. Работников различных органов у нас, наверное, не меньше, чем бухгалтеров. По производству колючей проволоки мы держим первое место, неоспоримое и с громадным отрывом. Но урон государству, конечно, не исчерпывается затратами на содержание этого персонала, хотя они не маленькие по любым меркам. По определению, эти органы практически бесконтрольны, их произвольные решения даже в разрешающих мелочах невозможно обжаловать и оспорить. В то же время государственных тайн, настоящих, которые стоило бы хранить, не так уж много. Понимает ли это руководство? Скорее всего понимает, но настоящий смысл и

аргументирование  секретности и её хранителей, конечно, вовсе не стало сохранение секретов, которые и хранения-то не стоят. Режимные организации фактически часть идеологического, воспитательного аппарата, они хранят «атмосферу».Это сытая, спокойная

работа, вплоть до самого высшего уровня, не требующая даже особой грамотности, но дающая огромное влияние. В этом отношении  режимники, даже при нашей девальвации  способностей, занимают  совершенно исключительное положение. У каждого директора крупного института, например, около десятка заместителей. Заместитель по науке, скажем. может быть академиком, а заместитель по режиму вполне может иметь при этом едва среднее образование. Один из самых крупных, известных мне, чиновников этого ведомства в

генеральском чине, при близком рассмотрении оказался обладателем, ни мало ни много поддельного диплома о высшем образовании. Дело кончилось почётной отставкой и генеральской пенсией. В этом ведомстве человек без всякой квалификации может получать

вполне приличную зарплату, а часть этих людей искренне думает о неслыханной важности своей работы, которая на 90% состоит из изобретения и неотложного проведения  в жизнь палок и рогаток в чужой работе.

 08.12.72. Межгосударственные отношения регулируются тщательно и подробно разработанными  правилами, которые представляют собой очень содержательную науку. Дипломатия имеет широкий спектр и работает в очень широком спектре «теплоты» взаимоотношений между государствами. В области организации тёплых отношений между людьми надо использовать дипломатический опыт. Одна из самых тяжелых и трудно осознаваемых  печатей,  наложенных на нас нашей идеологией – незнание принципов личных взаимоотношений. Мы неправильно в большинстве случаев понимаем принципиальность,  не умеем  безболезненно переводить  светскость с людьми на  «уровень

с большим орбитальным моментом». Вежливость и предупредительность и имеет главный смысл именно во взаимоотношениях с людьми неприятными.

10.12.72.  publisher- Юлька перевела как «бармен»

 Абсолютно серьёзное отношение к собственным научным и вообще творческим достижениям противопоказано. Их совершенно необходимо воспринимать с юморком, и уж совершенно обязательно придерживаться такой же позиции по отношению к служебным успехам (и изданиям).

Население Дубны тратит на водку в 10 раз больше чем на книги! Монополия – явление качественное, и  это качество переходит в количество очень резко. Один – монополия. Два примерно равных - нет монополии, и ничего похожего на неё. Больше нас от все проникающих монополий не страдает никто, все громы мечутся в адрес монополий правильно. Но у них монополий нет, а у нас есть.

Самое наше страшное обвинение в адрес двухпартийной системы - «это фарс, обман трудящихся» ! Где разница в программах, в целях, существенных средствах наконец? И демократы и республиканцы ( и «консерваторы и лейбористы», «и христиане и протестанты» и т.д.) – слуги капитала. И всё.

Спрашивается, а зачём разница в целях, если цели, в общем, действительно тривиальные. Смысл  двух партийности  - в соревновании за лучший подбор кадров, за привлечение дальновидных и энергичных людей.

 12.12.72. Пророк и вождь – часто в развитии одной личности. Практически нет вождя, который бы одно время не ходил в пророках. Гитлер на стадии создания «Майн кампф» - пророк. Каждый вождь, по-видимому, с некоторой тоской вспоминает об этой стадии и хочет, чтобы в нём продолжали видеть пророка. Вождь второго типа – Сталин и ему подобные, которые пророками никогда не были – им ещё больше хочется, чтобы их считали пророками. Как бабусе не превратиться в куколку, так вождю – в пророка.

13.12.72. Одна из показательных характеристик человека – отношение к непонятному в действиях, воззрениях и вкусах других людей. В одних людях при столкновении с непонятным возникает желание понять и оценить, другие остаются равнодушными. Третьи – раздражаются и с порога объявляют всё непонятное бредом, извращением и т.д. Если человек третьего типа попадёт в идеологи, то последствия этого события для, например, искусства понятны. В крайних случаях и наша история богата печальными примерами такого типа – это правило распространяется и на науку, даже на точные науки, даже на математику, для чего требуется чудовищное количество невежества и самомнения. Но у Сталина хватало и того и другого.

  Успех  коммунистической идеологии, которую часть обвиняют в незнании или в не учёте человеческой психологии, имеет один глубокий и причинный психологический корень: она открывает широкие возможности для приобретения самоуважения очень дешёвыми средствами. Она позволяет среднему  человеку и ниже  почувствовать себя важным и востребованным совершенно искренне и с минимумом усилий.

«Неудобство бессмертия в том, что оно приходит посмертно».

В важнейших новостях: «Американские космонавты обнаружили на Луне грунт оранжевого цвета»                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                14.12.72. Челидзе лишен гражданства и паспорта.

17.12.72. Система пенсионного обеспечения несправедлива к научным работникам и тормозит научный и технический прогресс. Доцент, кандидат наук получает пенсию как водитель автобуса. Профессор, как армейский капитан. Только академики и членкоры, а их тысяча из миллиона научных работников получают приличные пенсии. Поэтому, в значительной степени, профессора и сидят на своих кафедрах и постах до глухой старости. Пенсии необходимо увеличить, возможно за счёт частичного повышения  пенсионного возраста, скажем, Зав кафедрой до 65 лет.

 Руководство получает, конечно чрезвычайно содержательную и детальную информацию о внутренних  и внешних проблемах. Но в процессе конденсации она не только теряет сок и аромат  жизни. Но и фильтруется. Начальникам в разной степени смотрят в рот и лижут задницу везде, но у нас, конечно, сильнее, чем где бы -то ни было. Желание начальников слышать и видеть то, что хочется, встречает понимание у подчинённых. Если, скажем. Косыгин, вышел на министерский  уровень 35 лет назад, то это означает, что 35 лет ни один, буквально ни один человек не был с ним искренен. В любом разговоре и в любом документе

от него пытались что-то утаить, что-то ему внушить, что-то узнать, чего-то добиться. Иметь истинных, доверительных, милых друзей в такой обстановке было абсолютно невозможно.

У него не было ни малейшей возможности услышать или прочесть, что люди думают на самом деле. Президент  Никсон хоть в газете может об этом прочитать, и там  есть масса независимых людей, способных высказаться.

18.12.72. Рассказы  В.Д. про Гвинею: «Ясновидящий приказал перестать ходить без порток по столице и, кроме того, дать всем дамам лифчики.» Но какать по закоулкам ещё не перестали. Картина: шофёр беседует с девицей, посреди разговора она вытаскивает из лифчика сиську, интенсивно чешет её и прячет в лифчик.

На приёме в посольстве там же в честь пятидесятилетия СССР показали картину про революцию и гражданское население: бороды, лапти, на коровах пашут…По окончании их министр культуры с чувством долго жал руку послу: «Вы настоящие друзья. Вам самим так тяжело, а вы ещё нам помогаете.»

Все воруют…Наш советник спрашивает у гвинейского « госхозом» - «Вы собрали 2000 центнер  кукурузы, где они? Тот - « не лезь не в своё дело. Советник – советует, а не мешает. Вам африканскую душу не понять. А то напишу, что ты плохо советуешь – тебя больше никуда не пустят». Понимает...

 Решили нанять сторожа на автобазу. Наняли. Он пришел с луком и стрелами.

На базаре в пригороде увидел сандалии неожиданно дешевые  - 8 милей, вместо 12. Купил.

Дома померил  - они разных размеров: так 43 и 41. Вернулся – поменяй! Тот: а у меня таких больше нету, только по12 – одинаковые.

Общее впечатление: с дерева ещё  не слезли!

Есть люди, которым не спится, потому что они услышали или прочли о чьих-то страданиях, унижениях и переживают, ненавидят мучителей. Но есть и люди, которым не спится как раз потому, что они хотят поставить кого-то к стенке, повесить за ноги, содрать живьём кожу – но не имеют возможности. Когда возможность появляется, они вылезают неизвестно откуда, но находятся всегда. Палачи тут как тут, только позови.

30.01.73. Мысль и действие – дополнительны…Наиболее рациональный способ действия, в большинстве случаев: размышления в полнейшем бездействии или доведенная до автоматизма энергичная работа по заранее тщательно обдуманному плану.

Обдумывание плана и выполнение запланированных пунктов. У нас область  применимости мысли и действия значительно сдвинуты. Мы вынуждены расходовать изобретательность и напрягать мыслительные способности в ситуациях, где полагается действовать автоматически и, на оборот, работа, считающаяся – и обязанная быть – творческой  сплошь и рядом выполняется по строжайшему. шершавому шаблону.

                   

  03. 02.73.       Хотелось бы мне до того, как умру,

                        Побыть в полутёмном бору

                        И выйти к воде и глядеть в озерцо,

                        Хмелея от ветра в лицо.

                                                              Верлен., 1894.

 

10.03.73.  Типы массового воздействия на общество:

1) Формулировка политических и моральных принципов, при  широком распространении которых «всё будет хорошо»    - Пророки.

2) Формулировка  политических  и  моральных   принципов,  которым,  в  среднем, готово следовать добровольно  большинство населения. Убеждение словами людей  делать что-то, что движет  их  в правильном направлении   -  хорошие  политики.

3) Создание механизма,  принуждающего  большинство  населения  следовать собственным принципам  -  сильные  политики.

4) Диктаторы – создание механизма вынуждающего всё  население поголовно подчинятся своей воле. Догматизм моральный и идеологический знаком человечеству давно и широко распространён, коммунисты в широких масштабах впервые ввели догматизм экономический.

Принцип дополнительности в социологии: есть предел, до которого вы можете «безнаказанно» обнажать язвы общества. Если даже отражение общества в зеркале вашей работы абсолютно бесстрастно и точно, то, увидев его, общество вполне может, например, схватиться за помаду и пудру, а не за гантели и губку для холодных обтираний, которые вы старались ему прописать.  

28.09.73. Мужик в клубе дома отдыха «Судак», показывая другому помещения и, стеснясь. видимо, слова «уборные»,сказал: а там – артистические туалеты.

31.09.73. Недовольные правительством желают перемен, как мореходы ветра во время тишины, но этот ветер может быть бурей.  Жуковский.

 07.11.73. Асин рассказ: «Жил-был человек, грузин. Он был закройщик, который всё закрывает. И  решил вышить себе на поясе оригинально – по-английски. И стал учить английский язык по методу. Самое удивительное – выучил».

24.11.73. Самое раннее, по-видимому, моё воспоминание -  прабабушка Ефросиния, я гуляю с ней по тёмному коридору корпуса «коморок», где живут дед и бабушка по матери при ткацкой фабрике в Ярославле. Сама прабабушка – только край фартука, за который я держусь и голос далеко наверху  - голос, но не слова. Меня долго удивляло, что я отчётливо помню её голос, но ни единого слова, однако, я как-то обнаружил. Что если «заставлю» себя, то так же могу вспомнить голос любого знакомого человека, могу «прослушивать» про себя длинные речи – абсолютно бессловесные, но с полным воспроизведением тембра. Всех особенностей голоса и интонаций. Не отражается  ли в этом тот факт, что часть акустического восприятия речи и осознание смысла её осуществляется разными участками нашего разума? Ещё одна чёткая составляющая этого воспоминания: ощущение нетвёрдости на ногах. Собственного неумения ходить без поддержки. Существенность для процесса передвижения этого фартука, в который я вцепился.

Следующее – яйцо всмятку, смешанное с маслом в маленькой чашечке, стоящей на покрытом скатертью столе, придвинутом к окну. Это – уже в доме другой, папиной бабушки. Ощущение тесноты, низости потолка – уже тогда, сейчас я, наверное, не смог бы в ней выпрямиться. Меня этим яйцом кормят с ложечки, и пронзительное ощущение возвращённого времени возникает каждый раз, когда я смешиваю яичко с маслом в кружечке для Аси. И непередаваемое ощущение – вишня с ветки в рот, которое я вспомнил на четвёртом десятке, и которого  каждое лето не могу теперь дождаться

15.11.74.  Завтра 10 лет, как скинули Хрущёва. Брежнев, наверное нынче выпьет, как следует, «3653 дня – три годочка високосных.».  «Тройкой» - подвал в «Правде». Похвалы в «Guardian».

Культуру можно даже просто определить как то, что делает жизнь стоящей того, чтобы жить. 

14.11.74. Мы с Флорой летом 64г. чуть не утонули в Телецком озере – посреди него нас, на перегруженной, сидящей по самые уключины лодочке, застала низовка -ветер с севера,  которая мгновенно раскачала волну. Спасло чудо – подвернулся раз в сутки объезжающий озеро теплоход и увидел наши ракеты.

26 11 74.Рассказ Ю.М Ципенюка: «Целый год у нас вылетел. Прислали аспиранта-индуса. Приказ: все секретные лампы из установки изъять. В том числе и  …трон. Открытый на другую частоту, другое поле. Целый год ломали и переделывали отменную установку. И отказать было нельзя – он сын какого-то посольского работника, дипломата.

26.03.74. Рассказ  Шермана в передаче Лукьянова: « На переезде опускается шлагбаум, перед ним встаёт мотоциклист, а дальше лошадь с телегой и «Жигули».Возчик держит козу на верёвочке. Стоят. Вдруг лошадь -  хвать мотоциклиста за воротник, оторвала и начинает жевать. Он вскакивает и пытается вырывать воротник. Лошадь мотает головой и не отдаёт. Из «Жигулей» кричат : « Да дай ты ей по башке!» Он дал. Лошадь осадила и задком телеги разбила передок «Жигулей».Водитель выскочил и на возчика…Тот сначала отмахивался, а потом привязал козу к шлагбауму и побежал через дорогу к пивному ларьку. Тут шлагбаум поднялся и коза повисла, мужик обратно, кричит бабе  на переезде: «Опускай!», а та: «Не могу, он автоматический!»

12.01.74.  Арестовали Солженицына около семи вечера, «Г.А», прервав передачу, объявили об этом. Он не явился к десяти часам к прокурору, и в 17 часов восемь человек – милиция и в штатском,  взяли его на квартире Светловой, его жены. В 21.30 по «Н.ТВ» передавали отрывок из «Архипелаг ГУЛАГ.», посвящённый кадыйскому процессу.

При всём сочувствии к Солженицыну, не одобряю, его демонстративной  враждебности к властям, напоминающую чем-то крикливую запальчивость западных студентов-анархистов. От человека, столько пережившего, ждёшь выдержки, но она, конечно. имеет пределы. Гадаю, чем кончится. В его стиле – отказ давать показания и голодовка. Тоска ужасная.

 02.0274.  Прочёл «Архипелаг ГУЛАГ».Начал вчера в 9вечера и читал до 4 a.m, спал до 8 и снова читал до 18. Слышал отрывки, был, казалось, готов, но не ожидал столь сильного впечатления. «Морально - политический», « небесно – болотный» --- не согласен!

В «АГ» есть сцена – овация в честь вождя народов, никто не осмеливается перестать хлопать первым. И она продолжается пять, восемь, десять минут… Какой –то начальник перестаёт, все с облегчением садятся, но его снимают. Мы аплодируем некоторым политическим деятелем 50-100 лет, и никак не можем перестать.

 22.04.74. В искусстве  гениальный  художник отличается от просто хорошего качественно, спектра между ними нет. В науке – есть, из-за элемента случайности, везения, который в по-настоящему новаторском искусстве отсутствует практически полностью.

«Молюсь за ту, кем жизнь моя ясна!» Фет.

«Каждое чувство бывает понятней мне ночью» Фет.

Одно из глубочайших удивлений – узнал, что дождевой червь живёт до 14 лет.

А потом к нему пришли за славянским шкафом.

Трезвый идеализм.

Ася(6лет):  посмотрев последнюю серию про Штирлица: «Мам, а почему Гитлер был такой злой и жестокий, а Сталин – такой добрый и ласковый?»

Ася: «Мам, а ты хотела бы быть Брежневым? – Нет, а ты? – И я не хотела бы. - А почему? –  -Ну скучно, на лыжах не ходить и ездить по разным странам к каким-то Фиделям Кастро.

08.05.74. Две физические теории, созданные мною в возрасте, примерно, 10 лет  и обе глубоко ошибочны. Первая: объяснение кипения. Я где-то краем уха услышал, что воздух  растворяется в воде тем хуже, чем вода теплее, и сразу сообразил – кипение  это выделение из воды, при её нагревании, «лишнего растворённого воздуха». Вторая: как  действует медицинская банка. В воздухе есть кислород, его примерно четверть, когда в банке горит ватка, кислород выгорает, остаётся один азот, тем и давление меньше - отсюда  присасывание и пузырь, заменяющий кислород.

 Впервые испытанный по настоящему и до сих пор не забытый стыд разоблачения  во вранье. В возрасте 10-11 лет я кратковременно увлёкся фотографией. Конечно, показывал снимки во дворе. Снимал и отец. Он сделал небольшой ( 6 х 6),понравившийся мне чем-то (свободная поза? Взъерошенные ветром волосы?, Разные планы?) снимок профессора З.А. Цейтлина на бульваре над Волгой. Я показывал его снимок вместе со своими. Показал и Юре Шамраеву – молодому красивому парню, вернувшемуся с фронта без ноги. Он посмотрел и сказал, как нечто само собой разумеющееся –«Это не ты снимал.». Я пустился в убедительные подробности, он меня спокойно, долго со странной улыбкой слушал и потом сказал « Я был на набережной, когда Семён Николаевич его снимал. Не болтай.»

Я был всегда порядочным фантазёром, и в разговорах с мальчишками чего только не сочинял. Но на таком стыдном хвастливом «фактическом» вранье попался первый раз и ощущение помню до сих пор.

Смерть начала остро интересовать гораздо раньше, чем это я замечаю в нынешних  детях. Первое: запомнившиеся трупы в гараже - мертвецкой госпиталя, расположенного в нашем дворе во время войны. Там- же отрезанная по бедро нога. Тут, впрочем, может быть наложение, значительно позже складывали умерших ребятишек–ленинградцев, вывозимых из блокадного города, когда госпиталь преобразовали в интернат. Однажды видел, как их увозили хоронить – подъехала большая телега на резиновом ходу. На ней стоял большой, сбитый из досок ящик, даже, по-моему без всякой крышки. Двое мужиков выносили ребячьи тела из гаража в простыне, держа за углы и, раскачав закидывали в ящик – нагишом. Совершенно не помню при этой процедуре провожавших.                                                                                                      15.05.74. Съездили во Владимир - Суздаль – Боголюбово. Ехал абсолютно без всякого энтузиазма, но получил неожиданно сильное впечатление. Сдвоенные Суздальские храмы – рядом с собором или церковью обязательно зимняя церковь–теплушка. Пятнадцатиметровые, желтые как масло, прямые в струночку невиданные брёвна на строительстве избяной гостиницы в монастыре, где похоронена Саломея  Сабурова. Не верится, что есть ещё где-то настоящее дерево и настоящие плотники.

Две версты заливным лугом к Покрову на Нерли. Жаворонки, обычно поющие где-то высоко, висели вокруг нас. как вертолётики, на высоте двух- трёх метров и совсем рядом. По-моему, даже, как колибри, иногда «сдавали назад». И все сразу пели… Крупно повезло с погодой и полным безветрием, которое через неделю кончится до  осени.

18.05.74. Тотальная  юридическая безграмотность отучила вообще выражаться точно. Было бы похоже на науку, на закон, на обоснование. Отсюда – дикое количество пустословия, абсолютно бессодержательного звона, привычка мириться и удовлетворяться сентенциями, абсолютно не описывающими ситуацию. Расщепление в двоемыслии - пропадает  всё, мышление становится алогичным, извращённым.

 По Бердяеву в качестве альтернативы революционности русские могут предложить только  « черносотенство».

Научный, естественный подход к мышлению, его кибернетический анализ  ничуть не противоречат поэзии, упоению глубиной мысли. Как любую любовную лирику можно грубо «вернуть на землю» анатомическими вопросами, так всегда можно опоганить и поэзию мысли, это не должно мешать развиваться  «лирике» философской, как не мешает развиваться «лирике» любовной.

Настоящий верующий не верит, а знает, что бог есть, это для него очевидная, чувственно доказанная истина.

Исследования оснований математики – один из самых глубоких приступов «самокопания» человека, хотя и в весьма специфическом, казалось бы, направлении. Однако, принцип тут тот же, что и у Достоевского – обнажить основу, хотя бы она и  оказалась-таки  бездонной трясиной, а не  rocky bottom.

19.11.74. День артиллерии – первый раз без папы. В «Литературке» на первой странице: указ о награждении тов. Ильина В.Н. орденом ТКЗ и двух писателей, Ильин секретарь правления СП РСФСР, а не писатель. Не тот ли это случай, о котором рассказывал Коржавин. На той же странице – сообщение о творческом вечере Е. Евтушенко. С год назад его отменили по случаю выступления Е.Е., в защиту Солженицына – и вот состоялся.

Начинать становиться писателем не поздно почти никогда: и в сорок, и в пятьдесят. Начинать становиться физиком или математиком после тридцати – практически безнадёжно.

Была в детстве какая-то игра, когда я старался запомнить момент засыпания – эти усилия мешали мне заснуть. Но на другое утро я только их и помнил. С другой стороны  чёткое   вспоминание  усилия – преодоления? выныривания? при возвращении сознания после обморока.

Воспоминание о поездке  на Днепр летом 1967г. На левом берегу Днепра за длинным узким озерцом, отделённым от реки сотней шагов по горизонтали и трёхметровым обрывом начинается сосновый лес. Прямые раскидистые, но невысокие деревья  растут из мелкого серого песка, ни подлеска, ни кустарника, травы почти нет, скользкая сухая хвоя, рассеянный свет. Звуки разносятся гулко и далеко, но отдаются эхом,  искажаются. Не на поляне, а прямо в соснах странная постройка – домик живущей с глухонемым сыном помешанной женщины. Сама лачуга и невысокий  полу забор.

21.12.74. Кто бы мог подумать! Начали выплачивать деньги держателям облигаций 2 % займа 1948 года, Нуся погасила на 300 рублей, баба Катя на 185. Советская власть платит долги двадцатилетней давности, которые вполне могла бы не платить. Так и царские заплатим.

25.12.74.Рецепт Андреева В., как услышать звуки, издаваемые летучими мышами. Включить ультразвуковой генератор килогерц на 25, из-за нелинейностей в ухе услышишь разность этой частоты и мышиной. Профессор  Обреимов на лекции определял в аудитории частотный порог слышимости. «Поднимите руки! Увеличиваю частоту, кто перестаёт слышать – опускайте!» и сам первый  с довольным видом опускал где-то в районе 10 кГц.

Баба Катя про факиров: «ложится прямо на битое стекло - и всё в порядке, на него автомобиль ставят. Так и я свой диван с буграми люблю больше всего – улягусь между буграми и сплю!»

28.12.74. Дремлюга в Вене. Почти все «отщепенцы», бывшие на поминках Павлинчука, выехали: Литвинов, Ж. Медведев, а теперь Дремлюга.

Ася(6лет): Вышла из кустов всем зверям зверица.. Толщиной в три пуда. Длиной в семь аршин, а высотой знаешь какая? Очень, очень  высокая»..

Ася: «Всё идёт на ладан».

02.01.75.  Литературная критика – это прежде всего способ самовыражения критика. Если он что-то добавляет вашему пониманию писателя, то сказал вам  об этом  критик,а не писатель

Читая Лакшина о Солженицыне, я хочу понять не Солженицына, а Лакшина.

03.01.75. Угрожать матом можно и не играя в шахматы.

                Танцуй на комсомольском расстоянии

                Размер во-на-во,  показывает руками.

                Скажет, как взаймы даст.

                Где надо закруглено, где надо заточено.

 04.01.75.  «Ослышка музы» по Гумилёву: у Мандельштама. «И слабо пахнет апельсинной коркой» появилась с опечаткой «слава пахнет …».Гумилёв пришёл в восторг и убедил Мандельштама, что так лучше, и тот читал с тех пор только со «славой». Показательно. Хотя в отношении данного примера я не согласен..

                Подводных страшных гор зеленые вершины

                Купаются в серебряном тепле.

«Истина дороже Родины» - Чаадаев за 150 лет до Солженицына.

 08.01.75. Когда Борис Годунов, предвосхищая Петра, отправил за границу русских молодых людей, ни один из них не вернулся. Они не вернулись по той простой причине, что нет пути обратно от бытия к небытию, что в душной Москве задохнулись бы, вкусившие бессмертной весны не умирающего Рима.

Но ведь и первые голуби не вернулись обратно в Ковчег.

«Чаадаев был первым русским, в самом деле, где-то побывавшем на Западе и нашедшим дорогу обратно» О.Э. Мандельштам, к вопросу о невозвращенцах..

Симбирская гимназия дала России двух премьер-министров – Ульянова и Керенского, а Тенишевское  училище – двух литературных гениев: Мандельштама и Набокова. В.В. Гиппиуса следует запомнить за этих двух учеников.

По мнению О.Э. Мандельштама лучшие стихи Бальмонта: «О ночь, побудь со мной!», «Старый дом». У Брюсова «Орфей и Эвридика», «Тезей и Ариадна», «Демон самоубийства».

13.01.75.  «Узкое» - бывший санаторий ЦЕКУБУ, а ещё раньше поместье Трубецких, где умер  Вл. Соловьёв.

14.01.75. Решение моральных проблем, как и математических, яснее в предельных случаях. фашизм – сталинизм: сиди и не чирикай, от тебя ничего не зависит, пожертвовать собой можно. Но в подавляющем большинстве ситуации с нулевым, строго нулевым результатом в смысле воздействия на обстановку. В демократическом обществе – максимальная активность, максимальная продуктивность моральной и политической инициативы. Последние 20 лет у нас настоящих «параметров малости» нет, трудно убедительно обосновать и выбрать линию поведения.

К вопросу о «вине перед народом» обосновывали, узаконивали, приговаривали – да, но кто-то и курки спускал, приставив ствол к затылку – и уже не интеллигенция, не образованщина. Шаламовский Серошапка – это ведь тоже народ. Я перед ним ни в чём не виноват. Они не понимали, что делают? Шиш. Уж в исполнителях-то наверняка - большинство добровольцы.

15.01.75.  Когда я чувствую, что моё собственное о себе мнение превысило некую критическую величину, достаточно прочесть несколько страниц  из Пастернака, Цветаевой. Мандельштама и т.п., чтобы встать на своё место.

Ася: «Пап, сколько будет десять и десять?» - Двадцать. Прищурившись: « Ты так думаешь?»

20.01.75.  Были в Москве. «Чайки» в Кремль так и снуют. Не Пленум ли?

Бунин про Блока  - «полупомешанный лакей с лютней», про  Бальмонта –«фат и словоблуд», Брюсова – «усидчивый копиист французских модернистов и старых русских поэтов», Городецкий – юродивый, и - «Так ему и всем им надо».  Только и интересовало их, как бы облить товарищей по перу. Вот и доигрались. Всё это же и до сих пор.

19.04.75. Вчера в квартире Турчина был двенадцатичасовой обыск. Арестовали Твердохлебова. Звонили, никто не подходит. Вчера им случайно звонила Валя Вахромеева  «Вы не туда попали»), Наташа Филиппова (от неё и узнали). С.М. в тот же день, ничего не зная, пытался прозондировать у Петросянца насчёт трудоустройства  Вали Турчина.

     Один из  поразительных аргументов, выдвигаемых противниками разоблачения Сталина : нельзя лишать народ истории – и кто бы говорил?! Пятьдесят лет сравнивали с землёй десяти вековую русскую  историю и культуру, а тут спохватились – истории нет!!

Некоторые события, картины, предметы из детства, помнятся очень ярко, детально, но что в этой детальности внесено более поздними впечатлениями и рассказами старших, не всегда ясно. Так, у меня просто перед глазами «бочонок для клубка» - легендарный образец дедушкиного столярного мастерства, его подарок – жене Александре, выдолбленный из целого дубового поленца, полированный, с прорезью в крышке, куда выпускалась нитка, и зацепленным за шишечку большим деревянным же кольцом – его при вязании поддерживала бабушка на сгибе локтя, чтоб не держать клубок в подоле. Всё однако, складывается так, что я не мог видеть этого предмета, расколотого случайно до моего рождения. И зрительный его образ – переработка воображением детальнейшего устного описания.

Я помню своё смутное  удивление при разглядывании предреволюционных семейных фотографий, причину я быстро и чётко осознал: на фотографии мои дед и бабушка – рабочие! – были здоровыми, красивыми. чисто, даже щеголевато одетыми людьми, мама – грудной младенец – в белоснежной пелеринке, с крохотными серёжками в крохотных ушках, в то время, как я знал точно, как нас учили в школе,  – бородатые грязные рабочие ходили до революции только в рванье, а их дети, укрытые таким же рваньём, сосали «в зыбке» хлебный мякиш из грязной тряпицы. То, что старики вспоминали жизнь «при царе» без содрогания, а иногда даже рассказывали об этом «кошмарном» времени что-то весёлое, смешное или приятное, трогательное, искренне меня поражало.

Детские воспоминания о местах, в которых ты с тех пор больше не был и о которых ты  ни от кого больше не слышал. Их очень мало. Впечатлениям Пруста я не верю, хотя и читаю их с наслаждением. О собственном детстве пишут только люди глубоко взрослые и описание детской психологии в них «правдиво» в таком же смысле, как описание психологии лошади у Толстого – производит впечатление исключительной правдивости, но скорее всего не имеет ничего общего с действительностью.

 По отношению к явлениям действительности (и к людям, организациям, у власти три подхода: они 1)признаются существующими; 2) признаются существующими в кавычках; 3) не  признаются существующими. Правда время от времени может происходить перевод из разряда в разряд. Это даёт некоторый оптимизм в отношении возможного ареста Турчина: посадить и секретаря и председателя московского отделения «A I», значит некоторым образом, признать существование организации, которой нету даже в кавычках.

Очень по-французски прорвалось у Пруста насчёт «первого романиста». Настолько в него въелась аналитичность, что вполне можно поверить – жизнь в романах он переживает острее, чем подлинную. Поразительный отрывок у Набокова в «Камера Обскура». «…Революция лучше войны, потому что, когда провозглашают революцию, то сражаться за неё идут только желающие» - у Пруста садовник. Но умирают не только желающие. Священник у Пруста, расхваливающий вид с колокольни в Комбре. Вспоминаю действительно поразительный вид с Обнинской  метеобашни, высотой 330 м, и поразительный  этим же, видны сразу  места «совершенно отдалённые» - Боровск, например, Малоярославец, причём видны хорошо, осознаёшь, что  они близки и к Обнинску и  друг к другу. Во время экскурсии на эту башню самолёт  метеослужбы летал  вокруг башни – ниже нас.   

Моменты, когда во мне оживал дремлющий в каждом человеке страх перед водой, помню очень хорошо. Ярчайший : тихий морозный день в начале уральской зимы. Озеро застыло при полнейшем безветрии. На поверхности зеркального, идеально прозрачного льда – ни снежинки, ни пузырька во всей его не воспринимаемой толще, нет способа оценить, насколько он надёжен. Ступаем на него и идём, как по воздуху, удаляясь от берега, от причала лодочной станции, наблюдая, как вся глубина уходит и видно заваленное валунами тёмное дно с кошмарной отчётливостью. Поскользнувшись, грохаюсь на четвереньки, и прогибает представленное – стеклянный хруст, пли –и –и -инь! – удлиняются молочные трещины, руки и колени проваливаются, кренится и уходит вниз скользкая опора…Поднимаюсь, идём к берегу. Навстречу бегут мальчишки на коньках. Через полчаса начнётся неожиданно густой снегопад, один из них, годом моложе меня, забежит слишком далеко и его, вмёрзшего в льдину, найдут только весной…

24.04.75.  Ночью разбужен звуком прошедшего необычно низко и медленно тяжелого вертолёта. Ощущение было полное – на дом пикирует самолёт. Оцепенев, несколько секунд не мог понять: где, что…Модулированный, пульсирующий гул.

Рассказанное Турчиным об обыске. Пришли в 9 утра. Были исключительно вежливы: попросили разрешения курить в комнате, а не получив – разрешения курили на балконе. То же самое – помыть руки и пр. Провели в квартире 12 часов, перекусив захваченными с собой бутербродами. Написали протокол в 50 страниц. Перечень изъятого – 216 пунктов.. Вымели подчистую всё, связанное с братьями Медведевыми, Сахаровым и самые штучные книги, машинописные тексты, записки. Фотографий не взяли ни одной. В «белье» не копались – только в бумагах. Спокойно можно было что-нибудь спрятать. Папочку со 100 страницами  рабочей рукописи успел положить в Петиной комнате на шкаф. Так «герой Петя» додумался выкинуть её в окно, а уж за чем смотрели, так за окнами. Двое понятых – девочка 19 лет и парень. Потом подошли Сахаров и Орловы и др. Ничего на балконах «Amnesty» не тронули.

26.04.75. Сверхчеловеческих, стратосферных вершин в русской культуре Х1Х века три: Пушкин, Достоевский, Толстой. В ХХ веке  - три: Бунин, Набоков, Мандельштам.

В выделении  «сверх гениев» есть, конечно, что-то условное. В реальности  этой магии есть что-то аналогичное магии понятия «восьми тысячника» в альпинизме Их, во-первых, действительно  немного, во-вторых, в этом ранге каждый метр подъёма, действительно даётся труднее.

Ася: Пап, а бывают квадратные сутки?            

22.05.75. Наши секретность, ограничения свободы передвижения – замена необходимого материального неравенства (есть, конечно,. и прямые  материальные  привилегии, но диапазон материального неравенства всё же другой).

Анатолий Георгиевич Васильев разработал прибор  (на изотопах) для  экспресс-определения зольности угля в потоке. Его  «друг-конформист», угольный начальник:  «Зольность в потоке, мыльность в потоке, кальность в потоке! Кому это нужно?» Действительно, кому  на шахте нужно объективное определение реальной зольности угля.

 « Солженицын решил проблему человек – тюрьма» В.Турчин..

Согласен. Убедительно показана роль «внутренней свободы». Тем более можно её сохранять и в условиях нашей жизни – и это важно.

А.С. этого не понимает.

Труднее всего узнать что-либо достоверное из одного закрытого общества о другом. Поэтому не знаешь, что и думать –стратегически  - о Китае.

Каковы источники информации на Запад о нашем внутреннем положении: официальная пропаганда и диссиденты. Это поляризация – ни тот, ни другой источник не являются объективными.

Юля (15лет), будучи спрошена о содержании комедии « 3+2» : «Три заядлых холостяка встречают двух не заядлых холостячек»!

30.05.75. День рождения бабушки Александры. 86 лет.

05.06.75. Турчин получил на завтра повестку в прокуратуру. Что-то будет?

09.07.75.Мякичев(ГБ)  нашел дома, назначил встречу на14 часов. Пришел. «К вам тут два хлопчика от Егорова.», «От Василь Михалыча?»,  «Нет,. из горспец отдела.» Пришли два не высоконьких, незаметных, не уверен, что узнаю, если встречу. Васильев и Овчуков. Состоялся странный, получасовой  разговор: « Как съездили в Киев (конференция)? Кого там видели из знакомых иностранцев? Так… А помните в Дании Моттельсона?  Не допускал ли он антисоветчины? А как у вас в отделе сейчас? А кто остался после тех событий? Встречаетесь ли с уехавшими? Как жена Павлинчука? Агранович ? Как  вообще самочувствие ?» Записали рабочий телефон, раскланялись…  

25.06.75. Турчина в шестой раз вызвали на допрос. Одни и те же вопросы:» Кто друзья Твердохлебова? Кто в «Amnesty»? Печатал ли кто-нибудь на вашей машинке?

10.08.75. Шубин приехал из Карелии. Рыбалка. Удил на живца. Раз! – откусила вместе с крючком. Привязал последний свой хороший самодельный крючок, наживил. Закинул. Раз! – опять откусила вместе с крючком. Пошел к Козловскому (стоял со спиннингом  у костра), привязал блесну с поводком и вытащил щуку с ногу. Выпотрошили и извлекли обоих живцов с крючками.

Пушкинские горы. Копия странички из метрической книги в Михайловском – запись о смерти Арины Родионовны.

Стайки диких уток на озере Маленец  в Михайловском.

Вид с балкона на озеро, «зальца» - есть ли ещё такое?

Дорогой с Юлей сочиняли стихи:           

Не езжайте в Великие Луки,                              А попав ненароком в Опочку,

Вас там ждут величайшие муки.                        Обходите торговую точку.          

 Но и прямо рванув на Пустошку,

 Совершите большую оплошку.

 Дороги в Михайловском перегорожены танковыми надолбами.

12.08.75. Вернулись  из поездки  на  Пушкинские горы. Обернулись за сорок  часов Километров двести жидким гудроном. Три цвета льна – наверное, самые чистые в своём роде: нежно зелёные стебли в начале цветения, сами голубые цветы и растрёпанные снопы по дорогам. Соломы такого богатого цвета у злаков нет.

Повесил в сортире на дачном участке эпиграф к лекции о пищеварении маминого профессора из ЛГУ:             Блажен, кто рано поутру

                                                Имеет стул без принужденья,

                                                Ему и пища по нутру

                                                И все доступны наслажденья!               

Грибная классификация просёлочных дорог : 1) от деревни к деревне – самые накатанные и малоинтересные; 2) от деревни к полям и лугам – тракторные, менее притоптанные, 3) к лесным покосам -  мягкие, травянистые, в глубь леса – самые лучшие.

 Н.С. Лесков: «Русь хочет устраиваться, а не  великатиться, и изменить её настроение в противоположном духе  невозможно. Кто это не понимает о том можно только пожалеть»,

«православные – инославные», «налетел на меня, как с ковшом на брагу». Богословие: общее, догматическое, практическое. «Где всякому легко верят, там легко и утрачивают всякую веу».

14.08.75. Англичане перевели бы «борщ» как «thick cabbage soup», а Флора позавчера сделала роскошный борщ. Всей семьёй его три дня ели и съели. В последний день выяснилось, что она забыла положить в него…капусту. Так без неё и съели.                 16.08.75. Целую неделю стоит холодная пасмурная до темноты, но абсолютно сухая погода. Пыльнющий просёлок, низко несущиеся в северном ветре чёрные тучи, в лесу пепельная сушь, а грибки – находятся. Пьют росу по опушкам.

Первые полтора часа, бродя в отчаянии без грибов под Башмаковкой в осаде московских грибников, на ходу сочинил четырёхстопные ямбы с использованием матерных выражений, посвящённые Л. Козловскому, Ю. Соколову и Ю. Шубину.

Но гнал напрасно перст судьбы            Мечты развеялись, как дым,

Меня в леса и перелески:                       Признаемся -  мы дали маху,

Каким-то падлам все грибы,                  И я скажу вам, как родной

А мне от их грибов обрезки.                  Рванём, друзья, отсюда на …!

Н.С. Лесков : «Героев, сударь, вообще на свет родится немного, да много-то их не нужно. А особенно на Руси их не требуется…Хлопотно с ними. Право…» «Жестоко, сударь, жестоко на Руси геройствовать…»,  « Юридически честно»,

«дух простоты и практического добротолюбия, который присущ русскому человеку на всех ступенях  его развития  и деятельности».

 29.09.75. Мама рассказывала о смерче в Сочи: «На дворе ливень. Гляжу с балкона. Вдруг – как водопад с крыши – стена воды, грохот, не видно ничего. Кричу Илье Федосеевичу, а он  « Полно, Валя, ливень как ливень!» Потом глянул. Вскочил – « Нет, не ливень!» Подставил руку, попробовал – вода солёная! «Надо – кричит – на улицу бежать, рыбу собирать!» А на улице – река, рядом склад посуды -  разнесло, затопило, ящики плывут. Люди пробираются вода выше колена, у машин колёс не видно. И кончилось в секунду – солнце, тепло.

Согласно Лернеру – «нарциссизм»  - главный недостаток американцев.

Л.:  «Вы читали «Дворянское гнездо»?  Ф. – «Нет».  Л -??!!. Ф- « А вы читали Эйнштейна «К  электродинамике  движения сред»?  Л.- нет.  Ф - А неизвестно, при всём неравенстве объектов, какая из этих работ принесла больший вклад в культуру.

 30.09.75. Стоговали клеверное сено под Тарутиным в виду церкви Николы –Угодника. Нас семеро и два старика – стоговальщика: дед Илья и Константин Крючков.Они на стогу, мы  внизу. Дед Илья нам сверху: «Вон Штраус-то вчера, по программе говорили – к Матадуну поехал, Германию  хотят соединить, как была, паразиты,.»

Ася: «Когда мы в Ленинграде ходили по берегу Днепра»…

Ася: « Мама, измерь мне темперамент.»                            

 02.10.75. По проспекту Ленина медленно ползёт самоходный кран, перед ним, как перед первым автомобилем в девятнадцатом веке, шагает человек в телогрейке с красным флажком. Вспоминаю описание Гордоном низкорослой Шкуниной матери, носившей туфли сорок первого размера – « первые десять минут из-за угла выходят её  туфли, а потом  - она сама.» Угрожающе  покачивающаяся над головой человека с флагом стрела показывается на перекрёстке задолго до крана.

В Ярославле есть улицы Свободы,  Республиканская и улица им. Шмидта.

Я знал и примус, и керосинку, и в нашей городской квартире была русская печь.

 03.10.75.  «Разлука – младшая сестра смерти, бывает, что и близнец» - Мандельштам.

 08.10.75. В меховом комиссионном на углу Столешникова и ул. Пушкина рядом с собольим палантином висит шуба  (кошка – 60р).Облезлая. Где взять столько кошек – на шубу?

10.10.75. Кинотеатр моего детства «Арс» - до сих пор не знаю, что хотели этим сказать. Трио слепых  баянистов в фойе перед вечерними сеансами, такое же я застал ещё в «Балчуге» в пятидесятые годы в Москве.

30.10.75. Эмблема Юлькиной школы в КВН – шиш (Школа им. Шацкого).

Анекдот: «Если два мужика целуются в подъезде, это кино?!» -«Гомосеки!» - «А если на аэродроме?» -« Генсеки».

Ещё анекдот: «Раньше интеллигенты задавали два вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?», а теперь только один «Какой счёт?».

Ещё анекдот: «В 1980 г., вместо ранее объявленного коммунизма, состоятся Олимпийские игры»..

 Шокирующая гармония. 

09.11.75.  В.Д. «Пришли в ЦК с пятого подъезда, куда люди по делу ходят, а не с 3-го, как выездные!! Зашли в буфет. Есть всё, что хочешь, цен ни на чём нет. Спросили икры, сосисок, салатик. Подсчитала – 63 копейки!»

16.11.75. Именно полная неспособность что-либо починить, наладить, устранить мельчайшую бытовую неполадку развивает во мне страсть к хорошей, надёжной бытовой технике. Японский приёмник, немецкая пишущая машинка и хорошие часы. Идеал, мечта – предметы, которыми можно пользоваться всю жизнь.

28.12.75. В наших диссидентах просвечивает – таки столь нелюбимое мною стремление – сейчас! Пока я жив! Перевернуть!

«По-нашему не будет – пусть хоть мы будем!» - подпись  Н. Коржавина на фото, подаренном Турчину при отъезде:

       До всего их доходят руки,                     Хорошо всё предвидеть заранее

       Того к стенке, того на «стук»                Быть хоть с кем-нибудь заодно.

       И тобой ведь займутся,суки,                 Соберёмся, как чаинки в стакане,

       Им пока только недосуг                         И тихонько ляжем на дно.

Романтика ночных допросов.

Тем бред интересней, чем сбивчивей.

Намёк, чем туманней, тем  сбывчивей.  На что дунуть, обжегшись о жизнь?

20.0176. «Лень – двигатель прогресса» Вознесенский.

Действительно, не помню, чтоб хоть одна приличная мысль пришла ко мне во время  

восьмичасового рабочего дня.

Ася получила первую двойку по письму. За обедом с разочарованием: «Я думала состоится серьёзный разговор, а вы никак не прореагировали».

Ася: «Затютканный об стол».

24.01.76. Полночь. Окраина Ужгорода, откуда видны фонари на вышках вдоль чехословацкой границы. Перчёное венгерское сало ломтиками, помидоры, резанные начетверо. Домашнее вино в старых литровых бутылках вроде штофов, толсто накрошенный вкусный белый хлеб.

Негромкое пение под гитару из соседней беседки – полулегальный шинок старухи-мадьярки.

 09.03.76. Мне 40 лет. Очень доволен, что отпраздновал седьмого. Все разъехались. Тихо, спокойно. Перетащились в маленькую комнатку в связи с зажигой. Мы решили так в ней и остаться, уступить большую детям. Тамадой был весёлый Лакшин В.Я. Улеглись в три часа ночи, поутру  именинник – Васильев А.Г. поил всех шампанским из чайника, вылив туда три бутылки, по случаю своего дня рождения. Восьмого долго, растянуто завтракали, разговаривали… На книгу Лакшина об Островском ( тиражом, кажется, 60 тыс.) книготорг дал заявок на 600 с лишним тыс. Сейчас не раскупаются в драку только провинциальные стишки с «лосьонными», как сказал Владимир Яковлевич названиями ( «Свежесть», «Утро» и т.д.).

 Лакшин, при шофёрском стаже 3 тыс.км, пришлёпал по гололёду на  «Жигулях» на скорости 90 км/ч., по дороге  их занесло,  развернуло на 180 градусов и бросило в сугроб. Полны впечатлениями ( а вез Серёжу и Турчиных).

На работе мне поднесли детскую книжку некого Шляпкевича «Колька-теоретик».

Воспоминания  - не книга, а колода, пачка, папка с разрозненными отрывками. Вынимаешь, что вынется. Вот вдруг стадион в «сороковке», вот дождь, странный ливень, в который мне почему –то доставило большое удовольствие медленно шагать пустым проспектом Сталина,  где из каждого подъезда на меня глазели, затиснутые  туда ливнем прохожие, а я, сняв рубашку, в потоках воды, шел в развалочку, бесцельно, с демонстративно задумчивым видом. В какой-то осознанной, здоровой беспечности. Когда покидает человека способность впадать в такое состояние ? С появлением семьи? С пробуждением честолюбия?

Морская вода – ни в воспоминаниях, ни наяву не ассоциируется у меня со свежестью. Она липкая. Выйдя из моря, не чувствуешь себя чистым. А тем дождём я был промыт  просто до костей, не было желания высыхать.  

Сувениры – задуманные, чтоб о чём-то напоминать – не сравнятся в способности индуцировать воспоминания иными случайными предметами.

Взять красноватый, обкатанный, увесистый булыжник, которым Флора пригнетает квашенную капусту. Мы подобрали его на пыльном просёлке за Городнёй, после неудачнейшей грибалки. Флора сказала – «хоть что-то привезём». И привезли полезную вещь, и,подумать – древний, красно-коричневый булыжник приволоченный ледником со Скандинавии. Каждый раз, когда беру его в руку, что-то меня пронизывает. 

Города по генпланам, где нет и не будет никогда ничего  выдающегося, экзотического, как мечеть в Ленинграде или костёл на Красноармейской в Киеве. Где поставят только то, что впишется. Хочется в какой–то, откровенно, цельно старый, каменный городишко. Выросший, а не сделанный  тяп-ляп  со смежными комнатами и оскорбительно тесными сортирами. 

 10.03.76. По Турчину движущая сила – стремление влиять на события. Вот чего я лишен. Люблю воспринимать, оценивать, созерцать. Разрешаю каждому быть самим собой и прошу того же для себя.

Поймали воровку в зале самообслуживания «Новоарбатского» гастронома. Элегантная лет тридцати пяти женщина, в чернобурках  выходила, выстояв длинную очередь на контроль с двумя коробками «Геркулеса» - и только. В одной коробке – таки крупа, а другая пустая и набита дорогими консервами и ловко закрыта. Не стал смотреть, чем кончится. Кажется она вырвалась. Оставалась абсолютно спокойной, даже не порозовела. Длинное бледное лицо, пальто из красного фуле с серебристой лисой подстать шапке. Косметика вся на высшем уровне. Нерешительная злоба продавщиц.

Вкусные жизнелюбивые фразы: «купил коробку пирожных, заодно  по фунту икры и лососины», «заказал дюжину рубашек голландского полотна», «безукоризненно подкрахмаленное бельё», или Турчинское  «Флора Алексанна, душечка, велите затопить камин!» 

 11.03.76. Чем дальше, тем больше люблю осадки – дождь, снег. Сушь тревожит и угнетает. Поэтому так рад японскому само-открывающемуся зонтику, подаренному Флорой на день рождения. Очень остроумная кинематика. В непромокаемой  обуви, с хорошим зонтом, - но избави бог, без конца – по дождичку, прекрасно. Нет ничего хуже пыли.

Бывает, ждёшь чего-то  неожиданного от собственных мыслей – влекущего воспоминания, какого-то будящего слова, ассоциации, чего-то, способного преобразить бледную, пустую минуту – и напрасно. Пропускная способность памяти огромна – но вспоминаем мы сравнительно мало разного. Некоторые ситуации, слова, лица я вспоминал, наверное,  много тысяч раз. А другое – пропадёт без вести. Вот сейчас опять всплыло -  как, узнав о самоубийстве брата, Я кинулся к коробке с мелкокалиберными патронами. Она стояла на буфете в кухне, открыл её – там не хватало ровно одного патрона из пятидесяти: капсюль –пуля, капсюль –пуля и вместо одного капсюля – чёрный, страшный пробел…

 Почему вдруг умирают некоторые слова – самые обиходные. Никогда не слышал в деревне «рига» (говорят «амбар, сарай, ток»). Что обрывает их связь с жизнью?, - вдруг, практически не изменившийся предмет, начинают называть другим словом. Например, пропали  «портки, башмаки, сорочка » - появились «брюки, ботинки, рубашка». Не говорят «на службу» - «на работу».

 Как  живут мышечные, рефлекторные уменья – ездить на велосипеде, коньках, плавать. Как этому трудно учиться. Но эти совершенно не врождённые навыки внедряются навсегда, как умение дышать. А недавно Шубин попросил всех теоретиков извлечь по школьному квадратный корень из длинного числа. Сразу не сумел никто, кроме Любы Тараско – все  забыли, стёрлость начисто.     

 Идиосинкразии: я не могу откусить колбасу от целого куска. Просто дрожь пробирает, если представлю.

 Читаю «Мышеловку» Набокова на 96 стр., вдруг подумал, что Ганин в конце застрелится – вспомнился – «крымский браунинг», мелькнувший где-то раньше. Искушение заглянуть в конец, но удержался. Подтягин  умирает. Если всё это сбудется – плохо, так в хорошей книге быть не должно.

Один – не застрелился. Другой не помер – явно, по крайней мере.  До чего Набоков не любит happy endы – в обобщённом смысле. Кончить болезненным обрывом.

12.03.76.«Изысканная рыбья мышца» - Владимир Яковлевич так называл, тамадствуя, кошмарную, сухую, как дресва, сказала бы бабушка Александра, про горбушу горячего копчения. «Бычий мускул» - так дословно переводится в Дании говядина «oxenmuskul»

 Русская элегическая поэзия по Набокову страдает сильнейшей «словесной анемией».

Невесомые коробки почечного чая, грудного сбора, медвежьих ушек, дубовой коры – кто всё это собирает?

 Мартовская тоска по лету, по незамёрзшей, влажной, рыхлой  земле. В самой весне, в том, что отличает её от зимы и лета, нет ничего хорошего, март был бы худшим из месяцев, если бы не предвкушение  апреля.

  Немаловажная компонента в моём почтении к  хорошим политикам – удивление перед тем, что они находят в своей профессии, чем она их вознаграждает? Как в анекдоте про йога-онаниста  «Когда вы получаете удовольствие? – Когда промахиваюсь.» Ведь, например, высидеть две недели в президиуме съезда – боже мой, я бы сдох.

13.03.76.Злорадная чиновничья сенсация: разжалованному Шелепину  «дали желтую «Волгу»! – это ж надо ж! Всё, втоптали в грязь.

Странный собеседник в Тбилисском ресторане : «Лермонтов? Н-нэ любим. У него написано «Бэ-ж-жали робкие грузины..».

Отнёс в прачечную шесть скатертей. Приёмщица понимающе: «Ну, погуляли!»

14.03.76. Англичане иногда пишут: «He has a genius» (he is) – У него гений» - прекрасно. Человек не исчерпывается гениальностью.

Меня очень интересует Набоков. Буду в Питере, надо разведать набоковские  места.

15.03.76.Флоре на день рождения на службе подарили «Графику Хокусая» эрфуртской печати и «Западно-Европейская скульптура» Эрмитажа, в том числе портрет Ницше, в первые разглядел    снятого в разных ракурсах  гудоновского Вольтера.

Сегодня на политинформации меланхоличный Бобков: «Танк он и в Африке танк». Да в Африке, пожалуй, особенно.

Антисолженицинский фельетон в «ЛГ», всячески обыгрываются его, якобы,монархические симпатии. Великий князь Кирилл имеет, конечно, те же шансы на трон, что и прямые потомки фараона. Читаю параллельно воспоминания дочери Цветаевой и « Speak, Mеmory!».

Литература в генах всех Цветаевых, что Анастасия, что Эфрон писать умеют. Портрет Марины – редкий по выпуклости, что-то не припомню больше родственников великих писателей, которые бы  так преуспели  в мемуарах. Но, конечно, невозможность сказать правду о том, что  и как её убило, как реально эволюционировал её супруг («dоuble  agent» -

всё о нём у В.Н) приводит к тому, что в среднем читать тошно.

У Стругацких последняя книга  – «Малыш». Местами замечательно – эффект присутствия и образы прорезаются. Слабость обычная – не умеют кончить. Могу по свежим следам сравнить с суховатой, холодноватой, но в чём-то гораздо более цельной «Одиссеей» Кларка. Ортогональные книжки. Обеим не хватает измерений. Хоть и разных.

 16.03.76.  В.С собираясь на встречу с делегатом съезда И.В. Новиковым, «А что  если душа болит, как рука?»

Сестра в стоматологическом процедурном кабинете, Вера, затыкая мне в рот электроды с хлористым калием «Читали вчера в «Литературке» этот Солженицын-то на  русский престол  претендует! Ну уж от земель ему, конечно, трудно отказаться, раз у отца были, но трон?!»  С сомнением покачала головой. Пишут так бойко, что и впрямь простой человек задумается – надо же, в Александры Четвёртые?! Ну, Солженицын, даёт.

Новиков собрал начальников. Все думали – послушаем чуток и по домам. Встаёт председатель Камаев: «Докладчик просит три часа». По большевикам прошло рыдание. Говорил три часа и ещё на вопросы отвечал, в том числе: «В нашей партии было три генсека: Сталин, Хрущёв, Брежнев. О Сталине мы говорить не будем. А Хрущёв – да он партию фактически разделил на две – по сельскому хозяйству и промышленности. Неоправданные перемещения по формальным признакам и т.д. и т.п. Теперь -  творческая обстановка – культа личности  Брежнева не будет. Полянский отделил  министерство сельского хозяйства от сельского хозяйства. Оторвались от земли совершенно. Ему и на пленумах указывали. Во время съезда прекрасно организованного, каждый делегат мог встретиться с каждым. Нашлись две доярки из областной делегации поговорили со всеми министрами, имеющими отношение к сельскому хозяйству».

Садаты приходят и уходят, а народ арабский и Асуанская плотина  - остаются!!

Долго не знал смысла имён «Птолемей» и  «Могол», считая их искаженными Птолемеем и моголом. Вспомнил рассказ покойного Суховеркова про арбузное лечение в Байрам – Али: «Влажность  ноль. Два месяца ел в день килограмм по пять арбузов и ни разу не помочился».

Всё равно помер от нефрита. Интересно, насколько рассказанный факт близок к истине. Вообще появляется нездоровый интерес к медицине. Скоро на левом боку не будешь спать из-за сердца. А на правом из-за опущения почки, на спине из-за ишиаса, сидеть из-за геморроя. Что делать?

20.03.76. Заметки фенолога. Весны нет как нет. Целенькая зима. Только – только днём до нуля. Ночью десятка в минусах.

Старая  преферансная байка о торжестве грубой силы над осмотрительностью: «На руках десять. Заказываю шесть. Сажают без двух -?? – А как открылись, меня повалили, козырного туза отняли и с него же пошли!» Не покойник ли тесть мне это рассказывал?

21.03.76. Ходили с детьми в «икспедицию», как говорил Винни-Пух, в Кончаловский лес, жгли теплинку, жарили колбасу, запивали чайком из термоса. Метель, новогодняя обстановочка.

  Вообразил картинку: Галилей приходит в первый отдел рассекречивать анаграмму (« Кольцом округлым таким, к эклиптике наклонном…) или это был не Галилей?

По телевидению интервью с дамой, зам нач. Метростроя, которая  делится впечатлениями о новом балете, где, в частности пляшут и её. Дама, бывшая проходчица и начальник шахты, в палантине из светлой норки выглядит для  землекопки  вполне.

23.03.76. Послезавтра на картошку. Поначалу все восприняли это как шутку – погода январская. Снегу по пояс. Оказывается, сгнили и провалились три бурта картошки в поле, надо из этого вещества выбирать оставшиеся  клубни. В снегу и на морозе. Все взвыли. Потом выяснилось – бурты раскрывают солдаты, свозят всю эту шульпу в картофелехранилище, а мы будем там сортировать.

На упоминавшемся выше партактиве Иван Васильевич пообещал: что мы скоро коров доить будем и дело к тому идёт. На мясе один секретарь обкома уже застрелился, от А.А. на картошечке этого не дождаться, но как область в перспективе будет выкручиваться – трудно себе представить. Во мне, во всяком случае, растёт желание уменьшить количество профессоров в кандрёнковской борозде, хотя бы на одного.

 Пропал вкус к чтению. Хочется чего-то особенного, нового. Набокова бы пошире прочесть. Рассказы,  романы на русском. Но где взять?

Мама по моему наущению начала  записывать воспоминания в общую тетрадку. Сегодня прочёл первую порцию : страниц тридцать. Получается просто здорово, надо было подать ей эту мысль раньше.

24.03.76. Читаю в середине «Крейцерову сонату» - это, конечно, выкрикивание некоторого идеологического кредо. И относительная примитивность – для Толстого, литературно оформленная. Вообще, если бы не знать, что Толстой, я подумал бы, что написал Достоевский и тогда, пожалуй, удивился бы ещё больше. Начинаешь ценить то, что понял Фрейд. Если уж Толстой и Достоевский не понимали! Чехов, наверное, понимал. Перечитать, что ли, «Даму с собачкой». Французы понимали всегда.

Дочитал. К концу отмяк несколько, общее впечатление ходульности осталось.

Ужасная беспричинная непосебятина. Какое-то пересечение  мелких  перпендикулярных забот и неприятностей даёт, как ни странно, «конкретный эффект». Для преодоления которого выкушал три таблетки валерьянки. Несколько полегчало. Может, я и Толстого зря обругал?

Все должны оставить друг друга в покое.

25.03.76. Ездил в Калугу в кинопрокат. Парадный въезд  с реки в город выглядит не эстетично – весь склон застроен чёрными избушками в палисадниках с поленицами, сараями, сортирами и т.д. и т.п. по всему левому берегу. И над этим музей космонавтики с ракетой, прямо над обрывом. Но, видимо,  начнут сносить, строят какое – то умеренно роскошное здание. Вокруг расчищают.

Сердце ёкало, когда проезжал грибной свёрток  - на Локонское, Ерденево, Детчино, Букрино, 117 км, 125км. Дорога в весенних выбоинах, в снежной каше.

26.03.76. Скоро опять шахматная горячка на межрегиональном уровне и выше.  Не люблю шахматы как массовый спорт. Интеллектуальный онанизм, губящий массу небесталанных людей. Причём с каждым годом всё шире. Любая партия – редкая по напряженности умственная работа, причём тут хоть какой-нибудь отдых. И ведь люди просто гибнут, взять нашего Куркина.

По деревням голодает скотина. Дорогой на Калугу смотрел по полям ни одного стога. В области истерика по поводу бескормицы. В Бобынинском районе - по вине местного руководства, естественно Крутят хвоста и напирают на «веточный корм»

Вспомнил: генеральский уголок пляжа при станции ВВС, в  двухкомнатном павильончике – чистота, плетёная мебель, сифон с газированной водой, стыдливый плакат – «Пляж строгого медицинского контроля».

В 1956 году, в месяц великого противостояния, в год Суэцкого кризиса, венгерского восстания и ХХ съезда – подумать всё было в одном году – мы ночевали в Новосибирском клубе железно–дорожников, улегшись по ковровой дорожке сильно наклонного осевого прохода в зрительном зале: голова - ноги, голова – ноги. Скинулись сторожихе по старому рублю.

Безмерное удивление: тётка в гастрономе просила ветчины пожирнее. Из сентенций В.С. : «Если судить по нашему магазину «Мясо-рыба», то выведена новая порода коров, состоящих из одного вымени»

Раньше говорили – они работают плохо. Теперь говорят: у них большие внутренние неиспользованные резервы.

В прозе Мандельштама (перечитываю в который раз) чувствуется пустота продукта при полном сохранении  читабельности. Многие попытки такого рода дают экстракт. Сухое молоко. Допустимый предел концентрации переходит, например, в некоторых стихах Цветаевой.

Чем меньше страна, тем больше времени в своих передачах на заграницу она уделяет себе. Американцы и пнгличане в новостях про себя почти не заикаются. Израильтяне – ни о чём другом. Из двусмысленных нежностей, которые по В.Андрееву, надо говорить жене: «Ты моя маленькая радость!»

В выступлениях нашей прессы по Солженицыну звучит та уже забытая полифоническая, многоплановая ругань – ждановского, вышинского накала. В которой чувствуется  боязнь недопроклясть. 

27.03.76. Очень рано проснулось отвращение ко всему военному – лет в десять. В войну ещё носился с деревянными винтовками и маузерами. Но удары по моему милитаризму в хронологическом порядке могу вспомнить следующие: посещение госпиталя с детским садом (1942г), Юра Шамраев, вернувшийся без ноги, смерть блокадных детей в интернате в нашем доме, жалкий вид пленных немцев.

К переезду в Челябинск (1949г) вид суворовцев – тогда захлёб всего пацанства – вызывал во мне жалость и ни малейшей зависти.

 Вообще ранняя юность - полное отсутствие определённых увлечений, кроме беспорядочного чтения. 

Настоящие титаны в искусстве почти всегда рвут какую то пуповину, что-то ломают. И русские и другие. Мандельштам, Пастернак из иудейства, в общем, вырвались. Хотя своё положение на стыке двух культур чувствовали всегда. Набоков-то об ОЭМ должен был где-то высказываться. Крайне интересно было бы узнать. Поразительный факт  - пересечение по Тенишевскому  училищу (пространственное, но не временное ).

Удивительная ортагональность характеров, судеб, творчества Мандельштама и Набокова. Первый о втором, вероятней всего, не слыхивал.

Житницу русской культуры ХХ века предстоит собирать по зёрнышку, так старательно её развеивали, расточали и уничтожали 50 лет.

Уж не говорю о рукописях, которые, к несчастью ещё как горят, об изданном. В наше-то время пол века – археологическая, чуть не геологическая старина, когда для любой другой культуры это почва самый питательный, плодородный слой. Где все корни  и ещё семена. А мы – на гидропонике соцреализма при странных селекционерах, культивирующих несъедобное.

28.03.76. To England: « Be your size!»

 Оказывается наш «Тиль Уленшпигель»  - в том самом переводе Гринфильда, из-за которого они тягались с Мандельштамом! Сейчас перечитал куски – совсем  неплохо, цельно.

Как сильно было в русских поэтах концаХ1Х, начала ХХ века стремление объединятся в группы, в течения, декларировать свою принадлежность к тому, оппозицию сему.

Добро бы противопоставлялись только обществу, а то ведь  - друг другу. Пришло откуда-нибудь? Из Франции небось.

29.03.76. «Приснился». Прозрачный человек, виденный на давешней немецкой выставке в ЦПК (там была ещё прозрачная женщина и прозрачная корова). Нажимая кнопки, можно было зажигать лампочки у них в брюхе, в голове и т.д. Все внутренние органы из цветного стекла, сосуды, нервы. Приснившийся двигался, лампочка горела в его розовом мозгу. Этакий двуногий торшер. 

Когда человек говорит: «За рекой  - мой дом, там жили и умерли мои отец, дед и прадед, они там обрабатывали свою землю». Произошло что-то, чего я не понимаю, и имею право не понимать, если моя семья без  всякой вины изгнана, я влачу жалкое существование на чужбине и хочу обратно – я его понимаю, ему верю и ему сочувствую. А когда говорят: «Я не могу жить без Стелы Флага или без Храмовой горы, потому что там две тысячи лет назад жили мои предки» - я, во-первых, не верю и, во- вторых, не сочувствую. Вполне достаточно, если ты можешь посетить святые места в любое время. Хочешь ко гробу Господню, к Стене плача, к Чёрному камню, к священным водам Гаила  и т.д. и т.п. – бери посошок ил покупай билет на Jet и вперёд…

30.03.76. Заехал Володя Лысенко. Рассказал жуткую историю о гибели своей двадцатилетней племянницы, младшей из трёх дочерей брата. Вышла замуж, поехали из Новосибирска на БАМ, перессорившись перекрёстно с родителями: он с её, а она с его. На стройке она поссорилась с мужем и уехала к матери в Новосибирск. Он, погодя, за ней. Где жить? Попросил у отца ключи  от дачи – халупы с печкой. Поехали, заночевали. Он из поддающих. Что там было неизвестно, проснулись – дача горит. Затопили, а в трубе, видно был лёд. Они ещё угорели, в общем еле выбрались, она – в сорочке, он в трусах и прихватил одеяло. Ночь, 30 градусов мороз, в доме рухнула крыша, сгорела свечой. Они нагишом. Ближайшая другая дача в километре, снег по пояс.  Пошли, она упала, он её дотащил, вломился в ту дачу, там ни спичек, ни одежды, нашел два матраца, легли между ними. Он утверждает, что  потерял сознание, когда очнулся, она была мертва. Рассвело, добрался до шоссе, подвезли до города, вызвал милицию. Что он её тащил по снегу – подтверждается следами. Ему самому грозят многочисленные ампутации на конечностях.

31.03.76. Второй день шум о якобы бомбах в посольстве. Откуда там бомбы? Слух идёт о двойном подорожании кофе с завтрашнего дня. Его нигде нет.

 01.04.76. Здоровья нет. Кажется, что пульс бьётся в правой почке. Пойду принимать позу кобры, по йоге.

 Пришла довольно плотная «ЛГ», чтения часа на полтора: о Грузии, о женском алкоголизме, о ставропольских пьяницах, Бэлза высмеивает один детектив Воениздата, 16-ая страница по случаю 1-го апреля тоже, горе одно.

Никогда не смог бы усыновить совсем чужого ребёнка.

Произведение искусства должно действовать резонансно. Если так, то чем уже,  тем сильнее, т.е. то, что производит впечатление на немногих, производит очень сильное впечатление (правда, ширины – то  конечно две – и у «излучателя» и у «приёмника») на большинство.

Кушаем австралийскую розовую говядину. Пельмени из неё получаются плохие. Вспоминаю калиброванных датских свинок, бекон лепестками. Кажется в понедельник придётся ложиться в больницу.

02.04.76. По радио одни бомбы. Скоро на западе миноискатели будут распространены, как наручные часы, и на именины и на свадьбу будут дарить.

Сегодня анализ лучше, белка нет, эритроцитов на порядок меньше Вчера лечился электроукалыванием.

Память часто пишет симпатическими чернилами – захочешь, не вспомнишь. Вдруг что-то – не поймёшь что – прошлось по ней горячим утюгом. Пожалуйста.

Полистал популярную книжку про рак. Живо описаны сцены в Казахстане, ненецком НО и в др. местах, где люди всю жизнь пьют стоградусный чай и 96%-спирт, заедая высушенной в камень бараниной или «мясными бритвами» - ломтиками промороженного мяса, повреждающие слизистую, и помирают от рака пищевода. У старого казаха так умерли два сына. А он всё пьёт кипяток. Конец ХХ века.

Мандельштам в письме к жене от 03.01.36 ( «чтоб не было уходом, бегством, «цинцинатством») – не Цинцинат ли Ц. имеется в виду?! Воронежский адрес ОЭМ - ул.27 февраля, д.50, кв.1. У сестёр Цветаевых гостил в «Александровской слободе, Владимирской области». У ОЭМ нет юношески слабых стихов. Шедевры с самого первого. У Пушкина есть, у Лермонтова есть, у Мандельштама  - нет.

03.04.76. Даже ОЭМ не избежал согласования типа « проезжая мимо станции и глядя в окно, у меня слетела шляпа», или перелистывая старые «Весы»,    «захватывает дух от радостного удивления» («о современной поэзии»). Книги советских писателей, отметаемые им: Каверин «Конец козы», «Скандалист или вечера на Васильевском острове»; Катаев «Расстригин», комедии: «Шпана», «Меценаты», «Воздушные пороги». За плотиной, наращиваемой бандитами из руководства ССП, всё глубже, полноводней чистое озеро подлинной русской культуры ХХ века. Плотину просасывает, иногда нужно приоткрывать водосброс и прорываются: «Мастер и Маргарита», стихи  О.Э. Мандельштама, Художники «Мир искусства», кусочек  Цветаевой, кусочек Ахматовой…Завидую читателям ХХ! века.

Хотите звучное название без «л», «и», «н» ? – «Жоэквара» - река в Гагре,  как все Кавказские реки, не существующая в летний сезон. Мы жили на Жоэкварской улице в доме площадью 6 кв.м. где с потолка пикировали скорпионы. И на всю улицу был один сортир, почему-то свайная постройка, в которую надо было подниматься,  как на эшафот. На обозренье всему побережью. Ужин в местном ресторане «Гагрипш» обходился в два червонца. Мне было 28лет.

В буфете Тбилиской гостиницы «Иверия» (мы звали  «им. Берия») попросил сосиски, как и стоявший за мной грузин. Буфетчица схватила две тарелки с уже разложенными сосисками и протянула нам, но, заметив в последний момент, что на одной тарелке все сосиски были целые, а на другой попалась лопнувшая, подала их нам крест не крест, сделав руками, как человек в смирительной рубашке, соплеменнику – целые, а мне разваренные. Воспоминание об этом жесте объясняет, почему я избегаю визитов в союзные республики

Прочитав в заметках ОЭМ о его реакции на смерть Маяковского, вспомнил,что у меня нет Маяковского ни единой книжки. Почему, собственно?  Пастернак объяснил точно – насильственное, как картофель при Екатерине, его внедрение было-таки второй смертью. И в нашем поколении ему уже заново не родится, всё заслонено «агитатором, горлопаном,  главарём», через эту картонную баррикаду не хочется продираться.

Познакомился случайно с В.Смеховым, возил их присматривать дачу в Оболенском.  Телерадио выделили участок на месте засыпанного карьера вплотную к нашей городской свалке. Мы оставили машину у кирпичного строения с могучими воротами, украшенными большим плакатом « Не входить!»,  «Трупы животных». Объехали дымящуюся, пахнущую свалку и встали над уклоном  к дну карьера, как над  Бородинским полем. Место унылейшее, но дамы (жена и тёща) были в восторге. Парень приятный. Из его рассказов::

«Володю (Высоцкого) вызвал очередной большой начальник, ругал. ругал – и под конец: «Да ты мне дома надоел, на моём собственном магнитофоне!»

«Час пик» ставили к фестивалю польской культуры – только поэтому проскочил. Поначалу всё было задумано на широкую ногу – получивший первую премию ставит спектакль в Польше, театр  тоже выезжает и  т.д. А после ругани  поляки сняли все свои премии и осталась одна  «перламутровая» - 500 р., дали нескольким актёрам, в том числе и мне, - по сотне, и   сценографам.

Вспомнил пронзительное зрелище в Дубнинском доме учёных. В пустом абсолютно  холле, один,   сидел Понтекорво и смотрел по ТВ итальянский фильм «Все по домам»!

 Лем: «нельзя изобрести сообща ноль. Почему? Ещё как можно Типичный механизм: кто-то придумал это число и спокойно им пользуется, считая его чем-то само собой разумеющимся. И не придавая значения. Другой замечает, придаёт значение., внедряет и кто изобрёл? Считаю, что сообща. Юридически, при этом изобретатель – второй и справедливо. Уверен, что и огонь, и колесо, и каменный молот изобретали чёрт знает сколько раз.

В1934 г. А.С. Щербакова – сделали секретарём ССП.  В ХХ1 веке будут организовывать экскурсионные группы  из желающих плюнуть на его могилу, и не только на его.

Имею слабость -  люблю послушать людей, которые знают, что говорят – о чём угодно. Хоть о борьбе с грызунами и тараканами.

Люди хотят труднодоступного. Простейший способ их остановить в массовом масштабе – устроить так, чтоб было труднодоступным  почти всё – материальные блага, свобода передвижения, информация. И человек счастлив куском мяса, московской пропиской, формой номер два, «Литературной газетой». По О.ЭМандельштаму -  ХV Век придумал для себя «античность».

 05.04.76. Поэзию сравнивают с «золотыми  яблоками», янтарной лозой и т.д., тогда как она типичный корнеплод, по вершкам не угадаешь. Кстати, с огородной точки зрения, самая волнующая разновидность сбора урожая для меня  - копка картошки. Яблоки надоедают, пока зреют, с ними всё ясно. Другое дело картофель – одни неожиданности. Открытия и разочарования. Бывает, торчит засохшая фитюлька. Копнул – полведра. А то – плеть на пол огорода. Вывернул – горох.

По ОЭМ  огромное значение: побывать  идейно на Западе и найти дорогу обратно. В точку – вернуться обратно.  

06.04.76. В урологии, в четвёртой  палате пятым. Трое после операций на мочеточниках и почках. Один тяжелый – желтый, нагишом. Давится резкой икотой, отовсюду трубки.  Один – весельчак : «Всё хорошо, струя никак не наладится. Сейчас бы в пивной  бар. Да пол дюжины бы, только, боюсь, пузом пойдёт».

Жена В. Смехова попросилась поводить мою машину (после годового стажа на газике) Впечатление – «Как из сливочного масла сделана.»

Переломный этап в жизни каждого послеоперационного урологического пациента: «Когда штаны дадут» - «Ему скоро штаны дадут», «обещали завтра дать штаны», «вот дадут штаны, тогда…» За стеной по коридору – уверенно, стремительные шаги персонала и осторожные шаркающие больных.

По шрамам соседа предположил, что ему оперировали последнюю оставшуюся почку, что потом и подтвердилось. Монтажник от  Химичева (тот тоже здесь), привезли и вынули камень из почки,  как  показывает, с боб. Висит мужик на волоске. Жена приходила кормить –«Бульончик из нетоптаной курочки», как сказал Весельчак Он сам шестой день после удаления камней из мочеточника. Сейчас вставили ему новую трубку, что-то закапало…» «Ну, заработал мой самогонный аппарат!» Прошлый раз кровь переливали. Пришел, -«чую – на закуску потянуло. Ну, думаю -.от алкаша какого -то мне перелили, не иначе, другой раз попрошу от другого!» Доктор, которая вливала сказала: «Что, некоторые доноры, если долго не сдают – болеют, как корова, которую вовремя не подоили.» ( проба по Кизе (?)- местное название – «восемь удоев»).

Весельчаку ставят клизму. Через некоторое время кричит: «Карету мне, карету!» Бабуля (полуглухая древняя санитарка) спешит с судном к нему…

Вскоре после меня положили кого-то в коридор на топчан. Он несколько часов лицом в подушку проспал. Затылок показался мне знакомым.. Пупко В.Я. – Величенков грибами угостил. Он увлёкся. Ночью -  колика. Да ещё насилу место нашлось.

07.04.76. Ночи, когда все спят, и дня, когда все бодрствуют, здесь нет. К часу ночи тихонько заойкал Весельчак (единственного не знаю, как зовут). Пол второго сестра Оля – лучшая по общему признанию – его уколола, утих. Каждый час звякает уткой «бесструйный» пожарник Володя. Странным стечением  обстоятельств,  из пожарных – у нас двое. Оба налили глаз кровью на вопиющее нарушение – на столе у сестёр стоит лампа под самодельным бумажным колпаком. Несколько раз высказывали своё неодобрение, но сёстры игнорируют, а настаивать эти огнегасители боятся – «Как ук-о-о-лет в задницу!!! Запрыгаешь.»

Большинство в урологии – тихие дисциплинированные хроники. Соседи по этажу травматология, в основном мотоциклисты. За то, что у них запирают дверь ( «Чтоб не пускать нас к телевизору») наши распространяют слухи об их жутком моральном уровне «Водку пьют!»

Химичев рассказал грустную историю об Оле, училась в медицинском институте вместе с мужем, кончила два курса, заболела менингитом. Поправилась. Но учиться дальше не разрешили. Прирождённый медик. Пошла в медсёстры. В восемь часов утра сегодня её сменила юная начальница, любительница покомандовать – небо и земля.

Универсальный ответ на жадобы разрезанных: «Там есть чему болеть!» - чётко. Действительно, есть. Клич из процедурной: «На укольчики!» Вздох общий: «Под топорики!». Обоим лежачим – шесть раз в день по два шприца.

Завидущая старушка, выпрашивающая под дверью процедурного кабинета: «А мне укольчик. Что же?»

Умирающий, повидимому, сосед Коля вяло груб с женой, которая за ним ухаживает. Сегодня ему предложили перевод в Москву, в «почечный центр» на тот случай, как сказала З.Н., «если встанет вопрос о пересадке». «Кишечник бы заработал, ни о чём не прошу – пусть хоть раз  заурчит».

Любопытно, соответствует ли современной точке зрения несколько раз встречающееся у Брюсова упоминание о том, что слово появилось не как средство общения, а для внутреннего первоначального употребления – из желания «назвать вещь», отличить предметы друг от друга.  Ссылка Ю вроде на Потебню. Как же со второй сигнальной системой. Откуда общие для всех слова?

Весельчак, длинно пукнув на всё отделение, с удовольствием: «Жив!» (Я порчу воздух, следовательно, я существую!) Зовут его Лёша.

Брюсов разошелся, когда добрался до единомышленников – Бальмонта, Белого, Иванова, др. К Коле пришла старушка, баба Настя. Охает: « Ты, Коля,не отчаивайся. Вон, нашего Иван Никитича – из-под смерти взяли. Восемьдесят лет человеку, а сейчас такой хороший. Красномордый. Герой. С одной тоже почкой».

Баба Настя рекламирует Коле какую-то бабку Машу: «Она заговаривает матерными четверостишьями. Так складно. И всё матом. Большие начальники приезжают» Маша по образованию биолог, живёт в Белоусово. Коля просил привезти от бабки бутылку заговорённой воды.

Жемчужников  А.М писал стихи чуть ли не до девяноста лет, и Брюсов приводит строчки из «Прощальных песен»!(1908г)

Сегодня, оказывается Благовещенье. На обходе, забегавшая весёлая сестра из хирургии: «Ну, кто сбегает за пол-банкой? Вас разве организуешь – то ли дело мои хромые, ломаные – только смотри за ними.»

Окулич–Окша, Ладо–Светогорский – были такие поэты, о них Брюсов писал, как относящихся серьёзно к своему делу, которые вошли, По Брюсову, в одну восьмую финала в 1911г., наряду с Цветаевой.

08.04.76. Ясное утро. Колю рвало всю ночь. Сейчас, после укола, уснул. Руки у него дрожат и во сне. Ни разу не пожаловался ни на какую боль. Вчера, когда были вдвоём,  (Лёша получил штаны и вылез в коридор) спросил меня, глядя в сторону:«Коль,ну, я выживу?

Сегодня сестра из хирургии: « А чего ты, Коля, в Трускавце не был? Я вот четыре года подряд ездила, у меня в групкоме  - показала глазами, что у неё в групкоме. Там в «Колыбе» такие шашлыки, каждый жарит как хочет. А вода – и от почек и для красоты». Действительно, человек помирает от почек – ни разу в Трускавце не был, а пышущая здоровьем баба – четыре года подряд…

Что-то меня беспокоило эти два дня. Что – понял,  найдя под матрацем в головах носки, забытые  моим предшественником.

У Коли берут кровь на анализ. Сегодня он попросил, вдруг, чтобы мы его посадили. Подержали секунд пять не дольше.

Девять часов. Ходячие висят на окнах, высматривая фургон с завтраком. «Не этот?» «Не, этот покойников развозит».

Понял сильнейшую относительность понятия «покой» - не от человека к человеку изменчивость, что правомерно, а для  данного человека. Конкретно, для себя. Я в больнице, в палате с четырьмя другими людьми, больными один серьёзнее другого. Из-за этого  практически лишен возможности спать ночью – только урывками. Беспокоит и собственное недомагание. И странно, испытываю ощущение полного покоя, какого не знал давно. Флора предлагает похлопотать об отпуске домой на уикенд. Мне мешает заговорить об этом с З.Н. не только возможная неловкость разговора, отказа – я не хочу домой. Потрясающе.

Покой – пребывание в основном состоянии, что является в данный момент времени основным состоянием, зависит от комплекса объективных и субъективных обстоятельств. Для меня почти всегда это мой дом, моя комната. Когда вся семья под одной крышей, в  безопасности, на расстоянии вытянутой руки, все дела сделаны.

Но вот расстроилось здоровье, мысли об этом расстройстве не оставляли и в традиционно непробиваемом убежище, беспокойное ощущение, что я  что-то подрываю – покоя не было.

Здесь это чувство прошло. Для поправки я сделал всё, что мог. Определение стационарного состояния ударным образом изменилось, но я его нашел. Потом надоест, конечно, но пока нет. Вспоминаю мир и покой в душе Солженицынского  зэка в Маврине. Бывают, конечно, ситуации, в которых основного состояния просто нет – неравновесные даже локально, переходные.      

Довольный Лёша: «Во, теперь,  я ходячий больной, глядишь, скоро буду стоячий».

Можно ли себе представить что-нибудь более жалкое, чем больничный флирт, да ещё в урологическом отделении, роман с медсестрой, начавшийся с полновесной клизмы? Но бывает и это.

Называть религию обманом не логично. «Обманутый» не может быть разочарован не существованием бессмертия души, «пострадать» из-за  этого.

По телевидению очередная многосерийная эпопея. Пустеют при этом не только улицы, но даже хирургические койки. Слава богу, в нашем крыле почти не слышно.

09.04.76. Коля ожил. Просыпаясь много раз, видел, как он поднимает и разводит  руки, поворачивается. К утру у него выпал дренажный шланг. Сестру куда-то вызвали, ночью несколько раз его поил «Джермуком» и кефиром. Утром он умылся. Лёша сам побрился. Врачи тоже повеселели. У Лёши-монтажника, оказывается удалили почку – отбил, упав в ванной, о её край. Я думал с камнями.

Лежу с дважды прополосканными кишками, без ужина и без надежды на завтрак, в ожидании  урографии – о, зовут!

«Психи лёд колют» - Витя наблюдает в окно за пациентами первого отделения, которые с ломами и дворницкими лопатами чистят больничный двор. Общее представление, что это алкоголики.

«Техосмотр! Техосмотр!» - все, как тараканы, разбегаются по палатам. Задержавшийся до 11 часов обход.

Переходим на самообслуживание не только в с/х, но и в медицине: сейчас женщины крутят тампоны из марли, Витя – сосед строгает из обрубка палочки для смазываний.  Л.П.Химичев пишет за сестру какой-то протокол или сводку, «психи» -  дворничают. Такого же, видно, уговорили починить унитаз – все при деле.

Давно не читал ничего в «Огоньке». Пережидая уборку в палате, взял со столика в коридоре мартовский номер и открыл на абзаце повести «Фомка» некой Н Василенко. То-есть, меня  буквально  отбросило. Это уже каменное дно, дальше некуда. Прочёл ещё один абзац и ещё. Надо перевести и на Западе давать всем читать, чтоб знали. Но где найти такого идиота- переводчика? Н.С. Тихонов, рекомендуя, хвалит!!!

Вспомнил, как грузины обижались на Лермонтова. Что тогда говорить армянам «Ты – трус, ты – раб, ты – армянин!?»

К тому,что писал выше об «основном состоянии» - оно хрупко. Коля лежал, как и я, головой к стене, лица его я не видел за тумбочкой. Попросил для разнообразия переложить его. Эта перемена положения уже потребовала с моей стороны адаптации. Завтра выписывается Виктор. Все  гадают – кто же на его место, от этого столько зависит. Все боятся «старого храпуна» - худший разряд соседа.

Показали один извлечённый из почки камень – как крупная очищенная миндалина в меду – вот такое аппетитное сравнение.

Болезнь и уход за больным – два дополнительных теста человеческих качеств, полный опыт.

Каждая сестра отдежурила по три раза – о каждой я знаю больше, чем узнал бы за полгода ухаживания. Пролежал с Колей рядом четыре дня – и мне не надо ходить с ним в разведку. Пупко страдает – колика не на шутку. Температура и не спал всю ночь.

10.04.76. Сестра Валя, протирала густо татуированную Колину спину, «Тут   тебе и девочки, тут тебе и мальчики! Коля, неожиданно,  в сторону Володи: «Пожарника надо  стоя хоронить, двадцать четыре года проспал», тот, опешив, обиженно «Прежде, чем пожарника хоронить, надо самому поправиться». Мрачный Коля: «Это верно!» Баба Настя, меняющая ему бельё: « И пододеяльник уделал! На всё отделение одна пара белья у меня осталась. А ещё завтра целый день!» (Сегодня суббота) Подавая Коле пить, я грохнул градусник и в раскаянии пообещал Вале купить два – сёстры в складчину покупают на десятку в месяц. Валя вышла, шутник Лёша взял у меня обломок подмышку, через пять минут Валя с температурным листом. он протягивает ей с невинным видом: «тридцать шесть и пять». Она захлебнулась: «Да вы что…» Лёша доволен. День начался. Переночевали вчетвером, вместо Виктора, смывшегося вечером никого не положили. Ночь спокойнее предыдущих.

В будущем, наверное восстановят во всей пышности самые грандиозные памятники древности: Ур, Киосский лабиринт. тщательно комбинируя с сохранением порушенных руин. Дело, конечно, исключительно сложное, но представляю себе, по лабиринту, реставрированному с той же степенью тщательности, как Павловские дворцы, я бы поползал. Для этого должна развиться отрасль на стыке наук, которую можно было бы назвать прикладной историей – раскрытие секретов ремёсел, строительных приёмов, способов воспроизведения состава и фактуры древней керамики, эмалей, сплавов. Когда-нибудь человечество сможет себе это позволить.

Как выглядела программа античных олимпиад?  «Бег взапуски на тридцать стадий». Полуфинал.

В коридоре бомонд урологического отделения: пышная дама в розовом ( или голубом – у неё два) пеньюаре, офицер – подводник ведут изысканную беседу о субаквальных ваннах, сравнительной эффективности различных мочегонных средств и тех деталях строения мужского организма, которые делают определённые виды обследования особенно неприятными и болезненными.

Подводнику, напутав, прислали из лаборатории анализ крови, который бывает только у трупов, ему из-за этого отменили дальнейшее обследование и стали относиться, как к дорогому покойнику (цветущий, зеленоглазый парень, все дамы так и падают). Он развил бурную деятельность и разоблачил.

Казалось бы, что проще -  сварить макароны. Но единственное блюдо, которое абсолютно во всех наших предприятиях  общественного питания  совершенно несъедобно – это отварные макароны. В больничной столовой ем с удовольствием и супы и каши, и отварное мясо, сегодня плов, но не приведи бог – молочная каша или запеканка из вермишели, или гарнир – макароны, комок сырого теста всегда. А очень понятно, технология проста – но требует тонкости, каждый сорт макарон нужно варить совершенно определённое время – только и всего. И этого ни кто не в состоянии соблюсти.У меня точное время – конёк, и я лучший варщик макарон.

 В 14.01 какая-то начальница устроила  в коридоре  мелкий разгон по поводу несоблюдения тихого часа и вот сейчас, 14.25 – мёртвая тишина. Только поэтому стал слышен звук, которого я раньше не замечал, примерно 20 капель в минуту, у соседа капает моча с кровью по шлангу в судно. В палате все беспробудно спят. Настоящего храпуна у нас нет – не сглазить бы в виду пустой пятой койки.

Моряк томится бездеятельностью: «Дали бы списочек  ( энергично показывает пальцем по ладони): сделать то-то-то-то! А то время идёт…»

Приходили Флора с Асей, прямо из «Детского мира», купили ей  обуви на 15 рублей, в том числе хорошие чешки, но явно велики. «Ася, они ж велики! – А это хорошо! Мы в длину прыгаем, кто дальше. – Так, меряют-то по пяткам, а не по носкам!» - «Да-а? – очень была  разочарованна.

Всё, бросил госпожу Бовари на планах бегства с Родольфом. Это означает, что ни одного романа Х1Х века мне больше не суждено  дочитать до конца. Страниц пятьдесят был в восторге и смаковал. Должно брать за живое и держать до конца. Увы.

11.04.76.  Ночью подложили (1.30) с коликой. Фамилия Нечушкин. Храпун. Солист. Я не спал всю ночь. Сегодня воскресенье, орудовал за санитарку, как единственный реально ходячий.

Весёлый моряк, придя с урографии, журчит перед дамами в коридоре: «Мне она говорит, не нравится, как вы здесь лежите? – Девушка, говорю, когда мне надо кого-нибудь положить я кладу, как мне надо, и вы валяйте.». Дамы кокетливо хихикают.

Интерес к изящной словесности вообще проснулся во мне лет 15 назад, когда очаровательная А.И., молодая редакторша Атомиздата, только что туда пришедшая из Трансжелдориздата и считавшая «гамильтониан» жаргонным словечком, за глаза высказавшая мнение, что «у Работнова нет чувства слова.».Задетый, я стал углубляться в этот вопрос.

Нечушкин ожил. Встрял в автомобильный разговор: «А что ваша «Лада», на 3см длиннее – плати 2 тысячи. Это ещё х.. на 3 см наставить – был бы смысл. А машину – что?».

Парикмахерша Нина при разговоре совершает примерно втрое больше движений губами, чем нужно для произнесения слов. Всё думал – откуда знакомо мне лицо её мужа? Флора напомнила: он был у нас в городе начальником ГАИ и сел за взятки. Просидел четыре года. Бравый был капитан на мотоцикле.

Коля потяжелел. Температура подскочила до 38,3. Боюсь, что это из-за холодного «Боржоми» ночью. Жалуется на горло. Нечушкин катается по кровати. Инъекции анальгина действуют часа полтора-два

Теплый ясный вечер. Выбрался на час погулять с Флорой и Асей до речки. Снег сошел, лёд пропал. Половодье низкое, вся влага ушла в сухую с осени землю.

Какая прекрасная жидкость – нормальная моча. «Янтарною струёю окропив» - Рембо, чувствуется не болел почками. Все отправления здорового организма – великолепны.

Воздух пропитан хоккейным счётом. Наши легли полякам, сейчас играют с финнами. Из холла – крики и аплодисменты.

Хорошо спал, не слышал, как кололи страдающего Нечушкина. В коридор положили некого Пушкина. Сегодня генеральный обход, которого при мне ещё ни разу не было. Начинаем вылезать из грязи уикэнда. Коле сменили наволочку, Баба Настя, ей 72 года !, впопыхах с пяти утра. Заступила на дежурство красотка Валя – греческий носик, большие светло-карие глаза, отличная фигура, осанка – и у двадцати человек, с её появлением портится настроение. Чёрствая, ленивая, невнимательная. По-моему, холостая. Растёт кому-то подарочек.

Ночью в «травму» привезли кого-то с тяжелым ножевым ранением, свет в операционной горел до утра. Всем любопытно, чем дело кончилось. А утром – месячного мальчишку.

Моряк, распахнув дверь холодильника в отлично сыгранном изумлении: « А это чья бутылка «Экстры»?Обе сестры ( у них  пересменка) инстинктивно кидаются к холодильнику…Моряк смеётся, доволен.

Нечушкин: «Лежал в госпитале, стали вливать кровь.  Андревна, говорю, еврейскую мне не влей. Она, смеётся, где ты видел, чтоб евреи сдавали кровь.» Пока сильно не схватило, анекдот  вам расскажу. Стали еврея в партию принимать, а не хотят. Думали – думали, надо дать испытательный срок. Послали в Индию – продать грузинский чай. Приехал – сделано. Послали в Болгарию – продай там наши помидоры. Продал. В Китай – пускай купят нашего рису. Уехал, месяц – нету, два, три. Вернулся – продал, - а что так долго? Думаете, легко было найти еврея в Китае?»

Интересно, какие анекдоты рассказывают евреи ( армяне, грузины, татары) про русских? Не типа: « Жили русский, еврей и американец…» - это русская выдумка, а просто про русских. Типа «Приходит Абрам и говорит Саре..» - «Приходит Ванька к Машке и говорит…» - ведь такие есть. Анекдотический стереотип еврея сочинился очень чёткий. Русский аналог?

Сегодня день космонавтики. Прекрасно помню шестьдесят первый год. Мы ехали в служебном автобусе в Москву, играли на чемодане в преферанс с ныне покойным начальником ЖКУ ФЭИ (по дороге туда и обратно я сыграл два раза после сброса по четыре мизера, один – с голым валетом). И вдруг шофёр увеличил громкость динамика: «… гражданин Союза Советских Социалистических Республик майор Гагарин Юрий Алексеевич!»  Единственный раз  когда я видел в Москве действительно стихийное проявление народного восторга, самодеятельные демонстрации с лозунгами.

После завтра у бабы Насти день рождения, отделение складывается ей на подарок. Живо вспомнил  флоберовскую батрачку, получившую серебряную медаль на ярмарке в «Ионвиле» за 54 года беспорочной службы на одной ферме.

Володя: «Купили раз бутылочку «Солнцедара», а на дне – две мухи. Другой раз – длинный женский волос. Покойников они, что ли, в нём моют?»

 Тут же Нечушкин: «Приходит мужик в брусчатый: « -Водка у вас свежая? -А что? - Да вчера купил в «Гастрономе две бутылки, выпил – и вырвало».

В температурном листе наряду с четырьмя палатами и «реанимацией» фигурирует и шестиметровый коридор. Пока в нём только Пушкин.

Боли в брюхе, как стук в машине. Стучит в коробке передач, причина -  хвостовик кардана.

Болит поясница, а дело в предстательной железе.

Нечушкин : «Все: отчего у тебя, от чего у тебя.? Это, как одного спрашивали. Почему он заикается А жили мы, говорит. С Нюрой да Митькой – чахоточным. Хотели его вылечить. Купили козу. Доить никто не умеет. Давай сосать. Сосётся, но мало. Мы к ветеринару. Он говорит, это у вас козёл…Нюрка забеременела, Митька – чахоточный умер, а я с тех пор заикаюсь».

«Нельзя общаться с любимым человеком через третье лицо» А.Мигдал о работе типа «общее руководство».

13.04.76. Нечушкин: «Я на фронте одному   ногу ампутировал. Осколком большим ему попало выше колена, так всё размешало – на ниточках висит. Наложил жгут, ни подвязать, ничего нет…Подложил приклад автомата и кинжалом…А теперь, скажи – палец кому отрезать – в мозгах закружится… В самом бою ничего не боишься. Помню лежали в семечках, в  перезрелых подсолнухах. Осколки по ним чиркают, лежишь весь обсыпанный, аж черно. Глянул сосед семечки грызёт.А тут мины, пулемёты…

Опять лихая ночка из-за Коли Дёмичева, умудрился ночью всё сбросить на пол и пелёнки и клеёнку: всё промокло…Не спал всю ночь…Сегодня обещали заветную процедуру.

14.04.76. Нашу палату расформировали, и я в трёхместной палате с двумя спокойными, почти здоровыми соседями. Себе не верю. После очередной бессонной ночи рядом с Колей Дёмичевым – курорт. Форточка нараспашку, птички поют.

Пришёл, уже в гости, Нечушкин. С Володей разговорились о пожарах. Нечушкин: « Да горит всегда по пьяному делу. Вон у нас в районе – замёрзли в конюшне трубы. Позвали  этого, он с паяльной лампой приполз – ноги не держат. Не к трубе сунулся с лампой-то, а к крайней лошади в задницу. Она как взбрыкнёт – куда он, куда лампа – пых! – у всех на глазах. Народом то погасили, а будь он один – ни его бы, ни лошадей. Или старики старые. По существу у одних запахло дымом, пахнет и пахнет, а там в запертой комнате бабка печная, и сгорело-то всего под столом и под кроватью. ведром залили. А в спёртом месте тлеет и тлеет, дым,жар  - и спеклось. И ещё бабка – уж в деревне у наших – грелась на крыльце. А молодуха в кухне с керосинкой. Что у ней там – загорелась керосинка. Она её хвать. Дверь ногой и выбросила с крыльца. И попала в бабку Пока бабку тушили – дом начал гореть с крыльца. Ну бабка-то, правда, целая..»

Володя: «Под Калугой, в Малинниках, в наше дежурство, у одной женщины два мужа сгорели – старый и новый – вместе, пока её не было, выжили.

Парикмахерша Нина Ковалёва умерла на операционном столе, когда операция фактически уже была закончена. Всё было гладко, остановилось сердце. Это о бренности в чистейшем виде. Деталь: накануне анестезиолог полчаса уговаривал Нину воспользоваться спиномозговым  наркозом, под которым здесь ведут все урологические операции. Но среди её широких знакомств нашёлся профессор из ИМРа, который ей рекомендовал – и взялся достать – тамошний «необыкновенно эффективный» состав для общего наркоза. Она настаивала на полном отключении с использованием этого состава.

Третьим у нас зам. В.В. Орлова, Кондрашин. Сейчас они с Володей грустят по поводу неясности обстановки на культурном фронте. Вот в своё время были глубокие, я бы сказал, очень содержательные выступления Жданова Андрея Андреевича. А ведь какие завихрения у молодёжи…

Все по углам. Призрак бродит по отделению. Полдевятого.

15.04.76. Пожарник Володя на вопрос, где работает гордо: «В органах». При уточнении «Оперативным дежурным» и сквозь зубы «пожарной охраны». Своего организма он не стыдится – гордится. А благородной профессии – стыдится. Надо же.

Нечушкин: «Я видел, как молнией убило. Копали торф, каждый себе, сажени отмеряли. Он, старик сел на краю передохнуть, перекусить, а баба отошла. И тучка была маленькая. И дождь не капнул, а первый гром  -и  раз его подбросило. Подбежали мы, а он весь чёрный, в чём мать родила. Галифе, сапоги яловые  - всё в клочья  и сорваны, и как не было»

16.04.76. Хлебнул урологии столовой ложкой – сделали цистоскопию и ретрограмму. Когда повезли на качалке на рентген (со вставленным в почку  катетром ), лифт не работал. Стащили на руках. Да, это не таблетку под язык.

Коля Дёмин медленно, но поправляется, вроде. Сегодня громко говорил с сёстрами, садился…

Катетр прошёл в почку беспрепятственно. Но, что там, не сказали по мокрым снимкам. Это не теоретическая  физика, тут головой работать надо.

17.04.76. Субботник. Тоня отдежурив непрерывно сутки, остаётся на третью смену.

В столовой пролетарий: «Вы что, нас сегодня кормите из сэкономленного сырья. Что ли?

Мыли, скребли отделение и сёстры и больные.

Формулировка городских баб по поводу смерти Нины Ковалёвой: «Жила и умерла по блату.». Сегодня схоронили.

По-моему, здесь мучаются с рентгеновскими снимками неспроста. В момент включения трубки сильно трясётся стол – и пациент, не в фазе с ним, естественно, разрешение должно гибнуть.

На моих снимках всё-таки угадывается камень в нижней трети мочеточника, перегиб, который я получил от отца и передал Юльке.

Сосед А.Н. Кондрашин,  рассказывает о своей работе на большом заводе боеприпасов (в Чкаловске ?) во время войны. Сплошные взрывы.

Говорят у патологоанатома мрачная работа – разве сравнить с переживаниями хирурга, у которого под ножом умирает больной?

Гуляя по коридору в виду эндоскопического кабинета. сочинил панегирик Акбулатову:

          Надежда  так и не воскресла,

          Что  хуже участи   такой ? –

           Он взгромоздил меня на кресло

           И за трепещущие чресла.

           Взялся бестрепетной рукой.

           Меня прошиб холодный пот:

           В  сверкньи белого халата

           Явился доктор Акбулатов

           И за собой меня зовёт.

           Пусть камень в пятьдесят каратов

           Природа спрятала хитро,

           Что мне утраты оксалатов.

            Сергей Аркадич Акбулатов

            Вперяет взор в моё нутро.

            Пусть хвори навалились скопом,

            Не бойся их, мой бедный друг-

            Как Врангеля под Перекопом

            Своим булатным цистоскопом

            Он разгромит любой недуг!

18.04.76. Воскресенье. Уходил на три часа в самоволку – ездил с семьёй на участок. При сильнейшем ветре с реки чуть не случился пожар – от костра над обрывом выгорела полоса шириной метра три, длинной метров семьдесят. Еле успели перекопать и закидать землёй в двадцати метрах от забора. Странно быстро всё выгорело, ведь только снег сошёл. Много сухой не кошенной травы.

   Замечаю в себе признаки какого-то отупения, обрастания больничной шерстью. Лежал бы себе и лежал колодой.Две недели не читал газет, радио не слушал – и вроде слава богу. В голове всё какие-то:  «слизистые оболочки, мочевой пузырь, простата,» и др – всё это ярко себе представляю.        

19.04.76. В шесть утра начало  «ломать». В шесть утра -  37,4. сейчас (10,40) по пульсу (100) порядка 38. Ни малейших признаков простуды. На обходе даже не попросили язык показать, прописали десятидневный курс антибиотиков. В чём дело не понятно. Поясницу ломит как ломило. Боюсь, что это последствие последней радикальной процедуры. Поранить и затащить чего- нибудь при этом легче лёгкого. Теперь, значит, меня не выпишут. Вот так так. Лёг обследоваться практически здоровым. Вот что значит дешевая медицина. У них просто нет времени сосредоточится. Дежурный видит больных раз в два – три дня, ему каждый раз напоминают с чем лежит тот или иной больной. Лечащий у нас, видимо,  С.А., - сперва на обходе, потом на процедуре, тоже человек-невидимка. З.Н. – только несколько десятков секунд на обходе. У них ведь и операции…В коридоре не умолкает зуммер из первой палаты, где лежат тяжелые Соколов и Дёмин.

Вообще – то, я был бы классным терапевтом, это точно. Нужна наблюдательность, внимание к мелочам, реакция на изменения и отклонения, и выводы – это есть.

Какая-то тяжесть в животе. Есть чему болеть, скажет С.А.

В санитарной комнате ветхий, деревенский мужичок (никогда не запирается в сортире) бреет себе лобок – завтра ему удаляют мочевой пузырь. Выглядит изнурённо.

У меня вечером  -37,8.Все назначения отменили. Начинают колоть антибиотики. Не нравится мне это. 

По рассказам А.Н. они  в пятидесятом году сливали в канализацию 10 милликюри / литр (10 Кюри / Куб ?). «Хвост до Волги».Не в Арзамасе ли он был? Потом-то в Свердловске-44. Кругом болен, но очень спокоен. Спросил его – в Арзамасе.

« Фомченков! В туалет и на стол! Вчерашний мужичок, оправившись, долго сморкается, снимает пижамную куртку и в чистой майке с клеймом «ХО», ссутулившись, понуро, шлёпая тапочками, направляется за сестрой на третий этаж. Никто его не напутствует, даже не смотрят в его сторону. Койку уже перестелили начисто ком-то другому. Со стола – в реанимацию на несколько суток (если не в морг). Фомченкову не позавидуешь. Как в отношении следующей недели, так и в последующей жизни – без пузыря плохо.

Хирургические сёстры, как ни странно, сами ужасные трусихи Зине предлагают лечить парадонтоз – боится уколов в десну, не идёт. Она мучается ангинами. И сейчас дежурит с температурой, горло болит, а подняться этажом выше и «чикнуть» гланды – «ноги не идут».

Лёша выписался На  восьмой день после удаления почки, принимал сто грамм под солёную горбушку.

Флора принесла селёдочки с зелёным лучком, накинулся как троглодит.

Фомченков вернулся целенький! Свищ зарос.

Коля начал вставать: «работать больше не буду – уйду на группу, и  - гуси, утки, пчёлы!        Жив буду, приезжай – мёду, сколько хочешь, порыбачим.»

20.04.76. Ужасная вялость. Пичкают шестью видами лекарств, включая пипальфен, который меня буквально вдавливает в кровать. Тошно даже подумать о том, чтобы  повернуться с боку на бок. От стрептомицина – головокружение. От  аспирина – шум в ушах. Нужны сознательные усилия, чтобы держать глаза открытыми. Но поясница и брюхо болеть не перестали – значит. воспаление. Свалился.

21.04.76.  К девяти утра  38,3. Сейчас 17.30 – 38,6. В чём дело неясно.  Флора поехала в Москву, сейчас приходил Гай, сказал – с электричками перебои. Видимо где-то застряла. Половина   шестого  - всё ещё нет её.

А Фомченкова – выписали. А Нечушкин ходит, страдает, после процедур температура 38 и для него вызывают консультанта из ИМР. Он с двадцатого года.

22.04.76 Целый день 37,6. в среднем. И пульс ускоренный. Вообще почки – вещь специфическая. Врачи спрашивают: « Ну, как мочитесь?» А чего спрашивать.  По маминым словам, цвет и запах мочи пациента для старых клиницистов были –всё.

23.04.76. Шестая болезнь – воспаление простаты и довольно суровое. Анализы плохие. Лечить не перелечить. Застреваю. Уколы пятый день. В голове шумит Утешаюсь, переводя Sohttwell  « Times go by turns». Должна  пойти другая полоса.

В хирургии остро чувствуешь «машинизм», материальность собственного тела, как, системы трубопроводов, реакторов, фильтров, регуляторов. Которая разлаживается, чинится и, наконец, увы.

23.04.76. А.Н. рассказывал о страшных взрывах в Чапаевске 16 февраля 1944года (я слышал мальчиком и раньше), когда во время пересменки с интервалом в минуту рванули две группы реакторов – на40 и 30 тонн ТНТ. Он был  в заводоуправлении, в километре от точки.

Несколько корпусов с людьми снесло начисто, остались фундаменты; разрушило теплотрассы и т.д. Завод простоял всего 8 дней, и уже мартовская программа была выполнена на 100% ( февральская на 63%).

То что у нас называют твёрдостью  убеждений на самом деле жидкость, мгновенно, безоговорочно принимающая форму сосуда, переливаемая из одного в другой  - постоянно.

24.04.76.  Чем ещё ежеминутно гнетёт болезнь: и у нормального  здорового человека внутри всё время журчит, бурчит, покалывает. А больной всё берёт под подозрение – с чего бы это?

Зашёл Коля Дёминов. Поднимается. Трубки вынули, зарастает. Дребезжаший, ноющий голос, желтуха. Слабость – но уже в вертикальном положении. Натерпелся. А сосед его плох – из подушек не видно. Третий день около него сидит дочь.

26.04.76. Обход – как сеанс одновременной игры на 150 досках – больной представляет свою позицию, зав. отделением, после секундного размышления. Делает ход – меняет назначения, заказывает анализы, предлагает операцию или  «на выписку».

Пасхальная ночь сквозь призму травматологического отделения: привезли из Белоусова зарезанного, подобрали в кювете. По дороге умер. В реанимации лежит девчонка шестнадцати лет. За ней ухаживал парень, завёл к себе и,  вдвоём со своим отцом, изнасиловали и замучили до смерти. Педагогика сто первого километра.

28.04.76. К маю не выпишут. Лечиться и лечиться. Осточертело здесь всё. Особенно худо здесь ночью – бессонница, то духота, то сквозняк, пот, слабость. Целый день разбитый  вялый. Вчера начал читать Даля. Освоил «А». Насыщенная книжка, кое –что выписываю. Знаю, например, что сейчас – Красная горка. – неделя по Пасхе.

30.04.76. Вчера весь день – дикая слабость, головы не поднять. Вставал на пять минут. К вечеру – температурная вспышка до 38. Догадался померить давление: 90 на 60. Вкололи кофеин с кардиамином. Воспрял через 30сек Сейчас самочувствие хорошее.  Первый раз чувствую какую-то надежду на то, что минимум позади. Соседа на два майских дня отпускают домой. Даже и зависти нет.

За стенкой умер старик Соколов.

А.Н. отправился домой на двое суток. Уколы ему дали с собой сухим пайком – порошками. Ровесник советской власти.Что сделала окружающая среда с его интеллектом!  Орвелл меркнет. Описать это невозможно. Рассуждать, подчинится логике –никак. Заметить вопиющее противоречие в своих – или собеседника – словах с предыдущим высказыванием – решительно не имеет возможности. Рассуждать СМЕРТЕЛЬНО было опасно в то время, и всё. Дай логике палец, она откусит тебе голову. И вот готов рефлекс. Бесследная, мгновенная, безболезненная смена знака в любой позиции по любому  вопросу  в любое время – вот что такое член КПСС с сорокалетним стажем.

Под май остались одни старики  и инвалиды. Кроме Коли Деминова все при мне легли. Ветеран. Читаю Даля по букве в день и этим развлекаюсь. Устинов – министр обороны. Ждут – surprise.

01.05.76.  В двенадцатичасовой побывке дома. Самочувствия ещё нет, хотя острота позади. Закармливают домашним. Разнежился, отмяк, побрился, отмылся от больничной грязи. Постригся, стал «красавец», но присесть на твёрдое – ни-ни …

Вот возвратился во вторую палату. В коридоре две старухи. Вообще во всём отделении, кажется. Только мы с Колей остались моложе семидесяти лет. На место Соколова положили. Отца Майзеля – на девятом десятке, лежачий, но с румянцем, тихий. А Пупко, оказывается, таки оперировали, не вырвался.

03.05.76. Далем зачитываюсь, чем дальше, тем медленнее и выписки гуще. Поднёс к Маю

 З.Н. – перевод из Саутвелла  (бесполезных 6 стихов), бедняга, гугенот – наоборот.                      Ей понравилось. С.А. – оду. Не прореагировал, не моргнул глазом.

И Юля и Ася  болеют до 39* - ОРЗ, - больничный Флоре неужели не дадут? Домой бегаю каждый день, сегодня побегу второй раз. Флора разрывается, вся семья свалилась.

 04.05.76.  Ложится на спину, не садясь, уже научился. Теперь научится вставать без этого   промежуточного  состояния. У Даля добрался до буквы Г. всякая  другая духовная жизнь замерла. Заходил А.А.Нечушкин. Похудел на 5 кг. Ничего не ест, даже под разрешённый коньячок, даже чёрную икру. Плохо мочится, уверял, что у него камни. Видел вчера  его мрачную, заплаканную жену. Подозреваю, что дело не в камнях. Сегодня утром, он рассказал, на руках принесли с автобусной остановки строителя Кауфмана – умер по дороге на работу. Лет 55, кажется. Третий человек подряд помирает на этой должности в этом возрасте этим способом. Собачья работа, убивают людей дёрганьем. Бабушки накупили белоусовских  цыплят, тощих, рублёвых. Им, говорят, свет на два часа раньше гасят, (чтоб думали – ночь наступила и есть не просили) и на неделю раньше забивают, кормить нечем.

05.05.76.  Утром бегал в поликлинику, промывал побеспокоившее  ухо. Гуляю 2-3 раза в день  На улице  +18, после дождя. Ни пылинки, безветренно, пасмурно – золотая целебная погода.

06.05.76.  Сегодня не Юрьев ли день?! По старому 23 апреля. Поздравить Лакшина забыл.

До  Св.Юрия корм есть и у дурня. У наших и до Юрия нет. У Даля : «Вот тебе ершок, свари ухи горшок.» Вспомнил: старик Химичев (74года), очнувшись после операции. спросил ухи из ершей. Сын поехал, нашёл окуней, сварили. Есть не стал – «Это из окуней»  

 07.05.76. Дома. Всё произошло неожиданно. Ещё позавчера было «ни-ни!»,  вчера смотрели куда надо и выписали.

 0805.76. Василий Фёдоров, лауреат премии им. Горького, рассуждает в Л.Г. о поэзии на целую полосу, Фёдоров тут, Фёдоров там. Взял в библиотеке «Третьи петухи» + «Седьмое небо». На ровном месте, из четверостиший, написанных пятистопным ямбом, регулярно делает 9- 10 строк, очевидно, ради денег. Абсолютно ничего замечательного больше в этих ямбах нет.

Шестидесятилетний комсомолец. Мэтр, indeed.

Местами прорезается неуверенная склочность «дисциплинированного» вольнодумца, - сомневающегося, точно ли его за это не высекут.

Были на кладбище. Народу почти пасхально много. После своих прошел к свежей могиле Нины Ковалёвой. Большой фотопортрет. На обратном пути пытался купить поесть и обрадовался, как дитя, двухфунтовому куску жирной корейки. А то – «завтрак туриста», рыбный фарш с овощами – молотая килька. Дары моря!

День Победы! Что сегодня пьют и чем сегодня закусывают уцелевшие нацисты в ФРГ! Диетами я бы с ними поменялся.

09.05.76. Брежневу дали маршала и бюст на родину. Он, оказывается, председатель Совета обороны СССР – никогда не слышал о такой организации.  Не собирается ли он на большую пенсию? Никита не генерал ли – лейтенантом умер? Разменяли Гречко на Брежнева и Устинова. Какое-то у подхалимов наблюдается лёгкое крещендо. Хрущёв напечатал собрание  сочинений с профилем на обложке – и был таков. Брежнев уже маршал – но семидесятилетия ещё не справил, юноша, можно сказать.

Кстати о маршалах. Есть прозаическая подоплёка. Гречко, говорят, удочерил несколько без отцовых внучек от своих не слишком путёвых дочерей, чтобы их обеспечить. Хрущёв персонально запретил Булганину получать пятисотрублёвую ( тогда) маршальскую пенсию. Может,  Лёня не надеется дожить и до семидесяти. Беспокоится о детях.

По телевизору – возложение венков у МНС. Генералитет во главе с Устиновым. Гимн, все под козырёк – он стоит. Потом спохватывается. Но честь отдавать не умеет, ладошка углом  и локоть не там. Воякам это может не понравится.

10.05.76. Вспомнил: в школьные годы на галёрке аплодировали и хором кричали: «Сызнова!» вместо «Бис!».

 15.05.76. Поскольку любое качество логарифмично, сегодня, копая грядку, кощунственно делил поэтов на классы следующим образом: 1 класс – рождающиеся, тоже появляющиеся, творящие – раз в сто лет. Х1Х век – Пушкин, ХХ – Мандельштам. 11  класс – раз в десять лет по десятку, примерно конечно, на век. Х1Х – Боратынский. Лермонтов, Тютчев, Фет, Некрасов. А ещё? Батюшков? Языков? Кольцов?  ХХ – Бальмонт, Бунин, Блок, Ахматова, Цветаева, Брюсов?, Пастернак, Есенин, Маяковский, Твардовский.

111 класс – сто человек в сто лет. Имеет ли смысл хотя бы четвёртый класс? Рождаются ли поэты ежемесячно?

17.05.76. Вчера брали на допрос Ю. Орлова. Беспрецедентная оперативная и шумная  - с сообщением в ТАСС! – реакция на   провозглашенное им создание «Группы Хельсинского соглашения» - три дня назад!  Хельсинское  соглашение – в слабости к нему наш лидер просто не понятен. Последний, любимый, переношенный ребёнок? Символ собственного крупнейшего дипломатического успеха? Иначе как  «маршал Брежнев»  «Dayly Telegraph» его уже не именует.

18.05.76. Сообщили о семи бальном землетрясении в нашей центральной Азии. Эпицентр в 500км западнее Ташкента, где населения не густо, но толчки чувствовались и в Ташкенте, и в Бухаре.

18.05.76. По телевизору репортаж из бывших португальских колоний. Это ж надо ж – Ангола и Мозамбик  «прогрессивные страны», а США – регрессивные?  Ангольцы решили построить « первое социалистическое государство на африканском континенте».

19.05.76.  Юлька принесла из школы анекдот: Встречаются два хипаря. Один другому  - ты чего жуёшь? Носки стираю!      

 Форд выиграл у Рейгана в Мичигане и Мериленде. Взбодрился. Считают, что  primaries – хороший тест на энергию, находчивость и т.д. Верно, но ставки не те, всё соревнование, по крупному счёту за голый  нуль-вариацию – и на дальнейшую в судьбе одного, единственного человека, самого себя притом!  И несправедливо к президенту – у него страна на руках, а тут тягайся с бездельником, у которого компания – одна забота. И потом финалистов двое, казалось бы  одного – в президенты, а другого  в вице  президенты, куда там, антагонисты, причём чаще всего, искусственные, конечно.

21.05.76.  Вчера  по  дороге  из  Москвы  камешек, выскочивший из кузова  грузовика с гравием, щёлкнул по ветровому стеклу моей машины. Звёздочка. Решил потягаться с Госстрахом. Доложил у Балабановского поста малоярославецкому патрулю на  «Жигулёнке» (младший лейтенант Русак). Тот пытался  тянуть – «мы не ведём», но на замечание о том, что милиция не обязана присутствовать на всех ДТП, но изучать их следы обязана, возразить не  смог и велел приезжать «во взвод» сегодня. К девяти приехал. «Во взводе» был  «развод», и занялись мной около десяти. Справку написали, но тут же настойчиво попросили срочно подвезти их в Ерденево на  «аварию с двумя трупами».Повёз.

Трупов уже не было, но были живые – прокурор района и начальник областного ГАИ. Микроавтобус «Ниса» в два часа ночи правой стороной задел металлический кузов стоявшего на обочине грузовика с плечевым прицепом. Возвращались из Москвы руководство какого-то калужского завода. Главный экономист и главный конструктор погибли – сидели справа, остальные, включая зам. директора и шофёра (у которого все шансы получить лет восемь) живы с телесными повреждениями. У грузовика чуть заметная вмятина на кузове, и всё.

С «Нисы» сорвало полностью крышу и правый борт кузова. На обочине валяется авоська с двумя грязными батонами, картонный поддончик с  яичной кашей, метров на двадцать дорога усыпана молотым стеклом  - ни одного целого в микроавтобусе не осталось. Комментарий ехавшего со мной лейтенанта: «Деревня хоть впятером разбейся. Не почешутся, а тут всё начальство прискакало  - руководство разбилось. Дело будет. Всем ввалят».

Американская пресса, как кошка, умеет носить что-нибудь только в зубах, иногда можно, как котёнка, а иногда как мышку, но зубы тут. (Впечатления от «News week»)

25.05.76. Бог не любит жадных. Сегодня, вынужденный  вторично гонять в Малоярославец  к эксперту – общественнику  и разъехавшись с ним в минутах, прождал в общей сложности 1,5 часа на коллонтаевском переезде : 30 минут туда и 1 час обратно. Купил, чтоб не попусту рулон толя.

Самочувствия снова нет, все ощущения вернулись. Пью пятый антибиотик, и ничего.

27.0576. Вчера возил Юлю на японское варьете: вокальный квартет, две певички и четверо лабухов. Странный винегрет- хорошие японские песни, вдруг какие-то буги  пятидесятых годов, вдруг цыганские напевы, «Клён ты мой опавший», под конец прямо «опять 25» – «Пусть всегда будет мама»  и т.д. Приезжают к нам в четвёртый раз – «выездные товарищи» проверенная  публика. В кабаре бы их прослушать под хороший ужин с танцами и при менее отредактированном репертуаре. Голоса хорошие, вообще очень музыкально. Кимоно всё-таки красивая одежда, причем совершенно современная.

 28.05.76. Пробрался в  Малоярославец через Ерденево – и то полчаса стоял на переезде. Поймал Вахромеева за хвост. Очень занятый начальник. Потрясающие полномочия: оценивает весь переходящий из рук в руки или списываемый транспорт в шести районах, учит водителей; он и госстрах, он и на СТО. Рвут на части, крутится день и ночь и при этом лишнего весу килограмм сорок. Кинуть орлиный взор на моё ветровое стекло не пожелал, послал какого-то подручного алкаша (за экспертизу 9.50). Оформлял мне акт, как Юлий Цезарь, одновременно: а) отпустил полтонны бензина коллеге из автошколы и детально обсудил с ним показатели свои и конкурирующего, богатого ДОСААФА; б) выдал справки двум, без пяти минут!, мотоциклистам; в) нашёл (искал долго) план политучёбы каком-то настырному малому; г) ответил на три телефонных звонка и дважды позвонил сам; д) утешил несчастного, которому ГАИ не даёт справку, тот ушёл взбодрённый, с ясным сознанием перспективы; е) двум посланцам приказал послать пославших в одном случае на хер, а в другом в задницу, ж) вызвал сочувствие всех присутствовавших здесь, сообщив, что ему разрешили взять зама на 100 руб. и бухгалтера на 85 руб, но никто за эти гроши не берётся.  Сторублёвые начальники  - русское национальное бедствие. Каждый- лишнее звено во множестве цепей. Бюрократическое дно, на котором кормится - и при всеобщем вынужденном уважении неплохо – масса крепких мужичков. Отставник, небось, но орденских колодок нет. Не меньше пяти раз написав мои имя и отчество в разных документах, на прощание назвал, Алексей Палычем. Но страховая эпопея, похоже заканчивается, в следующий четверг обещали выдать 69-10 и вернуть 9-50.

30.05.76. Жарили шашлык с Шубиными на нашей даче, выбрав двухчасовое окошко в продолжавшейся целый день грозе. Коля Шубин (ему скоро три года): « выключите костёл! Тлава сголит!» - чуть не плачет.

31.05.76. Купил пиломатериалов в межколхозной строительной организации на 175руб. + 290 за перевозку, + 4 по 5р в четыре разных подшипника. Сперва всё было гладко – бери, что хочешь, пошла считать-высчитывать, возвращается – ничего у меня нет, это- у начальника отложено, просите у него. Думал – цену набивает, но оказалось менее тривиально. У них работает обнинский стройотряд, переносят пилораму, увидели  меня   и сказали начальнику, Антону  Эммануиловичу  Боженко, что я большой начальник, доктор наук. Тот решил организовать мне содействие  и для этого, естественно, хоть и безвыходное положение: ничего нет, но для вас – пойдём на преступление, продадим то, что берегли у сердца., полгода сушили за пазухой для другого, брусочек 6х 10х 450, «шпунтованную, четвертную, строганную, хвойную доску».А вот  доска  длиной 650см, машина с плечевым прицепом «Колхида». Обаял. Мои слабые попытки саморазоблачения успеха не имели. «Приезжайте после обеда. Всё погрузим». Поехал с тяжёлым сердцем, хоть всё оплатил, включая и «Колхиду». Подъезжаю к Оболенскому  переезду – бригада в оранжевых жилетах его разобрала – настил весь снят, голые рельсы, перед ними коническая куча гравия. Тыр- пыр, объезды только тракторные, под мостом, да оврагом в трубу – взмолился, намекнул. Интервал между поездами 5 минут, за это время для меня построили и разобрали персональный переезд. Кучу разровняли! Чуть не на руках перенесли. Пятёрочка – вторая, первая осталась в столярке ребятам, отрывавшим от сердца сухой брусок. А после обеда за погрузку, а потом шофёру. Но всё в один день, изумив самого себя.

31.05.76. Рассказывал А.А.Л. – у вечного огня подрались ветераны с волосатой молодёжью – «на кого вы похожи?». Четыре милицейских машины приезжали, якобы.

01.06.76. По наблюдениям Шубина (письменно зарегистрированным) уже много лет 1июня плохая погода. Не исключение и сегодня 12градусов, дождь, слякоть.

 Схоронили Женю Корчагина, сына Ольги Вениаминовны. Семь лет тяжело болел от вяло текущего лейкоза, и мать семь лет знала, что он умирает. В течение года схоронила обоих родителей, очень,правда, старых.  С мужем разошлась давно, он был  старше её лет на 15, одна совсем. Милая женщина, хороший детский врач, «Ольга Витаминовна», известная всему городу. Есть бог?

02.06.76. Флора: «Люда (сотрудница) вчера родила сына». Ася ( 7лет): «Д-а-а? А сколько ему лет?»

03.06.76.  В «Новом Мире» рубрика голоса молодых – погуще чем в  «Юности». Но в первых строчках первого номера за этот год – Сергей Смирнов рифмует «…Муза – служу Советскому Союзу», а дальше « -обуза – С.С.С.Р» Помню в старом «Н.М.» как-то по нему прошлись, что надо, но времена меняются…

В «Л.Г» диалог Самойлова с Кокшиновым. В качестве «очень сложного и очень яркого явления» поэта, «намечающего контуры новой поэтической системы», о которой написано много статей упоминаемой согласно Юрия Кузнецова. Первый раз слышу. Где же поглядеть?

04.06.76. Среди родителей абитуриентов распространяются панические слухи:

а) 80% приёма в вузы – дети рабочих и крестьян,

б) В  МГУ  - только с московской пропиской.

в) И вообще – интеллигенция сама себя воспроизводит, с этим пора кончать.

Школьный юмор по этому поводу: «Будем поступать в  заборостроитльный…»

Научные сотрудники ФЭИ, кроме сельхозработ, в обязательном порядке направляются в настоящее время на постройку сквера с фонтанами на ул. Лейпунского, уборку городских территорий, строительство пионерлагеря, дежурство в столовой на вешалке и на подхвате, на погрузку – разгрузку в ОРСе и, наконец, - на борьбу с одуванчиками на городских скверах!

04.06.76. «Обычно хотя бы  дающий взятку несёт материальный урон, здесь же при взаимном обмене взятками все остаются с прибылью» Войнович – на том стоим.

«Те, кто знает только один способ общения с культурой – руководство его» Н. Коржавин.

Диссиденты, «Континент» - это детектор лжи, наконец-то надетый на советское общество.

07.06.76.  «Ивванькиада» - пример очень нужного сейчас жанра – репортаж, хоть и без петли на шее, но с эффектом присутствия, картинка. Нужно почитать Чонкина. Марамзин  талантлив. «Женитьба Н.П.» с неровностями. Валентин Фёдорович сказал, что он подражает Платонову. Да.

Купив с большими трудностями  50 кв. м  «древесно-волокнистых плит», намучился, вывозя их с территории. С трудом прорвался…

09.06.76. Совещание по делению в Доме Культуры. На первом заседании не был, дошли только «сейсмические» колебания – Струтинский громил Гречухина. Сегодня принимался слушать трижды. Только Ципеюк говорил дело, и то неясно, что у них за обработка. Жора Данелян меряет отношение лёгких к тяжелым  нейтронами! – ждёт не сохранения чётности, как писали мы с Будником. Набирают статистику. 

Были вчера с Шубиным в Москве. На улице Фурманова  напротив Спорткомитета дом с мемориальной доской Матэ Залка. Рядом по стене надпись мелом: «Здесь жил М.Булгаков».

13.06.76. Троица. Ранним утром поехали в Москву. Без четверти девять уже были в Новоарбатском и всем семейством в очередь за кофе. Постояли 30 минут получили 4х0,5кг. К мясу и мясной гастрономии -  не подойти. Приёмы   анти-торговли: колбасные изделия в нарезку у половины продавцов, там, где можно купить куском, огромная очередь. Такое впечатление, что и продавцов инструктируют шевелиться в развалочку. Зато всего хватает на целый день. За приличной говядиной очередь человек 50.

На обратном пути у блок-поста выездного по Киевскому шоссе шёл 70 под знаком 50км/ч.  Лейтенант кинулся из своего кубика, махнул, свистнул. Выхожу –«Виноват». С самого начала повели себя странно (с капитаном) – техпаспорт не спросили, мнутся, зачем-то спросили  «Где работаешь?».Потом:«Ну, что просечку?» - «Да, уж штраф, ради бога» Капитан, не поворачиваясь ко мне, продвигает по пульту мои права; «Штраф рубль». Я положил и  тихо вышел, в состоянии какой-то оплёванности. Конечно, и милиции надо на Троицу опохмелиться…

При Асе упомянул «Троица». Попросила объяснить, мол, праздник тех кто верит в бога, которого нет. Прищурившись: « Теперь нет, а может, был?»

Мандельштама - уже не перечитываю, а, глядя на лежащую книжку, вспоминаю прозу. Всюду плотное множество. Иголку не воткнёшь. Никаких пауз, проигрышей, речитативов, что-то сугубо  «антироманное», одни детали и находки.

Вот он и Ю.Кузнецов в третьем номере «Н.М.» Действительно чувствуется. Перечитал. Определённо, чувствуется. Молодец.

15.06.76. Мамин день рождения. Неприятное происшествие: пришла к ней педикюрша Нина, как раз закончила к шести часам с мамой и Флорой, распрощалась, ушла. Во Флориной сумке, стоявшей у зеркала в прихожей, были 3х25р., припасённые бабе Кате на подарок. Осталась одна бумажка. Все женщины в смятении и расстройстве. Я бы плюнул слюной. Ценный опыт, как скажет Лев Николаевич. Буквально накануне я подвёз её до бани (там работает). Она была очень тронута, благодарила, просила передать женщинам, чтоб заходили. Искушение. Но исполнено было буквально за секунды. Черт знает что. С другой стороны – ведь не бедная. Свой дом на Мирном. Берёт с клиентов по трёшке – от мамы ушла с шестью рублями за час работы…   

16.06.76. Проводил электрика ( почему, кстати, перестали говорить монтёра) Витю с кабелем. К концу ночной смены от него сильно попахивало. Рассказал: у приятеля тоже «Жигули», ехал, подвозил старого деда, который предсказал: в этом году всё вымокнет, в следующем всё высохнет, а потом Брежнев умрёт и война будет. А выходя из машины, пророк сказал: «Сегодня в этой машине будет покойник» и пожалуйста, дальше остановило ГАИ на аварии, попросили отвезти в больницу  раненую женщину, а она по дороге  и умри…Очень складно. Насчёт «вымокнет» пока, во всяком случае, выполняется. Ни единого июньского дня без дождя. Сегодня льёт с ночи, не переставая ни на секунду (уже 14 часов). Днём 11-13 градусов, ночью 5-7.Ни огурцы, ни помидоры. ничего не растёт, одна трава и ту пора косить, да как?

 Характерно, народ любит Брежнева, как миротворца.

17.06.76. Там, где  ул.Космонавтов  расходится на Ж-Кюри и Курчатова, заканчивается строительство многоэтажного дома, который  на стадии кладки второго этажа прозвали Брестской крепостью, а также Бастилией – оба названия очень дому подходят.  

Подумать. Забыл грузинское название выпускавшейся Сталиным – так нас во всяком случае учили – революционной газеты «Борьба». Помню тот почти испуг, озарение, как топая от Вадика Добия по Грузинской и слегка поддавши, поднял глаза и увидел вывеску «Торговля грузинскими фруктами  Каладзе» в старой фотографии. Ей – богу, мелькнула мысль о какой-то машине времени и только разглядев мемориальную доску – подпольная типография – успокоился. Напрягаюсь, лезут какие-то «сакартвело», «чигилаки»  и  ажамарджоба, а газеты не помню. Непонятно темно и пусто было тогда на улице, наверное очень поздно.

Вспомнил «Брдзола»!!! Склероз.  

Бередящие загадки: цыгане и национальная артель чистильщиков сапог в Москве  (Мандельштам называет петербургских – айсоры) – как обошла их советская власть? 

Какое-то киевское дно, промышляющее вывозом мусора, носит имя Шевченко и пишет его огромными буквами на помойных кубовых баках. Видел в одном дворе – шесть штук  ржавых, заляпаных  помоями  и по ржавчине гордо «им.Т.Г.ШЕВЧЕНКО».

Дети смотрят «На дне» («Современник», Сатин – Евстигнеев). Ведь я когда-то находил нечто в этой пролетарской сентиментальности у Горького. Какая же подделка всё-таки.

Наша бюрократия сильна ощущением необходимости единства, оно  им необходимо как слепым или глухонемым – общность ущербных.

Турчиным  вернули телефон. Нечаянная радость. Вчера, в воскресенье, высаживали очередной десант в Новоарбатском. На неделю с мясом, колбасой и макаронами. На обратном пути навестили Турчиных. Таня подарила мне О.Э.Мандельштама из Большой серии Библиотека Поэта. Предисловие Дымшица, царствие ему, засранцу, Небесное. Биография – шедевр. «Не могу не  выписать: «Трудно сложились для поэта и житейские обстаятельства…После кратковременного пребывания в Чердыни- на-Каме он поселился в Воронеже…М. иногда выезжал  из Воронежа, появлялся в Москве, в Ленинграде и в др.  городах…В 1937 году оборвался творческий путь и Поэт умер в начале 1938 года». 

24.06.76.  Вчера директор собрал  командиров. Установка:   заготовка     кормов – основное в деятельности института на ближайший месяц. Наша бригада в 12 человек включая  Витю Мастерова с бронхитом режут ветки.   Народные рифмы про коров, «Кормят веточкой, доят  «ёлочкой», зовут Комсомолочкой».

Перечёл  «Камень» и «Tristia». В  «Камне» ещё есть тонкие места, слабости, но ничего  «юношеского». «Tristia»   уже  tops, написано совсем  пацаном, но этому в подтверждение не найдёшь ни строчки.

01.07.76. Сегодня днём попал в ДТП. По дороге с участка. Какой-то алкаш  на «Москвиче» –407  выехал из двора энергоцеха, поворачивал направо. Во-первых меня не пропустил, во-вторых не справился с управлением, выехал на мою сторону – там вся-то проезжая часть -4,8м., и проскрёб мне левым крылом обе левые двери, на уровне замков и заднее крыло. Помял железок рублей на 100 и ещё  «оттягивал». Но сержант его быстро успокоил. Он стоял в 70 см  за осевой, а ещё удар его немного осадил.

Опять удовольствие госстраху – он тоже оказался застрахованным. Которое же это в моей двадцатилетней практике происшествие? Посчитаем: 1) в1958г., в Тбилиси мне на площади помял заднее крыло и бампер ГАЗ – 51 (шофёр с «пожарным» талоном №3 о пяти дырках) – вся столица Грузии пришла в движение, всё починили за два часа. 2)Тогда же на обратном пути, на перегоне Краснодар - Ростов на скорости 90км/час сбил велосипедиста, решившего вдруг развернуться на шоссе перед моим носом. Тот чудом остался практически невредим (про велосипед этого не скажешь). Ко мне претензий опять не было. 3) Уже по собственной вине, по ноябрьскому ледку на первом московском перекрёстке подъехал – уже на «Волге» - под кузов стоящего грузовика. Оба передних крыла, фары, капот, радиатор. Дядя Лёня всё выправил без замены.  4) Только что купленному «пупсику» заехал в нос буксирным крюком фургон во дворе – парень работал шофёром пятый день после армии, не знал, что нужно смотреть назад, когда едешь. 5) сегодняшний. Пока 4 – 1 в мою пользу. Не так уж плохо. Алкаш, кстати, оказался  из ИЭМа. Сдали мы и кровь и мочу, посмотрим,что у него.  

 01.07.76. Klarence Broun, автор английского предисловия к трёхтомнику  ОЭМандельштама,  сравнивает его мастерство в описании пустоты, одиночества, простора с магическим размером  Уайеса. Мне не приходило в голову. Что-то есть, но разница велика – Уайес реалистичнее и мрачнее раннего Мандельштама, а поздний ОЭМ трагичнее и реалистичнее  Уайеса.

  04.07.76. American Bicentinia! Отличились израильтяне – организовали рейд на аэропорт в Уганде, где палестинцы держали сотню заложников. Убили всех террористов и потеряли пару-тройку своих, а также по утверждению Амина «сто гражданских солдат и офицеров». Прилетели за 4 тыс. км на трёх транспортных самолётах. Думается надо. Как в кино. Всё-таки  «сабре» и евреи диаспоры – разные нации. От первых я не жду ничего особенного в теоретической  физике и поэзии, но зато это крепкие ребята. Видел в «News Week» фотографию поселенцев на арабских землях – что твой Вася Алексеев.

Поэт Хедин, разруганный Ждановым, брат жены  ОЭМ?

 06.07.76. В.Брюсов не разглядел ОЭМ, разругал его первые стихи. Я не удивлён. Нет, Брюсов всё-таки не из первого десятка.

 08.07.76. Вторую неделю не утихают разговоры о грибах.(Белые – сотнями!!) Сегодня не выдержали, выскочили с утра за Высокиничи.Были и кончились, нашли пяток маленьких, но не годных. Подросли в тёплую неделю. Похолодание и дождь убили в соответствии с общей теорией.

12.07.76. Гостят Турчины. Валя рассказал: 1)На приёме в американском посольстве по случаю 200–летия были Громыко, Амальрик и Орлов (об этой тройке сообщала американская печать). Атташе пошел к послу с текстом телеграммы в госдеп: просил разрешить приглашение. Посол испросил: просили телеграфировать в случае, если будут возражения. Возражения не последовало. 2)У Сахарова дача наискосок (в Жуковке) от сына Брежнева. Турчин сам видел там Л.И.Брежнева. У жены Сахарова внук пяти лет очень хорошенький мальчик, а Алик Гинзбург – секретарь Андрей Дмитрича. Идёт он по переулку и ведёт пацана за ручку. Навстречу – Леонид Ильич. Остановил, чуть ли не потрепал по щёчке  - «Какой парняга!»Прошел, но, как передают, поинтересовался у охраны, кто такой..

На следующий день к Гинзбургу милиция – чтоб духу не было.

13.07.76.  В.С. рассказывал про  давний, времён дружбы с Мао, документальный  телефильм  о каком-то предприятии керамического ширпотреба. Там был такой кадр – мастер ОТК идёт вдоль длинных рядов маленьких бюстиков Мао и Маркса и щёлкает каждого палочкой по кумполу. Все звенят – первый сорт.

Вахромеев прислал калькуляцию моих убытков. С учётом 15р. за его услуги, всего –32рубля.

Итого, я наколол Госстрах за какой-то месяц на 200р. Зато создал им рекламу. Сегодня, например, склонил колебавшегося Толю Ванькова.

15.07.76. Валя скептически отнёсся к моим поэтическим попыткам. Понравился один верлибр ( «Умирать очень трудно…») и одно выражение («Перед злоупотреблением взбалтывать»). В массе же повторение пройденного. Где-то по большому счёту он прав.

Флорино наблюдение – бутылка из-под молока моется даже холодной водой. Порошковое обезжиренное молоко. Вообще в городе жрать нечего!

Собрали данные о составе семей на случай введения карточек («талонов») на отдельные виды продуктов.

Опять заливает. Вчера Цыпин С.Г. попал в крупную аварию. Чудом остались живы, спасли ремни. Машина, по свидетельству очевидцев (Ваня Борзов) – в дребезги. Застрахованана 5 тысяч. Пьяный мотоциклист с коляской выскочил под Ворсиным с боковой дороги и ударил в бок. Потерял управление. Закувыркались. Синяки и ссадины, кости целы.

Погода уже серьёзно действует на нервы и на самочувствие Зачем нам столько воды? Мама как раз взяла на неделю отпуск. Тонут и на участке.

 22.07.75.  Идёт олимпиада. Жуткий скандал – Олимпиада 22: некто приспособил пятиборскую шпану «до первого укола» регистрировать уколы по заказу. Поймали за руку. Майор, динамовец из Киева. Какой он к чёрту офицер – «органист», небось. Офицерское пятиборье, «рыцари пяти  качеств». Раньше офицер после такого случая стрелялся через десять минут. Забыл чья цитата  «редко кому предоставляется возможность опозорится перед всем человечеством сразу». Этому - представился, и он использовал её на 200%. Наши явно решили to play it down, формулировки в газетах “дисквалифицирован за применение технического  устройства, запрещённого  правилами» - так, мол, шнурки не те. Зато вся мировая пресса в понятном  восторге. Не думаю, чтоб с ним поступили сурово свои, выкрутятся  - «старался для славы советского спорта» и т.д., «о себе не думал», опять же  «организм» должен сыграть свою роль. Орденоносец. Посмотрим. На олимпийском фоне почти незаметно прошла посадка «ViКing –1» на  Марсе. Ищут жизнь. Привыкли не удивляться! Цветные фото. Голубое небо, чуть ли не речные русла, песочек, камешки.

25.07.76. Наблюдение Гая: все репортажи о боксе или борьбе наш комментатор будет долго объяснять, как вы можете различить спортсменов – у одного, мол, белые трусы, у другого майка с полосой и т.д.  Но ни за что не скажет. Что один негр, а другой белый. Один только раз я услышал «тёмнокожий спортсмен». Боксёры тёмнокожие, кстати, выступают уже не только за США (сплошь), но и за Великобританию, Канаду, Францию. Только скандинавы ещё держатся да немцы.

Юля   рассказала   анекдот:  « 2000год.   На финско-китайской   границе  всё  спокойно».

«Мечта о всмирном  блаженстве, воплощалась как   перманентное   фойе  с  буфетом»  О.Э.Мандельштам.                                     

Школьный анекдот о Мичурине: И.В. что-то шарит  на полу. -Что вы? – Тараканов ловлю.

-Зачем? – Хочу скрестить арбуз с тараканом. -??  - Разрежешь такой арбуз, а семечки сами выползут…

Вчера Леон Спинкс, боксёр божьей милостью, второй Клей-Али, изметелил нашего Климанова. Тот, правда, так и не упал, молодец, отмахивался все три раунда. И на том спасибо, так комментатор слюной изошел – такая, мол, несправедливость! (5:0, Климанов и в нокдауне был). Какого беса –человека на глазах у миллиарда зрителей только по полу не размазали, на раунд-повторы страшно  было смотреть, голова моталась, как воздушный шарик на нитке. Нет – засудили! Обижают!

Немет метнул копьё к 95 м. Вот что не смотрится по телевизору. На стадионе бросок за девяносто – самое красивое в спорте. Неуловимое, молниеносное движение вдруг развёртывается в долгий, остановивший дыхание зрителей, полёт, копьё поднимается, не только над полем, но вообще всплывает над чашей стадиона, не просто в воздух – в небо, и так же долго падает – за все ленты и флешки рекордов. На экране всё пропадает.

Вообще, метание копья  - да ещё, наверное бег и прыжок в длину – в техническом рисунке не изменились с Тех Олимпиад. Они естественнее всего, ближе к природным, органическим движениям, ничего условного, придуманного, кодированного. Я бы ввёл метание дротика в цель, раз уж вернули стрельбу из лука. И зрелищно, не то что пулевая стрельба. Ещё бы я запретил штангистам и борцам набирать вес выше, скажем 125кг. Сегодня показали В.Алексеева. Отвратительное зрелище, «вид голого тела, покрытого волосами». Лягушачье пузо, сиськи – фигура старой жирной бабы, я извиняюсь. И запретил бы баскетболистов за 205см  и баскетболисток за 185см – нельзя спекулировать на уродстве. Все эти Ульяны Семёновы и Василии Ахтаевы – их жаль, как балаганных монстров.

29.07.76. Читаю Эйдельмана «Вьеварум».  Молодец. Подумать, Бенкендорф по количеству писем  был третьим, после Натальи и  Вяземского, корреспондентом  Александра Сергеевича. Впервые узнал о П. Миллере. Да, у Лаврентия Павловича таких секретарей не было. А, может были? Может были.

30.07.76. Получил с Госстраха. А мой-то супостат, Пудляков, застрахованным только прикидывался. Будут взыскивать. Сегодня пробовал грибы на шестом км. На въезде  капитально засел, сполз в глубокую глину, буксовал 40 минут, выпихнули два парня. На газопровод попал только к 8.20. Нашёл два десятка беленьких. Откроем сезон?

Удалили молочный зуб! Давно пухла десна. Молодая врачиха, не понимая, в чём дело попросила коллегу посмотреть. Та больно ковырнула пинцетом – и, пожалуйста. Много лет торчал вбок. Длинной – 7мм. Надо было взять на память о детстве, вделать в перстень….

 03.08.76. Стоим лагерем на высоком берегу Сейма в Спащанском лесу под Путивлем. Приехали вчера вечером в отличную погоду, поставили палатки, в глубоком сумраке выкупались в реке, поужинали. Ночью, после нескольких долгих сильных порывов ветра зарядил дождик, поначалу мелкий, резкий, но сейчас обложной, разошёлся, потихоньку мокнем, утепляясь шутками: у нас четырёх-комнатная квартира – в большой палатке кают-компания  и спальня, в маленькой- девичий будуар (Юля с Аней), в машине – кабинет (мы с Асей сейчас здесь расположились) плюс самая большая ванная – р.Сейм и самый большой туалет – Спащанский лес.В  Путивле вишня – червонец ведро. За хлебом огромные очереди.

На Олимпиаде наши только к концу оторвались от восточных немцев. ГДР далеко обошла американцев по золоту. Спорт стал в социалистических странах важнейшим – количественно,  элементом культуры. Вздохи на западе на счёт угасания Олимпийского духа – чего вздыхать, такова жизнь.

Лесник Иван Никитич, живущий рядом с нами в большой, удивительно грязной избе – пьянь непроглядная. Пришёл в полдень – «Поедем, тут в Красное –огурчики, яблоки, груши! Три,  мол, километра». Километры эти алтайские мне известны, и что нужно им на пол банки, тоже понял, но поехал. С ним друг Коля. Пока я крутил по размокшему песку, Коля вдруг с чувством продекламировал собственного сочинения поэму строк на сто. Апология алкашества.  Не очень складно, но с большим чувством. Вообще говорлив. Общая мысль: «Я жинке за семнадцать лет аж ни разу не угодил. Може у вас, грамотных, по- другому, а у нас так».  Мы, вообще, не вполне поняли друг друга – они считали, что я только и мечтаю смыться от жены и девочек и поддать где-нибудь. А Ася поехала со мной – «послала жинка, нехай поглядить, чего батька робыть будет». Купили бутылку (продавщицу искали по всему большому селу) на свои купил и я, дал Ивану, но когда отказался пить, они, вылезая из машины, оставили её на сиденье. Случайно? Обиделись? «Огурчики» оказывается нужно было рвать на колхозном поле, в карманы, что мы и сделали. Село Красное кишело мужчинами на тракторах и грузовиках, все пьяные и в поисках бутылки. Перед магазином мы заезжали к двум самогонщицам, но желаемого не получили. Коля вдруг! «Да Брежнев уж старый, пенсионер. А всё лезет в телевизор балакать. Уж дал бы молодым».

04.08.76. Когда въезжали на Украину, в Глуховской район, Аська с неудовольствием – «Ну вот, опять пойдут теперь всякие цукоры». Сгоняли к шести утра на Путивльский  базар. Шустрые дородные старухи в двубортных черных пиджаках. Цены как на южном полюсе – малина с «гузками» полтора рубля литровая банка, вишня 10р за ведро, абрикосы мелкие недозрелые 2 рубля  за кг!!! Или это ещё не Украина? Помидоры 1.5 рубля за кг. Вкусные!

Прогулялся в Иванов лес (его квадрат 350га). Полосами дуб и сосна. Без подлеска, без кустарника, без крапивы. Ни болот, ни оврагов. Вместо травки – редкий, мелкий земляничник с последними подсыхающими ягодами. Светло и тихо. Гулял бы  дольше, да брызнул дождик, налетающий здесь по сильному ветру, внезапно. Пока возвращались, он кончился.

05.08.76. Восемь аистов проплыли над огромным заливным лугом того берега, сквозь тучу шныряющих ласточек. По дороге от Путивля видел пару аистов в гнезде на телеграфном столбе. По-украински – «черногузы».

05.08.76.  Первый практически безукоризненный  по погоде день. Ходили утром в лес. Вся дорога заросла пышным мятликом, который мы так и не сумели расплодить у себя на участке. Вокруг чистотел и мята, которую здесь зовут «материнка».

 08.08.76. Кончился тридцатичасовой дождь. Наша палатка «Варта» безукоризненно  его выдержала. Палатка девочек промокла. Под дождём  съездили в Путивль на воскресный базар  и в  Бурынь на заправку. Дорога практически всепогодная – песок. Чуть бы глинки или чернозёму, и живи.

 09.08.76. Сижу на краю обрыва над Сеймом. Серый, прохладный, безветренный день. На лугом опять аисты. Моя погода, дождя не надо. Здесь практически нет комаров – может потому, что много ласточек, весь обрыв засверлен. По обрыву видно, как утолщается вниз по течению слой чернозёма. Под нами его нет, километром ниже – с полметра.

Возил поэта–тракториста Колю Кологрива в Красное за горилкой. Получка. «Три дня кутим.   Чи ты читал в книжках, що умные люди в средние годы – все пили горилку? Не? Не те книжки читаешь. Не про таких  мудаков говорю, як Ленин та инши, а про таких умных. як мы с тобой».

Продавщица, доставая со склада непочатый ящик, в трауре – сегодня год, как её сын «Сашко, за мене молодейший (Коля К.), умер от горилки». Коля сочинил по этому поводу поминанье в стихах и читал его матери  на крыльце магазина, у ящика, из которого взял две бутылки. Одну опорожнил тут же, налив в кружку подвернувшемуся мужику, другую привёз сюда, на Сейм, приятелю, оставленному у насоса.

На обратном пути: «У меня целая библия  исписана. Возил в редакцию – говорят денег тебе дуже много надо платить, нехай лежить пока помрёшь. А я, можеть, умру, буду як Есенин. Да не, неграмотный я,  от-то слово нужно, а где его  взять, мать его, не знаю. От горилки люди помирають, а от чего не помирають. От чего, скажи? От баб? От баб помирають. Но у меня от горилки чурочка не стоит, хоть отрежь. От строился, а не пил ни капли, все говорили, який хороший, культурный.  А выстроил, у меня большая изба, вот одна стенка, а другая – в-о-о-н. Сидим с бабой по разным  углам, она на мене зла, що ты. Чурочка встанет, пока от стенки до стенки добежишь – упала. Баба каже – она за мене на семь лет молодейшая – чего ты прийшов? От сейчас все и строят хатки малэньки, як горстка. То гадав та дывився, а сейчас знаю – чому!

10.08.76. На наших глазах разыгралась «драма на охоте». Инспектор рыбнадзора на подвесном моторе взял на Сейме мужика из Нечаевки  тепленького, с сеткой, и,кажется, с кислотой. Тот грёб, убаюканный колоусовским  насосом, этот налетел, как коршун, сам-третий.

Коля Колоусов – «Вчера на свадьбе гуляли. Ну, надрались все. Один, учёный с академии, на баяне здорово играет, с самогону говорит – посмотри, чи у мене очи чёрны, чи красны, дуже плохо. А баба одна была с Донецка, дуже красива, в гастрономе торгует, пила як мужик, он  на неё кивает – отведём, говорит, её  в картошку, та я не  пьян и соображаю - що нельзя.

11.08.76. С утра пропало самочувствие. Сгонял в Путивль и решил неожиданно завтра ехать домой. Купил ведро абрикосов и семь кило сахарного песка. У продавщицы два мешка – один с сухим песком, для своих, другой с мокрым - для лопухов вроде меня. Не стал связываться.

 15.08.76. Третий день дома. Ездим за грибами. Дочки дружно заболели, отравились путивльской  сметаной. Заканчивается никем не замеченное лето. Дыхание ледников?

Задумался о  воспитательном значении фамильных склепов. Каково это точно знать, где ты будешь похоронен, завещать эту точку?

17.08.76. Ездим по грибы. Лесные четыре километра «Пупсик» ползёт по пластунски, на брюхе, несколько других мест на руках пассажиров. Боюсь под него заглянуть Скрипов прибавилось, что будет с подвеской, с трубой и т.д. Но сегодня втроём – две сотенки белых. Не фунт дыма.

30.08.76. Вышел на службу после двух недель грибалки.Общий итог – 1,5 тыс. белых. Охота пуще неволи, замучился.

Гостили Турчины Таня и Митя, насолили  шесть трёхлитровых банок, нажарили белых. Валя приехать не смог – дела, дела…Сдал книгу («Инерция страха.»?). Привозили третий том «Архипелаг ГУЛАГ», плотно издано. Снаружи  - толстая записная книжка. На деле – 600 страниц  убористого шрифта. Беспрецедентная, конечно, книга. Когда же это станет, наконец, проклятым прошлым?

 02.09.76. Вчера ездили по грибы под Федотково на  Угре – на родину Мих. Вас. Кривенкова. Дорога ровно 5 часов в одну сторону, последние 25 км по просёлку – 2,5 часа. На месте роскошные, глухие, тихие боры. По р.Угре – сосняки. Из некоторых до сих пор на распил не берут – пилы летят, древесина напичкана осколками и пулями. Бои шли тяжелейшие, здесь было остановлено наше контрнаступление под Москвой, а при отступлении в котлах гибли тысячами. Л.В. показал овраг в Песковском лесу, где по рассказам на небольшом пятачке сгрудились около десяти тысяч наших окруженцев и все погибли.  Сейчас – мостик, речка. ключевая вода. Собирая малину, он провалился однажды под богатый куст по колено – чуть присыпанная громадная могила: «в черепах у всех зубки как сахар – двадцатилетние ребятки.». В Федоткове показал некую тётю Талю – « немцы велели ей и одному мужику закопать нашу тифозную женщину – и закопали. Дед этот умер, а она живёт.

А грибы уже сходят: сухие, червивые.

Ася: «А что, Кощей Марью Моревну законсервировал?»

04.09.76. Гостили Турчины, привезенные на ржавом «Жигулёнке» первых выпусков Юрой Мнюхом, соучеником Ю.Я. Стависского по ММИ, безработным «подавантом». Валя привозил «Инерцию Страха», я успел прочесть вторую часть. Великая книга. Умение сказать на уровне Камю плюс научная глубина и трезвость, умение не увлекаться собственным красноречием.

07.09.76. Перечитал «Дар» Набокова на русском. «The gift» вспоминается,  как другая книга. Можно понять, почему на Западе его всё-таки недооценивают – русский писатель.    

 09.09.76. Россия: « a riddle wvapped in a mistery  inside  an enigma» -W Churchill 

Для стороннего наблюдателя, возможно. Но для не безголового русского ничего нет понятнее, примитивнее и скучнее, чем современная Россия.

Среди наблюдений, поразивших Кайзера, – небритые ноги советских девушек.

10.09.76. Юля рассказала якобы подлинную историю. В «Мурзилке» были напечатаны стишки:

              Это что за большевик                               Букву «р» не произносит

              Лезет к нам на броневик?                         Он великий и простой

              Он большую кепку носит.                        Угадай – кто он такой?

Журнал, якобы, не выходил два месяца и редактора сняли.

11.09.76. Кайзер приводит слова Крупской от 30.01.24г- «Не воздвигайте монументов..и т.д».

Она прожила ещё лет 15 и чучело её мужа всё это время лежало в Мавзолее. Её хоть кто-нибудь спросил – приятно это ей?

14.09.76.Заработал червонец оригинальным способом. Подъезжаю  к административному корпусу ФЭИ. Подскакивает знакомая морда – «Будь другом, подбрось на ул.Ляшенко с мужиками».Посадил, тронулся – и, старший из мужиков начал обильно, неудержимо блевать – на соседей, на заднее сиденье. Оказалось, подводники «киряли» у блядей, и приятель-полковник  домой ехать не хочет. Повёз их в гараж. Капитана первого ранга раздели, вымыли его костюм  в двух вёдрах, отжали одели снова – он не поморщился, только повторял – «извините, ребята, утечку дал». Отвёз их в общежитие, дали отступного червонец, я взял и уехал.

15.09.76. На партийно-групповых перевыборах завелись из-за нашей  ЭВМ, простаивающей с июля-месяца, персонал разбежался. Ячейки кончились. Результат обсуждения: 1) обменять 20 соток убранной картошки, на Олега Гордеева (лаб.7), умеющего по старой памяти чинить ячейки, на неделю, чтоб напаял; 2) экспериментаторов, пользующихся машиной, привлечь к профилактическим работам – мы тебе ночку на машине, ты нам магнитофон наладь. И всё на полном серьёзе. Даже в протокол записали…

В кухне Ася допытывается: «Мам, у Ленина были четвёрки?»

-Была одна.

-А по какому предмету?

-По закону Божьему.

-А он же был революционер, зачем он его учил?»

 Дельный вопрос.

На вчерашнем родительском собрании В.Ф, Юлина классная дама, демонстрировала досье, заведённые на каждого десятиклассника – какие и как выполняет общественные поручения,- теперь требуется «конкретная» характеристика для поступления в вуз. Грозила отразить все упущения. Громила «антипартийные» разговоры на картошке – какой-то мальчик (Захаров?) сказал, что колхозники должны сами убирать картошку. Брызгала слюной полчаса.

Разговор школьниц-отличниц:

-Нам этого дурацкого «Данко» наизусть что ли?

-Ну да, от того места, как он начал орать, до того, как потух.

-Вот именно, то потухнет,  то погаснет. Не поймёшь…

19.09.76. Впечатления М. Чаповского от  авиа-ГАИ. «Иду по Киевскому на рупь-двадцать (120 км/час), вдруг над моей машиной громовый голос: «Водитель, снизьте скорость до установочного предела».

Шубин позавчера уехал под Федотково за грибами.  19.20 – его ещё нет. Небось вчера только в валки укладывал, а сегодня молотит. Если верить программе «Время», на Смоленщине  их комбайном берут. «По всей  области дымят грибоварни…»

20.09.76. Вернулись от Стависских, накормленные разнеживающим ужином – натюрмортом: кроваво-красные персики, синие сливы, зелёный виноград, желтые дыни, печёные баклажаны, помидоры с брынзой под вермут, рябиновый ликёр и рижский  бальзам.

Они отдыхали в Крыму, в бухте Ласпи за двумя  «кирпичами», по уговору с начальником водолазного лагеря. А начальству, что по просьбе пограничников. Через неделю всё же прогнали из-за водолазного ЧП - те с пьяну пошли на баркасе к бабам, и пограничники их зачалила. Под общий разгон попали и ни в чём невиновные  Стависские.

21.09.76. После обеда с Виноградовым и Мастеровым  сгоняли в Пахру – в поисках утраченного машинного времени.  ИЯИ – строится – пыль столбом. Машины  4030  АСВТ

стоят и работают – в душевых гаража!  Общая площадь вдвое, а кубатура  вчетверо меньше того, что занимает наша  М-222. Ни вахтёров, ни пропусков, времени – навалом. Но транслятор с шагом надо ставить. Машинки – игрушечки.  Диски болгарские, магнитофоны польские, компактно, аккуратно. Вообще налил глаз кровью.

22.09.76.  Два часа задыхались на партсобрании. Лузянин (зам начальника ОВД в 57 году вёл дело о Димином самоубийстве) выступал по преступности и нарушениям. За 8 месяцев в городе (72 тыс. человек) – 1029 правонарушений. За тот же период по стране – 53 тыс. ДТП с жертвами, 25 тыс. убитых. В городе много лет не было случаев со смертельным исходом, в этом уже есть.

23.09.76.Вспоминаю «Инерцию страха». Местами чувствуется некая подспудная утопичность. В чём? В безинерционности  терминологии, так свойственной математику? «Назовём религией то-то и то-то…?» но то, что читатель понимает под религией, давит на него. Религия – отнюдь не только и, может быть, не столько призыв стремиться « к высшей цели», но и всегда конкретное обещание, утешающее в этом мире, подачка эгоизму и своекорыстию  - вечная жизнь, райское блаженство ( каждому мусульманину правоверному – 72 гурии) и т.д. И чем же держится современное западное общество? Уже не христианством, пожалуй, тогда чем? «Инерции Страха» не хватает анализа великих религий в этом плане – не только христианства.

Институтский парторг ИЭМ ( по кличке «Генка-дурак»), где Флора работает, выступая на собрании – «Помощь колхозу, это как рытьё  траншей в войну – ни специальность, ни возраст, ни состояние здоровья значения не имеют…Разговорчики об экономических основах помощи колхозу - интеллигентская болтовня».

24.09.76 Берлинский летний кризис 53 года – мне было 17 лет, я кончал школу, поступал в институт- и я его не заметил в то время, не обратил внимание. Его как не было.

Сорок лет – осенние равноденствие. Солнце уходит в другое полушарие, привыкай, пробуй получать своё от осени и зимы.

25.09.76. У Вознесенского, среди гимнов природе:

                                                      « Люблю вас, липы областные,

                                                        И вас люблю, дубы районные.»

Куда смотрел главлит?

26.09.76. Забегал Ю.Я. поконсультироваться по сенсационному поводу: Калиниченко и Бураков (зав.ЭВМ и зам. директора ОИЯИ) выступают с инициативой – взять Турчина на работу!!! Кем?! Начальником ВЦ !!!. Дураками прикидываются или в этом что-то есть?

Герой где-то на тёплых водах. Скорей всего испорченный телефон – но в каком звене?

Рассказывали как достоверное. В Москву по Минскому шоссе выезжал Брежнев, а офицер ГАИ с обочины ловил нарушителей ограждения радарным  «пистолетом». Охранники в головной машине приняли-таки этот инструмент за пистолет и милиционера уложили на месте.

28.09.76.  На счёт работы для Валентина Фёдоровича всё накрылось, естественно.

Витя Кононов и братья Дьяченко махнули под Белую Церковь за яблоками на «Москвиче» и двух «Жигулях». На въезде в Киев Витя на головной машине резко встал у светофора. Петя за ним успел затормозить, но  бампер в бампер, а юный Коля, проскочивший 14 тыс. км и не разу не бывший в Москве, т.е. и светофоров практически не видевший, врубил брату в задницу, а тот Вите. В итоге у одного разбит передок, у другого задок, у третьего и то и другое. Но яблок привезли.

Перечитываю  «Бледный огонь». Почему всё-таки Набокову не дали Нобеля? Наблюдение: в рекламной вставке упоминаются изданные той же фирмой девять авторов с « высочайшей интернациональной репутацией».Читал из них только Набокова и Стейнбека, слышал ещё об одном, остальные шестеро – пустой звук.

Кинботе цитирует Шейда, перечисляющего великих русских юмористов: Гоголь, Достоевский, Чехов, Зощенко, а также Ильф и Петров.

29.09.76. Ещё один аспект религиозности, не обсуждаемый В.Ф., но исключительно важный – великие религии можно впитать  «с молоком матери», и взрослый верующий просто  «знает» на основании своего духовного, субъективно интерпретированного опыта, что Бог – есть. Религия социума обладает ли этим свойством?

30.09.76. Шубин, который год выбивающий себе трёхкомнатную квартиру, со смешанным чувством согласился  на квартиру в соседнем с нами доме№16. Измотанный Ю.Н. так описывает предлагавшиеся ему «цепочки»: у тебя волосы  в носу есть?   -Есть.  – А у меня на заднице – давай  свяжем.

Чистая радость: пропадая перед получкой без копейки, вытрясли из старого бумажника 10=2х5 рублей! Старший ребёнок, схватил пятёрку и брызнул на поиски витаминов. За всю осень я съел одно яблоко, из привезенных Леонид Петровичем из Путивля. На овощи дикий неурожай. А яблок нет во всей округе.

02.09.76.  Кинботе о Градусе: «Как многие полукретины, он был выше новизны».

  После ночной смены на ЭВМ, но не спится поутру, листаю  Вознесенского.

В  В.И (Ленине) отсутствовало полностью то, что делает человека мыслителем – стремление к истине. Валентин Фёдорович  хочет этого от политиков. Дай ему бог.

Съездил на рынок. Картошка – три кило на рубль, яблоки – 2 рубля кило, и это в пик сезона.

Из читателя медленно, но верно становлюсь перечитывателем. Совершенно разучился получать удовольствие от не первоклассного в литературе, к первоклассному могу возвращаться по несколько раз в год.

03.09.76. Из примечаний к стихам Деборы Мелон узнал, что в соколиной охоте используются только самки сокола – они сильнее и быстрее самцов. Стихи опубликованы в суфражистском журнале «MS». Листаю  «MS» дальше. Статья одной из редакторш о Jill Jackson, одной из наиболее известных американских лесбиянок с её портретом на всю страницу. Даже не статья, а репортаж – о лесбийском «вечере танцев».

04.09.76. Начался год в системе партпросвещения. Помимо Усачёвского семинара по изучению материалов ХХV съезда, включен в новую экспериментальную форму – руководимый директором «методологический семинар». Высокая честь, вошёл в 24 «виднейших учёных института». В кулуарах вспомнили анекдот: раскопали первобытно-общинную стоянку каменного века и нашли высеченный на камне лозунг: « Да здравствует рабовладельческий строй! Светлое будущее всего человечества!» Под руководством нашей идеологии человек уходит в стружку минимум на 90%, а некоторые - целиком.

 05.09.76. Анекдот: У Хазанова спрашивают: «Кто такой Брежнев? –Начальник лагеря…            -Какого лагеря?!! – Социалистического».

08.09.76. Владимир Семёнович вчера пришел из горкома окрылённый. Его ежегодно приглашают ознакомиться со статистикой – сколько сотрудников ФЭИ крестили детей за год. Обычно называли цифру 20-30 и крутили ему хвоста, как не доглядевшему. А тут 2(два):  !). Улучшение показателя в десять раз. Однако инструкторы ГК, по словам В.С., были грустны и задумчивы и высказали мысль, что народ не осознал, и не иссяк., а стал хитрее  - ездят крестить в Смоленскую и Брянскую области, а «межобластная информация у нас хромает», т.е. на своих, областных по месту работы доносят, а на соседей – ленятся. Будут налаживать.

  08.09.76. Анекдот: Собрание в колхозе. Агитируют за разведение кроликов: надёжно, выгодно, удобно. Вопросы есть? Есть: «А кто в Израиль уезжает. Сколько с него берут?»- Тысячу рублей. И опять : надёжно, выгодно, удобно…Вопросы есть? Тот же мужик:- А если он школу кончил, то сколько? – Две тысячи. Вопросы есть? – А если институт? –Три тысячи. –Вопросы есть? – Так зачем нам кроликов разводить?»

 08.09.76. Ночуют Дмитриевы, уже в качестве гостей из Москвы. Лена на третьем курсе иняза. Полно «парашютистов» сверху. Дочка некого дипломата – учится с двойки на тройку, на фиктивных справках. После первого курса все  в стройотряд, она - к папе в Париж. После второго курса принципиальные комсомольцы  настаивают – пусть как все, на «практику», вожатой в пионерлагерь. Будет сделано! Отработала всё лето вожатой в интернациональном лагере…для детей работников сов. консульства в Сан-Франциско и представила соответствующие документы.

 09.10.76. Вариации О.Э.Мандельштама  на тему смерти Андрея Белого – больше ста строк, семь или восемь перекрывающихся стихотворений, переливающихся друг в друга. Сообщающиеся, вызывающих одно другое.

13.10.76. Зима. Замело за вечер. Наша предусмотрительная дворничиха только успела спрятать машину песку в подвал. В подшефном колхозе, не говоря про картошку, - зерновых тридцать га не убрали! Эта « не сжатая полоска» наводит просто некрасовские  мысли – «Не для того же пахал он и сеял, Чтобы нас  ветер  осенний развеял?» - нет, нет хозяина. В проклятом  прошлом эта картина – хлеб под снегом – могла означать только одно – землепашец помер! 

А у нас всем рыгать!!!

15.10.76. Стихи ОЭМ чем, всё-таки берут? Дополнительность абсолютная, начинаешь анализировать, перестаёшь ощущать и понимать, в чём дело. Причина поразительности – у кого хочешь – была мне, при желании, ясна: образ, мысль, звуковой ряд. Здесь всё это есть, но размыто и сплавлено, современно и неуследимо. И это в  «одномерном знаковом языке». Как сказал бы В.Турчин.

Кстати японский письменный язык не таков. Кибернетически интересно. Сводим ли японский письменный язык к «одномерному звуковому». Стоит ли для него выдумывать алфавит? Для стихов – убеждён –нет, роль каллиграфии в их поэзии нам понаслышке известна. Может наоборот. Стоит выдумать иероглифы для русского.                                     

16.10.76. Попал по ВВС на отрывок из рассуждений историка проф. Гэйлора  «о выдающихся деятелях Второй Мировой войны: «– о Сталине. Фразы «Сталин, как Пётр 1, боролся с варварством  варварскими методами» вынести не мог и вырубил. Сталин боролся с варварством - подумайте!! Он насаждал варварство в худших, жесточайших формах. Подавлял всё, что могло варварству противостоять, прежде всего  разрушил единственную надежду – русскую культуру, обрубил контакты с западной культурой. Вычеркнул Россию из истории человеческого духа лет, не дай бог, на сто – и вот, историографы, indeed.

07.10.76. Оппозиционеры и власть имущие в западных демократиях традиционно меняются местами, хотя существует масса людей, по природе своей являющихся пожизненными оппозиционерами, таковыми  по призванию. Возможна ли технически профессиональная оппозиция. Партия, отвергающая власть, но настаивающая на праве громкого совещательного голоса. Устойчива ли такая ситуация? Скажем между двумя партиями, поочерёдно сменяющими друг друга у руля. Сейчас это сырьё для правительственных коалиций. Не находится ли английская палата лордов, теряя власть, на пути к превращению в орган такого типа.

Как-то тут по ТV показали за несколько дней Лёнькиных выдвиженцев: Алиева. Шеварднадзе, Месяца. Все ребята с крепкими челюстями, но подделка под искренность удаётся им в разной степени : лучше всего Шеварднадзе, потом Алиеву, а сельхозминистр актёр плохой. Но вообще все они, внешне даже, чем то похожи. Тяжелые большие головы, массивные плечистые  фигуры. Тип вырабатывается.

18.10.76. Меня взял за пуговицу В.А.Т., отвёл в угол «по сугубо личному вопросу». Представляет докторскую и боится пакостей со стороны В.С. и Цибули. Страхи его усилились –и чем! Три дня назад к нему пришли с обыском при понятых и всё такое. Забрали развешанную по стенам коллекцию оружия из находок  на Угре и в других местах. Отдавать не хотят. Он, естественно,  грешил на давних супостатов, с которыми сшибался  на гостеприимной африканской земле. Я утешал его как мог. 

Не помню. Отмечалось ли в наших комментариях к тоскливейшей «Сумме технологий» Лемма, что название претенциозно скопировано с Summa Theologiae Фомы Аквинского?

В лирическом герое Уайлдера слишком много  ремарковского. Упомянутые ОЭМ «Асти Скуманте» итальянское шампанское. Не ожидал от Уайлдера сентиментальности, в которую он позорно скатился ( Мино, Алиса). Ремарк в большинстве случаев удерживался на грани. Что не всегда  - ему простительно как немцу. Уайлдер небось трёхсот процентный янки.      

Достать и прочесть путешествие на «Бигле».Может и «Происхождение видов»?

Придумал название для сотрудников лаборатории О.А.Сальникова  - ОАСовцы.(Тогда мы – ВээСовцы, а моя группа – НаСэРовцы.)

21.10.76. Итак, все Нобеля этого года у «штатников».Saul Bellоw  получил литературную. Родители из русских евреев - отец, как и у ОЭМ-«петербургский торговец» эмигрировавший в Канаду.

Главное достоинство евреев-то, что они умнее всех, главный недостаток –то, что считают себя умнее всех.

Нобелевскую премию мира в этом году не присуждали – обжегшись на Кисе и Ле Дык Тхо, дунули на всех остальных  60 кандидатов.

Вчера председательствовал на отчётно-выборном собрании своей ячейки. Установочка была - чтоб не меньше 15% состава организации (у нас 70 человек) выступило. Выступило 13 человек. Всё демократично. И критика была в адрес секторного руководства. Шефпомощь колхозу Гурьянова по кусту составила 12 тыс. человеко-дней за год, т.е. – 40 человеко-рабочих лет (в колхозе примерно 100 трудоспособных). Наше сельское хозяйство – язва в полтела, чёрная дыра, прорва. Подходящей погоды не бывает. Сыро – на картофельном поле утки живут, сорняки – ботвы не видать, зерно горит на токах. А сухо – горит в поле. Ранняя весна – не успели подготовится к севу, поздняя – не успели убрать. И так всю жизнь.

22.10.76.  Народ продолжает давать имена собственные строительным объектам из титула 77г на ввод 9-этажку улучшенной планировки для наших начальников и обкомовских пенсионеров - «Дворянское гнездо» или «Шишкин дом». Новый корпус под отдел Парфёнова – «Парфенон».

В областной газете «Знамя» заметка «Навеки с Москвой», к 525-летию добровольного (насколько впрочем добровольного – неясно) воссоединения …Калуги с Россией! По договорной грамоте московского и Боровского князей «Калуга с волостными» отходила к первому. Через пару-тройку лет и Боровск с Медынью присоединились. Правда ликованья особенного нет, или дата не круглая? Так, под рубрикой  «стряхнув архивную пыль». Но в 2051году, может, организуют шествия на шестисотлетие?!

Прочёл хороший детектив Словина «Астраханский вокзал». Жизнь. По протоколам, но без «этого самого». Лейтенант Денисов (недавний сержант), стерегущий камеру хранения, всё же заочник юрфака.

В прошлый раз продавщица в «Автозапчасти» у рынка сбыла мне, неграмотному, выпускной клапан за выхлопной, а сегодня сдала сдачу гайкой на 14мм, как в продмагах сдают спичками. Купил с горя талонов на 30л бензина, тормозных колодок, конечно, нет.

24.10.76. Вернулись из Москвы, заезжали к Турчиным. Во время многочасовой сидячей демонстрации московских евреев в приёмной Верховного Совета у какого-то полковника лопнуло терпение, и, он,  нацепив на них желтые звёзды,  заорал традиционное: « Как не стыдно! Вы чей хлеб едите?» Один не полез за словом в карман: «Так же как и вы -Американский!»

25.10.76.  В пятницу в ДК местные атеисты ( Владимир Семёнович в том числе) организовали «диспут» с местными баптистами, послав им письменные приглашения быть и выступить. Со своей стороны привезли из Москвы двух попов-расстриг из планетария, один бывший православный, другой – баптист. Пригласили для массовости студентов МИФИ. Началось с того, что баптисты явились довольно дружно с магнитофоном и микрофоном и всё записали.

Петрашу и Рукавишниковой (организаторы) это  « с самого начала не понравилось». Петраш долго отвечал на вопросы цитатами из «Справочника атеиста» и «Философского словаря», но когда МИФИсты в лоб спросили, какой в духовную академию проходной балл, стал  несколько нервен. Сказали своё и расстриги. Тут робко тянутся, тряся приглашениями, верующие: «Можно выступить?», и Петраш уже начал было представлять слово, но тёртый расстрига взвился «Как выступить? У нас пропаганда религии за-пре-ще-на!!» В этот-то момент, по описанию В.С., организаторы, наконец, допёрли, как они влипли, и стали один-красный, другая – белая – под каменным взглядом Исуповой, зав  идеологическим отделом ГК, которая весь вечер просидела, не раскрывая рта и не меняя выражения лица. Слова…так и не дали!!! На этом диспут закончился.

Ведь назвали же Нижний Новгород «Горький», а «Бедным» ничего не назвали?… Вполне могли бы. Хорошо у Ульянова нейтральный псевдоним.

Философий и вер должно быть столько, сколько людей, активные попытки обратить в свою (или пассивные – обратиться в чужую) веру мне чем дальше, тем больше неприятны. Можешь поделиться осознанным, но не нажимай, не убеждай.

Александра Толстая – дочь? «О радости смерти» писано в октябре 1875 года. Когда умер отец, ей было 26 лет, значит она с 1884 года! Десятый десяток, и радуется предстоящей смерти. Счастливая женщина. Блажен, кто верует!

26.10.76. Леонид Ильич доложился на пленуме, большая речь о том, как мы хорошо живём.

На работу ребята приносят «Советский спорт», сегодня он полностью занят этой речью, и вместо обычных дискуссий «Таль – Портиш», « Спартак» - «Торпедо» стали вспоминать – был ли за последние 200 лет (про войну и после разговору нет) какой-нибудь продукт и предмет ширпотреба, который бы не исчезал из продажи, а в любой момент пошел и сколько надо купил. Перебрали все и сошлись на одном – только почтовые марки( но не,например, почтовые конверты и бумага).

27.10.76.  Вспомнили ещё вроде мыло. О душе и теле, об определении сознания бытием и т.д. Неспециалисты чаще всего пишут про ЭВМ: «машина считает», «машина решает» и т.д. Специалисты гораздо чаще – и чем точнее хотят выражаться, тем чаще говорят и пишут «программа считает», «программа работает», «программа печатает» и т.д. Душа – это моя программа. Она объективная реальность. Кстати, английский термин для анализа авостов «postmortem lump» - вскрытие.

27.10.76. А.Серёгин был вчера на профсоюзной конференции. Там выступал представитель ЦК нашего профсоюза,  назвавший некоторые цифры. Число работающих в империи Ефим Павловича Славского 1,5 миллиона человек, платящих38 млн. рублей взносов в год Среднемесячная зарплата на предприятиях отрасли 213 руб., в НИИ – 173руб.

2810.76. Флора спросила одного из ребят  на работе – чего они так рвутся в Антарктиду? Ну, деньги, зато жизнь проходит. Тот руками замахал: что ты! Только там и жизнь. Во- первых, работа так работа. У каждого своё дело, никаких «нагрузок», картошки, общественной работ. Питание – люкс. Поскольку на станции живут американцы, у них масса фильмов, каждый день новое американское кино. А здесь что?

28.10.76. Получая курортную карту, встретил Володю (майора – пожарника, с которым  лежал  в больнице), вернулся из Трускавца. Он сказал, что у А.А.Нечушкина рак, как я и думал. Не знаю жив ли.

Из рассуждений Валентина Фёдоровича о свободной прессе как  мета системе по отношению к властям – очень убедительно – не вытекает ли необходимость мета системного перехода, который создал бы, наконец, эффективные органы для «руководства» прессой, пресечение её злоупотреблений и отрицательного влияния. То же на счёт рынка.

Юля о своём  военруке: учит ползать по пластунски. Командует: «Ползи зигзугом!». Козин: «Может зигзагом?» -«Как сказал, так и ползите !»

29.10.76. Вовочка Гай (2 года 7мес.) впервые сходил в сад: «Папочка, почему котлеты без мяса?»      

У Флоры на службе молодая пара по фамилии Хрюкины родили  погодков разнополых. Назвали Анжела и Рафаэль.

Была Мама. Принесла горячий пирог с грибами и с «мясом».Потом призналась с выменем. Сказал, что есть не буду. У них на работе молодая сотрудница ездила в Москву в «Дом мебели». Давно ищут гарнитур. Муж с усами брюнет. Походил за ними хромой, потом спрашивает, что нужно. –«Венецию» (гарнитур за 2400) – За «Венецию» ещё  «Венецию»(т.е. только двойную цену) – Да я тебя, хромого, на руках до Обнинска пронесу за такие деньги, много хочешь. Думаешь, муж у меня «чёрный»? Он,между прочим,белый.-Ну, тогда пол «Венеции».

30.10.76.  Что-то в мудрости Толстого обесценилось за время, прошедшее после его смерти, а в мудрости Достоевского  - девальвировалось. Дело, мне кажется в том, что религиозность Достоевского абстрактнее, вернее религиозность его героев абстрактнее и шире, чем героев Толстого, хотя Лев Николаевич, несомненно, «человек Достоевского» в смысле, определённом  В Турчиным.

В бреду я, по видимому, был дважды в жизни. Оба раза я хорошо помню: в первые дни скарлатины (46 градусов, по моему) и последний раз в больнице был в жару ночью 25 апреля. От первого раза такое воспоминание: мнилось, что всё тело стало мозолистым, заскорузлым, негнущимся, и я – не наяву, конечно – непрерывно с удивлением и огромным удовольствием себя ощупывал. А в апреле, плавая в поту, всё тщетно пытался расплести руки, сросшиеся в горячий треугольник..

31.10.76.  Завтра еду в Трускавец. Вчера ездили в Москву, угощались пловом у Турчиных, где наряду с традиционными диссидентами (Гинзбурги, Орловы, Мнюхи, Альбрехт) присутствовала чета…Валентин Фёдорович говорил о первой реакции на «Инерцию страха»- естественники принимают горячо, гуманитарии в трансе – «технократия, кибернитический  рай» - эта не коммуникабельность трудно преодолима

01.11.76.  Добравшись до Киевского вокзала, я как всякий провинциал в столице, стал сорить деньгами на каждом шагу:

1)      Почта. Купил на полтинник конвертов.

2)      Союзпечать: газету «Неделя» за 10 коп.

3)      Пельменная «Сибирь».Устоял. Помня заветы жены, пошел гулять по дождичку, испытывать новую обувь.

4)      Табачный киоск  купил авоську за 50 коп.

5)      Пункт неотложной стоматологической помощи с серологической, я извинясь, лабораторией. Устоял.

6)      Блондинки и брюнетки косяками. Устоял.

7)      Ресторан на Киевском вокзале. Не доходя выпил стаканчик «натурального кофе» за 10коп. Кофе был не слишком свежий, а картонный стаканчик – слишком, до сих пор нахожусь под впечатлением, что пил столярный клей. В ресторане прогулял 3руб.

Поезд не догружен, в купе нас двое, где-нибудь подсадят. Кстати, мы встаём в Калуге -2 на пять минут. На обратном пути высажу десант. Ага, проехали Обнинск. Принесли чаёк.

02.11.76. Вселился, комната 506 – двух местная, соседи тихие, постарше меня. Санаторий роскошный, на горе на краю леса. Тихо. Погода – не сглазить бы – изумительная, тепло. солнечно, безветренно. Поезд наш опоздал на час, зарегистрировался я, как лёгкий на ногу, первым. Обедать не стал, никак ещё не съем домашних припасов. Вот сейчас в экспериментальном порядке сварил себе кофеёк. Времени 16.00. Недостатки выявились следующие: во-первых, душно. Законопачено всё, кроме форточки на солнечную сторону, жарят батареи. Во вторых, найдя душ (на первом этаже) убедился, в отсутствии холодной воды. Пытался вымыться горячей, слегка ошпарился и прекратил.

Соседи едят роскошные груши  2р.50коп кило на рынке. Орехи - 3руб. Не разбежишься. Сейчас, если не пойдёт вода, отправлюсь – помня заветы жены – гулять, гулять и ещё раз гулять. В пиджаке, на дворе калужский август. Свидание с доктором  – завтра. Когда соседи пойдут к бювету (один называет его «бюваром», другой «куветом»), пойду, наверное, с ними. А то и раньше. Из знакомых здесь встретил неизменного Пупко и Коновалова (химика).

20.15 Вернулся из столовой и нарушил: выдернул вату из щелей балконной двери и открыл. А то с ума сойдёшь! Ходил первый раз по воду. Поражает отсутствие очередей у кранов –хочешь «Нафтусю» тёплую, имеешь теплую, хочешь холодную, как в моём случае, имеешь холодную, Воспринимается просто как чей-то недосмотр. У хорошего начальника была бы очередь до Дрогобыча, а тут такое количество людей с плохим цветом лица, и каждому пожалуйста.

Но если мне, как всем, назначат пить три раза в день до еды за час, то: (15мин туда плюс час обратно ) по 3раза = 3 часа45мин, у соседа трижды, через день озокерит и через день минеральные ванны и лечебная физкультура. Давно не видел таких занятых людей, на производстве их просто нет..

Диет- сестра спросила в лоб: «Диету соблюдаете?» Как честный человек, говорю: «Нет». Ну и ладно. Дала стол №15 – «пища с повышенным содержанием витаминов, приготовленная обычными ( разнообразными) способами».

На ужин дали: морковный пудинг, бефстроганов с пюре, перловую кашу (отверг), чайную ложку мёда, размазанную по розетке. Маринованный помидор, масло, чай и сахар. Всё вместе взятое, не стоит четырёх молочных сосисок поджаренных на сковородочке. Да, забыл. Дали ещё по яблоку. Но яблоки – нас за столом пятеро – были такие неравноценные, срубал я всё, конечно, раньше всех гораздо и оказался перед альтернативой: схватить лучшее и навлечь на себя заслуженное презрение соседей или взять не лучшее и прослыть идиотом. Я предпочёл удалиться без фруктового десерта. Завтра схожу на рынок.

 Из моего окна – «чудовый краевид», такой лесистый, пологий хребтик. Я живо себе представляю, как под чутким руководством моей жены мне пришлось бы взять вершинку – другую. Один я, конечно, не соберусь. Здесь всё-таки ужасно унылое место. Это вам не ЮБК, здоровый, весёлый человек сюда не приедет.

Вдоль асфальтовой тропы длиной 900м, которая под горку идёт от корпуса к бювету, изображая случайных прохожих, прогуливаются спекулянтки с японскими зонтиками и разноцветными париками. Увидев меня, одна начала изображать ещё более случайную прохожую, а другая спряталась в овраге. Место для прогулки очень милое – густой лужок по склону, ещё не застроенный. Хотя местами уже копают. У нашего санатория планы экспансии тоже обширные, традиционный макет под колпаком показывает массу несуществующих пока корпусов. Территорию откусили, как всегда, грандиозную, огородили, благоустроили, теперь начинают забивать.

Когда я пришел сосед слушал симфоническую музыку, Я выключил. Когда я пришел во второй раз, он слушал по динамику «Амурские волны», Я выключил, сказал про себя «два» и загнул палец. Боюсь, придётся подключить его на 220в. Не соседа, конечно, а динамик.

03.11.76.  8.45 С утра принял душ, а посему не пошел пить воду, сох и стирал бельишко. Трудовой день здесь начинается в 6.45, когда мой сосед Володя, токарь из Новосибирска, начинает собираться «за первой водой». Когда он ушел, я с соблюдением всех норм конспирации  и тщательным  заметанием и замыванием следов сварил кофейку.

С нашего балкона роскошный вид на восход в горах, на горизонте, правда, тучи, и с утра 2-3 градуса в плюсах. Но днём обещали 12. и сейчас проясняется. Вечером ходил  гулять в пальто на синюю кофточку, без пиджака. Был в книжном магазине  и гастрономе. Всё крохотное, тесное и пустое, ничего интересного.

10.00. Сходил на рынок, купил 3 кг крупных груш по 1р.80коп, довольно сладких и по1р яблок. Яблок, наверное, покупать больше не буду, их дают к каждой еде. Орехи по 3р. за1 кг. Орехов и вот таких груш надо послать домой.

Дневные заботы позади, соседи в кино – кстати спокойные, не пьют, не курят, не храпят. Поживу здесь, хлопотать об одноместке не буду. Здесь нет ни телевизора, ни билиарда, ни лифта, ни сортиров не слыхать, на солнечную сторону вид прекрасный, окно в Европу, т.е. на балкон прорублено.

Был у уролога, тов. Ю.Д.Бец(он). Глубокомысленно изучал мою курортную карту, расспрашивал, морщил лоб и прописал точно тоже, что и всем:

1)      «Нафтуся» холодная 3х300 за два часа до еды.

2)      Озокеритовые «трусы» 45 градусов, через день.

3)      Минеральные ванны 37 градусов через день по 10 мин.

4)      Кислородный коктейль на «нафтусе» по 2 стакана

5)      Лечебная физкультура. 

Ванны это тоже в городе, в другом месте, своя роскошная водолечебница ещё только строится под окном. Сегодня уже два раза ходил по воду. Вечером, как и вчера, дошел до вокзала, бросил письмо Флоре, и по открытке маме и Нусе. С утренним базаром трёхчасовую норму отгулял, после обеда отдавил часок над «Фаустом», взятом в библиотеке. Читаю с удовольствием, перевод Пастернака. Местами представляю, как  та или иная сцена выглядела бы на Таганке или в «Современнике». Инсценировка вполне, но что-то не слыхал, чтобы ставили. Не целиком, конечно, куски. Взял ещё из той же «Всемирной литературы» английскую поэзию 19 века, лежит. Не прозевать бы, запастись на трёхдневные праздники. Днём пригрело, ходил в пиджаке без поддёвки, только шарфом по-пижонски обмотался. Деревья облетели в основном, но трава свежая, зелёная, место очень приятное. Сразу за территорией, полосой огромных елей начинается лес, я ещё ни разу не был и прикидываю время – только успевай поворачиваться. Говорил и повторяю – это не д/о «Судак».

 04.11.76.  15.20 Денёк – само неправдоподобие. Только что вернулся с послеобеденной часовой прогулки по лесу – грех было бы не  сходить. Ели почище тех, что у нашего профилактория, опушка спускается  к лугу, усеянному циклопическими кротовыми кучами.

Кроты тут, наверное, с хорошую кошку. Лужок пересекает болотце, которое бывает,  наверное, речкой. Форсировать  не стал. Возвращался другим путём, по грунтовой дороге в елях, разминулся с неправдоподобной длинной гуцульской телегой и вышел без компаса – куда бы вы думали - к ресторану «Колыба», которым пугают отдыхающих, пардон, больных, все глав. врачи курорта Трускавец. Основная легенда: вы там надерётесь, а вас покажут по телевидению на всю страну, как одного недавно. Убедился – признаюсь с грустью, что он закрыт только что на капитальный ремонт. Шашлыки здесь жарят и прямо на променаде у бювета, но очередь,  да и есть по-собачьи не хочется.

Сегодня начал принимать процедуры. Сперва тошнотворный «кислородный коктейль» на «Нафтусе» - добро бы ещё пить залпом, а то эту пену полагается, как мороженое, есть крохотными  ложечками. Два стакана. С самого начала не понравилось.  Бальнеология приятней. Посидел 10мин. в ванной, потом отдохнул в креслице. В гардеробе взял пальто, одеваюсь, подходит с заговорщицким видом старушонка, и шепотом по-украински начинает мне что-то восторженно объяснять. Понял с третьего раза – она сдавала пальто и забыла в кармане кошелёк с деньгами – и, представьте, цел – невредим, как мало надо человеку для счастья. Вообще стариков тут пропасть, причём самые древние служат дворниками!  Один сегодня перед водолечебницей подметал окурки хвойным веником – ну, лет восемьдесят, с палочкой, трясётся весь.

Настолько я увлёкся поправкой здоровья, что забыл про американские выборы. Сегодня в обед купил газету и прочёл про Картера.

Днём здесь совсем тепло, на балконе сегодня устроился позагорать, даже голову обмотал полотенцем от солнечного удара, а внизу все приезжие в шубах идут.

05.11.76. Уезжает смой сосед. Я в тревоге – кого подсунут. За стеной, например, появился некто с баяном – не уж-то пёр с собой баян?

Сегодня подвергся озокериту, не понравилось. Наш сосед - баянист знает ещё и «На сопках Манчжурии».  Пойду, приму коктейль и на физкультуру. Веду полную, осмысленную жизнь.

Заходил на базар, всё как прежде, но торговля слабее. Погода всё теплеет. Остановился у торговки грушами, снял шарф, взял в руку. Мгновенно образовалась очередь из желающих его  купить. Уже сознательно повторил эту провокацию на площадке перед бюветом. Через 30 секунд начали прицениваться. По дороге обратно снял уже и кепку и пиджак – просто жарко. Просыпается знакомая курортная тоска по куску мяса.. Куплю колбаски.

 06.11.76.  Сегодня отправлял домой посылочку  с грушами. Купил ящик – на почте. Пошел покупать груши, тут только обратил внимание, что ящик заколочен. Кое-как вскрыл, набил грушами, потащил на почту. Там три очереди: одна – к молотку. Другая к мужику на обвязку, третья к приёмщице. Пардон, ещё четвертая к - чернильнице. К молотку я прорвался как-то удивительно быстро - такой самодельный, сварной из арматуры. Стал ворочать посылку, отскочило дно – оно-то и оказалось настоящей крышкой, чуть прихвачено, как раньше не отвалилось – ума не приложу. Приколотил дно. Подписал. Мужик оплёл, засургучил, отстоял хвост, кладу на весы – 10800гр. Больше десяти не берут – переупаковывайте. Личное обаяние, слёзы, сопли, деньги – нет! Кремень – баба. Скоро сказка сказывается, а продолжалась эта операция уже полтора часа. Пошёл пере- упаковывать, купил новый ящик, т.к предыдущий после всех операций пришел в полную негодность, встал в длиннейший хвост к приёмщице. И тут она –боже ! – «Мужчина! Подойдите без очереди! Он стоял!!» - отбила меня от очереди и приняла. Я всё простил, конечно.

А озокерита нет, теперь после праздников. Сейчас пойду за последней водой сегодня.

07.11.76. 15.00 С праздником! Нас сегодня  уже кормили и чёрной икрой и заливной осетриной! В обед выставили по две бутылки  «Ркацители» на стол. Значит можно! Кормят здесь неплохо. Чудовищные по объёму завтраки: горячее мясное, творог со сметаной, каша, сыр, масло. Первые дни я всё полностью не ел, но потом понял, что до обеда в третьем часу на чайке с печеньем не дотерпеть. Теперь ем подчистую всё что дают. Ничего ни разу не докупал, сегодня первый раз приобрёл кусочек примерно 400 гр. той колбасы, которая у нас  называется «ветчина в форме», а здесь «Рулет ассорти», стоит 3р.50коп. Купил и бутылочку «Фетяски».

Ходить приходится порядочно, и перепад высот у нас с городом примерно 50м.,так что на обратном пути слегка потеешь. Груш у меня идёт около килограмма в день, в сочетании с «Нафтусей» это оказывает определённое действие, пора немного попридержать, наверное.

Соседей своих почти не вижу. Сегодня, например, пропали с утра, и нет. Вчера на сон грядущий в течение часа  рассказывали мне пролетарские анекдоты и странные истории – как у него двое приятелей, например, чтобы не попасть в армию, надышались сахарной пудры. Один помер, а другой остался при одном лёгком. И т.п.

«Фауста»  прочитал, кончаю английских романтиков. С удивлением узнал, что «Вечерний звон» - это перевод Козлова стихотворения Томаса Мура – англичанина ирландского происхождения – из цикла «Песни разных народов», написанного по древнеармянским(!) мотивам. Я считал его чуть ли не русской народной песней. Понравилась поэма Байрона «Бенко» (пер.Левина) и многочисленные баллады в переводах Жуковского. Где с мистикой или религиозностью, там перевод современный и не звучит. На праздники взял 9 том Бунина, не до перечитанный дома, и что-то Бальзака. Читаю медленно – времени нет.

У нас чуть похолодало, но ясно по-прежнему. Масса свежего горного воздуха.

08.11.76. Вернулся с длинной прогулки – само истязался по горам. Отдых от процедур двухдневный, по случаю праздников, очень кстати, воспринимается действительно как праздник. Соседи кобелируют потихоньку, баяниста за стенкой администрация прикрыла, вздох облегчения пронёсся по всем палатам – он ведь повадился на балкон выходить со своими «Амурскими волнами».        

Гулять пошел за речку,  над водохранилищем в лес на холме, он таки не еловый, а пихтовый. Взял зонтик – ветер переменился, периодически заволакивает, но тепло по-прежнему. Прошел хуторок, дорожка  погрязнела, свернул прямо в лес. Говорил и повторяю, не ходите в горах по азимуту. Пошли буераки, в одном из них обнаружил неведомый источник    «Супернафтуся», пахло прямо конским навозом, с дебитом  столовая ложка в минуту. Решил спуститься в долину по его руслу, попал уже в классическое болото, выбрался в чащу  - обращаю ваше внимание, при зонтике, в потрясающей воображение кепке и шарфике, перебивающем дыхание – пока  продирался, дендизма убыло. Но штаны и пиджак вроде целы – кепку с шарфиком прятал подмышку. Когда ещё перебирался на ту сторону мостика встретил подвыпившего аборигена, он удивился –«Один идёте? В лес? Зачем? Вдвоём веселее!» Как будто я не знаю, что веселее! Но, увы, мой друг бесценный далеко! Неделя прошла, скоро, можно сказать, домой.

 09.11.76. Анекдот. Изобрели новый вид спирта – ядерный. Не 96 градусов, а 960градусов. Испытывали- испытывали, решили попробовать на людях. Вызвались француз, американец и наши прислали специалиста. В бункере с дистанционным управлением французу капнули две капли в пробирку. Выпил – испарился, как не было. Американцу – выпил, стоит, ему по связи – скорей, ваши впечатления! Слова не успел сказать- взорвался. Пустили нашего. Он вынул из голенища стакан. – Давай! Накапали полный. – Раз. Выпил. Стоит. Глазами вертит. – Ну! Ну! Что можете сказать?!  По цокал языком – разбавляют...

Такими байками развлекает нас физрук, на ЛФК – штангист из тяжеловесов. В троеборье, говорит, под 500 набирал. Ряшка такая, что может и не врёт.

Наше беличье колесо сегодня с утра завертелось. Договорился с санитаркой отдать в стирку две рубашки. Остальное сам, кое-как...

Между прочим потребление кофе свёл до одной чашки в день. Ванны, горный воздух тонизируют. Кофе пью после обеда, часа в четыре, с грушами. Сегодня купил новую порцию – 5кг. Сегодня на рынке орехи были только у одной бабки, просила 3,50, если так, покупать не буду. Попытка вздремнуть не удалась. Пришел монтёр – у соседа развалилась розетка. С розеткой  поступил просто – выдернул, а провода изолировал – «У нас таких нема. А що, краще, колы  вбьёть ?» Сидел полчаса, жаловался на жизнь – сбежал с калийного комбината. Тут, действительно безобразие, - в 4 км отсюда построили огромный комбинат. Правда ветер обычно от нас. Но один раз подуло, так было заметно. Говорит, деревья сохнут. Стоит он на пол пути между Дрогобычем и Трускавцом.

Почитал Бунина и «Функциональный анализ». После монтёра сварил кофе, доел ветчинку. Вес стоит грамм в грамм. Хожу не меньше 4 часов в день. Приём процедур, еды – ещё 2часа. Но остальные-то 18, я извиняюсь?! Правда делаю каждый день зарядку, да ЛФК, но говорил и повторяю, не похудеешь!

10.11.76.  Мои соседи по палате уходя вечером, оба спрашивают – Увольнительная? –говорю: До пол двенадцатого. –Есть! В полдвенадцатого обычно спим. Уже немного приспособился, поначалу спалось худо.

12.11.76. С утра нечаянная радость – хотел постирать – горячей воды нет. Здешний быт начинает надоедать. Сегодня за завтраком был растроган биточками – пахли чесноком. Остальное я им простил. Монотонно холодает, по утрам долго не рассеивается туман, влажность высокая. Но дождя нет. Надеюсь зонтик не раскрывать до Калуги. Пришел с физкультуры. Любимая команда физрука: «на четвереньки животом вверх и ша-агом марш!»

13.11.76. Оказывается, вчера воды не было, так как  трассу меняют. Теперь не только не постирать,  но и главное не помыться.

Местная сенсация: в «Хрустальный дворец» приехал Маресьев лечиться, а в санаторий Министерства обороны – один из последних космонавтов с женой. Кричали женщины «Ура!» и в воздух лифчики бросали. Обратил внимание, что и отопление выключили. Капитальность этой травмы вселяет надежду, что починят поскорее.

Сосед, узнав что я физик, рассказал анекдот. Приходит в трикотажный магазин маленькая хрупкая женщина, и просит ночную рубашку шестидесятого размера. Там удивляются – Зачем вам ?- А у меня муж – физик. Ему главное не результат, а поиск.

14.11.76. Можете себе представить – был на знаменитой барахолке в Дрогобыче. Народ все уши прожужжал. Ну, сегодня полсанатория собралось, автобус дали. (А сосед в 6 утра на электричке мотнул). Поехали. Я-то думал, может фруктов поприличнее  и подешевле, но из даров природы там оказались только три воза капусты, да ещё двенадцатипудовый хряк. Наверное, нормальный рынок у них в другом месте. Потолкались, действительно, всласть, хоть это и был уже шапочный разбор – одиннадцатый час. Торгуют, конечно, в подавляющем большинстве ужасным барахлом, нужно знание  топографии и привычный глаз. На мокром асфальте (закапало) разложен полиэтилен полосами, на нём газеты, на газете барахло. Рассчитано в основном на деревню. Я и денег-то   взял с собой червонец, за кошельком, предупреждали, надо смотреть. Не уезжать же с пустом – купил за рубль пятьдесят пачку жевательной резинки (парень с которым ехали в автобусе, купил блок). Флорина «духовная родина», оказывается, большой город. У меня сложилось мнение – что-то вроде Малоярославца. Но нет, большой, ехали, ехали и ехали. На  обратном пути не стал ждать общественность, уехал подвернувшимся рейсовым. 

 Нынче первый осенний день. Тёплый редкий дождик. Но хор у бювета действует – там собираются украинцы и поют свои песни – день на пролёт. У соседа тут знакомая кондукторша из Свердловска-45, украинка, немолодая – так на спевки бегает, как на службу, слова списывает. Мозговой центр этого междусобойчика – какой-то мужичок-старичок, который у бювета вяжет  носки. Пупко специально ходит туда, как на концерты. Бывает, как соберутся притёртые голоса, действительно не плохо.

Вроде похудел маленько. Брюхо, во всяком случае, убралось до последней дырочки на ремне.. Всё лечебная физкультура и прогулки по горам. Кофе уже регулярно через день. В общем веду регулярный образ жизни. Вот, как раз пора обедать. Сосед обсуждает сравнительные свойства одеколонов «Жасмин» и «Тройной», как спиртных напитков.

15.11.76. Кажется начинаем догонять вас по погоде. Тысячу раз вспоминаю с благодарностью заботы  жены – настолько  хорошо я собран и укомплектован на все случаи жизни. Ничто меня врасплох не застанет.

Жизнь здесь протекает в постоянном ощущении, что ты что-то забыл. С собой надо в разных комбинациях таскать «пивунок»(пропуск), санаторную книжку, полотенце, кошелёк, авоську, письма на отправку, ключ от комнаты, чередующиеся процедуры, анализы, водопой, физкультура, приёмы у врача. То регулярно забываем закрыть палату, а сегодня, наоборот, Виктор (из одиночки) запер Игоря – моего соседа по комнате – и он сидел до завтрака, а в это время все уходят как один, не достучишься. Я вчера в задумчивости поднялся на этаж  открываю дверь, какая-то дама в  пижаме чешет кудри в передней перед зеркалом, хоть это у нас и не в порядке вещей, но, как истый джентльмен, не обращаю внимания, иду. Она нервничает. Оказывается, попал этажом ниже.

Игорь вчера был в философском настроении, вспоминал свою жизнь. Утверждает, что пропил на полторы машины – как-то сел и подсчитал – «Всё помню!» За один год, было дело, три тысячи – в двух местах работал, и всё пропивал. Здесь, после праздников, не принимает ни капли – боится, печенка «чешется», изжога. На вид -  здоровый, ясноглазый, румяный, «борзой». Спросил меня – Ты в шахматы играешь? –Нет – А в шашки? –Нет. А в домино? – Нет.(Про карты раньше спрашивал). Задумался. – «По умственному развитию домино – вторая игра –говорит. Помолчал. – После перетягивания каната. У нас один здорово забивает. Говорил, что журнал есть специальный по домино – международный. На весь Союз три экземпляра получают»

Вернулся с ЛФК. Сегодня было необычно много народу – восемь человек. Обычно мы с Пупко и ещё кто-нибудь. Как найдём третьего, так начинаем. Вторая половина – на ковровом полу, каждый на своей простыне, лежали сегодня  восьмиром, как ангелы: в разгар приходят две санитарки, остановились, поглядели, одна другой говорит тихо, мечтательно: «Столько мужиков и все лежат…»

16.11.76. Получил из дома четыре письма: два от Флоры, от Аси и от Нуси(тётя) из Ярославля. Нусе я посылал открытку. Доволен, что посылка хорошо дошла  домой и груши не испортились. Флора меня всё спрашивает: гуляю ли я ? Гулять, т.е. бесцельно ходить, не умею, две  таких прогулки были всего, я дважды вечером обошел нашу территорию, но хожу по делам  целый день Дела, помимо принудительных, положенных санаторным  пациентам  - старательно выдумываю и хожу, помня совет жены! Вот, например, с посылкой или  озокеритом (ходил в Дом быта пять раз). Письма опускать хожу на почту, а ведь почтовый ящик есть в каждом корпусе. То прикинусь, что ищу якобы сгущёнку, иду в молочный за вокзалом, хоть знаю, что её нет. Два раза покупал по кусочку колбаски, но оба известных мне «гастронома» обхожу каждый день – «а вдруг чего дают» и т.д. Хожу с бювета ущельем. Кругом через «Алмаз» - вдвое дальше. В столовую переходом, двухсот метровый, никогда не хожу, только по воздуху. На километровом  пути до бювета и обратно ещё бывают и попутчики и встречные – шапочные знакомые, а так один. Не страдаю. Не пью, не курю, к женщинам отношусь по –товарищески. Ни на танцах, ни в кино не был ни разу. На лекциях «Идеологические диверсии империализма на современном этапе» и «Приготовление диетических блюд в домашних условиях» не был тоже. После 20 часов всегда в койке – заслужённый отдых. Как вот в данный момент. Кончаю читать Бальзака.

17.11.76. Я только что от врача, с еженедельного приёма. Анализ очередной в норме. Какой-то зуд во всех внутренностях есть всё время, но это, как говоря все  - «пройдёт через неделю после окончания курса.» Кофе не пил ни вчера ни сегодня!!! Кто бы мог подумать!!

Планирую выпить чашечку  сегодня после обеда. Заболела библиотекарша, а у меня как раз кончилось всё чтив, за исключением «Функциональный анализ», на который и налегаю. Трускавца с Железноводском хватит. Каждое утро десятиминутная зарядка и полчаса ЛФК. Подтянулся заметно и окреп. Физкультурой занимаемся в стеклянном павильоне на крыше нового корпуса, двери нараспашку, виды прекрасные и на территорию санатория и на очаровательные окрестности. Вспоминаю бассейн в санатории «Горный» в Крыму со стеклянным куполом, в соснах.

18.11.76. Завтра уезжает Эдик Коновалов с приятелем и у приятеля сегодня день рождения, посему организуется коллективное нарушение режима, в котором пригласили принять участие и меня. Пойду, а то закис совсем. Начало полшестого, т.е вместо последнего водопоя и ужина – кутить, так кутить, сразу после тихого часа.

Под окном у нас раскипелась великая стройка, видно к концу года осваивают не до освоенные средства. Рычат бульдозеры, буксуют грузовики, засновал кое-какой народишко, а то была тишь да гладь. Уж не собираются ли сдать водо-озокеритовую водолечебницу. Но если «Нафтусю» подведут к корпусу, это, по-моему сильно ударит по лечебным факторам нашего курорта – беготня по пересечённой местности полезна. Вообще здесь строится много. Недавно сдали многоэтажный «Кристалл» и «Алмаз» рядом с нами и тут же строится детский санаторий, и кругом по холмам торчат небоскрёбы в эмбриональной стадии. Чуть пониже нас странное сооружение, всё какое-то овальное, изогнутое с остро ребристой  стеклянной крышей – пансионат «Южный» с зимним садом. Где-то, говорят, запроектировали для космонавтов нечто супер комфортабельное, всего на шестьдесят персон.

19.11.76.  Вчера погулял на именинах. Без «Нафтуси»  не обошлось и тут занимала почётное место в большом  графине и все сначала причастились. Другой напиток был русская водка. Я поднёс имениннику бутылку коньяку три звёздочки и стограммовую баночку соли «Барбара», что называлось «Подарок на все случаи жизни». Ни до того ни до другого дело не дошло, давили на водку, тем более, что были приличные солёные грибочки, квашеная капуста, а также деликатесы, купленные в «Кулинарии», типа жареной камбалы и варёного сердца. Выпивали потихоньку до 9 часов и я, в общей сложности, принял с полстакана, чем все были удивлены. Некоторые почечники, пожалуй, по бутылке высосали… В девять часов все  загорелись идти на танцы, но я отказался, ссылаясь на отсутствие бальной обуви и незнакомство с современными танцами. Соблазняя, говорили, что там очень интимная обстановка – полумрак, хороший оркестр и т.п. Но давили не очень, поскольку я был седьмым нечётным. Все пошли в круглый танцзал, а я в палату, лёг спать и сразу, с поддачи уснул, проснулся в 11, когда соседи вернулись с танцев, уснул снова, но в четыре проснулся окончательно и  скучал до подъёма. Скоро пойду к источнику. Сегодня  прояснилось, с утра было сухо и далеко видно, а сейчас лёгкий снежок, изморось.

После воскресенья думаю бросить последние процедуры, как-то озокерит и ингаляции, ограничиться водой и физкультурой, отдохнуть немного. Взял новую порцию Бальзака и «Идиота», как будто дома нет, может, успею прочитать. Получил письмо от мамы, о своём падении и его последствиях ничего не пишет, только радуется сохранению пенсионных льгот.

Всё уже надоело, без этой недели можно было обойтись. Косыгин, говорят, всегда приезжает только на две недели.

20.11.76.  Близится конец.  Решил сегодня загнуть физкультуру, сегодня всё-таки суббота, а завтра просто выходной. Только утратив изумительную погоду, начинаешь понимать, каким существенным элементом она была в зимнем житье-бытье. Сегодня ночью лёг снежок, температура +1, ледяная изморось, слякоть.. Зато очень уютно в палате: тепло, тихо(сейчас тихий час), соседи гуляют, один на именинах, другой кого-то провожает, почитываю Бальзака, сушу зонтик. Спать днём уже не могу. Кофе не пью третий день и вообще появляется кощунственная мысль: бросить совсем. Что-то есть  в здешнем сочетании лечебной  воды с  прогулками по пересечённой местности - подстёгивает: давно не могу сосчитать пульс, меньше восьмидесяти. Здесь говорят тяжело сердечникам и лёгочникам. Охотно верю. Но почечники хвалят дружно У Эдика Коновалова вышли три камня. Он ездит четвёртый раз подряд.

В среду выписка у врача, в четверг с утра на базарчик, а в обед подхвачусь и домой!!      30.11.76  Вернулся из «Прикарпатья», вышел на службу. Все отмечают похудение  помолодение. В субботу – 27 ноября, необыкновенно рано открыл  лыжный сезон, простыл, а в воскресенье всё растаяло, сейчас слякоть, снежная каша.

Почему-то в датах исторических событий мне приятно знать не только год, но и дату, день.

Варфоломеевская ночь – 1572г. Но что-то дополнительно оживляет, когда говорят – «в ночь на 24 августа…». То же про битвы, про рождения и смерти, особенно смерти – нужно даже время суток. Вот не помню. Хоть и запоминал, дату смерти Дарвина, но помню  - в три часа утра. Непересекающиеся, но почти смыкающиеся существования: 1870г. – умер Герцен, и тут же родился Ленин. Позже в том же году – Бунин. Страх перед новорожденными – кто и где успел уже родиться на нашу голову, а мы ещё не знаем. Мой покойный дед Фёдор, например, одногодок со Сталиным. Существуют редкие выживатели, один из редчайших – Тито. Всё ещё у руля, пережив и Гитлера, и Сталина – оба могущественные в истории изверги жаждали его крови, оценивали его голову, а он их обоих схоронил и пережил на десятки лет. Нет, исключительная личность, несомненно.

Было у нас поветрие – по заброшенным деревенским кладбищам подбирали упавшие  каменные надгробия со старых, дореволюционных могил, сбивали кресты, зашлифовывали стёршиеся надписи – и ставили свежим  покойникам, своим. До сих пор с неприязнью прохожу мимо таких камней на нашем кладбище. Но вроде прекратили – или «сырьё» перевелось – какие ни будь умники поставили на индустриальную основу и обобрали всё начисто.

 05.12.76. Прочёл «Путешествие в Арзрум», спровоцированный  Буниным –Арсеньевым. Дойдя до  «Сон в палатке удивительно здоров», вспомнил Валентина Фёдоровича. Но ни с ним, ни с Пушкиным в этом отношении не вполне согласен.

«Путешествие» не единственное ли  прозаическое  автобиографическое произведение Пушкина? Очень многое к его стихам добавляет.

Знаменательно, что Пушкин должен был объяснять Горчакову, почему Пленник не утопился вслед за Черкешенкой, а Вяземскому почему он о ней не горюет и не бросился спасать («Да сунься-ка! Я в Кавказских водах плавал!) Молодец! Это вам не страдания молодого Вертера. Умный человек писал.

06.12.76.  В письме Вяземскому (№76) Пушкин для описания своего образа жизни использует эпиграф к «Пиковой даме», где в «Бог их прости» вместо всего, кроме «их» ставит многоточия. Однако!

0712.76. А.И.Барышников, бывший вчера в «родном хозяйстве» рассказал историю. Несколько дней назад в правление колхоза пришли цыгане-шабашники с предложением отремонтировать то сё, наладить по линии сельхоз. техники, оборудованию и т.п. Каким образом, не ясно, но с ними заключили трудовое соглашение, выдали бумагу с печатью. На другой день вечером или даже в тот же день у колхозных мастерских встал табор в восемьдесят человек. Ночью сбили замки вытащили какие-то бороны и плуги. Перемазали их мазутом. Что-то открутили, что-то прикрутили, жгли костры. Стучали молотками. На другой день появился председатель, к нему с бумагой – мы на тебя работаем - режь корову, кабана, кушать хотим. С трудом выгнав их из кабинета и запершись, вызвал из района милицию, а они тем временем загнали в какой-то угол бухгалтера – по разговорам с рукоприкладством и при ломиках – и к моменту появления подполковника из Боровска с десятью милиционерами у них была уже на руках вторая бумага, калькуляция за выполненную работу не много ни мало 11800р!! – плати!!! Милиционеры их нимало не смутили, осада продолжалась, подполковник вызвал солдат, приехали на грузовике с автоматами, но помочь ничем не могли – кругом женщины с грудными младенцами, дети. Крик, плачь, биение себя в грудь, угрозы скандалом, слёзы – мы наворочали на 12 тысяч, а он платить отказывается! Приехал пред. райисполкома и ситуацию понял, почуял чем пахнет.

Любое столкновение с жертвами и ранеными – а начать его этим ничего не стоит, при наличии документов не выкрутишься. Всё присутствующее и ответственное начальство погорит крупнейше, а что такое колхозные тысячи? И он председателю – плати!! Да нету же денег таких в кассе. А банк закрывается! И тут самая невероятная часть истории. У полковника были с собой 5 тысяч, он собирался  в тот же день вносить за покупаемую машину. Уговорили цыган на 5 тысяч, с условием, что колхоз ему вернёт!! И отдали…

Барышников клянётся, что всё так и было, слышал это от председателя Курукина и самого полковника, который как раз приехал получать с колхоза свои деньги и получил, кстати.

Этюд «Черные начинают и выигрывают», абсолютное знание психологии нашего начальства и его отношения к общественной собственности и своей заднице. Молодцы.

13.12.76. Анекдот: к 70-летию Леонида Ильича выпустили марку с его портретом. Но на конвертах она не появляется. Создали комиссию и выяснили: 80% плюют не на ту сторону, а 20% мнут так, что она перестаёт приклеиваться.

14.12.76. Средний возраст нашего политбюро 66 лет. Значит, где-то в том году им исполнится в сумме1000 лет.

1712.76. Сидим без мяса. Позвонил Л.Ф. Обслужу, говорит, отвези в Белоусово на птицефабрику. Директор магазина с оборотом2,5 млн/год, 3 тыс. покупателей в день, ездила выпрашивать 30 кг (20 штук!) куриц. Выпросила только потому, что директор этой фабрики – её покупатель, живёт на ул.Ляшенко. Одна курица - мне + 5 кг говядины + 1судачок, палочку полтавской колбасы по 3,60, вот и с  Новым годом вас Николай Семёнович!

А Брежневу  всю неделю каждый день – новый орден. Усиленно гадаем,  чем его почтят свои? Среди предположений: орден Победы? В почётные академики? Пятую звезду? Говорят, что на улице Толстого ему строят квартиру – дом как дом, но на шестом этаже все окна шире и выше, чем на остальных этажах.

Ася(8лет), отлипая от телевизора – «Ну, опять Брежнева забрасывают орденами».

Буковского выпустили в обмен на Корвалана. Последнее обстоятельство не афишируется. Запад в большом возбуждении. Вряд ли это можно рассматривать как прецедент. Или можно?

21.12.76. Анекдот: Сталин, Хрущев и Брежнев едут в купе поезда. Вдруг поезд встал, стоят и стоят. Сталин открывает дверь: «Всех расстрелять».Стоят. Хрущев:«Всех реабилитировать!» Стоят. Брежнев: «Давайте лучше опустим шторку и будем считать, что едем.».

Перечитываю Пастернака из «Большой серии поэта».Экстракт. В малой серии при чтении подряд впечатляет гораздо больше.Но, ОЭМандельштам  гораздо гуще. 

22.12.76.  Рассуждая о внеземных цивилизациях как-то упускают из виду следующую черту опыта Земли: из миллионов видов земной жизни за примерно миллиард лет её развития разумным стал лишь один, т.е. подсчитав вероятность комбинации условий для появления жизни, не поделить ли на 10 в шестой, для вычисления вероятности появления разума? Тогда получишь что-то вроде одной цивилизации на галактику в среднем.

 23.12.76.  В развитие мысли Валентина Фёдоровича о том, что «структура» государственной  машины, действующего общества такая же материальная ценность, как дома и фабрики. Сломать государство и «построить новый мир» примерно то же самое, что разломать на куски автомобиль или самолёт и из кусков построить новый -«лучше».

26.12.76. Материализм и идеализм – концепции отнюдь не взаимоисключающие. А дополнительные. Я, например, идеалист- материалист, Турчин тоже. Душа такая же реальность, как и тело – программа такая же реальность,  как компьютер. Одно не может без другого. У человека пытаются разграничить hardware  и  softwarе, например,  психиатры судебные. Личность, человек – программа, тело –машина. За ошибки программы можно судить. Неполадки в машине – лечить, за них нельзя спрашивать с программы, с личности. Разделение, конечно, условное. Оно уже в машине условное, есть «программы» впаянные. Но это тоже дополнительность.

 Слава Маев  рассказал продолжение истории с «диспутом» для баптистов. Верующих после «диспута»  вежливо проводили в отделение (там сидел переодетый капитан) и стёрли магнитофонную запись. Продержали два часа. Основание -  подозрение,что у них краденый магнитофон.

28.12.76. Границу между «телесным» и «духовным» надо уточнять так же, как разграничение  «программа – ЭВМ».

31.12.76. Год кончается. Сегодня посчитал – написал 65 стихотворений за год, не считая, немногочисленных,  впрочем, переводов.

 02.01.77.  Читаю «Друзьям Нового Мира», Владимир Яковлевич крупный молодец. Вот это полемическая культура, публицистика at its best, то, что нужно здесь и сегодня. И сказать умеет. «Социализм  с человеческим  нутром, а не лицом только». И недосказать умеет, что в наших условиях дар бесценный, что бы ни говорили даже искренние любители резать правду-матку – а много ли их искренних? Сам Твардовский не ответил бы лучше

03.01.77.Взял  у Владимира Яковлевича Анненского из БС читаю (опубликованные, когда ему было под 50, в 1904г) очень хороши (в «Тихих песнях).

05.01.77.Отечественные батарейки не лезут в мой приёмник. С прошлого года не слушал известий, а от других знаю – вчера были обыски у Орлова и Гинзбурга, сообщало ТАСС,

«обнаружены документы подтверждающие их связь с НТС» На Украине, говорят, тамошнее ГБ находит и оружие и доллары. Даже точнее – 36 долларов. Всё-таки нищета проклятая. Вспоминается О’Генри: «Доллар восемьдесят семь центов, из них семьдесят пять – одноцентовыми монетками.». Нет бы подложить пару тысяч крупными купюрами – вряд ли ЦРУ отсчитывает кому-нибудь однодолларовыми бумажками. Так ведь у наших нету просто.

07.01.77.  Вчера был в Москве, заезжал  к  Владимиру  Яковлевичу.  Он  зачитал  отрывок из

речи Александра Исаевича в Стенфорде. Литературная газета подписалась бы обеими руками. Абзацы, числом десятка полтора о мнимой свободе. Включая даже свободу «выступать в защиту преступника, зная, что он виновен». Александр Ильич хорошо знает, что такое беззаконие, но что такое закон, представляет себе весьма смутно. На себе испытал, что такое угнетение, а что такое закон понимать не хочет.

  Взял у Владимира Яковлевича двухтомник «Мастера  поэтического перевода».Просмотрел поверхностно. Понравилась «Исповедь»  Киплинга в переводе Лозинского (одна очевидная ошибка, вместо успех нужно  «похвала»). Перевод из сослагательного наклонения в повелительное сделал дело. Из рифмованных переводов английских – русский лучше, наверное, не читал ( кроме  Маршака). Лекок, Ода де Лиля тоже здорово. Но из переводов Бальмонта не включили, увы, «Вкушающие лотос» Теннисона.

08.01.77. Владимир Яковлевич по поводу апокалипсизмов  Солженицина «Всё, что останавливает  его внимание хоть на секунду, немедленно подвергается уничтожению – просто напалмом выжигает». Попалась западная демократия вообще – западную демократию вообще. Попалась компания Би-Би-Си и  А.М.Гольдберг в частности – и их в частности.  Чего миндальничают, слова выбирают, когда надо так их и этак?!»

 09.01.77. Коммунизму нужны не раскольники, а еретики. Раскол – в обрядах. Ересь – в догматах. Замените во всех призывах размывающую  семисложную «руководящую роль» односложной и точной «властью», и призывы  прочтутся  по-другому.

 13.01.77.   Французы выпустили  Абу-дауда,  и ФРГ, США, Израиль на них обрушились. Чуть ли послов не отзывают. Прежде чем присоединятся к буре негодования  по поводу того, что кого-то освободили из-под ареста, я бы хотел знать в деталях, на каком основании  его посадили. Презумпция невиновности так же распространяется на обвиняемых в терроризме, как и на обвиняемых в распространении клеветнических измышлений, порочащих общественный и государственный строй СССР. Аргумент в том смысле, что это подвинет на новые террористические акты тоже не кажется убедительным. А если бы его посадили, не дай бог – это не привело бы к новому взрыву терроризма?

21.01.77. Небывалый взрыв переводческого  вдохновения. За 10 дней перевёл 15 стихотворений и один отрывок из поэмы Фроста «Нью гемпшир» верлибрами. Всего чуть не 250 строк, удача в разной степени. В основном Фрост.

22.01.77.   В связи с чтением записок С.М.: интересны наблюдения ( не знаю придумал сам или вычитал) о том, что террористы народной воли и СР убивали, в общем-то, положительных деятелей – и тем ускоряли революцию! Оставались –то менее понимающие.

Презрительно окавычивая «непротивленцев злу», никогда не вспоминают третье слово – речь идёт о непротивлении злу насилием, а не о том вовсе, что злу совсем не нужно сопротивляться. Злу есть что противопоставить и кроме насилия.

23.01.77.  С утра перечитываю толстый  чёрный том Евтушенко. Лучшие стихи 54 –56 года о военном детстве: «Фронтовик», «Картина детства», «Человека убили», «Мёд» и ранние стихи о любви. Что он ударился в гражданственность и, как  сказал  бы Лакшин, «домашний милитаризм» (враги, борьба)? Лирический поэт божьей милостью, местами что твой Есенин. Чем дальше, тем жиже, увы. Лучшее «Снег повалится», эпиграф из Светлова к «Иностранцу», «И Меркурий плыл над нами. Иностранная звезда...» - один по незнанию врёт, другой цитирует. Не плавает Меркурий ни над кем, его дай бог у горизонта по большому везению заметить. Ещё Венеру  - туда сюда.

Это ж надо ж – сравнивает себя  на эстраде с гладиатором на арене Колизея, и в этом духе много. Сплошные страдания. Растерзали бедного.

Дочитываю Фроста. В одном из последних иронических сонетов «No holy Wars for them» он в качестве примера малых наций, которые не начинают священных войн, называет Швейцарию и …Кубу. Немножко не финал.

26.01.77.  Рассказали о Москве и взрывах. Сперва у памятника Первопечатнику. Через семь минут у входа в ГУМ, ещё через 20-25  - фатальный взрыв в поезде на Щёлоковском радиусе метро. Бомбы самодельные – кусок трубы. ГБ было две недели на осадном положении. Так вроде  и  не нашли.

28.01.77. Сахарова предупредила прокуратура СССР (зам. ген. Прокурора Гусев), о чём напечатали в газетах. Выступил он напрасно. Поддался, что называется, на провокацию. Сегодняшнее ГБ не способно на штучки со взрывами. Это уже не банда, а бюрократия.

Во-первых,  немыслимо, чтобы кто-то из них выступил с такой резкой  инициативой, открыл рот  об этом перед начальством. Согласовать это тоже невозможно. Вообще, когда при мне говорят – «ничего по существу не изменилось, что при Сталине, то и сейчас», хочется сказать – если б не изменилось, твои  бы косточки, друг, уже лет десять как в вечной мерзлоте отбеливались, а ты водку пьёшь и закусываешь. Это я называю положительным качественным изменением. Несколько тысяч политзаключённых вместо многих миллионов – тоже количество в качество. Что да, то да.

03.02.77. В последней  «Литературной газете»  большое письмо на четверть полосы – «лжецы фарисеи» про Гинзбурга и Ю. Орлова, написанное Петровым, бывшим членом ССП и сокамерником Гинзбурга по Владимирской тюрьме. (Кто-то из  нас  вспомнил, что, он

вроде, был автор песни «Тёмная ночь»). Верующий, сидел за распространение клеветнических измышлений и т.д. Поливает густо – купаются в деньгах и благах, пьянствуют, развратничают, обуяны гордыней и сребролюбием. А он – умный инакомыслящий, но вроде начинающий прозревать. Дает понять. что про условия содержания политзаключённых – всё клевета. Вообще в номере про попрание прав человека «у них» чуть не полгазеты, заедает всё-таки.

 04.02. 77.  VOA передаёт: арестовали Гинзбурга. За  последние  два  года  он   представитель

Русского общественного  фонда  помощи  семьям  политзаключённых – распространил  200 тыс. Солженицынских и 70 тыс. пожертвований советских граждан (так он корреспондентам

сказал). Арестованного увезли в Калугу. Жил он официально в Тарусе. Судить будут, наверное, здесь же в Калуге. Место подходящее.

05.02.77.  Выходит книга В.Я. Лакшина об Островском. Стоит 2.87р (раньше – бутылка водки). Владимир Яковлевич смеётся -  уже предлагали и 3,62 и 4,12. Поинтересовался у издателя в шутку – Почему,  книга же не опьяняет? Зато отрезвляет.

12.02.77. Бурная неделя.На диссидентов навалились. Вечером в прошлую субботу мне позвонил «знакомый голос» и спросил: «Не приезжал ли в Обнинск Ю.Орлов». Я сказал, что в первый раз слышу. Его искали несколько дней и арестовали в Москве. Сегодня в «Правде» - «Что скрывается за шумихой о правах человека»? Цитируются трудящие, сравнивающие диссидентов с гитлеровцами. Упоминаются статьи 190 и 70, но никаких имён. Реакция на Западе беспрецедентная – заявление государственного департамента США, Картера и пресс-конференции, вчера США подняли вопрос в Европейской комиссии по правам человека, полсотни конгрессменов подписали  протест, не говоря уже о печати. Но наши тоже не плошают. Такой ругани давно уже не было слышно. Все европейцы, гордые тем, что в семидесятые года  в S.E. не осталось ни одного диктаторского режима, довольно дружно пеняют и нам, и чехам, а также полякам, румынам, ГДР-цам и под горячую руку югославам. Страсти кипят. Сегодня к Гусаку поехал Капитонов – с ободрением? Чехи шумят редко, но пока не хватают. Многие голоса предсказывают закат Гусака, как не доглядевшего, и выдвижение молодых, которые «ещё более». 

01.03.77. Развитие аналогии тело – машина, личность – программа, общество – журналист, хотя программа имеет значительную самостоятельность. Кое в чём виноват и прграммист, а кое-что его заслуга.

03.03.77. Не писал три недели. Хотя событий масса на всех фронтах. Ю.Орлова  арестовали. Задержали Турчина и отпустили, сказав, «пока вы свободны». Он, однако, не «убрал и не прекратил», только именины отменил – как раз его брали в день его сорокашестилетия. Потом последовали беспрецедентные шаги Картера – письмо Сахарову, пресс-конференции и  - позавчера, кажется – он вместе с Мандейлом принял Буковского. Наши, похоже несколько опешили, хотя неудовольствие выражали официально. Сейчас коммунисты Варшавского пакта заседают в Софии, а коммунисты Италии, Испании, Франции  - в Мадриде, подумать!  Китай right will be high on the agenda in both cases, как полагают. До чего, интересно, договорятся. Можно ожидать сильно сформулированного коммюнике с нашей стороны. В Москве не был уже месяц  в связи с эпопеей на другом фронте – покупали ВАЗ – 2106. Длительные безуспешные хлопоты увенчались неожиданным успехом сбоку – Флоре продали через ИЭМ. За два часа с десяти чужих книжек насобирали 8 «кусков». Не горит один подфарник и нет зеркала в салоне. Последнее обстоятельство выливается в проблему. Ездить без него нельзя, а где брать? Сит пятёрку.

 07.03.77. Ездили на неделе в Москву. Турчин рассказывал: взяли  под белы ручки, на улице, повели к Лефортовской тюрьме, к следственной части. Постояли 25 минут, начальник отлучался – пугали. Потом повезли в центр, где и предупредили. «Вопрос о вашем трудоустройстве не стоит. Ни одна организация в Советском Союзе вас на работу не возьмёт. Наносите ущерб  государству своей деятельностью, клеветой на наш строй и  контактами с иностранцами».

08.03.77. Всю неделю обихаживал машину (Пупсик-2), мазал, в основном. Сегодня был пробный выезд. Старушка  со снятыми номерами подвергается предпродажной подготовке. Завтра поедем на юбилей к Анатолию Георгиевичу Васильеву  в «Славянский базар» уже на новой машине. Застраховался. Уже учёный! Пережили землетрясение. Уже легли спать, не заметили. А в девятиэтажных домах люди на улицу  выбегали.

09.03.77. Само собой получилось, что предыдущая тетрадка дневника растянулась на год    так что нынче опять день рождения. На сей раз всё тихо. Вчера отгуляли на юбилее Васильева. Лакшины нервничают. Пару дней назад вышел  «ХХ век», в котором ответ Владимира Яковлевича  Солженицину, официальной реакции пока нет, «аэропортовская интеллигенция» считает, в основном, что Корифея трогать не стоило. Договорились приехать к ним  19-го, через субботу, и поговорить. Светлана заинтересовалась активно Чаадаевым. Я навёл её на статью Мандельштама о нём. Утверждает, что известно очень мало, есть много  не понятного и пробелов и книга Лебедева (я не читал, хотя много   слышал), в основном умозрительная.

Печать намекает на сионистские источники, в «Известиях» была напечатана  не читанная мною -  статья Липавского(?), еврейского «подаванта», который снимал комнату вместе с другим активистом, Щеранским(?) до самых последних дней  были кореша – вдруг всех обличил – тайники, шифры, военная информация. Щаранский - член «кёльнской» группы. Васильев говорит, что за ним ходят по пятам и вот-вот посадят.

Вчера потерял час – ездил на базу ОРСа, пробовал вернуть вторую пару ключей от новой машины. Территория огромная, огромный пустой мебельный склад №15, огромная кладовщица. –Занята я. - Подожду. - Ждите. Приходит экспедитор с накладными – Вот, шкафики! – Нету. –Как? – А так, нету! Минуты полторы повторяется – Нету! – Как нету?, потом ещё с минуту – Не могу! Ещё через минуту. – Тебе собранные, разобранные?  -Да мне один  х...-Ну, бери в углу!  

И так она приняла троих. Я смиренно гуляю стараясь маячить перед глазами. Прогулял полчаса. Потом пошли смотреть ключи. Моих не оказалось, хоть пять или шесть комплектов лежит. Деловитость по  русски.

Как ни странно, одно из лучших стихотворений Ахматовой – верлибр. «Когда человек умирает, изменяются его портреты…» А много ли их у неё вообще –верлибров?

Флоре сегодня на день рождения, на работе подарили ленинградский однотомник Ахматовой. В сонете «Надпись на книге «Подорожник» предпоследняя строка – вдруг шестистопная – и преображает всю форму, будоражит, ломает академичность сонета.

16.03.77.  Юмор в кротких штанишках:1) «Я не знаю, что такое хунта, я не знаю кто такие Чили, но если вы не отпустите Луису  с карнавала, я завтра на работу не выйду!» 2) « Бьётся в тесной печурке Лазо…» Мы в этом возрасте всё же были меньшими циниками. Школьная же загадка: « Ползёт, ползёт, шишку съест, ползёт, ползёт, шишку съест» (Маресьев). 

20.03.77.  В пятницу продал на толкучке в Южном порту старую машину. Операция заняла шесть часов.

21.03.77. Вчера ездили к Лакшиным на обед. Пробыли с 2х до семи, и хозяев, кажется несколько утомили. Владимир Яковлевич много рассказывал, в том числе об антикварно-музейной сенсации высокого класса: молодой директор музея восточных культур привёз из Амстердама  дар некой состоятельной почитательницы Рериха. 109 (!!)  его картин, включая большую часть раннего цикла «По России» ( 41 полотно) и большую часть его восточных коллекций, включающих уникальные раритеты. Её показали очень немногим специалистам и начальникам, Лакшин тоже видел и находится под большим впечатлением.

 Владимир Яковлевич и Светлана были  на генеральной репетиции  спектакля «Мастер и Маргарита» в театре на Таганке.  Как сказал  В.Я. – без Мастера и Маргариты, считающий что исполнители заглавных ролей неудачны. Владимир Яковлевич считает, что  Мастера нужно было  играть   Любимову.

Получили в подарок книгу Владимира Яковлевича об Островском.

Оставил им подборку своих переводов с английского от Стутвелла и Уолша до Д Левертов...

22.03.77.  Читаю  «Прогулки с Пушкиным». Вообще-то браво! Экспрессионистская критика совершенно у нас почти что неизвестна. Неожиданная литература, без комплексов,  с полной раскованностью (а написано в Дуборовлаге).  Ссудивший меня этой книгой сказал «Дрянь, но талантливая!» По-моему, о художественном произведении так сказать нельзя, а об авторе можно. Талантливый человек может быть дрянью. Он не исчерпывается талантливостью, произведение – исчерпывается. Произведениям позволено больше, чем людям. Пушкин отражается здесь в прихотливо изогнутом зеркале, но и кривое зеркало даёт полную информацию, её можно скажем отразить в другом, по иному кривом  и получится точный образ. Но на счёт того, что Хлестаков – alter ego Пушкина – загнул, естественно.

Принялся за книгу Лакшина «…о коренных понятиях книгопечатания – о ереси и цензуре».

 01.04.77. В записках Ленинской библиотеки приводятся примеры неправильного прочтения неразборчивых рукописей Гоголя:

                        Было                                                           Следует читать

                 «Нос»                                                                   «шея»

                 «членов»                                                              «голова»

           «Схватил вместо пуги»                                       «Схватил вместо чарки»

           «Горпинину ногу»                                              «баранью ногу»

 «Грех лежать на печке»                                           «Грех лежит на мне»

«Это занятно, когда материя не мнётся!»             «Что за казак, когда мизерия не имеется»

98.04.77 «Золотистого мёда струя из бутылки текла…» - волшебные стихи. А рифмы? «текла--занесла», «успела- поглядела», «одни – дни», «заметишь – ответишь» и т.д. В чём дело? И откуда знали, что так рифмовать нельзя – а он (Мандельштам) рифмовал. Как будто нарочно. При таком мастерстве может  позволить себе и «грёзы-берёзы», и «свечи-плечи». Юпитеру всё можно.

09.04.77. Песенка из очереди за мясом в Страстную пятницу:

 

                                                              «Мы сменяли хулигана                                      

                                                               На Луиса  Корвалана       

                                                               Где бы взять такую б…,                       

                                                         Чтоб на Брежнева сменять?

На ту же тему. Некто вбегает по ошибке в магазин  «Океан» : - Мяса у вас нет? – У нас нет рыбы! А мяса нет в магазине напротив!

Вспоминается шутка, приписываемая академику  Н.Боголюбову насчёт вакуумов – пионного, электронного и т.д. -  чем отсутствие пионов отличается от отсутствия электронов :-«Мне воды без сиропа, пожалуйста.» - «Вам без вишнёвого или без малинового?»

17.04.77. Промелькнуло в  «Комсомолке»: «В Уругвае самый высокий процент заключённых» 1 из 450. Неужели у нас меньше полумиллиона заключённых. Никогда не поверю.

20.04.77.  Пересказали ( из «Вокруг света») о методе борьбы с крысами на судах-зерновозах (серьёзная проблема): берут сотню крыс и сажают в запертый ящик. Терпеливо ждут. сколько надо, пока останется одна – сожравшая всех. Её выпускают в трюм – и крысам конец. Хороший символ. Наводит на человеческие ассоциации…

08.05.77. Рассказывали о визите Косыгина на АЭС (кажется Ленинградскую). Задавал вопросы: «А как же вы подаёте кислород туда, где сгорает уран?» Один килограмм урана идёт на выработку Х квт /ч  энергии?!  Зачем же вам 40 тонн урана в активной зоне?!»

05.06.77. Новая конституция. Гора рожала пятьдесят лет, а родила  кажется, только должность вице-президента. Впрочем, если она будет использоваться для облегчения  преемственности, то это крайне важно ( в том, что  председателем  будет  генсек, никто кажется не сомневается). Оговорено также право на артели в сфере обслуживания и разрешается семейный бизнес. Намеренно двусмысленны все формулировки о политических свободах, напоминая известное «поскольку нет исключений» в статье старой конституции об открытых судах.

 06.06.77.  Асе подарили черепаху. Довольно крупную, длиной 29см.Назвали Чучундра –чуня. С потеплением ожила и отколола сегодня номер: забралась в просвет между батареей и стеной, упираясь панцирем в батарею, а лапами в стенку, поднялась как альпинист почти до верха батареи. Повисела некоторое время, потом поджала лапки и рухнула вниз с грохотом.

09.06.77.  Ночью в нашем  ГСК взломали семь гаражей. включая и мой. Угнали только один «Москвич –408 ». Видимо пацаны. Схема действий: попарно  ломом срывают наружный замок и ищут ключи от зажигания (у меня украли связку ключей от участка, пробовали одним из них завести, распотрошили замок и заклинили противоугонное устройство). Ни у кого ничего не взяли – ни железок, ни в погребах. Нужна была машина. Работали в перчатках. Правда на моей нашли какой-то отпечаток не мой. Капитан прокомментировал: построили «гадючник» – ПТУ. Средь бела дня разбойничают, не говоря уж ночью. Вчера, знаю, на остановке у вокзала в обед зарезали мужика. Трое  подростков, одного задержали.

 Прочитал – правда, не с начала, но до конца отрывок на случайной странице – « С нашивкой ОСТ» Виталия Сёмина. Писатели. И тема новая – не концлагерь, а рабочий лагерь. Через концлагерь прошли многие, умевшие писать, в «остербайтеры» попадали либо действительно рабочие, либо пацаны, готовых интеллигентов там не было, отсюда уникальность этого произведения. которое просто  «романом» названо чисто условно. Что удивительно -  практически никакого соцреализма. С непонятной свободой пишет и о «власовцах, и об «эсэсовцах», военнопленный, совершенно нестандартно, никакой подпольный обком не действует с одной стороны, с другой стороны главные ужасы как-будто за кадром, но зловещее удаётся грандиозно. Что же он ещё написал? Имя известное, мелькает.    

10.06.77.  Ася, вернувшись из «городского пионерлагеря» - с площадки при школе – «Ленка баловалась, и нам поставили  «четыре»  за сон». Юля – « А вы бы нас с папой позвали, мы с ним всегда  спим на пять, не подкачаем. Вам, может, и за еду отметки ставят? Двойку за второе, тройку за третье?»

Нашли угонщиков - взломщиков. Парень несколько дней назад вышел из заключения, в прошлом году угнал мотороллер, потом мотоцикл с коляской. Потом  «Ладу». Все угоны кончались неудачей – с мотоциклом застрял в грязи.  «Ладу» разбил вдребезги (мать до сих пор платит). Взял в компанию девятиклассника из третьей школы. Покатались и бросили «Москвича» в Балабанове. Теперь ему приплюсуют недосиженное за первый срок, добавят – вот тебе и рецидивист. Страсть у человека. Из тех  гоголевских, что любят быструю езду. Так что ПТУ было не при чём.

 11.06.77. Приехала Света Андреева. У Ани под вопросом выпускной вечер по оригинальной причине – в их школу в первый класс поступает внучка Брежнева, и в школе идёт капитальный ремонт, всё вверх ногами, экзамены на аттестат сдавать негде.

В «Правде» отведена страница под обсуждение проекта Конституции, а на странице - рубрика «Прошу слова» - для предложений по улучшению проекта. Сегодня два москвича после мотивировки строк в двадцать, жирным шрифтом напечатали буквально следующее: «Необходимо ужесточить санкции железным дорогам за несвоевременную поставку вагонов» - в Конституцию может и включат.

18.06.77. Вернулся из Киева, оппонировал у Саши Тищенко. После защиты ужинали в ресторанчике «Млин» в Гидропарке. Днепр, конечно делает Киев Киевом. Возвращался в тридцатиградусную жару, прилетел во Внуково, спешил на такси к Лесному городку к проходящей электричке, а её и следующую отменили. Промаялся на пристяжном мужичке три часа, был зол на весь мир, упарился и проклинал судьбу. Но, уже сев в поезд до Обнинска, перед Наро-Фоминском увидел на станции, как отделение голых по пояс солдат разгружали  пятидесяти тонный  вагон с углём – лопатами, чёрные с головы до ног, под тем же солнцем – и, устыдившись, взбодрился. А при отъезде из Москвы видел у Киевского другое отделение – шестеро собаководов с овчарками на коротких поводках в странных намордниках, похожих на противогазы (а, кажется, противогазы для собак есть на вооружении) со складкой, позволяющей собаке вываливать язык при жаре, и бедные псы использовали это на сто процентов, а вожатые прели т.к.  в вокзал их с собаками не пускали. Такое было впечатление – уходил пассажирский, кажется, на Новгород-Северский, что половина отъезжающих – торговки клубникой, они занимали полвокзала с горами пустых трёхведерных корзин, в шарообразных связках по четыре штуки – как они ехали с полными? Киев завален клубникой, самая отборная,  по кулаку – два с полтиной, на лотках – полтора. Киевляне дружно жалуются на ухудшение снабжения.

01.07.77. Два дня провёл в Ташкенте. Это вам не в Киеве оппонировать. Два дня барахтался в коньячной реке и пытался запомнить имя отчество гостеприимного хозяина. – Хайридин Назирович, записал на бумажке. Приключения начались на самых дальних подступах к Ташкенту – в Наро-Фоминске, где меня высадили в 20 часов  из электрички – в Апрелевке авария, до Москвы ходу нет. Самолёт из Домодедова в 0.15. Подхватил чемоданчик и полетел голосовать. На «Запорожце», двух автобусах и двух грузовиках к 23 часам добрался таки до Домодедова. На последнем этапе уговорил пройдоху на Газ-51 отвезти меня за пятёрку до места (30 км последний этап этой эстафеты), Хоть он ехал по Рязанке в другую сторону. Боюсь, что в Ташкенте меня приняли за большого начальника, чем я есть на самом деле. За двое суток я истратил 20 копеек на желтую расческу. 14 копеек на молочный коктейль и 49коп. на порцию лагмана. За гостиницу («Ташкент» между музеем Ленина и театром Навои, отдельный номер) заплатил сам только с помощью физического насилия над диссертантом и угрозы ночевать в сквере.

 Нравы чёткие, стратификация обозначена, проблема «напишут», волнует азиатских начальников, кажется, меньше чем наших. Х. Н., тесть диссертанта, секретарь Союза журналистов Узбекистана, собрал сразу после защиты междусобойчик в честь этого события для директора, оппонентов и избранных членов учёного совета! Угадайте кого не позвали на это мероприятия? Новоиспеченного кандидата и его научного руководителя Шукура Шарифовича, с которым мы были вместе в аспирантуре у Давыдова. «Мне там быть не полагается» - сказал Абдували, усаживая меня в автомобиль. Собрались в исключительно уютном месте – частный шинок на берегу одного из рукавов Чирчика. Прямо в воде на сваях терраска в тени огромных ив. Тюфячки, подушки, низкий столик на десять персон, на забетонированном бережку кухонька, казаны, вделанные в печь, всё это на краю садового участка соток на восемь. На улице было 37 градусов в тени, здесь же, над пятнадцатиградусной водой  горной реки (в которую опущена проволочная корзина с горой бутылок) – прохлада и нега. Горы фруктов, ещё июнь, но уже и дыни, и виноград, и абрикосы, и персики. «Посидели» с 14 до 21 часа, все были веселы, как младшеклассники, играли в «дурака» на макание в речке. Резвились как котята. После этого пили ещё в одном месте и до забытого диссертанта добрались к 11 часам вечера – на отдельной веранде с вентилятором и нетронутым столом ждали и там. Поддерживал себя в не бессознательном состоянии только мошеннически не допивая, обильно закусывая и разбавляя чаем, благо он всегда под рукой. К отлёту на следующее утро сбегал на базар и купил всего по 2-3 килограмма – дынь, персиков, баклажан, total – 13кг, упаковал по сеточкам. Привезли меня на аэродром, а там другая партия провожающих ждала с упаковкой –пудовой- тех же продуктов. В итоге у меня 40 кг багажа, сверх 30 не дают везти даже за деньги, я прорвался, однако всю дорогу только и думал – что буду делать после Домодедова, с пересадками. Однако, жадность фраера сгубила и судьбой я был наказан. Профессионально сделанную упаковку: внизу крепкие помидоры, чем нежнее тем выше – «Аэрофлот» вёз вверх ногами, полученный кисель размочил коробку, её появление на конвейере багажного отделения вызвало общее оживление. Заляпал давленной алычой и абрикосами  половину аэропорта. Кое-как собрал, связал, сцепив зубы, решил довезу. Нанял такси у Киевского, заботливо поставил коробку в багажнике, подпер – рванули с места, и шофёр на радостях, что подцепил богатого клиента, врубился тут же на площади, в другой таксомотор, разбив морду

своей новенькой машине. Тряхнуло прилично, коробка в багажнике лопнула с угла на угол и я там её и оставил, а уехал на «экспрессе», сдался.

02.07.77. Транс и траур. Закрыли  «шестой километр», расширив охотничье хозяйство    Барсуки, которое я бы переименовал в «Бары-суки», мало им десяти тысяч га. Двадцать лет лучшей  грибалки,  знал там каждый кустик и ёлку. Последнее безотказное место в радиусе часовой езды. Может, будем прорываться через Грачёвку? Да, настроение уже будет не то, и пешком чесать до точки упреешь.

Читаю вторую книгу Надежды Яковлевны Мандельштам. Умная и злая баба. Первоклассный литератор. Мастерица формулировать признаки времени – как вдруг, например, перевелись собеседники и завелись рассказчики. Или о соотношении  общественной и воинской доблести («битва» и  «служба»), смелости и стойкости, подчинение - дисциплина. «Мандельштам делал меня для себя» и т.д. Не взирание на лица на уровне набоковского. 

  Ася, передаёт впечатление от отрывка «Зори  здесь тихие», виденного по телевизору: «Девушки-красавицы по болотам пробираются, тонучи…»

Дошёл до упоминания о Шагинян  и вспомнил недавно: томясь в зальчике Наро-Фоминской СТОА где даже позавчерашней газеты не было. А на улице вечер и дождь, прослушал по репродуктору получасовую беседу выжившей из ума Мариетты Шагинян для молодёжи, где она уговаривала идти в ПТУ вместо университетов. Страшные люди.

04.07.77. По воспоминаниям  Надежды Яковлевны Ахматова козыряла против Михоэлса  Чеховым, посещая театр с Мандельштамами.  А что пишет про её отношение к Чехову Наталья Ильина?

20.00 – Георгий Анатольевич сообщил, что арестовали Валю Турчина. В субботу мы у них были, застали дома только Таню. Больную и расстроенную. Пригласили их провести у нас отпуск. Она была целиком  «за», но не надеялась уговорить Валю, который не хотел ни с кем в Обнинске встречаться, просила, чтобы я позвонил ему в Долгопрудное. Я позвонил, по приезде домой, было почти не слышно, он меня слышал. Спросил его про самочувствие. Он сказал «Сейчас хорошее», обещал позвонить в среду или четверг вечером, когда они договорятся. Таня сказала, что к установленной язве желудка, у него и панкреатит. А «вкатить» ему могут по первому разряду, вышла книга. Не понравилось мне и то, что, по словам Тани за ним последнее время ходили неотступно. Хуже всего – расстроенное здоровье. Неужели в субботу я говорил с ним последний раз?  В известиях в сводке сообщение было последним пунктом. Буду слушать каждый час. Первым движением было – поехать. Но там сейчас либо обыск, либо толпа соратников. 

Две ночи – ничего нового, повторяют слово в слово. Ещё известие – умер Набоков. Ничего себе  День независимости США. У американцев карнавал сплошной, Лёня поздравил Джимми Картера.

05.07.77.  6.30 – Турчина выпустили. Допрашивали по поводу Гинзбурга, он отказался отвечать. У-ф-ф !

Мандельштам – Пушкин ХХ1 века,  по независящим от него обстоятельствам, своего признания не получил.

07.07.77. Все великие писатели для меня делятся на две чёткие категории. Одних могу перечитывать без конца и жалею, что они не написали больше. Других – не могу  дочитать начатую книгу, знаю в отрывках, хотя, читая, полностью отдаю им должное, но наступает насыщение, как будто я понял в чём они сильны и чем, и нового не ищу. В первой категории – вспоминая наудачу  - Щедрин, Булгаков, Набоков, Гоголь,  Мандельштам, Ахматова. Во – второй – Толстой, Флобер, Пруст.

11.07.77.  Имеется насущная необходимость изучения лжи с научной точки зрения, начиная с систематизации и классификации, поскольку это (ложь), одна из основ современной жизни: общественно – политической, семейной, производственной.

Вчера ЦТ пустило ложный слух насчёт «необыкновенно ранних грибов» в Подмосковье и показали крупным планом пару боровиков (под Истрой). Сегодня, как дурак, рванул с утра в траверс Тимашево – Писково – Борденево, всего 150 км. Только в последнем нашёл 3 гриба. Этот подарочек не даёт покоя. Пошли? А на четверг получил повестку в суд Сычугова, говорят рассчитывайте на весь день. Как в том анекдоте – «Теперь у нас всё есть.»

 21.07.77.  Ночью привёз Валю и Таню. Выехали от них примерно в  22,50, в 24 приехали домой. Эскорт наблюдающих – от подъезда до подъезда. В Москве двое перекашливались в кустах, один  индифферентно ходил по тротуару, когда выехали, сразу же появилась серая «Волга». На 50 км окружной постовой остановил, выучил наизусть мои документы, а почётный караул стоял в пятидесяти метрах, выключив весь свет. Отпустив меня, лейтенант отправился к ним. На перегоне до Нары в одном месте я прижал до ста сорока – дистанцию блюли идеально. В Обнинске заехали за мной во двор, повернув направо,  к шестнадцатому дому. Через несколько минут уехали. Утром следующего дня под нашими окнами (мы живём на 2 этаже) прогуливались и заглядывали в окна наблюдающие, на выстроенных за ночь деревянных подмостках.

31.0777. На неделе состоялся суд над Сычуговым, взломщиком – угонщиком. Вызвали повесткой в свидетели. Первый раз, в четверг, промурыжили шесть часов, но процесса не начали. У «подсудимого» болела голова, отказался отвечать на вопросы. Перед свидетелями извинились. Чего-то не соблюли, кажется, температуру ему не измерили перед судом, всё на законном основании. Такое трогательное соблюдение процессуальных норм меня порадовало. Заседание перенесли на понедельник.  Герою ещё нет шестнадцати, хотя садится уже во второй раз, а сообщнику – шестнадцать, так что он проходит  свидетелем. Меня вызвали из коридора, где я читал «Современный французский детектив», и давать показания пришлось, положив на него руку, как на библию. Вообще –то было скучно, как на партсобрании. В перерыве подсудимый болтал с дружками, а конвойный милиционер в это время опасливо курил, пуская струю дыма в коридор. «Свидетель» в коридоре плевал на пол в почтительном окружении приятелей, Прокурор просил 2,5 года (да недосиженный срок в 40 месяцев 18 дней), чем дело кончилось не знаю, во второй перерыв ушел. Зачитывали характеристику Сычугова из колонии – ангел без крыльев, «встал на путь исправления. Перевыполнил, посещал, правильно реагировал». Стойки в суде изрезаны, как парты в школе: «Толя», «Коля» и т.д.

01.08.77. В четверг, возбуждённый слухами из под Юхнова, рванул. Подержался за белые грибы. Срезал штук полтораста. Взял пять целых и два десятка ножек. За три жарких дня черви всё съели, а было, было.                     

04.08.77. Юля позавчера сдала английский в институт им. М.Тореза на пятёрку. Два часа, которые мы провели у ворот – в помещение  пускали только абитуриентов – из числа худших в моей жизни. Неприятнейшее, монотонно растущее напряжение. Выходили либо с пятёрками, либо с тройками, примерно поровну, несколько неудов, практически нет четвёрок! Габаритные ворота №1 пройдены.

15.08.77. Только что вернулся из колхоза. В 30 градусную жару, в туче пыли пять  часов  наравне с молодёжью шуровал на картофельном  комбайне. Было таки похоже на настоящую работу, пожалуй, за все двадцать лет нашей «шефской»  барщины. Всё было удивительно, выезд назначили на 8 часов – и в 8.05 выехали. В начале девятого были в поле – и исправный комбайн  одновременно прибыл туда же, правда подождали тележку минут 10, но потом она циркулировала с минутной точностью. Сделали 1,2 га, картошка крупная, хоть её и не слишком много. Но чудеса не кончились.  После обеда тракторист и помощник вернулись трезвые, и мы ещё поработали до четвёртого часа, чуть ли не в охотку, хоть работа гнуснейшая.

16.08.77. Юля набрала 24 балла и должна пройти. Сегодня на радостях отправились по грибы за 70 верст. Раскладка добычи: Ю.Соколов – 6шт, Я – 14шт,Юля – 95шт, Флора – 137шт. Юля с Флорой  наковыряли неправдоподобную мелочь, получились   две    баночки  маринада (при интеграле 246 штук),  пол литровая  - ровно 130 шт. и 0,8 примерно 110шт. До сих пор личные рекорды были: 62шт в баночке 0,5 и 98шт  в литровой банке. Просто детоубийство, но что делать, лес вытаптывают, поднять голову никто не даёт.  

15.09.77.  Прошел месяц. Третий день в Крыму, решили вывезти Асю на тёплые воды и вот замерзаем – в Планерском ветрено, прохладно, хоть и ясно. Ко всему прочему, здесь по четвергам «рыбный день»,что не означает, конечно, что есть рыба, но мяса нет даже в обычных жалких формах. Пробились вчера в музей – на дачу Волошина. Всё, правда, в эмбриональной форме. Вдова полгода как померла, дом перешёл к Союзу Советских Писателей. Выставлены 70 акварелей (а всего их в этом доме, как сказал гид, полторы тысячи). Года через два-три, после ремонта обещают уникальный музей. Покойница умудрилась пережить вместе с домом даже войну. И что ещё более удивительно всё остальное. Пропускная способность выставки  сегодняшняя – 13 человек.

Главное событие истекшего месяца – Турчиным  разрешили выезд – окончательный, беспаспортный. Лучше всё же на ближний Запад, чем на дальний Восток.

15.09.77.  Всё – таки людей развелось через число. Мать Волошина покупала  здесь землю  - на пустом месте – по рублю за десятину. Был дикий край, лунные пейзажи, в которых так  набил руку Максимилиан. А нынче?

16.09.77.  То что можно назвать еврейским  периодом диссидентства, похоже, заканчивается, исчерпывается. Чего-то добились, сдвинули. Но широкая публика видела в этом главным образом очередные  «еврейские штучки», происки, достаточно широкого сочувствия они не завоевали. Люди, проявляющие готовность пожертвовать собой, вызывают стойкое – и часто оправданное – подозрение в том, что их готовность пожертвовать другими людьми ещё выше.

18.09.77. Волошина, как завещал, похоронили на вершине голого холма над Коктебелем и посадили дерево над могилой. Гора довольно высокая. Так вдова, дожившая до девяноста лет, последние лет тридцать, небось,не могла туда выбраться? Правда, дерево хорошо видно из дачи.

25.09.77. Теорема Ландау: существует оптимальное расстояние, на котором женское лицо привлекательнее всего, поскольку при 0 и бесконечности привлекательность обращается в 0. Считаю, что, вообще говоря, этим доказывается лишь  наличие экстремума, который может быть и минимумом, если привлекательность – бывает ведь – величина отрицательная.

28.09.77. Читаю Н. Рубцова. Начал с начала – жидковато. Начал с конца. Это да. Первое, что  невольно прикидываю читая стихи современных русских поэтов : думал он, когда писал, - напечатают или нет?. Если  чувствуется, что думал – лирический стих пропал. Эзопов язык допустим, но не в лирике.

Дочитал до конца. Чёрт побери – великий же поэт. А был ли он членом ССП?

14.10.77. В 17.45 ВВС сообщило – Турчины прилетели в Вену. Некоторая гора с плеч. Разрешение было датировано 14.09.77 и сроку был вроде месяц, но визы получили в прошлый понедельник. Это обошлось им  в 3200р, а за свою квартиру они получили 3900 р. Благо до Нью Йорка малой скоростью – 850 кг. книги, посуда и пр., да с собой шесть чемоданов.

 Позавчера, в среду, приглашали всех прощаться. Мы приехали намеренно пораньше, к 15 часам, до начала свалки, Валю не застали – с утра отправлял тихоходный багаж через таможню. В 14 часов позвонил, что необходимы ещё билеты (он взял только визы) и Митя поехал (до нас). В 17.25 он вернулся – папу нигде не нашёл!! Таможня закрывается в 18 часов. Все разволновались. Анатолий Васильев, с промокшим несчастным Митькой полетели обратно на такси, а в 18.20 появился Валя – досмотр прошёл, не успел заплатить деньги. К этому моменту было уже человек пятьдесят народу. Появились два варяга с магнитофоном, ненадолго уединились с хозяином. Это интервью вчера и сегодня гуляли по радио. В начале восьмого мы,  в слезах, попрощались и уехали. Сегодня целый день слушали радио и вот сейчас услышали. Вместе с ними одним самолётом прилетели К. Любарский и Вейль. Замещать Турчина по  Amnesty в Москве остался Г. Владимов – я как-то прозевал его превращение в диссидента. А  Т. только что дали Нобелевскую премию мира, для Турчиных это кстати – хоть встретят получше. Они собирались ждать в Риме американских бумажек, и если янки приличные люди, должны, по-моему, сэкономить им этот крюк и оформить побыстрее. Но посмотрим. Было бы здоровье, Валина  язва, вроде, заросла, не беспокоит, он смело ел последнее время. Хочется думать, что месяц проведенный у нас  способствовал этому. Измучены и загнаны они были предельно, мечтали только выспаться.

15.10.77. Пришел с субботника – теперь учредили и всепогодный осенний. Ночью как раз ударил первый мороз и выпал снег, все по инерции слабо  оделись, к пол одиннадцатому замёрзли и разбежались. Желчный Лукьянов: «Предлагаю деньги, заработанные во время субботника, отдать на строительство крематория для ответственных работников». 

  Передают, что Валя собирается в Лондон на две недели. Он звонил домой сразу по прилёте и тоже об этом говорил. 

16.10.77.  Валя рассказывал: его вызывали, уже после получения разрешения. Повесткой на допрос. Не пошел. В связи с сессией, принимавшей конституцию, за ним –и другими – следили очень плотно, по пятам. За два дня до получения визы он сидел дома, как привязанный, но получать, конечно, поехал. Проводили. Подождали, пока получит и выходит его старый знакомый Ю.А. – Валентин Фёдорович, повесточка была, придётся приехать! Татьяна : «Я с ним!» - «Пожалуйста!». Повезли в Лефортово и там полковник Баранов по поручению калужских товарищей полтора часа его допрашивал. На вопросы по существу он отвечать отказался. Письменное  распоряжение у Баранова было – отвезти его в Калугу, но возня с визами сэкономила ему эту поездку, всё-таки избавиться от него очень хотелось! Это был его тринадцатый в общей сложности допрос. Вспоминаю – накануне получения виз, с субботы на воскресение мы у них последний раз ночевали. Когда утром уходили, какой-то дядя интересовался нашим номером, а накануне, хоть мы приехали к полуночи, двое в подъезде изображали пьяных. Так утром поворачиваю на Ленинский из «стакана» по пояс высунулся, засвистел на весь Юго-Запад. И, что совершенно необычно, не стал сидеть и ждать в «стакане», а кубарем скатился по лесенке и бегом к нам: «На Киевском    шоссе авария, прошу извинить, проверяем документы…» Но номера нашего не записал, а только, адресные данные - «В машине у вас жена?» - «Да.». Записал и всё.

28.10.77. Слава Маев увольняется, уже, наверное, уволился. КПК (Комитет партийного контроля) отложил апелляцию, и в институте сразу пошли разговоры о лишении степени и звания. С момента исключения прошло полгода. В  КПК он пообщался в коридоре ещё с несколькими исключёнными : бывший директор авиазавода – перечил обкому; колхозник – разводил на приусадебном участке помидоры и торговал; инженер – механик – развёлся, продал машину и тесть поклялся его посадить, в чём почти преуспел и т.д.

20.10.77. СНЯТСЯ всё какие-то цветные  широкоформатные кошмары. Сегодня: мы с Лунёвым и Ядровским убили какую-то старуху, взяли её под руки, опустили в канализационный люк, из которого била вода через край, а потом опустили туда кипятильник величиной с мою ногу и стали эту воду кипятить – скрывать следы. Всё это в окружении толпы глазеющих ребятишек дошкольного возраста.

23.10.77. Вчера ребята из лаборатории позвали на шашлык. С погодой повезло, 5 –6 в плюсах, тихо, серо, без осадков. У Владимира Семёновича на огороде за забором к оврагу нажгли углей, вырыли канаву. 5 кг уже крошеного шашлыка на 6 человек. Мясо оказалось на удивление приличным. Маринованный лук с соком притушили, добавив винца, засыпали травкой «хмели-сунели» и в эту кастрюлю сложили первую порцию, а вторую ели с шампуров, запивая невиданным раньше венгерским белым, утвердившим меня в мнении, что  венгры – лучшие в соцлагере виноделы! Потом румыны, потом болгары ( они же самые дешевые). Сидели при свечах в сараюшке с закрытыми ставнями. Нарушил режим всесторонне – без оглядки макал мясо в соус «Шашлычный», захлёбывал полусладким. Всем понравилось. Посвящено было окончанию сель-хоз  работ. Планируем весной повторить.

29.10.77.  Вчера и сегодня вчитался, «попал» в Тарковского. И сейчас кажется, что в нём чего-то важного не хватает – но в гораздо меньшей степени, чем казалось раньше.

02.11.77.  «Клянусь честью – никогда я не хотел иметь другой истории моей Родины, чем та, которая есть» - Пушкин. Кто, интересно, подписался бы под этим сегодня.

03.11.77.  Что – то в Главлите произошло в течение последней пары лет. Читаю В. Астафьева «Уха», «Поминки» - кто мог напечатать такое году в семидесятом хотя бы. Чтоб далеко не ходить. Сибирь не по Г. Маркову. Могуч в описаниях – схватка Ахила с медведем просто шедевр, хоть в рамку вставляй. Вообще в картинах, сценах –классик. Но в характерах – слабина, скелетность (по большей части). Пока держится на гребне, пишет, что видел.  Но скатывается в овраги – и в сентиментальность (ода огороду) и в мелкую философию. Придумывать убедительно не умеет. Придуманное – или восстановленное по чужим рассказам, как Эля с Акимом на зимовке – выпадает, просто слабо, диалог беспомощный, да и внутренние монологи. Уж писал бы «Записки охотника» ХХ века. Цельнее всего «Уха».

06.11.77.  В Юлькином институте уже несколько поколений студентов мучают в качестве домашнего чтения тоскливейший «Тропою грома» (Path of Thumler). Для неё придумали псевдоним «Посассандра». А «Убить пересмешника» - «Курящая птичка» (одна  преподавательница оговорилась «snitkinq» )

 23.11.77. Что-то интеллигенты распоясались. В воскресенье С.М.Поликанов, которого давно не пускают в ЦЕРН, собрал иностранных журналистов (!!) и сказал, что он честная советская девушка: не еврей, не алкоголик, никаких планов невозвращения у него нет, и теперь его обличают. Ю Любимов в Париже пообещал подать на «Литературку» за высказывания от его имени по поводу «Биеннале». И вот вчера – на два года остаётся в ФРГ Гидон  Кремер, слушал его единственный раз в Большом зале Консерватории вместе с Турчиными, они доставали билеты. Концерт записывался для телевидения. Нас всех местами, прошибало просто до слёз – Паганини да и только. Несомненно, великий артист. И вот, пожалуйста! То же  невозвращенец.

25.11.77.  Достал, наконец, в библиотеке Распутина. Прочёл уже «Последний срок» и «Живи и помни». Просто расплющен. Живой классик. Про старуху – мороз по коже – как дочь трогает её за плечо и вырывается  хрип – нечеловеческий, посторонний – « как–будто изнутри, занятая делом огрызается смерть». И вообще многое на уровне, не скажу Достоевского, но Л.Толстого.

08.12.77. «… начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него  и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его.» от Луки,11.      

09.12.77.  «Когда  ты  идёшь с  соперником  своим  к  начальству,  то  по  дороге  постарайся  освободится от него» Лука, 12-58.

 15.0277.  Из «Писем в Бухару» Д. Сухарева оставил бы последнее:

                                              Я телеграмму дам.

                                              Бельишко соберу,

                                              Ведь я родился там,

                                              Пойми, родился там

                                              Не  знаю, где умру…

 Чем не самостоятельное стихотворение? И ещё какое.

28.12.77.  Ася: «Жил был селезень с селезёнкой…».

   Три элемента в стихе: мысль, чувство, картинка. Если присутствует хотя бы один  из них – стих не пропал. У Мандельштама чаще, чем у кого-либо другого – все три.

03.01.78.  Новый Год. Ровно двадцать лет назад мы познакомились с Флорой. Встречали новый год у Вити Герасименко в большой компании подводников. Момент до сих пор перед глазами. Сижу на полу у проигрывателя, перебираю пластинки. Входит девушка в зелёном платье с брошкой–паучком. Герасименко, с трудом уговорил её прийти,  был безнадежно влюблён. Тогда, только десять дней прошло после Димкиного самоубийства, настроение было ужасное, но к черноволосой девушке я прилип мгновенно. И вот – двадцать лет!

 06.01.78. Актёры уязвимее любых других художников. Великий актёр немыслим без прижизненной славы.     

Православный сочельник. VOA передал рассказ Набокова «Рождество», а после этого в «Известиях» сказали, что Турчины  приехали  в Нью-Йорк.

11.01.78.  Собственно, никакой прозы у Мандельштама нет, всё написанное им одинаково стоит учить наизусть. Сейчас читаю Ахмадулину  и, в общем, разочарован. Многословие почти на уровне Евтушенко. У Мандельштама лишних стихов нет совсем. Никаких  «uarrative poems». Нет их и у Ахматовой, «Поэма без героя» - подтверждает правило. Поэма должна быть либо цельным лирическим стихотворением, либо эпосом, либо мозаикой. Писать – и читать- её, как роман с продолжением, нельзя. А до собственно поэм я у Ахмадулиной ещё не дошел. И что-то уж часто она пишет при свечах. Дошел до «Сказки о дожде». Это хорошо, Здорово.

15.01.78.  Приехали в страну на час и хотите узнать о ней главное? Мой рецепт – зайдите на удачу в пять продовольственных и пять книжных лавок. Точнее индекса нет. Всё остальное – шелуха. И мы по этому индексу где?

16.01.78.  Вчера была лекция в ГК для пропагандистов, читал заведующий лекторской группой обкома. Основные пункты: а)анекдоты про Василия Ивановича распространяет израильская разведка; б) в Калуге вражеские агенты накануне дня Победы  распространили среди воспитанников детских садов (sic!) и учеников младших классов, что10 мая начнётся война с Китаем… представляете коварство,  в) на основании постановления 16 партсъезда о сокращении информации о наших идейных врагах (прошло больше сорока лет), о диссидентах надо говорить как можно меньше, а то задают на лекциях вопросы – о Сахарове, Солженицыне – что это такое. В 75г по всей стране осуждено по этим делам было всего 15 человек ; г)Пьют. На душу населения вдвое против 13 года.

18.01.78. Где-то я записывал: «А много ли у Ахматовой верлибров?». Перечитывая, убеждаюсь, что таки много, пожалуй относительно больше, чем у кого-либо из великих. И «У самого моря», «Эпические мотивы», «Северные элегии» (особенно третья) – все хороши. А пятая и шестая?!

21.01.78. Вчера были в Москве, проворачивая массу мелких дел, сходили на выставку американской живописи конца Х1Х – ХХ веков. Стояли 50минут на морозе, но стоило того. В основном реализм, включая  и «фото», но немного и поп-арт. Понравилось практически всё, кроме «Двух флагов» и Моста «Золотые ворота».Фамилий не запоминал, из знакомых только Whyeth и  Chuck Close, гигантский  автопортрет которого приходится смотреть с другой стороны балюстрады. Каждый волосок в бороде можно пересчитать. Особенно: «Две натурщицы», «Beasts and Burdens», « HalfDau», это из больших полотен, но очень хороши и мелкие индустриальные пейзажи, например, «Вода» - секция гигантского водопровода. Из старых:«Стол холостяка», «Строительство Панамского канала». Профессионализм прёт из каждого мазка, чувствуется, подбирали специально, чтобы разгромить  басни о расцвете абстракционизма в силу не умения американских художников рисовать. Умение «сделать похоже» на сто очков впереди Галактионова и Решетникова.  На этом фоне 35 классических, академических английских полотен совершенно не воспринимаются, хоть тут тебе и Триер, и Рейнолдс, и Констебл. Этим мы сыты не удивишь.

Заезжали к Лакшиным. Потом Владимира Яковлевича  подвезли в редакцию «Иностранной литературы». Рассказывал о поездке на Сахалин, куда он поехал «почти по  рецепту Власа Дорошевича». Тот собирался прикинутся беглым бродягой, а я прикинулся театральным критиком. Чувствовал себя в точности Хлестаковым. Встречали с цветами и транспарантом. «Рассказывал как Вознесенский, Евтушенко и Пригов (или Бондарев?) вступались за  Любимова, отписали Брежневу. Их тут же пригласил Зимянин: «Ну, что же вы, товарищи. Беспокоите руководство. Мы оценили гастроли исключительно высоко. Строим театру здание. Только что дали артистам 48 квартир. Всё тихо, всё спокойно.  Васе Аксёнову тоже в Париже созывали прессу. Подруга позвонила из Москвы, что сняли его вещь из «Нового Мира». Ну, парижский воздух подействовал. Он стал апеллировать к публике. А вещь-то напечатали – мы ещё не знаем, что такое, не видели.»

А Леонид Ильич то, по слухам, плох. Вопрос о наследнике  встал во весь рост, и кто это будет, никто не знает.

22.01.78.  У многих, у многих великих русских поэтов столетие со  дня смерти отмечают – и будут отмечать – гораздо раньше 150 летия со дня рождения.  

Знакомство Ахматовой и Модильяни – необыкновенный и трогательный акт. Трагичные фигуры западной и русской культуры ХХ века – и трагичные специфически, она – по - русски, а он – по-европейски, его убило равнодушие, а её истерзало активное, злобное преследование – и их свела судьба, и они что-то почувствовали друг в друге, что-то один другому ответили. Поразительно!

Поэтов делают любовницы, научных работников – жены.

23.01.78.  По телевизору «Дон Карлос», которым  « Ля Скала» открыла свой двухсотый сезон. Прослушал первое действие. Наши Образцова и Нестеренко борозды не портят, хотя и звёзды тут – Пласидо Доминго,  Маргарэт Прайс. Но опера, конечно, не для меня. Как бы ни старался постановщик, трагедии и драмы не воспринимаются, чистая демонстрация вокального мастерства, очищенного от образа, содержания. Всё плавно, благообразно, но – холодно, хоть ты что. И дело не в эффекте присутствия. Просто я не резонирую. Да и нет перевоплощения,  людей на сцене – нет. Ритуал. Но голоса удивляют.

Юля сдала первую сессию на пятёрки, и будет получать повышенную стипендию – одна из трёх отличников  в группе. Приехала со старостата расстроенная, что один парень тоже сдал на пятёрки, но стипендии получать не будет, т.к. не имеет общественной нагрузки, а она староста.

24.01.78.  Чуковский про Чехова «…два основных порока обывательской души показались ему особенно мерзки: издевательство над слабыми и самоуничижение перед сильными». Действительно, два основных и самых ужасных.

26.01.78. Вчера по радио слушал вторую лекцию Лакшина о «Евгении Онегине». У него отличная дикция и актёрские задатки. Он  вполне потягается с Андрониковым в его коронном жанре – остросюжетном литературоведении, литературном портрете. Вспомнить заметки о Е.С.Булгаковой, например, чем дальше от стопроцентной академичности, тем  у него получается лучше. И вообще синхронистические таблицы очень занимательны, например, по ХV11веку  в «малой истории искусств». После него ХV111век  кажется провалом, минимум, или я плохо знаю факты?

Усилиями наших охранителей создан и всё распространяется огромный исторический заказник - архивы, куда следопыты не допущены. Но при отступлении, они, возможно применят тактику выжженной земли и в архивах взять будет нечего? Да нет, это потребует слишком больших усилий. Останется.

Читая у Чуковского о простодушии Гарина, купившего на вес живую свинью, которую хозяин, накормив солью, опоил водой, вспомнил знаменитого земляка Павлинчука – Чигина. Дважды героя, гремевшего на всю страну свиновода, из-за которого, говорят, сел не один директор бойни, пока его самого не поймали на этом старом трюке – и тоже, вроде, посадили. Я думал  - он  хоть сам это придумал, оказывается, нет.

Чьё это «Опасные связи»? Лакло?  Взыскивают с меня за «связи и контакты с Турчиным, проводившим антисоветскую, идеологически вредную деятельность и выехавшим за границу». Длится это уже два с половиной месяца. Раньше не писал, да и сейчас тошно, но следует отразить – сегодня было уже бюро Горкома партии, СТРОГАЧ! с занесением  за «партийную беспринципность, выразившуюся в ……», так и хочется, вспоминая прошлый раз (1966г – «чтение – распространение», Павлинчук!) и патентованные формулы, написать «отличающуюся тем, что…Этапы: беседовал и допрашивал Камаев; писал и носил объяснение; беседовал руководство  ячейки; беседовало руководство отдела-лаборатории; заседал партком; беседовал директор; собиралась ячейка; беседовали из парт. комиссии; заседала парт. Комиссия; и, вот, сегодня бюро! Иван Васильевич болеет, проводил Киселёв. Но старый лагерный опер. Слюняев (начальник спец. части на работе у Флоры) не сплошал: «Провожать Турчиных ездили один или с женой» - С женой. – Ага…(записал в книжку).Пиши, думаю, пиши. Незлой я человек, но неплохо бы тебе к Константину Ивановичу Соснову под бочок. Царство ему, засранцу, небесное.

Сегодня прочёл «Поиски жанра» Аксёнова. Жанра он так и не нашел, под конец сорвался – вынужденно, возможно, в сантименты, не удержался на грани. А первая половина – хорошо, по той цельности, что и в «Бочкотаре».Но то, что напечатали – хорошо. Ему бы кончить пораньше страничек на 30, что ли. Возможности продемонстрировал.

27.01.78. «Современники»Чуковского вышли в 62 г. Одна из фотографий «Маяковский в группе писателей». Всего шесть человек. Больше имён в подписи нет, но Пастернака узнаю. Кто же, интересно, остальные. Или, из-за Пастернака и не расшифровывают? Один, похоже, Серафимович, и второй бритый смутно знаком. Остальные нет. С кем же столпились Пастернак и Маяковский?  

Корней Чуковский называет Зощенко и Шварца «мастерами изощрённого, светлого юмора», «уморительная, озорная оргия Шварца в «Драконе»и в «Голом короле». Вряд ли Корней впал в детство в 30 лет. Хитрит. Походя называет директора «Кубуса»? главарём. Интересно, всегда ли это слово было ругательством?

Корней Иванович цитирует Макаренко «Мы, советские люди, должны блистать изысканной  воспитанностью и джентльменством. Нашей воспитанности должен завидовать весь мир.»

29.01.78. Упал в обморок. Пошли какие-то мелкие чирышки по пояснице. Утром стоял, чистил зубы, а Флора обрабатывала поясницу.  Вдруг - зазвенело, поплыло.. Сел на край ванны и отключился, Флора меня поймала и удержала в сидячем положении. Открыл глаза, принял кафельную стенку за потолок и снова в аут. Очнулся зелёный, мокрый от пота, дотащился с помощью всего семейства до постели. Приехала «Скорая», укололи кардиамин, всё прошло, нервный стал.

Гуляли. Давно обратил внимание, грачи не улетели. На двух кустах сидели буквально  сотня

воробьёв и очень дружно, ладно чирикали – примерно, как один соловей, без преувеличения.

Тяга к патологии у современного искусства естественна, это потребность в «расширении пространства», долгое время  удовлетворявшееся за счёт мистики. Любопытна параллель с математикой – там ведь очень интересные классы объектов получили тот же ярлык – «патологические». Или взять обобщённые функции, высмеивались, признавались туго, и вдруг – взгляд под другим углом, всё стало на своё место, всё стало естественным, а плодотворным было и раньше. Поэтому я за патологию двумя руками. Сопряженное пространство. Новые возможности. Да чего далеко ходить, патологическими признавались даже иррациональные числа. Где-то я читал: древние математики открыв несоизмеримые величины долго скрывали это «чтобы не навлечь на себя гнев профанов».

2901.78. С Флорой, по наущению Слюняева, проводил   «воспитательную работу» её начальник Сергей Вакуловский. В частности он утверждал, что изменнки перебежчики Федосеев и Беленко были приговорены к смертной казни и приговоры приведены к исполнению. О смерти Федосеева я слышал, а вот о Беленко что-то нет; также как о Кравченко и Косенко,  а на лекциях о международном положении их давно похоронили.

 01.02.78. Вспомнил: с Львом Николаевичем Усачёвым на его тогда новой «Волге» возвращались из Коктебеля в Алушту. Под уклон он выключил скорость, на холостых, подтормаживая, спускаемся. Оба слышим – движок свистит, как будто помпа без смазки, ровно, высоко. Выключил двигатель- свистит. Встали, как вкопанные -  свистит. Тут только осознали – цикады. Вдоль всей дороги, километр за километром на одной ноте. Вообще день был запомнившийся. Пытались, неправильно поняв путевые  указания – переехать на машине  через Кара-даг!! 

Напрямик  из Планерского к Биостанции  - и, упрямый Лев Николаевич, по каменистой тропе в кизиловых зарослях вспёрся на удивление высоко, пока не повисли на какой-то круче. Как ещё на  обратном пути не загремели.

02.02.78. В воспоминаниях Кузнецовой о Бунине раздражает сокращение И.А., что напоминает Винни Пуха. Ещё раздражает её бесконечные упоминания о Бунинских бесчисленных шутках, остротах., метких замечаниях – и ни одного примера, одни охи.

А потом подумал – уж на что остроумный  человек был Турчин, а много ли  я за ним запомнил? Последним летом сидит на крыльце в саду. Таня зачем-то собирается на поляну за забором или на реку. Смотрит на небо: Возьму плащ от грозы. Он,  сидя в шезлонге, не поднимая головы от книги, -От грозы нужно брать громоотвод…В каком же это году мы стояли в кемпинге под Ялтой, жили в палатах в персиковом саду? Отличные были персики, по полтиннику килограмм. Она же – Валь, пойдём в Ялту?  – Пешком? -А? – Может прямо ко гробу Господню- до Ялты шесть километров.

03.02.78.  Читаю стихи Бунина. Встретил рифму « плоска – близка» и вспомнил – мы с Турчиным играли в электричке по дороге в Москву в рифмы и именно на «ска».Когда оба уже выдохлись, я сказал «полоска» - он оспаривал, как искусственную. Я привёл строчку «Грудь её была плоска. Как гладильная доска», он согласился зачесть. Помучавшись, сказал «ЦСКА» - и  выиграл, я спорить не стал.

03.02.78. У Пушкина в «Наследстве» - за долги сняли  оклады с икон. Интересно, отбирали  ли за долги сами иконы. Считались ли они  имуществом?

 04.02.78. В журнале «Крокодил» - Человек, который признаёт свою ошибку, когда он не прав- мудрец. Тот, кто признаёт свою ошибку, когда он прав – ещё более мудрый человек. 

Обложился Буниным: два тома  «Лит наследства», первый, седьмой и восьмой из девяти- томника. Не надоедает даже в таких дозах. А ведь Мережковский выдвигался на Нобелевскую премию как полнокровный конкурент. А я не читал ни строчки, так же как Ремизова, Алданова, Шмелёва и др. Пробел. Две практически не пересекающиеся культуры, и это продолжается уже шестьдесят лет, а конца не видать. Но Набоков из чумных похоже перешёл в карантин – и помер. Должны что-то, поначалу узко, пробным шаром. В литературоведческом порядке, напечатать. Если прикинуть, то «Камеру обскура», «Дар», «Машеньку», рассказы можно печатать без купюр.  

10.02.78.  Какая маловероятная случайность пробудила во мне интерес к стихам, которые я до того практически не читал, не говоря уже о том чтобы –господи боже – писать! Дело было ровнёхонько десять лет назад, в начале февраля 1968года, были мы с Флорой в Риге по случаю очередной спектрометрической конференции. Угощали там с Курепиным обедом Сашеньку Ланде с женой и другого американца – Wevberton, если не ошибаюсь, такая его  фамилия. После обеда он захотел нам с Мариной подарить по книжке. Поднялись к нему в номер. Предложил на выбор Хемингуэя и антологию Modern Verse 500 great poems. Не выбери  Марина Хемингуэя, так бы я, как мещанин во дворянстве, и говорил прозой. Но она его, конечно, выбрала. В номере открыл на удачу, если не ошибаюсь, Харди «Вот окончен визит мой…»- и что-то толкнуло. Потом Эдны Милле – «Любовь не всё. Еды, воды и сна…»Через пару лет в доме отдыха «Ершово» именно эти стихи я попробовал перевести – и так до сих пор и не перевёл, между прочим. Однако интерес расцвёл. Только после этого я и русскую поэзию начал серьёзно читать    

 В 11.58 поймал по ВВС конец какой-то Qeeze, самый последний вопрос двум мужикам: «Как называется горный хребет в Советском Союзе между Чёрным и Каспийским морями?» Один сказал: Атласские горы, ответ второго я не разобрал, но он тоже не угадал.

 Полистал Батюшкова. Он всю жизнь писал, как Пушкин в 14 лет.

Сегодня год, как арестовали Ю. Орлова. Из Канады отправляют чёртову дюжину наших разведчиков. Последние известия ВВС.

Рассказали как достоверное кошмарную историю. Будто бы летом прошлого года в Москве был процесс, кончившийся несколькими расстрелами, по делу группы сотрудников ГАИ, промышлявших следующим образом. Два сотрудника останавливают машину «Жигули» - если водитель один, просят подвезти к патрульной ПМГ, стоящей на тёмной улице. Подъехав, убивают владельца, запихивают в фургон, вывозят в закрытую загородную зону к водохранилищу и спускают туда труп, забрав документы на машину. На неё оформляются документы и продают. Попались будто на одиннадцатом случае.

Вызывает большие сомнения серия таких однотипных преступлений, опять же – ГАИ, поймать то просто, да и автомобильных комиссионок не так много. К тому же убивать таким способом в машине трудно, а кровища  - не отмоешь бесследно. Нет, что-то уж слишком густо.

11.02.78  Схоронили сегодня тётю Лизу Олофинскую, Флорину тётку. Немного не дожила до 58 лет, хотя по документам на два года старше. В своё время, желая поскорее поступить на рабфак, прибавила себе два года, так и осталось, и на пенсию раньше ушла. Рак поджелудочной железы. Ещё в ноябре приезжала на Нинину свадьбу хоть бы что, плясала и пела, только странно похудела – и вот в четыре месяца. Оперировали в шестёрке, но помочь уже ничем не могли. Когда её забирали из морга двенадцатой МСЧ, мама вспомнила тамошнего бывшего патологоанатома главного, который не так давно точно в том же возрасте от той же болезни после той же операции в той же больнице скончался – и также до конца думал, что ему удалили камни из желчного пузыря, хоть и специалист.

Поехали на Хованское кладбище, по нашему Киевскому шоссе, по соседству с городской свалкой, чистое поле, кладбище уже огромное. По дороге довольно дальней, к участку 29Е, рядом с тётей Лизой – полугодовалый Дмитрий Владимирович Набоков. Любой возраст на кладбище наводит на размышления. Я вдруг сообразил, что меня что-то давно  никто не окликал «Молодой человек!»

Намотал за день 350 км. Тётку Лизу жалко, до слёз любила внучат Иру и Максимку, тряслась над ними. Младшая из троих: Валентин Алексеевич Левша и Екатерина Алексеевна погодки и старше на десять лет, а она – и умерла первая.

В Москве, пока ждали Юлю, постригся и нагляделся в зеркало, старый красноносый склеротик. Правда подмолодили. Стригла симпатичная, хорошо подстриженная крошка.

12.02.78.  Восьмёрки, девятки – вот поэзия Ахмадулиной. Удручающее неумение попадать в яблочко. А, может быть, не вчитался? «Я вас люблю красавицы столетий» … - на переводы жалуются все. Всем хорошим русским поэтам  ХХ века приходилось временами жить  этой полу-поэзией. Мандельштам, Ахматова, «Ах, восточное переводы, как болит  от вас голова.» Это чьё? Не Ахматовой же.

Хлеб насущный – его и Пушкину приходилось зарабатывать. А странная переписка Достоевского с женой? А переписка Мандельштама ещё страшнее. «Восточные переводы» – вспомнил, Тарковского. Подумать, это действительно мука – переводить стихи из-под палки. Эти жалобы искренние, не то что муки творчества.

«Спешить не любит –  сделать любит» - это  Лиходеев про жестянщика. Толковая похвала

13.02.78.  Мне резко не нравится патологическое омоложение спортивной элиты. Особенно в гимнастике. Дошло до того, что в  женской гимнастике женщин не осталось просто  ни одной - тридцатикилограммовые фитюльки. Казалось бы стратегия должна быть диаметрально противоположная – продление спортивного долголетия, создание  возрастных групп, изобретение видов спорта, которыми можно увлекаться всерьёз до шестидесяти лет. Да они и есть. Многие виды соревнований на меткость, например. Те же городки. И устраивать соревнования между группами с нерезким гандикапом.

13.02.78.  Посидел у телевизора. Гилельс играл Скрябина. Не помню, чтоб когда-нибудь слушал Скрябина в хороших порциях, но вещи были почти все знакомые. В Большом зале зрителей на сольных концертах уже стали сажать на сцену. Собираемся купить хороший проигрыватель «Вега – 002», 350 р., как раз столько, сколько на всех моих сберкнижках.

15.02.78.  Длинные стихи удаются Новелле Матвеевой, почти как  Маоине Цветаевой. «Гипноз»! Погуще, чем у Ахмадулиной.

Были в Москве у Лакшиных. Оказывается, все эти кражи машин и убийства водителей происходили в их родном 12 отделении ГАИ Фрунзенского района, и последний, действительно  одиннадцатый случай произошел с сыном одного их знакомого художника. Гидрограф, 26 лет, жена, ребёнок, вернулся из экспедиции, в числе прочего купил какую-то супермашину. На  папиных «Жигулях» поехал по делам и пропал. Наутро жена забила тревогу, побежала в милицию, в это самое отделение, с заявлением – и попала к тем самым, кто его ночью здесь же и убил!!! (Оказалось, как я и подозревал, убивали не в машине. а в помещении  отделения, куда привозили «для выяснения»). Они её обсмеяли – вы, мол, что же не знаете любовниц своего мужа? Так и пропал. Но на продаже через комиссионку где-то в области их поймали, благодаря бдительности покупателя, кажется, и не сразу. От гидрографа, опущенного в канализационный коллектор, остались только кости и какая-то бляха с заметных джинсов.

Вообще, говорят идёт жуткое количество дел по злоупотреблениям и преступлениям в милиции, прокуратура не знает, что делать.

Уголовщина из другой сферы: чуть не третий год идёт следствие по делу  Ливнёва, бывшего директора бывшего магазина «Таджикистан» (теперь там просто «Вина-фрукты», мы вчера ехали мимо). Имел шести комнатную квартиру на ул. Горького над кафе «Охотник», дачу в Серебряном бору, где задавал пиры с цыганами, валютные счета в швейцарском банке. Погорел, поскольку один из гостей на свадьбе его сына (в «России», на триста человек, два оператора с ЦТ сняли фильм о ней, явившийся ценным следственным документом). Квартира была набита деньгами и драгоценностями, так что пришедшие с обыском растерялись, а  хозяин под шумок, нахлобучив кепку, смылся из прихожей. В подземном переходе догнали. В кепку было зашито две тысячи на всякий пожарный. С тридцати -томным делом не знают что делать – «по всем задачникам», как сказал Лакшин, надо, стрелять десятками и сажать сотнями, включая  очень заметных торговых – и не только торговых – начальников.

19.02.78.  Впервые  пробежал 5 км на лыжах на приз Бондаренко. План был полчаса. Выполнили на 11о% - 33мин.10сек. Меня обогнали 13 человек. Сам обогнал двоих – оба шли в зимних пальто и, видимо, на лыжи встали первый раз в жизни. Агитация не кроссе была экстраординарная. У нас собрание собирали. Дивная погода. Но еле доплёлся. Как сформулировала Флора: «Твой организм этого от тебя никак не ожидал». Прочёл «Перекрёстки» №1(77) У Ивана Буркина есть стихи, а у Татьяны Фоменко - две строчки :

                                    Холодком потянуло с реки, 

                                    У которого мы ждём перевоза.

- по ахматовски.

22.02.78. В качестве одной из причин, почему Лакшин – младший пошел на испанское отделение филфака МГУ, Владимир Яковлевич называл заповедность для нас испанской литературы, т.е. современной, да и всей испанской и латиноамериканской. В подтверждение дал книжечку Онетти  «Прощания», уругваец. Первая повестушка «Борзые» - просто блеск. «Прощания» слабее, растянуто. Сейчас читаю «Для одной одинокой могилы». Поначалу тоже неплохо. Перечёл перед этим Можаева – «Кузькина» и несколько новых для меня рассказов, точнее отрывков. В общем, о деревенской нашей жизни по разрешаемым публикациям сейчас можно получить вполне достоверное представление. Даже при умеренном умении читать между строк.

24.02.78. 22февраля  был день рождения Эдны Милней (1892 – почти ровесница  ОЭ Мандельштама и А. А. Ахматовой), по этому случаю VOA прочли несколько её  сонетов в переводе Алигер. Я нашёл эти переводы в антологии и перечёл. Все, кроме одного, помечены минусами и поделом. Чередует пятистопные стихи с шестистопными совершенно на ровном месте – в оригинале этого нет и в помине, и какая нужда? Отчётливый привкус спешки и халтуры. Есть и ошибки  подстрочника, полярно меняющие смысл, например, в «Любовь не всё» - 7-я и8-я строки.

27.02.78.  Много раз встречал, но до сих пор не имею понятия, что значит столь любимое нашими философами и литературными критиками слово «опосредованный». То же относится к «метафизике», и ещё «трансцендентальный». Ну эти –то два хоть иностранные, а первое – русское  из русских, и корнями и всеми суффиксами – но по контексту так ни разу и не догадался, а по словарям искать – лень.

28.02.78. Сгонял в Москву. Сам хотел купить проигрыватель, а мама – тёте Лиде подарок на день рождения, которое совпадает с 25-летием со дня смерти Сталина, 5марта.Не купил ни того ни другого. В Москве столпотворение по случаю завтрашнего повышения цен. Уже известно – бензин 2 р., вместо 0,95. Кофе ориентировочно 20р. Зато, сухое вино, удар по «высокооплачиваемым». Это я –то высокооплачиваемый?

Решил завести гроссбух и начать экономический анализ «to make the ends meet». Совпадение: сегодня одновременно у «Пупсика» кончился гарантийный срок и гарантийный пробег – куплен он 28.02.77, и по возвращении из Москвы счётчик показал 20013км. Сервис, говорят, дорожает тоже заметно. Будем учится сами. Всё-таки 70л бензина я сегодня запас по старым  талонам, но поленился прихватить в Москву 2 канистры. Нищета проклятая.

28.02.78. Олеша мастер сравнивать, другого такого, пожалуй, не знаю: порезанный  забинтованный  палец похож на горлышко бутылки с наливкой; пожилой гость подаёт руку – пеструю как курица.

Не знаю этимологии слова «готовальня», кроме того, когда его слышу или вижу, всплывает неизменно другое – «портомойня», а также старая студенческая побасенка про старого преподавателя черчения Циреса ( ему я обязан повышенной стипендией второго семестра, чертить я не умел совсем): студентка приносит ему лист, где большинство окружностей по ненулевому эксцентриситету. Он ей: «Что вы мне яйца крутите?!» Она ему «У меня ножки слабые, всё время разъезжаются» (имея в виду циркуль).

Одна категория нищих практически исчезла – те, кто сидел на земле на людном месте, обнажив свои увечья. Отлично помню моряка под Знаменскими воротами в Ярославле. Ног у него не было совсем, ни сантиметра, и кистей обеих рук. Сидел в форменке и тельняшке, собирал в бескозырку. Дело было в войну, подавали ему - только оттаскивай. Потом однажды видел  как его мыли в бане.

Февраль прекрасный месяц – сейчас его любят только за то, что от аванса до получки мало дней. А раньше ещё за то, что не вычитали из зарплаты  в феврале по займу. Даже анекдоты были на эту тему.  Зима кончилась – это вам не фунт дыма. Перезимовали.

Укладывал спать Асю (9 лет), просила рассказать про нейтронную бомбу и вообще, что такое нейтрон. Ограничился заявлением, что нейтроны - частицы, которые есть во всём. Она,  подумав – «Папа, а в ветеранах труда есть нейтроны?»

По программе «Время» про цены – ни гу-гу. Но впервые за долгое время – ни слова про инфляцию и безработицу на Западе. Про нехватку воды в Палермо – да, нет нейтронной бомбе – да, про борьбу трудящихся за свои экономические права – нет. Safe bet, что и завтра не будет.

01.03.78  Рассказали про парня – испытателя космонавтских скафандров и вообще про подопытного кролика института биофизики. 28 лет и уже увольняется с разрушенным здоровьем – когда-то богатырским. В числе его подвигов – шестимесячное лежание в постели. Еда любая, телевизор, магнитофон, кино- на кровати вертись как хочешь, но не вставай. Заплатили девять тысяч. Встать с кровати сам уже не смог, мышцы атрофировались. А по будням работает день в неделю в барокамере. Всё тело в вакуумных синяках разной величины.

Обменяли: «Человека – невидимку» на «Избранное» Платонова. Стал перечитывать Платонова после большого перерыва и понял, насколько выше  «Ямская слобода», ранее мною не замеченная, чем «Город Градов».

По – моему, я не слышал полностью ни одной песенки  Вертинского.  Для  своей поры он был, наверное, Окуджава.

Собственно, из всех умирающих твёрдо сознаёт, что умирает, только казнимый – а не убиваемый, например, в бою или больной – им ничто не говорит определённо. Что вот сознание меркнет в последний раз. Написал, но не понял, утешает это меня или нет. Пожалуй, утешает.

Флору вычеркнули из списков на пятнадцати  рублёвое повышение  (после отобрания надбавки за вредность) и на благодарность к 8 марта. Обком затребовал данные о всех лицах, работающих над кандидатскими и докторскими диссертациями, поскольку в Обнинске под видом кадров высшей квалификации готовят черт-знает-кого – Работнова, Шубина, Тошинского.  Тошинский  в своё время был выведен из горкома и получил выговор за похороны Павлинчука, а сейчас вновь отличился – роман с сотрудницей.

03.03.78.  В нашем садовом переулке стоит дом отца Вадима – и церковь делает ему с бетонки асфальтовую дорогу, - метров 250,  на плохо проезжем глинистом грунте. Наш кооператив мечтать об этом не мог.

Вчера заезжал Володя Лысенко. В частности рассказывал: был в Ленинграде у Димы Николаева, а тот угощал его жаренным кабаном, а до того мясом рыси, оказывается изысканное блюдо, в подтверждение цитировал какого-то князя. Странно,  кошка всё-таки. Недавно нам за 180 рублей предлагали шкуру крупной рыси, изумительного нежного цвета, голубовато бежевого, светлого с   крапинками – но плохо снята и плохо выделана, потому, наверное, дешева. Вспоминаю рекламу крупнейшей нью-йоркской меховой фирмы – « VeryRussianraccoon» - и барышня в бесподобной шубе. Это по нашим лесам ещё водится такая зверюга. А мы ходим, плутаем?! Не песец, не лиса, тигр да и только.

02.03.78.   Пили и закусывали на юбилее тёти Лиды.

Никогда раньше не читал раннего Заболоцкого, сейчас читаю в белом двухтомнике 72 г. Ужасно странные стихи – неуклюжие, корявые. Только что не безграмотные. Если бы мне их дали на бумаге, как неизвестную продукцию начинающего. Как бы я реагировал? Но чем-то привлекают, но чем?

                         Он   и    там –

                         Не      Мандельштам.

Н. Григорьева о  Манделе ( Н. Каржавин ).

12.03.78.  В «Спутнике кинозрителя» кадр из «Обратной связи». Артист Олег Янковский в роли  вновь назначенного секретаря горкома Сакулина». Уже и цензура забыла, что секретарей горкома не назначают, а избирают. А красавцы… горкома – Янковский, обкома – Лавров, естественно. Тонкие штучки.                                                     

16.03.78. Рассказали о происшествии в ОРСе. Отмечали  8 марта, выпили на работе, засиделись. Один перепивший мужик забрёл на стадион и принял, видно, сугроб на трибуне за приготовленную постель. Разделся, положил одежонку и лёг, Утром нашли.

24.03.78. В марте были статьи в Литературной газете и «Правде» с обличением  Ю.Любимова. В «Правде» русский патриот  Жюрайтис вступился за Чайковского, защищая его от Шнитке и Любимова. А в качестве главного дирижера Большого театра что то он не возражал против того, что сделал Щедрин с «Кармен»?! В оглавлении ведь «Щедрин – Бизе», кажется, именно в этом порядке. Значит русским можно «уродовать»французскую классику, а французам русскую  нельзя.

29.03.78   Болею, а поэтому каждый день слушаю VOA Breakfast Show. Сегодня в конце часа: « An Autobiography reveals nothing bad about its author except memory».

31.03.78.  Читаю «Письма к Луцилию» - книжка. которую можно спокойно разобрать на цитаты. Много суждений сформулированных просто поразительно «…достигнешь вершин или тех мест, про которые ты один будешь знать, что это вершина».

02.04.78.                 Мир рвался в опытах Кюри

                                Атомной, лопнувшей бомбой

А.Белый в 1921 году(!), «Первое свидание».

Анекдот из Москвы: «Новая мода: коктейль «миллионер» - кофе с бензином».

Сегодня мама с Нусей, в числе прочего вспомнили два классических примера, как возникают слухи и сплетни. 1)Нина Балашова позвонила в лабораторию из автомата от торгового центра (у них многие ремонтируют квартиры и ищут сантехнику).-Бегите скорее сюда, здесь, где-то рядом продают раковины отделанные перламутром!» Те бросили всё и побежали, но нигде, ни в мебельном, ни в хозяйственном не нашли. Последующее сопоставление данных показало, что она краем уха слышала, как в очереди с восхищением говорили о перламутровых раковинах – кто-то выставил коллекцию, привезенную из экспедиции, в городском музее…

2.В своё время известный случай – отравилась от несчастной любви лаборантка в МИФИ. При Флоре, в буфете, был разговор: Ну, как она там? –Да, поправляется, вроде. –А, уже понесли…(имея ввиду слухи, что она плоха). За соседним столом баба слышала только начало разговора и последнюю фразу. Тут же побежала по этажам: «Умерла, умерла! Флора сама видела, как её понесли!»

И по городу заговорили, что умерла, уже похоронили!

05.04.78. Брежнев катается по Сибири, уже доехал до Хабаровска. По телевизору показывают: целует ручки дамам. Стал очень похож на обезьяну. Только очень умным старикам удаётся этого избежать, и то не всегда.

06.04.78.   Прочёл две повести Н. Уэста «День саранчи» и «Подруга скорбящих». Сорок лет как помер, а манера современная. Напоминает Капоте. Сколько же у них замечательных писателей ?! Кстати, классно переведено неким В. Голышевым.

07.04.78.  Если хотите писать о том, чего не может быть, пишите о том, что не может быть никогда. Читаю «Великий Гэтсби». Уэст сильнее. Рассказывать за столиком ресторана так, как рассказывает Джордан о прошлом Гэтсби,- такими словами нельзя. Так не бывает. И переводит  И. Калашников хуже, чем Голышев. Вообще, если говорить о романах из жизни богачей – написан ли хоть один настоящим богачём с детства, потомственным богачём.

Писателей аристократов было много, и аристократия писала бесподобно, тот же Толстой, Набоков, Бунин.

18.04.78.   Почитал свеже  изданного Блейка. Мои любимые «Пословицы ада» в тексте даны в переводе А. Сергеева, а в примечаниях – Маршака. 10: 1 в пользу  Сергеева. Оригинала у меня нет, но можно держать пари, что Маршак на ошибался вволю. Есть грубые искажения смысла, порой на 180 градусов, исправленные Сергеевым. Много корявого, с лишними придаточными. Рифмованные переводы Блейка не удались, по-моему, никому в этом сборнике.                                           

23.04.78. Человечество тратит что-то около половины всей энергии на перемещение предметов в пространстве. Я сегодня по этой же статье истратил всю свою энергию полностью: перетащил остатки прошлогоднего навоза примерно 250 ведер из-под забора на кучу.

Юлин, студенческий анекдот: студент вставил зуб – какой?

 - Пластмассовый? - Что я, бедный?                                     

 - Фарфоровый?    - Что я, бедный?

   -Золотой ?           - Что я бедный?

   -Так какой?        -  Джинсовый!   ( Хорошие джинсы уже около 200р !!) С ума сойти.

25.04.78. На праздники гостили Лакшины, показывал свои рассказы: «Пожар», «Звонок», «Профессионалы», выслушал конструктивную критику. Владимир Яковлевич справедливо указывает на отсутствие сверхзадачи.В качестве примера вспомнил «Матрёнин двор», где упоминается в начале, как долго поезда замедляли ход у переезда, раскручивается в конце. А у меня разгорается пожар, кончается ничем. Но это ведь сознательно. Хотелось подчеркнуть выпуклость проходных, ни в ком не оставляющих следа жизненных ситуаций – они заслуживают большего, они-то и составляют в основном жизнь.

07.05.78. Довольно активно провели трёхдневные праздники. Седьмого был «ужин с президентом». В.А.Левша, дядя Флоры,  праздновал семидесятилетие, где почётным гостем был Анатолий Петрович Александров, академик и министр, начальник В.А. Он пил водку и пел украинские песни с Екатириной Алексеевной, сестрой В.А. Встречаюсь с ним второй раз в жизни. Первый был зимой с 49 на 50 год, когда отец учился в «Сороковке» водить только что купленный «Москвич – 401», и залетел на углу Сосновой и Школьной в сугроб. Анатолий Петрович с телохранителем, тогда ещё член корреспондент Академии Наук, шёл мимо и велел сопровождающему вытащить нас из сугроба, что тот и сделал одной левой. А.П. был в белом полушубке, а «шестёрка» в велюровом  синем пальто.

08.09.78.  Вчера поехали на сорок пять к Лакшину. Флора связала ему «фуражечку тёплую, на вате, чтоб не болела голова» из синей шерсти. Серёжа читал мне свои стихи. Одно, пасхальное, религиозное, очень неплохо и второе, мрачное с нажимом, тоже. С чувством пишет и технично. Верит в бога.

 09.05.78.  А, сегодня, в день Победы, с утра на бурт, перебирали картошку, работали в общей сложности 2,5 часа всего, а промотались с задержками автобусов, с 8 до 15.Тепло, серо, перемежают дождички.

По телевизору гремит «Освобождение» последние серии. Ветераны в медалях по всему городу. Когда мы ждали автобуса у «Юбилейной», к вечному огню поспешил мимо И.В.Новиков, первый секретарь горкома,  в обнимку с двумя Героями Советского союза. Тридцать три года прошло, помню конец войны прекрасно. Девятилетними сопляком я, тем не менее, чувствовал мне кажется момент. Второго такого дня, такого необыкновенного, не было. Понимаю тех, кто пережил. Такое чувство рассосаться не может, писатели и поэты «военной темы» тоже не могут оставаться равнодушными.

13.05.78.  Вчера и сегодня (а сегодня выходной) на картошке. Семенная картошка в буртах делится на две основные категории: «зернистая»  и «паюсная». Наши бурты перезимовали прилично, «паюсной»  немного. Полно мышей, нас  всех прививали от туляремии, мыши плодятся перед сухой весной с низким половодьем. Так оно и было, но май  зато, вся первая половина, холодный и мокрый.

14.05.78. Угощали собственных детей свежим свиным шашлыком на даче. Ещё ни одно плодовое дерево не цветёт. На поляне первоцвет, при виде которого всегда вспоминаю дюреровский пергамент из коллекции Хаммера. Мокрый день, +10, дождя не было всего час, и мы в эту щель проскользнули. Радченко в гараже бередил душу рассказами  о карельских грибах и нижне волжской чехони, хоть разорвись.

16.05.78.  В колхозе. Резали картошку, наши купили в «Заветах Ильича» 70 тонн. Всё-таки  есть места, где её умеют хранить – клубень к клубню, только глазки чуть-чуть проклюнулись. Резали и пересыпали на большом асфальтовом току. В обед посмотрел где бы прилечь – ни соломки, ни травки, за забором сыро. Углядел двадцатиметровый зерновой транспортёр, чуть наклонный, улёгся на его ленту и полчаса продремал – роскошный кайф. Высоко, мягко, как в гамаке. Посевной материал для двух колхозных сеялок ежедневно готовят вручную не меньше ста человек, а бывает и двести.

21.05.78. В нашем кинотеатре происходит нечто довольно -таки неслыханное: ретроспектива фильмов Тарковского, всех четырёх, хотя на «Зеркало» билетов мне продали, сказав, что неизвестно, будет ли фильм. А смотрел впервые «Солярис» (всё остальное видел раньше). При полной трезвости отношения к психологической мелкости, я был приведен в странное состояние духа. Снято, как всегда, здорово. Концовка имеет место. Дрожь по коже местами. Декорации, интерьеры, натюрморты, пейзажи – на месте. Художник  Михаил  Ромадин, наверное сын известного художника.

02.06.78.  Так, ну и лето. Днём 8-10градусов со страшным северо-восточным ветром. Ездил в Москву, контактировал с редактором из «Худ лита» Алексеем Васильевичем Паршиным. Сын того биохимика и сам по образованию биолог, но переквалифицировался  - переводит и редактирует. Умеренно похвалил переводы современных американцев, умеренно пожурил за переводы старых англичан – вольно, вольно, неточные рифмы, не строчка в строчку, важны стилевые ньюансы – всё правда, конечно. Собирается посмотреть и, возможно, что-то выберет для готовящейся антологии американской поэзии ( кажется в «Науке»)

03.06.78. Отправили Асю с бабой Валей в Ярославль, на родину предков. Заезжали к Лакшиным.  Владимира Яковлевича не пустили на толстовские торжества в Италию. У них с 13-го путёвка в дом отдыха «Коктебель» и мы предполагаем  к ним примкнуть с 18-го.

Читаю Уайлдера, не поверишь, что пишет американец, чисто по-французски, отдаёт Моруа. «Теофил Норт» мне очень понравился. Владимир Яковлевич дал однотомник Ремизова, только что вышедший, никак не вчитаюсь.

07.06.78.  «В мире книг» №5 напечатан отрывок из мемуаров Катаева «Алмазный мой венец», где под кличками фигурируют Мандельштам (щелкунчик), Олеша (ключик), Маяковский (Командор – единственный, удостоенный большой буквы).Катаев с возрастом всё более становится похож на Шагинян, даже внешне чем-то. По отношению ко всем трём так по разному погубленным гениям он принял тон отвратительной развязности, очень напоминающей то, что писал про О.Э. Мандельштама  Г.Иванов – и развязнее всего именно про Мандельштама, и сознательно, маразма не чувствуется. 

11.06.78. Сергею Камерджиеву помогал перевести письмо в Штаты – позвали его на Гордоновскую конференцию. Пробивается, но поедет ли, неизвестно. А порядок теперь такой – учёных у нас  нет, есть только  НИИ, получает письма и отвечает директор. Письмо, пришедшее на твоё имя в лучшем случае дают для ознакомления, а потом забирают «в дело». Очень последовательно.

Вернулись с авторского вечера Беллы Ахмадулиной. Полтора часа читала. Что мне у неё нравится – «Сказка о дожде», «Дачный роман», стихи посвящённые Окуджаве, Ахматовой,     и Цветаевой. Джинсовая гимнастёрка и брюки навыпуск в сапоги. Разнокалиберные глаза, как на автопортрете Машкова. Чуть деревянные, напряженные жесты – только в паузах, при чтении руки либо  сцеплены за спиной, либо  висят. По окончании отвешивала очень низкие   поясные поклоны, что при джинсах и сапогах на шпильке как-то не смотрится.

 12.06.78.  Вчитался в Ремизова. Осторожные рассказы как-то не пошли, а «Неуёмный бубен» - классика. Про Маракулина тоже хорошо.

14.06.78.   Вёз водопроводчиков на участок по разбитой,  ежегодно ремонтируемой,  дороге на Мирный. «С одного разу сделать – безработица будет» - сказал один, Сергей. Посмотрим, что они мне нынче вечером сделают с кранами.

15.06.78.  Собираемся после завтра в Коктебель на пару недель. Лакшины там с 13-го в доме творчества.

18.06.78. После апрельского, майского и сентябрьского Крыма решили попробовать июньского. Встретились сегодня в Планерском с  Лакшиными, они с  Ваней. Доехали по графику: в первый день до Запорожья – 1 тыс. км до кемпинга в Михайловке. Сегодня к обеду с расстановкой докатили, купив полтора ведра разной черешни на мелитопольских обочинах. В Европейской части, похоже зреет чудо- урожай, хлеб стоит везде могучий, налитой.

Лакшины здесь за пять дней зримо отмякли, подрумянились. Завтра попробуем самозванцами на «литературный» пляж.

19.06.78. Двадцать четыре погоды на дню: с утра короткий ливень с повторением, затем сильнейший ветер, сменившийся на ещё более сильный с прямо противоположным направлением – с норд-оста на западно-восточный. На пляж так и не пошел, дрыхну целый день. Обедали в кафе «Карадаг» борщом на бульоне из грызунов, молодой картошкой со сметаной. Лакшин вчера сказал, что мясо здесь неизвестно, питаются все курами, кроликами и рыбой. Черешня здесь по 12.50, картофель по полтиннику – единственная дешевка.

21.06.78. Читаю злободневную публицистику Черниченко «Про картошку» и  Шубкина «Пределы». Второе название в отличие от первого, не очень понятно. Черниченко брызжет материалом, задыхается, держать себя в узде ему удаётся с гораздо большим трудом, чем лисе Шубкину. Но обе работы очень полезные – именно так нужно сейчас уметь писать и именно такое – уметь напечатать. Черниченко, как говорит Владимир Яковлевич, добился личной встречи с Фомичёвым, первым  цензором, («смазал» статью цитатами  из Лёни и пробил).

28.06.78. Приехал В.Аксёнов, эффектный мужчина – голубоглазый, рыжеусый. На пляж сегодня пришел в японском тёмно-синем  халате, расшитом золотыми драконами. Ушел от семьи к только что овдовевшей жене Р.Кармена. Она тоже здесь. На пляже наслушаешься всего…Две недели не читал газет, но через плечо соседки увидел шапку некролога – умер Келдыш, на 68 году жизни.

02.07.78.  Вчера за один день в четыре руки от Планерского до дома проехали1440 км. Выехали в 5 утра и в полпервого ночи были дома в Обнинске. Личный рекорд.

07.07.78.  В «Вопросах литературы» переписка Цветаевой и Рильке. Первое письмо: «Великий обожаемый поэт!»- и пошло в том же духе. Вспоминаю сразу же стихи Ахмадулиной о Пастернаке – следующая ступень того же самоуничижительного обожания. Верю, что это искренне, и тем не менее глубоко противно. Преклоняться нельзя никому ни перед кем. Хамить нельзя, но распластываться тоже нельзя. С трудом заставляю себя читать дальше.

Бросил. Цветаева задыхается точно также. Мне это перпендикулярно.

 

 

                                    ДНЕВНИК  Н.С.РАБОТНОВА- 3.

09.07.78.  Почему-то проза О.Э. Мандельштама  ассоциируется у меня с пантомимой  И то и другое экономно, выпукло, кратко. Очень люблю пантомиму, а видел в концертах раза три. По-моему, мимов – кроме давным-–давно Марсо - ни разу не показывали по телевизору. Проделал тест по рецепту Олеши – приказал себе вспомнить что-нибудь из детства. Он утверждает, что вспоминается непредвиденное. Действительно, я ярко вспомнил стену кинотеатра в Ярославле («Арс» или «Горн») на которую выходя после сеанса, мочилась мужская, не только детская, часть публики. Это казалось абсолютно естественным, не помню, чтобы кто-нибудь возражал. На центральной улице Свободы, не во дворе, а прямо на улице заливали весь тротуар! Может только в войну?

 10.08.78. Сегодня судят участников Хельсинской группы: Щаранского (в Москве), Гинзбурга (в Калуге), ещё кого-то в Вильнюсе. Щаранского судят как шпиона и изменника. верхняя граница – вышка. Голоса шумят. Решили кончить чохом, не растягивая удовольствие. В среду Вэнс и Громыко должны договариваться на счёт SALT/. Американцы пока реагируют нервно, отменяют визиты  делегаций. Вообще, уже три дня во всех новостях идёт первым пунктом. Холодная война? А Орлова посадили почти незаметно.

У Надежды Яковлевны Мандельштам «мы» определяется как общность с «товарищами, соискателями, со открывателями». «Отвращение к трагической позиции поэта»  О.Э.Мандельштам вынес  с «башни». Очень могу себе представить. Он считал, что у Мэя есть два три настоящих стихотворения. Попробовать найти?

11.07.78. Попытка открыть грибной сезон потерпела фиаско – я, Юра Соколов и Фил нашли по одному червивому белому грибу каждый. Зато сегодня закатали шесть первых полулитровых банок пятиминутной клубники.

12.07.78. Мне очень импонирует манера Надежды Яковлевны Мандельштам писать про О.Э.Мандельштама и Ахматову, хотя автор карандашных замечаний нашего экземпляра негодует, что она объединяет их с собой, зачисляя в  «мы» и в тройку – кто, мол, ты такая?! И недаром Осип Эмильевич и Ахматова относились к ней, как к ровне – не к единственной ли – я в это верю. Она заслужила. А что злая – бог простит.

Потрясающая точность: Надежда Яковлевна цитирует русскую императрицу- немку  - в нашей стране правители обращаются с народом, как победители с побеждёнными. Причём отношение двустороннее и народ относится к начальству, как к оккупантам – со времён варягов так и не отвыкли.

13.07.78. Для разгрузки и отращивания талии иногда решаю не ужинать – как сегодня, и вот полдевятого исхожу слюнкой, вспоминая нежнейшее поразительное сало толщиной в ладонь, купленное Лакшиными в «голодном Старом Крыму» и, початое у них на веранде за  предотъездной выпивкой. А мы купили последнее кольцо «Буковинской» колбасы по 5,80 и съели его по дороге. Я ворчал, что дорогая, но она оказалась очень вкусная. А икра из баклажанов?! А бутерброды с крутым яйцом и укропом, и не горький чеснок в толстых влажных кожурках?! А «Ркацетели» по рубль-двадцать и «Рислинг» по восемьдесят копеек?! 

Не вынес, сбегал на кухню и проглотил с пол кило отборной клубники со сметаной. Турчин крупнейший любитель домашней добротной жратвы – над моим чревоугодием постоянно трунил, и напрасно.

 14.07.78.  Согласен с надеждой Яковлевной насчет цели и смысла.  Она, кажется, не поддерживает - различие, что смысл, раз найденный, всегда при тебе, до пере осмысливания, а цель…

15.07.78. Вчера приговорили Щаранского, пристегнув его в прессе общим заголовком  «По заслугам» к очевидно подлинному шпиону Филатову, которому дали вышку. Днём раньше Алика Гинзбурга – на восемь лет. Вчера приходила Валя Вахромеева, проведшая четыре дня в Калуге, где судили Алика. Три раза под хохот дружинников и милиции засыпали цветами выезжавшие из двора  суда «Маруси» - не те…

17.07.78. Читая американские верлибры, приходишь  к выводу, что  часто единственное их отличие – построчная оплата ( да и то у нас, не знаю как у них.)

 «Что стряслось у дяди Коли?» - сейчас с минуту искал шариковую ручку таинственно исчезнувшую – пропажа на ровном месте. Оказалось – держал её в зубах.

Шесть лет не мог добраться до легендарной Суходревки – деревеньки в один дом в глубине квадрата примерно 15х15км, образованного Киевским шоссе, рекой Протвой, наполеоновской старой Калужской и Неделинской дорогами. Сегодня, наконец руки дошли (вернее ноги). С Соколовым и Гаем, свернув в лес на 117 км, два км проехали, а потом ещё примерно 6 км шли по тракторному следу. Стоит в изумительном месте, очень напоминает Павловский  парк на стыке двух огромных лесных лугов с большой земляничной поляной по выгоревшей порубке. На подходах есть березняк, где на обратном пути Соколов нашёл изумительный белый грибок, а Флора около машины откопала три новорожденных. А так – вакуум, рано.  

22.07.78. Получил на той неделе от Алексея Васильевича Паршина четыре стихотворения Марвелла, перевод которого готовится в серии «Литературные памятники», - чтоб попробовать перевести. Около 120 строк. Эпитафия, Лавлейсу, Витти, «Милая певунья». Сегодня, уже начерно переведя «Эпитафию», взял том БВЛ, где есть перевод Сергеева. Он поступил следующим образом: ввёл женскую рифму в первом  двустишьи  из каждых двух, и разбил на куплеты. Благозвучно! Но уничтожает одну из особенностей стиля Марвелла – у него мужская рифма затыкает каждую строчку и все нарублено на чёткие двустишья. А вообще то довольно сухо и холодно – не Шекспир и не Донн.

30.07.78.  Юле вчера исполнилось 18 лет. Ася: «Юля теперь совершеннолетняя? А раньше что, была совершенно зимняя?» Ездили с утра под Букрино, но грибы хилые. Набрали с Юлей по 30 разнокалиберных. Не поймёшь, то ли ещё нет, то ли уже нет.

Ровно десять лет, как умер Павлинчук, и сегодня – день в день – около полудня скончалась его мать, Рахиль Соломоновна. Заезжали Нозик с Васильевым.

 01.08.78. С детства я неумеренно боялся трамвайного и вагонного колеса, рельсов. Очень любил цепляться – и делал это весьма лихо – за машины, и на коньках, и так, но никогда – за трамвай. Прыгал в воду с берега, со скалы, с моста, но когда позвали прыгать с крыши вагона, медленно проходившего по мосту, не пошел. Когда бывало нужно пролезть под составом, каждый раз делал над собой усилие. До сих пор отхожу до середины платформы, когда подходит электричка или вагон метро. Что-то давит на психику.

12.08.78. Читаю поэзию ХV111 века. Державин, Карамзин, Радищев изрядные были стихотворцы.

                         «Товарищи! К столу, за перья! Отмстим,

                          Надуемся, напрём, ударим, поразим!»

                                                                  Н. Дмитриев.

31.08.78. Лето кончилось. Грибки, картошка, партийные и профсоюзные перевыборы. Утешает, что впереди четыре недели отпуска в Гаграх, с  24.09. Юля сегодня уехала учиться, их только на десять дней распустили на каникулы. После «принудительного – оздоровительного» лагеря в  Осташеве.

Сегодня я прочёл первую половину «Рэгтайма» Доктороу. Аксёнов дебютировал, как переводчик. Дорвался: «говно», «пердеть» и «жопа» - без многоточий, и, вообще, довольно нецензурно. Книга хорошая! Недавно прочёл «Сто лет одиночества» - тоже понравилось. Вторая половина двадцатого века выработала свою прозу, которая мне очень импонирует. 

«Канюия? и альба, эскориум и декарт, серена и сервена…простого разума» - когда Ф.Белинков вот так демонстрирует эрудицию, он делает это напрасно. Многие евреи преувеличивают значение фактологической эрудиции и любят её демонстрировать неумеренно. Умеренно – полезно. Крайний пример этого рода – Эренбург, «матери Парижа, дочери Лиона» - кроме того, что он, по понятиям советского человека – много ездил, встречался и видел – за душой у него ничего не осталось, а,может, и не было. Но Белинков талантливейший парень, зачем ему эти украшения? И несмотря ни на что – слабость к революции. В России тоже черта, по преимуществу, еврейская. А как она у казаков? А ведь израильтяне, пожалуй, - еврейское казачество.

09.09.78. Приснился Турчин. Будто его посадили и разрешают в качестве передачи (продуктовой) только модели парусных судов из шоколада, и я краду для него такую модель из музея, где она стоит под висящим среди зала настоящим истребителем Ла-5.

13.09.78. Урожайный год, и мы пять дней в неделю на картошке. Я, повидимому, выполнял уже все операции по уборке: подборка за копалкой, сбор за комбайном, работа на комбайне, работа на КСП, затаривание в мешки, сетки, ящики, погрузка, выгрузка, засыпка в хранилище, ручная переборка и сортировка, формировка и закрытие буртов. Вполне мог бы организовать модный транспортно-уборочный комплекс на десять га в день. Сегодня закрывали бурты соломой. Сперва работали с тремя деревенскими бабами. Одна из них, в красном платочке, очень ловко подавала солому – каждый навильник втрое больше моего. Я долго присматривался, пробовал копировать её повадку и значительно улучшил свои показатели, но её не догнал – сухая маленькая бабёнка лет пятидесяти, весит вдвое меньше меня, а прёт на вилах – самой не видать. В связи с этим вспомнил другой случай – вырубая зубилом и молотком дно у двухсотлитровой железной бочки, трудился в поте лица (бочек было две). В разгар работы появился Леонид Петрович, взял у меня инструмент и пошел строчить  - буквально вчетверо быстрее. Металлист восьмого разряда на седьмом десятке. Я тоже пригляделся и понял, что в этой проблеме пять параметров – три угла Эйлера ориентации зубила, положение точки упора на  его лезвии и сила удара – и все пять у меня были не оптимальны. Учёл и пошло скорее – но далеко не так, как у Л.П. Вообще все ручные сноровки требуют многомерной оптимизации.

Наблюдал картинку – случайно взглянул в сторону автомобильных весов, куда уехал грузовик с картошкой и вздрогнул – в проёме ворот над машиной висели, покачиваясь три пары в кирзовых и резиновых сапогах – как на виселице. Потом понял – ребята, сидевшие на мешках, подтянулись на верхней балке, чтобы получить вес «нетто».

14.09.78. Анекдот: Что будет, когда Брежнев умрёт? – Ему – «Малая Земля», а всем остальным – «Возрождение». Ой ли?

18.09.78. Вчера в Иране было восьми бальное  землетрясение, погибло тысяч пятнадцать. Городок в эпицентре – десять тысяч человек – рухнул целиком, до одного дома. И люди живут в таких местах. Говорят, это может случится в любую минуту в Сан-Франциско – а они спят на пятидесятом этаже. Как на войне, как, извиняюсь, на «Малой земле». Помню в Ташкенте это действовало  мне на нервы. Но не часто. Впрочем через вероятность в единицу времени, это не страшнее любого несчастного случая, и смертельной болезни. Но –чохом, не размазано, за секунды. Это действует.

19.09.78. Отвёз переводы из Марвелла Паршину. Сразу подчеркнул, как  не приемлимые и справедливо –«шанс» и «фразы» - выпадают из лексики, согласен! Он оставляет «Худлит» и переходит в вольные художники. Рисковый малый. Не понял, сколько ему лет - может 35,а, может 45. Удивлялся, что я сохранил сплошь мужскую рифму – а я так старался. По моему,  монотонности особой не получилось.

В Тарутине живёт мулатик лет семи. Где же попалась негру эта деревенская девка? Всё время играет с пацанами в придорожной канаве, когда мы спускаемся селом к реке.

20.09.78. Гурий Иванович таки вышел в президенты АН СССР. Свершилось. Я даже не знаю, есть ли у него Ленинская премия. Вроде не за что. Чистейший чиновник, без каких бы то ни было заслуг. Он почти такой же математик, как Василий Ефимович Колесов – очень показательный ученик. Столь мелкотравчатого президента Российская академия не знала, наверное, все 250 лет. Впрочем, что было в начале я не помню. У Александрова - лодки, станции. А что у Гурия? Улыбка правда была и приветливость. Шаг конечно сознательный. Удобен. Не примется ли исключать Сахарова, Шафаревича, Орлова и –уехавшего, как будто в Данию – Сергея Михайловича? А то в Академии чуть не целый процент диссидентов. Старик Анатолий Петрович, возможно не хотел мараться. Кажется слух не подтверждается.

25.09.78. Вчера водворились в Гагре в пансионате «Скала» - не без приключений. Чуть не поехали обратно: поселили врозь по четырёхместным  кельям  - даже не в одном здании, а в разных башнях весьма живописного, в швейцарском стиле, домика – увы довоенной постройки с четырёхметровыми потолками и комфортом времён военного коммунизма. Но сегодня утром нашлась комнатка, в похожем домике, но ближе к  столовой и двухместная – с отдельным входом и своим ключом, за которую многие бы дорого дали. Как всегда, в день нашего приезда испортилась погода – уже из иллюминатора Ту-154 видно было: дороги блестят, на пляже ни души. С вечера ливень. Но сегодня разгуливается. Ещё бы утихло море. Старая Гагра удивительно уютное, успокаивающее место, как правильно замечает Флора – второго такого у нас нет. А сейчас и толкучки нет.

25.09.78. Ровно пять лет назад, в Судаке, стал писать стихи. Читал тогда том за томом Блока. В библиотеке «Скалы» взял сегодня сразу второй том, и сразу понял, что восприятие стихов за эту пятилетку у меня резко изменилось. Нравится другое и по другому. Второй-то том у него не лучший ли?

26.09.78.  Купил тазик за рубль –двадцать, две бутылки по 1,07руб, иду по набережной вдоль пляжа, слышу: – Коля!- Курило и Лысенко играют в преферанс по две копейки (на пляже «Медик» уже играют по полтиннику и рублю! – колесо –сто рублей). А мы их за час до этого вспоминали. С Курилой и Рыбиным жили здесь на Жоэкварской улице пятнадцать лет назад. Поседели, потолстели. Сегодня идеальная погода, море 21градус, штиль.

Виноград в кооперации 2,50, гранаты 2.30. Проезжали по дороге сюда знаменитый на всю Грузию «золотой шлагбаум», где милиция заворачивала  цитрусовые  - или пропускала, взяв с трейлера 3-5 тыс. рублей. Но все эти посты Шеварнадзе в одну прекрасную ночь устроил облаву на живца с мечеными кредитками.

 03.10.78. Сегодня приятели уехали, успев с нами недельку слегка покутить. Съели сказочный шашлык из местной парной свинины, которую достал их старый приятель Малик, бывший заведующий продуктовым складом комплекса на Пицунде – по местным понятиям –бог. Когда-то мог всё! Хороший шашлык может и сейчас, хотя уже три года без работы. Арик Световидов этим ужином вчера отпраздновал юбилей – завершение своего двадцать пятого(!!!) подряд сезона в Гагре. Потом провели недурную «зажигу»  в кофейне на задворках ресторана «Гагра» - знакомая официантка обеспечила с заднего хода лангеты, хачапури, цыплят – всё отменного качества, другая знакомая, она посидела с нами, звать Мануш – приличное вино, а у ребят ещё из Москвы была банка икры. Десерт – кофе по-восточному. Всю бы жизнь так жил. Но сегодня  они уехали.

Нужно документально зафиксировать случай проявления моих телепатических, гипнотических и, возможно, телекинических способностей. Сегодня, наконец, купив на рынке деревенского подсолнечного масла и луку, решил сделать – и сделал – салат из помидор. Но вилки нет, съел ножом. Сильнейше пожелал вилку. Курило говорит – сопри в шашлычной алюминевую. Думал над этим днём, не забывал. Пришел обедать. Стол накрыт, приборы тут – кроме вилок.  -Наша официантка, – говорю Флоре – чувствует наш интерес к вилкам. Приходит тётя с охапкой вилок. Начинает  не глядя, в задумчивости, раскладывать. Телепатирую. К прибору отсутствующей соседки кладёт две вилки (!) и также сомнамбулически  удаляется. Против судьбы не попрёшь. Вилку эту взяли с собой, и я уже ел ею салат. Будем уезжать – подбросим.

 04.10.78.  Читаю пятый том Блока. Очень хорошо – про заклинания и заговоры, и для меня ново. У нас это такой же запрещённый жанр устного народного творчества, как анекдоты.

Вот, кстати, новый: Карпова предлагают дисквалифицировать. Принимал допинг – читал «Малую землю». Кстати, не кончился ли матч? Вчера играли очередную при счёте 5:3, результата не знаю.

Бархатный сезон в разгаре. Погода, конечно, вот-вот сломается, но пока идеально – море – 21градус, воздух 23 – 25, штиль, солнце. Сегодня в обед, правда, облака из-за гор.

Взяли трёхтомник Катаева, и я первым делом набросился на «Растратчиков» - Мандельштам хвалил, хоть и вскользь. Что хорошо то хорошо, но впечатление жанрового коктейля остаётся, чего нет ни у Булгакова, ни у Ильфа и Петрова, а язык и приёмы  - близкие. На портрете в первом томе автор – копия Эренбурга, чуть бы волосы подлиннее.

07.10.78.  Прочитал Катаева, со скачками. В своём  репертуаре. Неужели, нажимая на нищету парижской квартиры Бунина и его одинокую смерть, он не чувствует, как всё это оборачивается плевком в его благополучную морду и в его прекрасную смерть в кремлёвской больнице (да ещё положат ли?), Бунин и остался Буниным, а Валентин Петрович Валентином Петровичем. Но «За власть Советов» или «Чёрное море» - он в избранное не поместил. А «Белеет парус одинокий» чем не книга, или я давно читал?  А ведь был, был талантлив, Бунин недаром его заметил.

11.10.78.  Видел Турчиных в исключительно реальном и детальном сне. Они приехали «оттуда» на «Шевроле» песочного цвета с дворниками, убирающимися под капот. Возит их некто  мистер Стетсон, довольно пёстро одетый  - клетчатый голубой галстук, твидовый пиджак в яркую разноцветную крапинку. Я обратил на эту пестроту внимание Вали – «А он ирландец». – «Но, Стетсон не ирландская фамилия…» - «То есть, он сирота, воспитывался в ирландской католической миссии.» У Вали в руках две довольно увесистых книжки, «paper book», одна в гороховой, другая в синей обложке – точь в точь, как, два тома английских стихов, купленных мной в книжном на Калининском. Я беру их поглядеть, с намерением попросить почитать. Одна «American Highways» другая «Electrical America» из серииподзаголовок чётко читаю – «In The World of American Busyness». Во всём  сне единственная явно сюрреалистическая деталь: принимал и хозяйничал Валера Нозик, разогревая суп в зелёном  эмалированном ведре: прежде, чем его туда перелить из большой белой кастрюли, тщательно постелил на дно ведра двойную зеленоватую страницу из старой «Нивы» дореволюционного издания, причём страницу рекламную, с объявлениями на старинный лад с ять. У Тани в руках тяжелый свёрток в белой бумаге – вилки и ложки. –Я на этом сэкономлю тысячу долларов, там они ужасно дорогие!

 Был резко разбужен шумом проезжавшего автомобиля под  окном и, лёжа, вспомнил сон, как только что прожитую реальную сценку.

Почитываю дневники Блока. Чего не жилось людям, мучили друг друга и сами себя? Интересна анкета «Признания», заполненная семнадцатилетним Блоком. Попробовал ответить на те же вопросы. Запишу:

 1.Главная черта моего характера          -                    Терпимость и лень.

 2.Качество, какое я предпочитаю в мужчине -        Ум.                         

 3.Качество, какое я предпочитаю в женщине -         Женственность.

 4.Мой главный недостаток    -                                    Лень

 5.Любимое занятие                 -                                    Чтение

 6.Мой идеал счастья               -                                    Покой

 7.Что было бы для меня величайшим несчастьем    Слепота

 8.Чем я хотел бы быть            -                                     Тем, что есть

 9.Место,где я хотел бы жить -  Где живу, но в несколько лучших условиях

10.Мой любимый цвет            -                                     Серый

11.Любимое животное            - Птиц и животных люблю наблюдать только на

12.Любимая птица                     на воле и в кино. Домашних не люблю.

13.Любимые прозаики иностранные   - Современные англо-американские, многие.

14.Любимые прозаики русские  -  Гоголь, Щедрин, Лесков, Толстой, Булгаков,

15. Любимые поэты иностранные – англо-американские, многие.

16.Любимые поэты русские  - Пушкин, Тютчев, Мандельштам, Ахматова.

17.Любимые художники иностранные – Ван Гог, Пикассо, Клее, Уайес, Чентвари.

18.Любимые художники русские –  плохо знаю

19.Любимые композиторы русские, иностранные – плохо знаю.

20.Любимые герои в художественных произведениях – так называемый «лирический», где

       рассказ идёт от первого лица, например, Максудов в «Театральном романе» и т.д. А так    

       же бравый солдат Швейк, Ося Бендер и пр.

21.Любимые героини – затрудняюсь.

22.Любимые герои в действительной жизни – Мандельштам,  Чарльз Дарвин,  Нильс Бор.

23.Любимые героини в действительной жизни – Ахматова.

24.Любимые пища и питьё – блины с красной икрой или с сёмгой, коктейль «Чинзано»,                                       с    джин с тоником.

25.Любимые имена – Юлия и Ксения.

26.Что я больше всего ненавижу – насилие.

27. Какие характеры в истории я больше всего презираю – Тиранов ХХ века: Сталина, Гитлера, Мао,  Кима, Ходжу и т.д.

28.Каким великим подвигом я более всего восхищаюсь – ничто, связанное с войной, восхищения не заслуживает. Скорбное уважение и сочувствие вызывает прежде всего стойкость невинных гражданских жертв перед лицом палачей в мундирах. Пример – Корчак.

29. Какую реформу я больше всего ценю – ХХ съезд.

30. Каким природным свойством я желал бы обладать – здоровьем.

31. Каким образом я желал бы умереть – во сне.

32. Теперешнее состояние моего духа – безмятежное.

33.Ошибки, к которым я отношусь наиболее снисходительно – к любым ошибкам снисхожу.

34. Мой девиз – Никогда не торопись, никуда не опаздывай

12.10.78. Тиме венчалась с Керенским. Не та ли актриса, чьи мемуары есть у нас дома? Развелась с Качаловым. Она, она. Вот номер.

13.10.78. Первое, что мы услышали, приехав сюда, ещё в такси: «Абхазы бастуют». Началось в прошлом году с принятия конституции – не хотели в Грузию, хотят в Россию. Перед нашим приездом был митинг на  стадионе, приезжал Шеварнадзе. Требовали убрать грузин из руководства, особенно  городского прокурора. Не сдают натуральные налоги: ни сена, ни цитрусовые, ни виноград не собираются. Их в ответ прижали со снабжением.

14.10.78.  Дома. Ровно за восемь часов добрались от «Скалы». Сегодня ровно год, как уехали Турчины. Юля рассказала: сестра её подруги учится в технологическом институте мясо -молочной  промышленности. «Повели нас на мясокомбинат Микояна, на девятнадцатый кремлёвский склад. Я кончаю по мясной технологии, а даже и названия тех продуктов не знаю, которые там лежат от пола до потолка».

15.10.78.  Сон (дневной): Обросший мужичок, выше пояса одетый в потрёпанную форму лётчика, а ниже  только  в грязные выцветшие  розовые плавки, дирижирует палочкой - стоя на невысоком обрыве - духовым оркестром, все военные, в шинелях, обмотках и будёновках. Оркестр стоит под обрывом, на сером галечном пляже и, не прекращая играть, отступает спиной вперёд в слегка волнующееся море, скрывается  в прибое ряд за рядом.

Случаем прочёл подряд два отрывка, повествующих о полярно противоположных вершинах профессионального спорта – из документального романа «Бой» Нортона Мейлера (боксёрский матч Али – Фрейзер ) и мемуаров Ботвинника «В Гааге и Москве», как он первый раз выиграл первенство мира. Драматизм настоящий, ставки высокие. Довольно откровенно пишет Ботвинник о политической, дипломатической и прочей нервотрёпке, которой их подвергало руководство (вплоть до Жданова!) – чтобы упаси бог, не выиграл Решевский, что же говорить о нынешнем матче в Багио, где сейчас 5:5, Карпов потерпел подряд три поражения. Болеют, наверное, на высоком уровне. Если Витя у Толи выиграет, интересно бы почитать, что он напишет тогда, а ведь напишет, наверняка без эзоповских штучек Михаила Моисеевича.

16.10.78. На Катаева ходит эпиграмма, неплохо начинается: «Из десяти венцов терновых Алмазный сплёл себе венец», кончается как-то слабо, не запомнил. Последнее слово «колец».

21.10.78. Анекдот:  И советская и американская конституция гарантируют свободу собраний. В чём разница? Советская не гарантирует свободу после собраний.     

21.10.78. Защитился Володя Виноградов, у нас на даче устроили шашлычок. Он замариновал 16 кг (!) говядины и баранины на 17 человек. Я соорудил из завалявшихся двутавров и швеллера импровизированный мангал на 25 шампуров, очень удачный. Жарили два раза, сожгли половинку найденных диссертантом в овраге и принесенных на горбу ворот. Вообще было неправдоподобное количество всякой мясной жратвы и приличной выпивки. Из трёх бутылок «Мельника», черносмородиновой наливки, яблок и лимонов я сварил глинтвейн, принятый по случаю холодной  и сырой погоды на «ура». Расползлись затемно, хотя начали в полдень.

29.10.78. Сто четыре секунды тряс стариной – уговорили плыть сотку брасом на первенство ФЭИ. В своём заплыве привёз всю молодёжь, кроме Сергея  Камерджиева.

Правило Мецената: число собеседников не должно быть меньше числа граций и более числа муз(у Брюсова).

Читая у Брюсова о том, как Художественный театр «пережимает» создавая иллюзию подлинности, не могу не вспомнить Андрея Тарковского с «Рублёвым», совершившего ещё более разрушительный шаг. В известных целях ни о чем кроме того, что загримированный актёр забивает насмерть живую собаку, или что по приказу режиссёра для тебя сжигают живую корову – не думается. Как он этого не понимал?

 04.11.78. Анекдот: двубровый орёл.(Брежнев). Ещё один: приходит гражданин в поликлинику: мне бы записаться к ухо-глазу.- Такого нет, есть ухо-горло- нос. – А мне к ухо-глазу. – На что жалуетесь? – Да слышу одно, а вижу другое…

 05.11.78. Сегодня за обедом, за вторым большим куском горячего пирога с капустой и грибами оговорился: «Турчин – покойник любил такие пироги», Флора аж вздрогнула.

 06.11.78. В инязе им.Тореза студенческий гимн – «Мурка», которую уже перевели на английский, немецкий, французский и испанский. Английский вариант начинается словами:

                                   Once we  went  on  bysiness,

                                   Me   and   Rabinovitch.                                                       

Надо списать слова.

Ася  рассказывает кино: «Д ‘Артаньян в таком полушубке»…

11.11.78. (сон)  Присутствую на казни военных преступников – Франко и Геббельса. Оба весёлые в парадной форме. Их не вешают, а надевают удавку, и две команды десантников в беретах с двух сторон её затягивают, упираясь точь в точь, как на перетягивании каната. А ещё точнее – как в цирковом номере, когда «силачи» пробуют  её «разорвать» за локти. Рядом с помостом торговка что-то жарит, держа сковороду не над огнём, а над струёй воды, кипятка, бьющего из земли вертикальным фонтанчиком.

Анекдот: Капитализм, Социализм и Коммунизм скинулись на троих. Социализм говорит: «Вы идите за бутылкой, а я в очередь за колбасой.» Капитализм спрашивает: «А что такое очередь?» А Коммунизм спрашивает: «А что такое колбаса?»

17.11.78.  Завтра  институтская  партконференция, что - то вспомнилось, как один раз меня  на неё выбрали. У Павлинчука был мандат №1, а у меня - №2. (наша парторганизация –дробь один, и мы были первыми по алфавиту – кроме нас выбрали только Усачёва). Надвигается и городская  конференция, вчера в «Гастрономе» было что-то экстраординарное: колбаса – и по2.90,по 3.70, по 2,20 и сосиски, и можно было набирать всего по полкило. Даже сегодня – рыбный день! – торговали помаленьку колбаской.

Прочёл в «В час дня, ваше превосходительство»… Детектив – лучшее, что есть в современной литературе, и один из лучших в мире. Больше нигде писатели не состоят на содержании у учреждения со столь богатыми архивами. Автор, даже если он был общественным обвинителем Синявского и Даниэля и, следовательно, человек осмотрительный, не может не просыпать несколько перлов. У Аркадия Васильевича это сцена, где Альфред Розенберг просится у Дмитрия Фурманова в КПСС, а его не берут, и ему с горя приходится делать карьеру в НсДАП и дослужиться до рейхсминистра восточных провинций.

18.11.78. Прочёл «Под сетью» Мэрдок. У нас она переведена 12 лет назад – в 1966г, а написана 1954г. Умение английских авторов не оставлять в своих  книгах никаких примет времени просто поразительно. По книге, собственно, не ясно –75 там год, или 35, или любой между ними (кроме, пожалуй, войны – война была бы заметна, но тут её будто не было). Первую треть читал с живейшим  удовольствием и предвкушал ещё большего, но это не оправдалось. Собственно, только по слабостям книги и можно догадаться, что она  первая – и написана давно. «Чёрный принц» ровнее. Заглавия непонятны оба.

20.11.78. Пролетарский интернационализм в действии. Провожали Ле Зуана. Согнали всю Москву. Свету Андрееву со всем институтом под расписку. Юлькин институт – между 62 и 64 столбом Ленинского проспекта. Стояли под дождём и снегом четыре часа – сотни тысяч людей. Юлька с острым бронхитом лежит дома. Света – на больничном, а у неё и так уже дело к астме. Ходынка – только насильно, а не добровольно.

А сейчас неслыханно потеплело. Сегодня днём было до+12 – абсолютный рекорд. За весь период наблюдения – более 100 лет. И ночью – +6-8 градусов. Такое бывает в холодном июне. 

23.11.78. Увидел на афише («Театр одного актёра) и очень понравились названия нечитанных мною рассказов Шукшина «Ночью в бойлерной»,». Мой зять украл машину дров» - гораздо лучше, чем «Я пришел дать вам волю» - основа этого моно - спектакля.

24.11.78.  Как узнал из Асиного рассказа о передаче «Очевидное – невероятное», сиамские близнецы умирают не одновременно. Рассказывали о китайце, который проснулся и увидел своего брата – буквально свою половину –мёртвым. Через два часа умер сам.

28.11.78. Ужасное известие – у Романа Левиты внезапно умер единственный сын, 25 лет. Мы видели его 8 марта у Васильевых – тихий, мягкий мальчик. А летом у них сгорела квартира дотла, ютятся у Васильевых. Вот уж пришла беда, отворяй ворота.

Сон: играем с Лысенко в преферанс. Самая старшая карта имеет вид дикаря с пустым черепом вместо лица. Она отличается форматом от прочих – и уже и длиннее. Под джокером черно написано: с м е р т ь.

 04.12.78. Английское презрительное «He is shooting a sitting bird». Что бы они сказали о любимой русской охоте – стрелять глухарей на току? Перечитываю «Записки майора Томпсона» и «Господина Бло».Хороший совет страховым агентам: не говори клиенту «Если вы завтра умрёте…», а «Если бы вы  вчера умерли…»

 07.12.78.Рассказ В.Толстикова, отлежавшего очередной раз в урологии месяц: «В палате шесть  человек, все больные угрюмые какие-то ребятки, резавшиеся целыми днями в очко, и затёрханный, но исключительно вредный дед. Вот он зудит, зудит, подсказывает, суётся, наконец они не выдержали и один рявкнул на него: «Отцепись, дед, а то сейчас яйца оторву!»Дед  засмеялся счастливым смехом, отскочил на середину палаты и с криком: «А у меня их нет!» – спустил портки. И верно  - нету. Все задумались».

 08.12.78. Приехали к открытию «Ядрана» - Флора мечтает о шерстяном костюмчике за сто рублей. Когда открыли, чуть не дошло до членовредительства – давились за люстрами по 800 рублей. Было всего 15 штук. Обездоленные ушли.

10.12.78. Мама вернулась из Москвы, где гостила у Семёновых и слушала сплетни на зам министерском уровне. Л.Овчинникова (муж в замах у Непорожнего) рассказывала про какой-то юбилейный банкет, где она оказалась за столом между Александровым и Бочваром. У одного две звезды героя, а у другого три. Маргарита Андреевна Семёнова, муж зам.  министра Славского, спрашивает её через стол – Ну, как ты там? – Да сижу, говорит, как в десятирублёвом коньяке.

Ефим Павлович в прошлом году, оказывается, уже замял свое восьми -десятилетие, скрывшись в Среднюю Азию. Но там его поздравили, подарив лошадь, и выразили надежду, что по министерствует ещё лет десять. Он обиделся – почему десять? Я и двадцать посижу. Мой дед умер ста пятнадцати лет – башкой о камень стукнулся…

11.12.78. Анекдот: После выступления Леонида Ильича Брежнева по французскому телевидению ему прислали записку: «Вы в свои семьдесят выглядите лучше. чем ваше государство в шестьдесят».

12.12.78.  Листаю N11  «Нового мира». Букет: Брежнев, Каверин, Евтушенко (2000 строк «В глубь из Сант-яго»), Шагинян. Ещё Каплер. Е.Е. стал пронзительно банален. Ей богу  «Целина» - самое интересное в этом номере.

15.12.78.  Однако:   «И стало тихо на земле, как будто

                                      Над нами мёртвый ангел пролетел»

- вот так бы ты всегда писал, Евгений.

Ася,  рассуждая сама с собой: «Броненосец «Потёмкин» тянул-тянул не вытянул. Крейсер «Аврора» тянул – тянул не вытянул»…Увидев меня замолчала.

23.12.78. Начал «Петербург» Белого «Любовь к государственной планиметрии» живуча. Привёз от В.Нозика фисташкового Пастернака, два сборника Апдайка и ещё кое-что. Пили кофе с вкусными оладьями у Лакшиных. Владимир Яковлевич заканчивает съемку «Онегин, добрый мой приятель». Подвезли Светлану на очередные похороны, по дороге получил дырку по второму пункту – обгон, рядность…

26.12.78. Сборник Апдайка «The Music School» перебил Белого. Слегка напоминает Набокова, но, пожалуй, приятнее – как-то меньше утомляющего выпендривания. Интересно бы почитать рассказы Набокова, я читал лишь один. И один –ужасный, рождественский, про вылупившуюся  зимой  бабочку – слышал по радио. Фамилия героя, читавшего сыну. Слепцов.  

На вручении Брежневу последней – может, и, верно, последней – звезды, Черненко стоит от него через человека, Кириленко. Ближе только Суслов и Косыгин. 1976 – секретарь ЦК, 77 – кандидат в Политбюро,78 – член Политбюро. Что даёт нам простая линейная экстраполяция, а?

Витя  Мастеров декламировал детские стишки :                                            

                             Маленький мальчик на вишню залез,

                             Сторож Евсей заряжает обрез.

                             Взвился над вишнями жалобный крик…,

                             «Сорок седьмой» - улыбнулся старик

                             

                             Дочь попросила у мамы конфетку,

                              Мама ей вставила пальчик в розетку.

                              Вздрогнуло тельце, обуглились кости…

                              Долго смеялись над шуткою гости

 

                              Щелкнула дверь, холодильник закрылся

                              Маленький мальчик в нём очутился.

                               Сопельки быстро замёрзли в носу…

                              Нет, не доест он свою колбасу.

Мама рассказала: она Валентина по блату. До Валентины –23 февраля- было далеко поп крестить не хотел ( родилась 15 июня). За взятку записал Валентиной, а именины велел праздновать на Алевтину.

  27.12.78. Сегодня с утра поехали в Угодское - Заводское лесничество  попросить ёлочек. Ввалились с Леонид Петровичем к лесничему, а у него уже с утра стоят  - почти на коленях- Петя Дьяченко со Шпаком Данилой. Не даёт. А в руках вертит толстую квитанционную книжку, почти истраченную. Соображаю – квитанции кончаются, жалко их тратить, ребята просили шесть штук. –Давайте, говорю, нам по одной квитанции на всех двадцать штук. Поломался, поломался, выписал…Поехали, как сказал, мимо кладбища за сельхоз - технику. Упёрлись перед опушкой в болотце, бросили машины, перешли болотце. Рубили, таскали. Сделали два рейса. У нас по восемь штук на машину. Пошли чтобы выбрать каждый себе получше, хоть и все были хороши – с мокрой лужайки, со света, не в лесу. Взял грех на душу – спилил верхнюю половину пятиметровой красавицы. Ни одной желтой веточки, ровно густая. Зелёная до синевы, с толстыми иголками.

28.12.78. Досрочно приехала Юля – с насморком и кашлем.  Всё таки время идёт. Ей нравится Апдайк в оригинале. Мне в этом возрасте нравились, если не ошибаюсь: «Голубень – городок» и «Алые погоны»

Анекдот: Можно ли доехать верхом на лошади от города-героя Новороссийска до города-героя Москвы?  -Нет, потому что лошадь съедят в городе-герое Туле.

30.12.78. Апдайк о современных научных работниках: «Like those vanished gentlemen whose sexual energy was exclusively spent in brothels, these men  wufine   their cleverness to their work, which, being in one way or another for the government, is usually secket». Хороший эпиграф хоть к «Рабочему дню». Разница, правда, в том, что клиенты борделей покупают, а учёные продаются. Но сравнить их с проститутками автор постеснялся.

31.12.78. Новый Год. Три дня стоят ужасные  морозы. У нас днём было –33  -35градусов, в Наро - Фоминске ночью было 45. Дома кутаемся в пять слоёв. Непрерывно горит духовка и электоро - камин.

04.01.79.  Флорина сестра Нина  родила мальчишку бабе Кате к трём дочкам и трём внучкам, назвали Александр.

07.01.79.  Вьетнамцы провели блицкриг против  Камбоджи. Уже в Пном Пене – а воевали ли неделю? Китайцы скрежещут зубами, столпились на восточной границе, но у нас, как говорится в «Театральном романе» -«я, извиняюсь, договорчик…»

09.01.79.  Рассказ тёти Лиды о начале её хирургической карьеры: –Была на четвёртом курсе. Прихожу на операцию. А профессор говорит- мойся, ассистировать будешь. А была ампутация. Помылась, стою, держу ногу. Как они эту ногу отпилили, так я с ней и упала. Очнулась у него в кабинете вся мокрая – отливали водой. Он надо мной посмеялся. Но сказал – будешь всё-таки хирургом.

Опять решил вспомнить детство, и вспомнилось: появилась у мальчишек трофейная немецкая  каска. Толстая, тяжеленная, с оттопыренной стальной юбочкой. По очереди надевали её на голову, а кто-нибудь бил по голове толстым проволочным прутом. Надел и я,   голова гудела, как колокол, но удара не пропускала совсем. А другой мальчишка притащил настоящий железный крест. До сих пор сохраняю убеждение, что это – самый красивый из орденов. Разумеется, мы надели его на собаку.

11.01.79. «Обидных выдач жалкий цикл» - это у Пастернака. Уж не работал ли   он на ЭВМ?

12.01.79. В начале декабря Сашка Лукьянов был в Дубне. Знакомый вьетнамец сказал ему – к Новому году Камбоджа будет освобождена. На этой неделе он опять был в Дубне и говорит вьетнамцу: «Что ж вы, обещали к Новому году, а прочикались до 7 января?»  Тот: «»У нас новый год 28 января….».

«Петербург» Белого мучаю, но кажется брошу на половине. Не резонирую. Напрашивается сравнение с «Египетской маркой» - и насколько не в её пользу. Разбавлять такие вещи нельзя. «Петербург» явно допускает конденсацию – страничек в сорок – пятьдесят, все действующие лица должны быть эпизодическими, даже главные. Попробую так перечесть уже прочитанное.

Попробовал. Клянусь – простым вычеркиванием из этого можно сделать великую современную книгу. Она идеальный объект для редактора –ампутатора. Кто не хотел её печатать в первозданном виде – Струве? Был прав.

16.01.79. Строчку из Дюма    «Take with child a mandragore» Томашевский, помнится. Перевёл «Мандрагору собери ты». У Вульфа («Домой возврата нет»), очевидно, эту же обескавыченную  цитату перевели « наградить младенцем корень мандрагоры». Мандрагора  это ведь лакрица, по-моему. У меня большое подозрение, что правильный перевод – что-то вроде: «вспомни детство, полакомись лакрицей». Вульфа взял почитать у Лакшиных. Сейчас любимое выражение Владимира Яковлевича: «Не Хуа себе ГО Фэн».

17.01.79. Почему-то у большинства наших политических телекомментаторов удивительно мерзкие рожи.

Когда смотришь человеку в глаза с близкого расстояния, то смотришь фактически в один какой-то его глаз обоими своими. Я, кажется, смотрю в левый глаз собеседника. Постоянный ли это признак? Можно ли понять, в какой глаз тебе смотрит собеседник, если, например, внезапно зажмурить один из своих? Попробую.

 20.01.79. Читаю Шварца. Написать «Тень» в 1940 году, «Дракона» в 1943г! Ничего себе. Представляю, как «Тень» выглядела бы в «Современнике». Вертинская –Принцесса, Неёлова – Аннунциата, Мягков – Учёный, Табаков – один из министров…

22.01.79. В Иране, похоже, произошла – или происходит -  февральская  революция, со всеми потенциально вытекающими последствиями включая октябрьскую.

24.01.79.  Асин военрук, Виктор Иванович – с Малой Земли. Велел им рисовать картинки про Малую Землю. Но Брежнева рисовать, естественно, запрещает. – «Вы там такого нарисуете…» Купил вчера в Протве два глиняных горшочка для приготовления жаркого. Провели чистый эксперимент. Флора разделила вырезку на две части, одну покрошила в кастрюлю, другую в горшочек и потушила. Действительно, качественная разница. В горшочке гораздо вкуснее.  

26.01.79.  Прочёл  в «За Рубежом» о планах использования в качестве горючего смеси бензина со спиртом  9:1. Называется  «газхол», очевидное слияние «gas»  и   « alcohol», но по-моему до  неприличия  похоже на Гэс Холл, у нас это название не привьётся, да и само топливо вряд ли  - ещё пить начнут.

27.0 1.79.  Перелистал альбом Машкова, из любимых. Есть прозаическая причина упадка искусства натюрморта – натуру негде взять. «Дичь, рыба и фрукты», появись она сейчас на прилавке, вызвала нездоровый интерес – где он это взял? Да и выставить постесняются, могут счесть провокацией, намёком. Ну, там  «зеркало, с лошадиным черепом»  куда ни шло…

28.01.79. Завтра у нас очередное бдение на тему «ХХV» съезд КПСС – мировой  революционный процесс». Два три раза в месяц. Сейчас придумал хорошее название  для этой серии «опять ХХV» !

 Лежу читаю Фолкнера. Ася зашла за книжкой, посмотрела на меня критически: Ну, папочка, и вид у тебя – как у заклёванной сороки».   Вот так!

31.01.79.  Читал, с пропусками, «23 ступени вниз», Ксавинова. Историческая необходимость, конечно, освещена. Но одна формулировка вскользь –задевает. Конечно, главное пятно на революционной совести – дети: принцессы и Алексей – подросток, больной гемофилией. Так вот формулировка: «Алексей, как лично не запятнанный кровавыми преступлениями царизма, был наиболее опасен для дела революции».Незапятнан, потому застрелили. Кто вас тянул за язык, товарищ Касавинов? Уж помалкивали бы.

07.02.79. Анекдот:- Что такое сверх скромность? – Выиграть войну, восстановить экономику, поднять целину – и тридцать лет об этом молчать.

Приезжал доцент из Академии МИД (не бывшая ли ВПШ), читал про международное положение. Было что-то беспрецедентное: его пустили в ГК, на пригласительных поставили гриф «Без права передачи», было всё начальство, включая и Новикова И.В.! Жевал мочалу полтора часа и минут двадцать немножко про мусульман, как шииты везде шевелятся. Ну, и про китайцев. Дома я по карте измерял линейкой. От  монгольской границы до Пекина каких – ни будь 800км.

09.02.79. Анекдот: Грузин садится в такси с чемоданом. Таксист: - Чемоданчик-то полагается класть в багажник…  - Генацвале, это не чемодан, это кошелёк.

17.02.79.  Только что (18.00) передали: Китай навалился на Вьетнам, с целью «проучить за Камбоджу и навести порядок в пограничных районах, где обижают китайских граждан». Что-то будет? Очень мне не понравилось.World War 3?

Путаю, т.е. делаю каждый раз усилие, чтобы различить Кулиева от Кулиджанова. Птоломея

и Птолемеев, тантал и титан.

Анекдот: Л.И.Брежнев у телевизора. Оттуда – Шайбу!., Шайбу!., Шайбу!.., Сидел, сидел, крики надоели. Берёт телефонную трубку – Шайбу.  Из телевизора: Г-о-о-о-л!!

18.02.79.  Все воюют. Вьетнам принялся за третью великую  державу, третьего постоянного члена Совета Безопасности! Помня опыт французов и американцев, я бы на месте китайцев почесал лишний раз в затылке, прежде чем наваливаться. Наши передали заявление. «Пока не поздно». Обязательства, вытекающие из договора, выполняем.

Утром я купил пять килограмм сахару и тридцать коробков спичек. Но думаю, что завтра – послезавтра они  уберут и прекратят, потому что повод бомбить для наших вполне почтенный.

 19.02.79. Дэн заявил, что оккупировать не собираются. А то мы не знали. На службе большинство согласны с мнением, что пятьдесят мегатонн в двухсот килотонной расфасовке – единственное радикальное средство. Может так оно и есть.

20.02.79. Вчера считали вечером на своей ЭВМ-очке, варианты шли подолгу, от нечего делать изучал журнал «Рационализатор и изобретатель»№1 и «Загадку Пёрл – Харбора» (Яковлев?) В журнале с изумлением обнаружил интервью с Евтушенко! – брит наголо, снимается в роли Циолковского. Упоминается там же о единой природе творческих способностей, с чем согласен. Прилагается список по профилю издания – «Сварка взрывом», где образ заглавий развивается очень находчиво. Но по форме  - вылитый Вознесенский. «Выпусти птицу», что-то вроде этого. Брошюра Яковлева развеяла моё многолетнее заблуждение – и только ли моё – что Пёрл -Харбор разбомбили  камикадзе. Оказывается, ничего подобного – самолёты с авианосцев. Почти все вернулись. Потери японцев – 55 человек, американцев – около трёх тысяч. Совершенно блестящая операция, хотя, разумеется, крайне подлая. Этюд о пользе внезапности на войне.       

20.02.79. Съездили в Москву. На обратном пути Юля хорошо сказала про один нестандартный домок у Белорусского вокзала, что он стоит на «расклешённых» сваях.

25.02.79.  Всю ночь снился бессвязный сон, из которого запомнилось только одно: там действовали подлинные Турчин и Васильев, а Нозика играл Андрей Миронов. Днём побежал на кросс 5км  и улучшил прошлогодний результат на 5 минут: с 33,10 до 28,15. По-моему дистанция была короче метров на 500, но и тем немного легче. 

26.02.79. У Володи Виноградова сегодня наложение двух событий: получил из ВАКа  открытку об утверждении в кандидатах и сдал экзамен об окончании  механизаторских  курсов, получив права тракториста.

 01.03.79.  Встречал бабу Нусю на Ярославском  вокзале. Из 50 поездов 20 отменены – всё восточные: Иркутск, Благовещенск и т.д. Нуся говорит – на встречу сплошь зачехленная техника, бампер в бампер.

Её квартирантка, Лариса, медичка с четвёртого курса, погостив в Польше у одного ракетчика («беднота, всё дорого»), попала на практику в отделение к психам: заходят к одному – Ну, как вы? –Я? Всё пою! – Ну, спойте…Спел:

                                                        Я у зеркала стояла,

                                                        Примеряла трусики,

                                                        Чтобы муха не кусала

                                                        Золотые усики.

Ведь коллекционируют же люди творчество патентованных психов. С удовольствием бы почитал, но у нас не публикуют.

03.03.79.  На  Союзе-32 летают Ляхов и Рюмин. То обстоятельство, что человек может месяцами жить в невесомости, меня поражает. Ведь висеть вниз головой месяцами он не может, изменение знака гравитационного поля смертельно, а зануление - нет. Это могло бы оказаться и не так, резко осложнив космические программы

Перечитывал  Рубцова. Не помню ни одного стихотворения про весну и лето – может, у него и нет. Только про осень и зиму. Есть ли, был ли поэт, которого весна и лето бередят больше, чем осень и зима? Сомневаюсь. Пожалуй, что это критерий. Чем больше пишет поэт о весне,  тем он хуже пишет. В весне есть что-то пошлое.

У  Коллингвуда, что ли, я вычитал про разницу между человеком восточным (южным) и западным ( северным) : восточный человек умеет ничего не делать, когда делать нечего. Так вот, русские люди – гибрид, в каждом из них сменяют друг друга в определённые периоды восток и запад: то на месте не удержишь, то с места не сдвинешь. Так я такая же смесь в пропорции примерно 1:5. Одно из самых русских стихотворений  написал Рубцов. Попробую вспомнить наизусть:

                                                       По холодной осенней реке

                                                       Пароход последний плывёт.

                                                       Скоро, скоро в глухом городке

                                                      Зазимует районный флот.        

 

                                                      Я пройду по знакомой тропе

                                                      Над родной ледоносной рекой

                                                      И в заснеженной русской избе

                                                      Зазимую с весёлой вдовой.

 

                                                      Зазимую без всяких забот,

                                                      Как зимует у пристани флот.

 

Если бы из русской поэзии нужно было бы оставить десяток стихов, я бы включил эти строчки. Нельзя сказать, что его погубили, но прозевали, бесспорно.

05.03.79.  Сегодня показывают по первой программе передачу Лакшина о «Евгении Онегине», которую мы уже видели по третьей. Вторая половина, о младшем Раевском, понравилась мне больше – сама гипотеза для меня новость. И хорошо, что здесь Владимир Яковлевич всё говорил сам, без актёрских концертных вставок – про Бунина ему помогали Лазарев с Немоляевой, про Толстого – Терехова. Все хорошие артисты, но тем не менее без них лучше, поскольку, и самое высокопробное актёрство проигрывает в сравнении с человеком, спокойно и складно высказывающим  собственные мысли. Лакшину не нужно ничего играть, он остаётся самим собой – это громадный гандикап. Когда сидишь в театре, где все ломаются – ну, ладно. Всё-таки актёр – инструмент.

Ещё об этой последней передаче: на одном из рисунков Пушкина, предполагаемом портрете Раевского, кажется сбоку – или я ошибаюсь? – чётко просматривается схематически, линейчато  изображенная парочка в недвусмысленной позе. Надо спросить у Владимира Яковлевича.

06.03.79. Перечитываю  « Fiesta». Первый раз я его читал, по-моему, сериалом в «Огоньке», дело было давно. Натолкнулся на незамеченное мною ранее место в главе «У голода на выучке», где Хемингуэй пишет в кафе рассказ «На Бич-ривер» (названия не упоминает) – мой любимый у него. С этого рассказа я отсчитываю свой читательский стаж, с двухтомника 57 (?) года. Упоминание это объясняет многое:  рассказ о возвращении с войны, хотя война в нём и не упоминается – вот оно что! Поразительность рассказа от того, что осталось абсолютно  за кадром, но только этим он и налился. Здорово. Перечитаю.

Просматривая свои жалкие попытки переводить Элиота, начинаю понимать коварство верлибра для неопытного переводчика – слишком велико искушение держаться близко к тексту, а то и  просто шпарить фактически дословно! Этот путь наименьшего сопротивления в рифмованных стихах всё-таки закрыт, и слава богу. Надо начать сознательно с этим бороться.

 08.03.79. Люблю выражение «Поменьше иронии, побольше жалости» и часто его употребляю. Так было в переводе «Фиесты», который я читал раньше. А теперь : «Проявляй иронию и жалость». Много хуже. Переводя, узнал этимологию слова «сомбреро»: Soumbra – тень. Подлинное название этой шляпы как-то не приходило мне в голову.

 10.03.79. Перечёл почти всего своего (4-х томного) Хемингуэя, Но не читанные раннее «По ком звонит колокол» и «Пятую колонну» так и не смог одолеть, кроме нескольких страниц. Всё, что ему было отпущено существенного сказать о войне, он сказал, по-моему, раньше. Первая мировая  война инициировала могучее течение в западноевропейской литературе, но не русской. У русских была гражданская война. Что-то не знаю великих европейских  или американских  писателей написавших что-нибудь путное о второй мировой войне. А у наших заткнуты рты – частично, конечно, что-то прорывается. Ремарк хорошо писал об обеих войнах, но лучше о первой. На Ремарка я не резонирую, хотя осознаю, что он не чета тому же Хемингуэю. Прочитав Симоновские, полностью в его духе, предисловия, взял   Geismara  «Writers in Crisis» и тоже  читаю про Хемингуэя. Всё – таки это опять в значительной степени та критика, которая учит  писателей писать. А читателей читать, столь мною не любимое занятие. Ну поглядим.

 «Музыка для танцев» передаёт песню Элтона Джона «Part time Lave». Хорошо звучит по русски – «любовь на полставки», «Любовь по совместительству». Может быть  «любовь на общественных началах» ?!

16.03.79. Анекдот: Комиссия ГБ  принимает спектакль в БТ. Сыграли. – Ну, как?  Мнутся.  –В чём дело?  - Да всё хорошо, только вот большой  барабан за весь вечер стукнул только тои раза … - Но у него партия такая! – Партия у нас всех одна, а стучать нужно как можно больше!

17.03.79. Вчера «немецкая волна» передавала про выставку работ Сидура в ФРГ и приводила весьма похвальные отзывы. Мы были в его мастерской десять лет назад – заказывали памятник Валере Павлинчуку. Эту скульптуру поставить на нашем кладбище не разрешили, она стоит на могиле, кажется, Тамма.  Сидур, несомненно, великий скульптор, будет здорово если его там признают. Внимание его к мёртвому телу запомнилось мне и по тогдашним посещениям.    

24.03.79. Дочитываю дилогию Пикуля о железных канцлерах. Славянофил, юдофоб, австрийцев смешивает со всеми веществами. Пат-р-иот. Как он Нессельроде! – еврей в квадрате. Склеил цитаты из всех крупных дипломатов и одного мелкого – Тютчева. Одно сравнение про Бисмарка запомнилось – « с сердцем, всегда холодным, как собачий нос» А про старушку Викторию: « Последний отпрыск гнусной Ганноверской династии, которая 123 года наполняла Англию скверной» - ни больше, ни меньше.  Евтушенко на весь мир называет его лучшим русским прозаиком ( in not to many words probably).

Но чтение познавательное для нас, необразованных. Я даже не знал, что Бисмарк был послом в Петербурге.

Пикуль … «что там слышно о контрибуциях? Немцы рвут бедняжку Францию так, что мясо летит кусками, а Блейхредеру  помогает сам Ротшильд…Обычная история: где деньги, там и шейлоки!». Но фигуры получаются выпуклые, хотя, наверное, мало имеют общего с историческими фигурами.  

31.03.79.  Анекдот: чем отличается Брежнев от Карпова?   Карпов ходит е2 – е4, а Брежнев е-2 – е2!

 01.04.79.  Гостил Дима Николаев. Много рассказывал про охоту в Вологодской области – кабаны, рыси, волки. Волки размножились. Рассказывал – съели учительницу. Шла из деревни в деревню, её нагнала стая. Она подожгла стог соломы и  пока он горел, написала в тетрадке, что окружена волками. А солома догорает…Тетрадку потом нашли. Но места не затоптанные ещё есть. Очень хочу в хороший лес.

18.04.79. Открытие сессии ВС. Заседание нижней палаты открывает «один из старейших депутатов» - Лобанок, не знаю сколько ему лет, но на вид просто юноша, и Анатолий Петров. Старейших не выпустили. Старейшие в Политбюро.

Мы заканчиваем трёхнедельную эпопею с ремонтом.

27.04.79.  Флора вчера посещала в ИМРе свою сотрудницу, умирающую от рака грудной железы. После облучения: лимфостаз, рука как бревно, метастазы в позвоночник, не может сидеть. Но была весела, достала бутылку чаги(!), у них были припасены солёные огурцы и рыба, пир горой! В разгар вошел её хирург, но в смущении ушёл обратно.

О.Э Мандельштам прав – жизнь потрясающе многогранна, люди продолжают жить и радоваться до последнего.

А я как раз, перечитывая пятый том Бунина, дошел до рассказа «Мухи» - сильнейшее выражение той же мысли.

26.04.79. Ася: «На улице мрачно и тучно». «Кто мо-о-о-жет сравнится с Матильдой моей, сверкающей мочками белых ушей!»

Передали: обменяли двух наших «дипломатов» на пятерых диссидентов, включая Гинзбурга и Э. Кузнецова, отсидевшего почти 10 из своих пятнадцати лет. Остальных не запомнил, но Орлова и Щеранского нет. Почему 5:2 в их пользу? Или у наших сроки побольше? Наверное. Скоро Татьяна с Ариной Гинзбург сливаться в экстазе будут.

Послушал ещё раз, остальные трое – Винц, Мороз и Дымшиц, известные граждане. Жёны узнали обо всём по радио.

Л.И.Брежнев на неделе получил Ленинскую премию по литературе – не в урочный год, без очереди. Формулировка, правда, стыдливая и бессвязная. И напрасно, чего стесняться – это далеко не худшая книжка из удостоенных, фильтрованная, полированная, плод коллективного творчества. Одно из лучших произведений соц. реализма. А член ли он ССП? Боюсь, что проглядели. На работе гадали – что дальше? Академика? – Не исключено. Народного артиста, заслуженного мастера спорта ?

01.05.79.  Брюсов,  по видимому, правильно корит Минского за незнание русского языка. Но вот манера употребления отрицательных частиц «Не помню форм, ни чисел, ни имён» мне импонирует. В старых стихах – да и только ли стихах её придерживался, по-моему, не один Минский.

02.05.79.  Ася (входя с тетрадкой задумчиво) – Пап, а может быть скорость Наташи тридцать семь  и пять десятых метра в секунду?

03.05.79.  Предварительные  результаты британских выборов говорят о крупной победе тори.

Теперь у них главы государства и правительства – дамы: королева и Марго. Комментарий Флоры: «А у нас из руководителей группы всех женщин разжаловали» - её, в частности, переводят в мнс под предлогом перестройки. А по сути «наказывают» за проводы Турчиных.

 04.05.79.   Вернулся из Вильнюса Женя Гай, ездил на годовщину смерти отца. Отец у него -  белорусско-литовский   революционер, член КП Западной Белоруссии при поляках и т.д.

 05.05.79.  В первомайском номере Литературной Газеты статья М. Зайцева ( под рубрикой «читая журналы»)». Почём сегодня деликатес?». «Разоблачающий» пафос автора обрушивается на переводной детектив, где парочка в ресторане завтракает «изысканным куриным фрикасе на двоих за доллар шестьдесят центов ( роман старый)» - ведь это дезинформация советского читателя!! Фрикасе-то нынче почём?!

Заседала соответствующая комиссия: «Выступавшие единодушно согласились, что детектив – один из наиболее идеологически заострённых видов литературы, и поэтому при выборе                                произведений для публикации на русском языке  необходимы точные идейно- тематические и художественные критерии»

Анекдот: «Что такое интернациональная солидарность? Это когда мяса нет в Тамбове, а бастуют в Париже…» 

Вчера ездил в Москву - по случаю двадцатилетия выпуска, собралось человек сто сокурсников (из двух потоков общей численностью примерно 300 человек) в ресторане «Туркмения», в Перове, у чёрта на рогах. По крайней мере пятеро не дожили. В июне ожидается  первая бабушка.

Два самых  некрасивых слова: «культя» и «осклизлый». Два самых красивых русских слова: «голубой» и  «глубокий».

 24.05.79.  Раскидистый крепкий одинокий дуб «среди долины ровные» по дороге в Тарутино справа от дороги замёрз до смерти..Его собратья, на опушках, гораздо менее красивые, покорявее, живы, а он стоит голый и сухой. На глаз ему как раз лет сорок – такой зимы не было с сорокового года. Сегодня восьмой раз за весну съездил на переборку картошки. Жара и сухость. Не повторилась бы засуха 72 и 75 годов. Жрать и так совершенно нечего – это у нас. Из  Перми пишут – только хлеб, водка и «Завтрак туриста».

25.05.79. Признаю философию только как жанр поэзии, все великие философы были чистыми поэтами и наоборот. Поэтому жду от философов только поэтической, а не научной или исторической достоверности. Поэтому меня не утомляет философствование Мандельштама в его статьях и набросках.

27.05.79.  Продолжаю приобретать ценный опыт. Подъехал в Москве к  «Продуктам» на Ленинском. Народу мало, неплохое мясо лежит, но конечно грудинка. Берёт за рукав юноша в синем халате :- Сколько тебе? – Пяток килограмм. – Сделаем, подходи со двора. Подошел. На 12.50, плотно завёрнуто. –Не трудись, то что надо. Дал пятнадцать, у машины слегка развернул. Выглядит неплохо, срез мясной, маленькая косточка, из задней ноги. Уехали. Дома развернул и посмотрел. Артисты. Это фактически чистый кусок тазовой кости, но вырублен так, что кругом в мясе, кость по настоящему выступает только с одной стороны, в выемке. И эта выемка –вот суки - заложена свёрнутым куском пашины грамм на пятьсот. В общем чистой  мякоти  оказалось килограмма два. Не хило, как скажет Витя Мастеров.

29.05.79.  Анекдот: Вопрос армянскому радио: Когда в России покончат с выпивкой? – В одиннадцатой пятилетке! – Почему? – А в десятой покончим с закуской.

30.05.79.  Читаю А.Адамова. «Инспектор Лосев». Хорошо он описывает допросы и беседы с подозреваемым «изнутри», как будто сам говорил. Но сколько воды!

31.05.79. Уже три недели нет дождя и стоит дикая жара. Последние дни выше тридцати градусов. Яровые не всходят, трава горит уже сейчас. Зато на участке, на поливе всё прёт неслыханно – клубника, помидоры, пионы и яблони цветут одновременно. Флора посадила десяток ростков кукурузы, растёт крепкий маис.

 09.06.79. Сон. Лечу за грибами на самолёте в Думиничи, а оттуда в Барятино. Стёкла в окнах, как в машине, опускаются, женщина сзади жалуется, что у неё заклинило, боится, что от мотора залетят искры. В Думиничах столпотворение: ни самолёты, и поезда не ходят. Таксист –левак приглашает «По четыре рубля километр». Около кассы у груды огромных полосатых мешков ходит весёлый Коля Первунин. –Чего везёшь?–спрашиваю. Заговорщицки подмигивая, уводит меня за колонну, волоча мешок, вынимает оттуда горстью и разворачивает на ладони – карамельки «Раковая шейка». Пробиваюсь к кассе. Кассирше вполголоса: «Леонид Ильич едет в Вену, все дороги закрыты на семь дней». Показывает мне что-то вроде сетевого графика, какую-то схему, посреди которого нарисован жирный красный круг с восклицательным знаком. «Я отправлю только вот женщину – показывает на стоящую у кассы Генриетту Яковлевну, адвоката, знакомую Дмитриевых, - она кандидат наук!» - Я сам доктор наук! Все презрительно смеются. Замечаю, что сам я в желтой майке, рваных брюках и резиновых сапогах. Небритый, грязный. Смущаюсь, просыпаюсь.

11.06.79.  Понимаю замечания Мандельштама, что в средние века «искусство казни – преддверие к анатомическому театру». Вполне возможно, что при запрещении вскрытий опытные палачи знали анатомию лучше врачей. Попробуй с живого человека содрать кожу или посадить на кол так, чтобы кол вышел из-под лопатки, а казнённый ещё жил трое суток.

18.06.79. Вчера пели и плясали на пятидесятилетии у Лидии Филипповны Букато. Промелькнула частушка:  Сталин выиграл войну,

                                              Ленин революцию.

                                              Хрущёв денежки сменил,

                                             А Брежнев Конституцию.

Про наше начальство за 60 лет удобно слагать четверостишия.

На сигаретных  пачках стали печатать рядом со знаком качества предупреждение Минздрава: «Курение вредно для здоровья». Некоторые предлагают что-нибудь в этом духе налеплять и на колбасу, которую продают у нас.

21.06.79.   Ася : «Папа девственно улыбнулся, поглаживая свой зад».

22.06.79.  На службе объявили, что родной колхоз им. Гурьянова у нас отобрали, а дали в подшефные( от слова «под шафе») совхоз «Победа»…. Хвастовического района. Точно в противоположную сторону области, километров 250! Это придумать надо. По этому случаю все  изучали карту области и отмечали оригинальные названия – речку  Вытебеть или деревню Матюково, мимо которой течёт река Высса. Поросят лечили, дохлых коров жгли, одуванчики в скверах пололи, теперь поедем на картошку – пятьсот вёрст не крюк. Никто глазом не моргнул. Привычный народ.

28.06.79.  Первый день с дождём, чуть не за два месяца. В Москве на 80 минут попали (слава богу на машине) под обломный  ливень. А то - хоть пропадай. В субботу планируем отскочить километров на триста по Волоколамскому шоссе и пожить декаду в лесу. Торопец? Андреанополь?      

 01.07.79.  Стоим в неправдоподобно  роскошном месте – на песчаном берегу озера Наговье на  северо - западе Калининской области, в бывшем поместье генерала Куропаткина. Всхолмлённый луг порос редкими вековыми дубами, остатками бывших аллей. Наша палатка и машина в пяти дубах у самой воды. Озеро чудесное. Леонид Петрович уже вытащил на спиннинг крупного окуня, грамм на шестьсот. Сперва сунулись к озеру Охват за Андреанополем, на ягодники, но всё высохло. Мы тут же  смотались, попав в страшный ливень с грозой, и к десяти вечера приехали сюда. Минус – комары, но терпимые, да и демитилфтолатом  запаслись. Природа изумительная, и  кроме нас стоит за липовой купкой  рыбацкая смирная компания на двух московских «Жигулях». Мы их не видим и не слышим. До деревни пара километров лесом. В общем, одни. Даже не верится.

 02.07.79.  От имения остались куски непонятно спланированной сети аллей, кусок каменной лестницы к озеру, округлившихся до валунов обломки могучего фундамента. Холодает. Северо-западный ветер перешел в северный, нагнал тучи. Заурчал по будням,  промолчавший всё воскресенье, тракт – здесь даже мотоциклов как-то не было слышно. Ранним утром налетел шквалик, а среди ночи, в два часа, нас разбудило зарево – запылал совершенно казалось бы, погасший костёр. Раскатывал, заливал. Но после двух почти бессонных ночей сегодня, хоть и рывками выспался. Удивляет устойчивость дубов к травмам – ожогам, разломам, дуплам. За дорогой видел огромный зеленый дуб с выгоревшей чуть не до коры сердцевиной.     

 03.07.79. Ходил в одиночку прогуляться в новый для меня лес. Пошел с большака по бульдозерной  прочистке к делянкам. Смешанный лес без сосны, всё остальное есть: нашел ель в два моих обхвата и высотой, не соврать бы, метров пятьдесят и почти такую же берёзу. Дубы в чаще вытягиваются свечами, как сосны, с крошечной кроной, а молодые стоят столбами в шубке коротких веточек. Видел высоченные деревья, по всем признакам – боюсь сказать – осины, но слишком высоки и стройны. Много совсем молоденьких, в подлеске, клёнов, а матёрого не видел ни одного, откуда же они сеются? Пни на вырубке могучие, со ступенчатыми, в два приёма, срезами, и поваленные стволы хороши, длинные дубы особенно, но общая картина разорения и мусора неприглядная.  По старым вырубкам редкая чахлая земляника, на немногих кустиках по одной крупной ягоде, но зато сладкой. Только в букетик, а не в кружку, не говоря о корзинке.

После обеда к нам сунулась пугающая грозовая туча, но погремела и раздумала, обежала стороной. Солнечно, ветрено, прохладно. Мужик, скосивший наши лужки, оставил нам грабли и вилы, мы для забавы и разминки погребли ему немножко в валки. Флора с Зиной жгут на пляже слежавшийся, прибитый давним штормом подсохший камыш и деревянный мусор. Сижу у самой кромки воды. Дядя Лёня на ветру растерял все пять крючков с живцами и сейчас безнадежно ищет их,  шастая на трёх сильной «Осе» между островами. НЕ думаю, что найдёт. Хотел ему помочь, но для нас двоих его посудине не хватает тоннажа. Черпнули, и я остался. Рваные облака сеют на деревню серый дождик, а на нас нет. Слева на дальнем берегу одинокая изба, при ней свежий остроголовый стожок. По дубам трудно заметить даже сольный ветер, они и листьями-то на толстых черешках шевелят с трудом, а   берёзы наизнанку. Очень ветреное место. Я один от этого не страдаю, всем остальным хочется жары и купания. Девять вечера. Сижу на пляже и ловлю комаров на сто десяти- килограммового живца. Ветер кончился, и они наглеют. У нас исключительно тихие соседи. Две молодые пары и даже, кажется, без транзистора.

04.07.79.  - Ася, - говорю – ты будешь взрослая, таких мест, как это, уже не останется. На луну будете летать! Она  - А там что, принимать безвоздушные ванны?

Мужик у сельпо в Наговье сказал, что с будущего года тут начнут строить дом отдыха. Так я и думал.

 05.07.79.  С полвосьмого поехали искать земляничники по туманным указаниям. Где только не были, не нашли. Видели хуторок Аксёново, осталась одна изба. Живут дед с бабкой, обоим за восемьдесят. Десять ульев. Корова с телёнком, шесть овечек, соток тридцать дружной картошки, да клин овса с горохом скотине, огороженный, стоит в холмах, на огромном лугу. Дед гнёт дуги и санные полозья (червонец штука). До ближайшей деревни с магазином пять километров из горы в гору. Последние два года они никуда не уходили и не уезжали. Бросать хозяйство не хотят. Так и доживают. А была деревня.

На развилке у зелёного Бора свернули на Яковичи, где обогнали группку из четырёх ребятишек с бидончиками и совком. Подвезли их, они показали хороший черничник. Три брата и сестричка. Старшему десять, младшей шесть, а всего их у матери восьмеро, и эти старшие.

Черничник хороший, хотя урожая в этом году нет. Набрали на три литра варенья. Всё-таки не с пустом.

07.07.79. Вчера Леонид Петрович с женщинами пробился в Аксёново и нашли земляничник – пятачками, но с исключительно крупной ягодой. Набрали семь литров. Планировали продолжить разработку этого месторождения, но в ночь зарядил дождь и идёт с перерывами вот уже двадцать часов. Если к утру не разгуляется, завтра рванём домой. Сегодня приезжал торопецкий знакомый Шмотиных, Виктор Ларьков, городской художник, колоритный парень, очень внешне симпатичный, голубоглазый, крепкий, с женой и сыном. Распили бутылку коньяку и уехали. Рассказывал о разных местах. Думаю я здесь не в последний раз…

09.07.79.  Вернулись домой, суточный дождь  развёз  торопецкие просёлки,  и делать  там стало  нечего.

Сон : Мне и Брежневу дали квартиры в нашем  «дворянском  гнезде» на проспекте Ленина. Приезжаем переселяться – и что-то не готово, в дом не пускают. Тут же стоит Зил – 117 Леонида Ильича его  в дом тоже не пускают, он мрачно стоит в сторонке, а ребята из охраны раскладывают ему сиденья в лимузине для ночёвки, надувают матрацы. Вижу магазин сувениров, захожу, предлагают новинку – сюрприз – большая конфетная коробка, пустая, но сама вся  из шоколада.

10.07.79.  В «Советской культуре» увидел некролог  - Лариса Шепитько, на сорок втором году жизни. Лет двенадцать назад они с мужем были в Обнинске на «Доме Учёных», и мы с ними на лужайке за теперешним нашим участком отлично посидели с шашлыками. Чук был жив, он их и привозил. Пишут, авто- катастрофа, спешили ранним утром на съемку фильма «Восхождение», целиком я так и не видел. Способная была женщина. Печально. Уснули, говорят, все в «Рафике», а потом и шофёр.   

11.07.79. Довольно резко открыли грибной сезон. Всё очень характерно для нынешних времён. Первые грибы вылезли, по-видимому, позавчера и вечером у торгового центра весь город увидел мужика, сидевшего с корзиной по рублю за три штуки. Утром кинулись все – кроме меня, я из-за строительства узнал об этом в 10 утра. В 12.10 мне звонил Витя Кононов, видел в автобусе мужика из-за плотины с корзиной в 250 штук. В 12,30  мы выехали с ним и с Флорой. Сперва рванули за Сокольниками, но там нашли по грибу, переехали, уже к 16,00 за Тимашово, там Флора наковыряла 89 мелких, а я 25 всяких. Сегодня в 5,00 были там – наши уже гуляли во всю, пришли затемно. Я нашел за два часа всего 3 семейки: два раза по 5 и 23 (!). Флора опять 63 штуки и Ася пять. Из двух с лишним сотен получится литра два маринованных и скромная жарёха. Им не то что головы не дают поднять – маковки высунуть. Ходил, ходил – пусто. Увидел раздавленный, опустился на карачки – и ползком,  носом в землю, нашел те 23 штуки.

Наш первый секретарь ГК Иван Васильевич Новиков лежал в кремлёвской больнице и повторил там то, что регулярно проделывал здесь и в МСЧ и в ИМРе: напивался до бесчувствия. Начальник ОРСа Раенко приехал навестить с икрой и коньяком. Но там поступили круто: сфотографировали его, обделанного, во всех ракурсах и девять (!) бутылок, выписали и настучали в ЦК. Вроде снимают и прочат в директора Дома просвещения. В народе это называется «Иван Васильевич меняет профессию». Не факт, что сменит. Камаева на его  место, вроде, отказался. Неужели посадят Киселёва? Это вообще ужас.

16.07.79.  Четвёртый день ездим  за грибами. От барских замашек – доехать до каждого гриба, походить три часа и домой и т.д. – приходится отвыкать. Вчера выехали в четыре, в пять были в Сокольниках, пошли пешком в Станки, за полных пять км, походили там час, нашли по несколько  штук, вернулись, переехали к десяти за Кудиново, пошли на опушку, и там ещё ходили два часа, с несколько лучшим результатом. В общем, ходили 8 часов и прошли не меньше 25 километров. Набрали вдвоём 66 штук, правда очень кондиционных. По дороге на Станки развлекались разгадыванием следов на дороге, причём, по-видимому, правильно распознали странные парнокопытные следы туда и обратно следующим образом : свинью водили к хряку из Сокольников в Станки. Ещё с ними  была собака. Сегодня утречком походили  под  Тимашовым, скромненько полсотни с небольшим, но у меня десятка два изумительно крупных и чистых. Сейчас съели потрясающий завтрак: молодая картошка с жаренными грибами салат из помидор с зелёным луком. Всё, кроме пока помидор, своё, да и те дней через десять будут если погода встанет. Сегодня первый солнечный день за последние две недели. 

21.07.79.  Грибалка с переменным – но, непременно, более чем умеренным – успехом, ежедневно. Исключительно не повезло вчера. Решил под Тимашовым убежать направо и шел 80 минут рысью на запад, оставив ковыряться на опушке остальных. Когда решил остановится и оглядеться, пошел дождь. Народ остался, причём половина  без плащей, у запертой машины. Взял азимут и рванул обратно. Когда брал, видимо залипла стрелка компаса, вместо востока я побежал на юг, спохватился поздно и после полутора часов ходьбы спортивным шагом под проливным дождём, мокрый,до нитки, вышел в Городню! Пешком к  машине. Все ждали мокрые, но бодрые – по два-пять десятков мелочью. У меня 15 штук, отдал маме. Сегодня, в субботу, в сплошном потоке московских «жигулей» приехал за Ильичёвку, в мужской компании, и решил, уже с оглядкой, сделать  очередной рейд по тылам. Выходил и на  Суходревку, и на Барденьево, проверял по дороге все березняки, в этих местах многочисленные и пространные. Везде понемногу росли, прямо в хрестоматийных, теоретически чистых местах : опушка с редкой берёзкой и ёлочкой, ни папоротника, ни осоки. Редкая травка, мошок. Но напасть – слизняк, да и червяк зашевелился. Впервые в заметных  количествах попадались шлёпы. Нарезал 57 штук ассорти, много хороших, ещё крепких. Корзинка получилась из лучших в лесу, а народу, особенно неглубоко, встречалось много. Ходил шесть часов, брал еду с собой, очень уютно перекусил около десяти  часов, сел на двух - спальный пень, набрав пригорошню по торопецки крупной земляники на десерт. Всё время неподалеку слышал лай пары гончаков – кто-то травил. По-видимому, лосёнка, но выстрела так и не было. Завтра перерыв, поедем в Москву, хотим попасть на выставку картин  парижской школы из японских музеев и немного проветрить Асю, изнывающую на каникулах дома!

10.08.79.  Живём в Крыму, на кордоне у лесника Виктора (Степановича Петренко) над бухтой Ласпи, триста метров над уровнем моря. Стоим уже неделю. Он с помощником делят  пополам большой каменный дом – бывшую давильню винодела-француза, с огромным прохладным подвалом, где живут крысы, уже сожравшие батон твердокаменной и полу копчёной колбасы. Куры, кролики, собаки, названные в честь модных кино героев –Мухтар и Бим. Кролики дохнут, от одного до трёх в день. Куры жрут виноград, квочка научилась взбираться с крыши сарая на навес с лозы. Когда-то был виноградник от скал до моря, теперь только кизил, но одичавшая лоза вьётся кое –где по зарослям. Место изумительное – чуть наклонная поляна перед скалами, огромный грецкий орех, под ним беседка, качели. Электричество, газ, водопровод, собранный из родников. Огурцы, помидоры, зелень. Сперва подавляла необходимость спускаться для купания на тысячу футов и подниматься. Потом хозяин договорился с сержантом Толей, и теперь ездим на машине  через три «кирпича» и один шлагбаум, от которого имеем ключ. Гнетут жара и мухи. Компания: Лебеденцы – Володя с Ларисой и две дочки, помоложе наших. Лебединец – мужчина непростой, доктор физ-мат наук, зав.отделом в ИЭМ. Недавно исполнилось пятьдесят, но на море – только пешком – ходит трижды в день, а если дважды, то пробегается ещё по горам, и вся семья так же. Убеждённые пешеходы. Оперирует массой неожиданных сведений из разных областей. В оккупацию, в Харькове, тринадцатилетним мальчишкой содержал семью, как признаётся, спекулируя валютой и краденым немецким казённым имуществом. Разбирается в национальном вопросе. Очень много ездит, в основном по южным республикам. Читает Олеся Гончара и Петруся Бровку. Лучший роман Олеся Гончара  - про  «Собор».

   16.08.79.  Отдыхаем как-то  не  по-своему, хоть и не без приятности. Позавчера, например, вскарабкались на вершину Илью – 760м над уровнем моря, а вчера ездил с детворой и Ларисой  Лебединец в Севастополь и посетили заповедник Херсонес, включая выставку голограмм, украшений, сокровищ – от «Вальтера»  Родимцева  до килограммовой золотой  пекторали… Жрём в три горла отборный продукт – рыночные помидоры и баклажаны, арбузы, дыни, сыр, молоко, заливаемся рислингом из соседнего совхоза «Золотая балка», который перед употреблением выдерживаем во французском подвале и качество заметно повышается. Вчера получил вторую в Крыму  просечку по второму пункту – три действующих. Сержант был пьян в дым и не отобрал у меня права только потому, что, начав заполнять протокол, убедился в собственной неспособности это сделать. Притаился он за крутым поворотом в очень удобном с точки зрения проведения воспитательной работы  месте – под десятиметровым обрывом справа лежал вверх колёсами желтый  «Жигулёнок» - он мне его с торжеством продемонстрировал – «Яма большая, места всем вам  хватит. Приехали в Крым, думаете вам шо»? Я даже ничего не успел нарушить, только чуть принял влево собираясь обогнать еле тащившегося «403 Москвича», когда заметил пьяного сержанта, убрал и прекратил. Но он был неумолим –«Выехал на полосу встречного движения при ограниченной  видимости». Вообще, хорошее определение Крыма : камень на камень, «кирпич» на «кирпич». В изобилии и того и другого.

«Эстонцы сметану только в водку не кладут», «На этой республике можно паразитировать» - из высказываний  В.Н.Лебединца по национальному вопросу, куда он часто ездит.

Как-то Флора при нём употребила в разговоре «хохляцкий». Возмущению не было предела. Просто позеленел и прочёл на высоких оборотах нотацию. Наш хозяин Виктор родом  из Полтавы, а Лебединец из Харькова. Виктор о превратностях судьбы: «Полтава губерния была, а Харьков –уезд. А потом прямо в столицы.»

17.08.79.  Листаю Алексеевскую «Москву». «На росстанях» Тумасова. До сих пор не знаю, что такое росстани. Описание встреч Марины Мнишек что-то живо мне напоминает: кто не хочет сам, того неволей выстраивают за двадцать вёрст от центра Москвы кидать в воздух шапки. За росстанями рассказ Верещагина «Приключение». Герой знакомится на вокзале с приезжей бабой, ведёт к себе, она с ним ночует и уезжает, оставляя его в растрёпанных чувствах. Бездна поэзии.

Спросил у Юли – филолог всё-таки. На росстанях – на перепутьях. Я так и думал.

21.08.79.  Завтра на службу, после пятидесяти восьми дней отпуска – первый раз гулял подряд на всю катушку. А ещё есть путёвка в Судак с 25 октября, но уж не поеду, Крымом сыт по ноздри. На обратном пути в Симферополе отобрали-таки права. Потом лопнуло левое рулевое и проносилось до корда правое переднее. Дохромали на трёх с половиной колесах за два дня, переночевав в удивившем густыми комарами Харьковском кемпинге. Дома нашел маму с жесточайшим радикулитом и позавчера уложил в больницу. Сам с трудом прохожу акклиматизацию, перхаю, потею, хожу с перцовым пластырем. «Отвращение ко всякого рода деятельности», а надо служить. Дочитал Вулфа «Домой возврата нет». Впервые встречаю у американцев столько истерики и риторики. Из тех, кого жаренный петух в задницу  не клевал, вроде наших  в девятисотые и десятые годы. Одной войны  по молодости не заметил, до второй года не дожил. А, может, люди без проблем не могут? Наверное, он из тех. «Игру в бисер» никак не могу домучить. Видимо, брошу на середине. Кажется, написано в Швейцарии. Только там, наверное, и можно такое писать. Признаю, что это надо придумать и вылизать, но книга мертвая, вроде «Огненного ангела», много изыска, а стилевой цельности мало, какая-то скульптура из пресного льда. То ли дело Маркес – промелькнул ещё рассказ про Эрендиру и бабушку. Маркес, Онетти, Амаду, Неруда – понимаю почему Лакшин хотел приохотить Сергея к латино-американцам. Давненько о Лакшиных  ничего не знаем. Надо позвонить. 

Бегло до листал Гессе. В одном из стихов Кнехту рай пригрезился в виде библиотеки. Неплохо. Стихи хорошо переведены. Посмотрел – перевод Аверинцева.

Юра Уралец (после инфаркта, по стариковски торчит одинокий зуб из верхней десны) подвозил меня от винного магазина. Разговорились про обмен машин – он давно старается. Я упомянул, что подумываю про «Ниву». Он удивился – «На черта тебе этот  «Луна - ход»? Метко.

30.08.79.  Накупил на Калининском по относительной дешевке – 3,4,5  и 6 рублей – четыре антологии англо-американской поэзии.

03.09.79. В одной из этих антологий есть переводы с индонезийского, китайского, польского, русского «Я вас любил, любовь ещё быть может…» Пушкина, «Звучала музыка в саду…» Ахматовой, Гумилёв, Мандельштам. Но боже, что за переводы! Они не стесняются, буквально камня на камне не оставляют, печатают жалкий подстрочник, ни размера, часто без рифмы. Или я настолько не понимаю по-английски? Причём переводы с русского выполнил сам составитель антологии, некто Burton Ralf, подборка очень претенциозная, изыск бьёт через край. Что ли Ахматову у них никто как следует не переводил? Или того же Пушкина?

09.09.79.  Лучше Апдайка  рассказов не пишет, пожалуй, никто, а вот роман «Давай поженимся», великолепно начавшись, выцвел и поскучнел. Магия, если её натягивать страница за страницей, не лопается, пожалуй, только у Набокова и то в лучших вещах.

Интересно сопоставить с записью от 26.12  прошлого года. Колебания в восприятии отражены чётко.

Сегодня ночью мне приснилось, будто меня интервьюирует какой-то американец, и я ему говорю, -запомнил только это –Equal  opportunities to all certainly exist in the  US, but some people have more equal oportunites  then others. Хорошо бы формулы снились почаще.

13.09.79.  Штраф заплатил – 20 р. «за систематическое грубое нарушение ПДД», правила пересдал, жду нового талона, а пока ездил сегодня в Москву на Флоре, провожали бабу Нусю в Ярославль. Флора по Москве рулила первый раз.  Сейчас зашел к маме. Им в палату положили бабку шестидесяти  шести лет – живёт в Митюрино,  между Машкевичами и Станками, там два дома, в каждом по старухе. Летом стережёт от волков телят на летнем пастбище, в этом году зарезали двух тёлочек. А зимой за хлебом ходит за 7 км на лыжах. В 66 лет впервые попала в больницу и впервые в жизни ей прописали уколы. В ужасе, хочет бежать. С чем лежит не спросил. На вид очень бодрая.

15.09.79.  Вчера схоронили Петра Петровича Шмотина. Третий человек в последнее время умирает здесь от берилиоза. У здорового  в остальном человека  медленно отмирают легкие. Очень тяжелое, тягучее, монотонное умирание от всё более жесткого удушья. Самое тяжелое на любых похоронах, по-моему – стук молотка, слава богу, с первым ударом грянул оркестр, наверное специально выбирают этот момент.

Читаю Камю «Посторонний», там упоминается (сцена похорон матери), что у них крышка на шурупах. Может из этих соображений.

16.09.79.  Юлин декан  по фамилии  Бармина (муж шишка в КГБ) на золотой цепочке  на шее вместо крестика или медальончика носит серп и молот – золотые, конечно.    

Читая  «Чуму» испытывал всё нарастающее  разочарование и с середины начал понимать его причину, укрепился в подозрении, что читаю притчу, исповедь. С гораздо большим удовольствием прочёл бы настоящую хронику подлинной чумной эпидемии, написанной тем же Камю. Даже аллегорию на эту тему нельзя писать, не пережив чумы самому. Писатель не должен от первого лица писать о трагедиях, которых не был свидетелем, по крайней мере, не говорю жертвой. Не понравилось. Но надо, пожалуй, уточнить. «Посторонний» гораздо сильнее – хотя тоже от первого лица о пережитом. Но там с самого начала ясно, что автор не отождествляет себя с Мерсо, не маскируется. А здесь маскируется  под потерпевшего –и неудачно.

16.09.79. Из «Падения»стоит по выписывать, вот где чувствуется, наконец, что пишет француз: « Что такое обаяние? Умение почувствовать, что тебе говорят «да», хотя  ты  ни о чём не спрашивал». «С возрастом каждый приобретает тот облик, которого заслуживает».

19.09.79.  В Аргентине, похоже, пристрелили «Таракана», его коллеги по реввоенсовету. Всё таки это мы переросли, можем быть спокойны – Лёня с Лёшей не устроят, как сказал бы О.Э. Мандельштам «американскую дуэль- кукушку» с битьём посуды в Георгиевском зале. И то, слава богу.

20.09.79.  Бывают в жизни болезненные разочарования. Вспомнилось: только-только я познакомился, в классе восьмом, с В.Лысенко, пришел первый раз к ним домой. У стены стоял широкий довольно высокий диван, накрытый ковром, спускавшимся со стены. Я с размаху, прыжком на него сел, предвкушая хорошие пружины. Диван оказался кованным сундуком, накрытый ковром.

Студенческий фольклор:        У турецкого паши

                                                   Собирались  атташи,

                                                   Веселились от души,

                                                   Как простые алкаши.

25.09.79.  В стихах  Е.В.  очень много  «врагов»:  «в застольном чьём-то откровенье

                                                                                      не замечаем вкрадчивость врага»

                                                                                      «Страшнее, чем принять врага за друга,

                                                                                      принять поспешно друга за врага» и т.д.

У меня, например, в жизни не было и нет до сих пор ни одного врага. Ну, есть  не слишком симпатичные люди, но враги? Нету. Флора была поражена и возмущена, когда я на той неделе подвёз Сашку Лукьянова до Калуги – она считает его моим врагом (выступал с «обличениями» в своё время на партийном бюро, когда мне  первый раз «вливали»). «Ты забыл про его «инициативы», как ты можешь?!» Могу.

«Жестокий расцвет» Левия в «Новом Мире», Комсомолку в красной косынке, РАППовку Ольгу Берггольц  постигла судьба легче ли ахматовской? Дочки умерли, мужей погубили. Автор по собственному выражению  «вульгарных  статеек» с запозданием на 50 лет ударяется в меланхолию. Как хотите, молодость – это ужасно. «Берггольц, конечно, понимала, что такое Чехов и Толстой, но была полна комсомольского, кумачёвого  задора, помноженного на рапповские железные лозунги…». Сентиментальность раскаявшегося  литературного бандита. Понимала она тогда, кто такой Чехов и Толстой, как же. Всё  таки мне её не так жалко, как Ахматову. «Уничтожение кулачества, как класса, беспощадная борьба с троцкистскими террористами и т.п. Всё это  такие факты, без которых гуманизм не существует». Да мне её совсем не  жалко. Похоже Левия выписывает  всё это  со смаком.

26.09.79.  Несколько запоздалое, но роскошное бабье лето. Сегодня после обеда мужской тяжелой компанией  - я, Шубин, Соколов, Филиппов, Гай – набились в мою машину и поехали через Городню, за Климовское. Из запротоколированных грибалок (с73 года) самая поздняя. Температура воздуха +22 градуса, голубое небо, теплый юго-западный ветер, ни комара, ни мушки, золотые берёзовые опушки – и кроме нас никого. Грибов, конечно мало, но всё же не с пустом. Около ведра разнобоя, включая шесть белых. Небольшая, но благородная жарёха и литра два соленья: сыроежки и волнушки. Грибок не закусочный, крупноватый, но в начинку на пироги с капустой и грибами – пальцы проглотишь. В осенней меланхолической грибалке отсутствует летний азарт и результат, но отсутствует и пот, спешка, толчея, нервы. Надо практиковать.

27.09.79. Если кто-нибудь подслушивает мой домашний телефон. То долго будет расшифровывать только что состоявшийся в обед телефонный  разговор с Володей Филипповым:

  Он – Как ты относишься к Шуберту?

  Я   –   Положительно, а что?

  Он – У него есть вещь под названием «Экспромт»…

  Я   - У меня - отчётно-выборное в партгруппе.

  Он – Вас понял, связь кончаю.

  И уехал по грибы без меня. А погода, как вчера…

27.09.79.  Почитав  насчёт  адюльтера  и  развода  у  Апдайка,  читаю  о  том  же  у  Мердок. 

(«A Severed  Keed»). Пока нравится больше. Типично английская  книга, в отличие  от  нетипичной американской «Merry Me» На этом примере осознаю, что мне нравится национальный отпечаток на литературе.

По дороге с отчётно-выборного собрания своей партгруппы, где был почтён председательством, купил в нашем книжном магазине вещественное доказательство полной потери бдительности книжно-торговыми и некоторыми другими органами: купил пачку открыток «Молодые  артисты  балета ГАБТ». Все невозвращенцы в коронных ролях. По алфавиту под номерами 5,8,9.

Почему-то меня сильно раздражает имя героини у Мэрдок – Антония. Его четырёх сложность  в английском тексте не уместна, спотыкаюсь каждый раз. Спотыкался бы и о русскую Антонину, но та в подавляющем большинстве случаев была бы Тоня. Ведь ту же Джорджи он ни разу не назвал Джорджианой. Мартин её и в постели что ли звал Антонией? Это неправильно. Читая эту книгу, решил лазать в словарь за каждым незнакомым словом для пополнения словарного запаса. Сдался на шестидесятой странице. – на каждой не по одном, надоело. Это вам не Эрл Стэнли Гарднер. Дочитал!

01.09.79. Один из тестов профессионального умения художника – точно передать направление взгляда персонажа. Это довольно тонкое дело. В одной из комнат на работе висит копия картины Тоидзе, Ленин на броневике. Ни один из персонажей, восхищенно задравших головы к Ильичу, на него не глядит – ни один! Все мимо – и старик, и женщина, и другие. А у Бродского нет, смотрят куда надо. Вообще этот основоположник соцреализма был изрядным художником. Его портреты вождей, таким подхалимажем и добротностью напоминающие энгровские портреты Бонопарта – но без той помпезности – я рассматриваю с удовольствием. А пейзажи есть просто отличные: «Аллея парка», из поздних  - «Маэстро».

03.09.79.   Читаю «Лирику» Анненского. Когда-то читал его том в Большой серии БП, но без особого впечатления. Сейчас за - резонировал. «Трилистник соблазна» - ничего себе, ай да филолог- классик -латинист. Вообще «Кипарисовый ларец» не чета «Тихим песням». Понимаю, почему обомлела Ахматова. Расписался к пятидесяти. Меня это утешает.

07.09.79. Читаю «Марш Радецкого» Иозефа Рота с удовольствием, на которое априори не  надеялся. А собственно почему? Рильке и Кафка – достаточная рекомендация для Австрийской литературы. Кто у них ещё? Гофманстль. Кажется, мною нечитанный. Причём книжка уже современная. Написано просто отлично, уже дочитал до середины и пока идёт без усилия.

Пожалуй, Анненский нравится мне больше Блока.

08.09.79.  У бабы Кати два соседа по участку – справа Виктор, слева – Сергей. Оба хозяйственные крепкие мужички – когда у Екатерины Алексеевны  не работал водопровод, она попросила у Сергея напиться, он помялся и сказал: Попросите у Виктора». Так вот: Виктор строил домик под правление садового общества, остались столбы. Сергей их стащил. Председатель хватился, Виктор на Сергея доказал. А тот активнейший осодмиловец, доверенный – с рацией, вот какие сейчас стукачи! Ну, Виктор купил «Жигули». Как-то заманил в свой проулок самосвал, стал заправляться бензином. Сергей по радио донёс, примчалась ПМГ, накрыли, оштрафовали на 50 руб. Всё по-русски. А Виктор не унывает «У меня в ОБХСс приятелей полно, я эту суку ещё подведу под монастырь». 

  Поразил сосед по гаражу Миша Лукьянчиков. Известный аккуратист, педант и эстет – гараж, как операционная, купив очередной автомобиль начинает с того, что разбирает его по косточкам. Это всё ладно. Вчера вижу – волочёт пятидесятикилограммовый новый газовый баллон. Объяснил –зачем. Он, оказывается не выносит обшарпанного вида четырёхлитровых баллончиков, купил два новых таких баллончика, а чтобы не менять их на старые полные, сам  налаживает их  перезарядку из большого – смастерил переходник  и всё такое. А до сих пор красил все баллоны после обмена, но это ему надоело, кроме того они бывают и мятые – не править же их. По общему мнению такого жмота, зануду и выжигу  поискать, а я таких людей ценю, и считаю, что именно их нам не хватает.

11.10.79.  В «Юности» №9 стихи некой Олеси Николаевой – с напором, на одном выдохе. Раньше её что-то не помню. Такие многоступенчатые стишата, где разгоняет каждый куплет, прямо в спину давит, как самолётное кресло. Не худо. Или под настроение прочёл? 

  Читаю «Милейший принц» какого-то шведа в ИЛ. Там упоминание, вернее, детское воспоминание об отцовском пистолете на дне комода. Мой отец в общей сложности, начиная с сорок шестого года прятал от нас с братом пять (!) пистолетов не все сразу, конечно, но мы обо всех знали, всеми играли, а из двух я стрелял, утаскивая их из дома!!  С фронта он привёз маленький револьвер типа бульдога и дамский  пистолетик Lignos, если не ошибаюсь – латвийского производства. Уезжая в сорок девятом в Челябинск, он их кому-то отдал, я даже знал кому, но забыл. А в Челябинске был такой эпизод – Сурмач, бывший мамин знакомый по ЛГУ, физик по образованию, ставший кадровиком и органистом в сороковке – вспоминается тем не менее, как обаятельный человек. Я ещё был у него на 60- летии в «Национале», много лет спустя. Так вот он, уезжая в отпуск, привёз папе какой-то мешок, отец положил его в шкаф. Только взрослые из дому, мы с Димкой (мне 14, а ему 12) к мешку, а там:»Вальтер»,ТТ и огромный тяжелый пистолет, мною тогда не опознанный, но теперь я знаю, что это был кольт 0.45!! И пара патронов, и в коробках, и, что самое главное  россыпью, т.е. без счёту – стреляй не хочу. Дело было зимой. Сразил нас, конечно, игрушечка «Вальтер», до сих пор помню, какое наслаждение было держать его в руке. При первой же возможности смылся с ним на лыжах в лес, за карьер, и там стрелял в берёзовые стволы. И это прошло незамеченным, хотя я его, разумеется, не чистил. Открылся отцу только лет через пятнадцать, он был поражен.

Modern – по- шведски  «мама».

12.10.79.  У нас начали печатать романы - воспоминания пленных немцев. По крайней мере мне попадается  второй  такой за месяц: «Солдат и женщина» Шильца.

14.10.79.   Ася – Пап, представь себе, что мы стоим на Солнце на шестиметровых ледяных подпругах, м-м-м, то есть подковах… Они тают, когда остаётся два метра, мы стартуем и улетаем. Можем мы при этом увидеть лунное затмение?

Опять  метеорологические рекорды. Днём +21, такое было первый и последний раз в 1889 году. А Флора уже посадила чеснок под зиму, как бы не пророс. Абсолютно безоблачное  синее небо, безветрие. И на носу – максимум солнечной активности. Стал по-стариковски замечать погоду, обсуждать её, связывать с собственным самочувствием.   

В пятницу стукнуло пятьдесят  Боре  Кузьминову. Поздравляли. Что-то вспомнил: я был у него  на докторской оппонентом. Нас поселили – дело было в Питере – в комнате Физтеха для приезжих, под крышей двенадцатиэтажного дома. Лифт не работал, а заправляла там довольно таки пожилая женщина, много раз успевшая сказать нам. что её супруг – майор ГБ в отставке. Предупредила, чтоб не приводили девочек. Мы очень рано легли спать – десяти не было. Уже задремываем, вдруг кто-то отпирает входную дверь и скребётся к нам : - Мальчики, у вас всё в порядке? Я живу рядом, вижу у вас свет погас…?» Не поленилась, стерва, подняться на двенадцатый этаж – хотела застать in flagranti, несомненно. Даже не сконфузилась, стукачка старая.

20.10.79. Флорина племянница Анечка выходит замуж, свадьба 4 декабря. Жених психиатр, 26 лет, ординатор, родом из Алма-Аты, Александр Марксович Гонопольский. В связи с этим наша Юля теряет крышу над головой. Ищем комнату. Одно из предложений – бесплатная двухкомнатная квартира с крокодилом в ванной - ухаживайте за крокодилом, кормите, ходите сами в баню, платить не надо.

31.10.79.  Мама болеет, лежит в урологии с давлением, почками  и холициститом. Заболела резко и сильно, как никогда – унесли в  пять утра на носилках, я у неё провёл ночь. Сейчас отошла, острота снялась, но ещё глубоко лежачая больная. Хожу ежедневно к пяти часам, в отдельную палату №18, хирургию отгрохали что надо. Беседуем - вот некоторые темы. Сегодня : меня лечит от парадонтоза Софья Абрамовна Фомина, жизнерадостноя  женщина. Подвёз её к началу приёма – у неё болит нога. Упомянул при маме. Она сказала, что знала в жизни, с интервалом в пятьдесят лет, только двух евреев – пьяниц, и оба были Фомины!! Муж Софьи Абрамовны, её оставивший и старый фельдшер-ветеринар в Ярославле. У нас в роду тоже есть Фомины – прабабушка Евфросинья с братом Кузьмой. Они, правда, русские с семейным прозвищем Чугунные – ужасно сильные были физически все их мужики, но многие умерли рано. 

01.11.79.  «Человек создан для лежания» А Битов «Одна страна». Осознал не тривиальность следующего факта: прожив в России сорок четыре года в середине  ХХ века я ни одного дня не голодал, и ни одного из моих ближайших родственников не убили. А Толе Шутько его тогда пятилетняя дочка (теперь уже мама) сказала как-то – «Папа, а что такое хочу есть? Я ни-ког-да не хочу есть!» Как это прекрасно, как этому надо радоваться. Понимаю бабу Катю, когда-то голодавшую и катавшую вагонетки на шахте. Она живо радуется каждый день, и искренне не понимает – чего нам ещё надо? Ведь хлеб есть! И каша! И мясо можно достать.

02.11.79. Взял в библиотеке старые повести Битова  60- 64 г.г Он тогда писал гораздо лучше, чем его нашумевший сверстник Аксёнов. Учитывая прогресс Аксёнова, нужно поинтересоваться  свежим Битовым. Но учитывая недавний скандал, может оказаться, что он попадёт под прошлогоднее постановление об омоложении библиотек. 

Нога у С.А, Фоминой болит по следующей причине : её зверски покусал и исцарапал её собственный сиамский кот. Болеет около двух  месяцев. Утверждает, что в поликлинике таких страдальцев много – и именно из-за сиамских котов. 

Последнюю повесть  Битова   домучиваю. Многословно? Есть. Скучно? Есть. И какой-то не хватает угрозы, понимаешь, что нагнетание кончится ничем. 

06.11.79.  Насколько мне понравилась первая половина «Самшитового леса» Ангарова в №9 

«Нового Мира», настолько не понравится окончание в №10. То было почти по –платоновски (или слишком по - платоновски), а тут тошно читать. Не нюхал он с близкого расстояния этих отморозков – самоучек. Думаю, что в истории и археологии  они досаждают не меньше, чем в технике и теоретической  физике.

Иногда записываю политические анекдоты. Почему не записываю похабные? Они как правило, хуже. Вот один похабно- политический: 

Петьку послали на всемирный Конгресс сексологов, а он с похмелья попал на конгресс Интернационала. Вернулся. Василий Иванович: –Ну, как, Петя? –Сбежал, Василий Иванович, вышла на трибуну старая блядь по фамилии Ебанури и полчаса доказывала, что стоя лучше,чем на коленях… 

Как-то там  до доживает европейская  коммунистка Пассионария?  Научилась ли чему-нибудь у нас за сорок лет?  

07.11.79.  Ася спросила – как разводили огонь, когда не было спичек? Я начал  что-то про негасимые костры в пещерах и папуасские палочки, и вдруг вспомнил – да у меня у самого в войну были кресало, камень и трут! И я умел ими пользоваться, как многие тогда. Розовый овальный камушек и обломок плоского напильника. А спички были палочками и отламывались по одной. У одного малого в школе такая пачка вспыхнула в кармане – он держал их вместе с дощечкой-чиркалкой. Трут помню смутно,  какой-то размахрённый толстый фитиль. 

Государственные лауреаты по разряду поэзии – Василий Фёдоров и Роберт Рождественский. Ася зовёт его Робом. 

08.11.79.  Сегодня во сне спорил с Юрой Шубиным, сколько в нашем гаражном переулке боксов. Я говорил семь, а он восемь. Я всех по порядку, во сне, перечислил: Петя, Миша, Иван, Рудик, Леонид Петрович, Я и Лукьянчиков. Но он не сдавался –восемь. Проснувшись, я пошел за машиной и обнаружил, что на нашей стороне семь, а на противоположной восемь  ( у Рудика и Леонида Петровича – полуторные). Наяву я никогда не отдавал себе  а этом отчёта.  

Прочёл просто великолепный «Третий рассказ»  Битова.Отчётливо осознал его великолепие когда читал, осознаю и сейчас. Но спрашиваю себя: возникнет ли у меня желание когда-нибудь его прочесть, а? Возникает? Как – выберем по сходству заглавий – «Четвёртую прозу»?  Или «Театральный роман»? Нет, определённо. 

Давным  давно, несколько лет не попадалось мне новой книги, закрыв которую, я понял бы, что мне захочется её прочесть ещё раз. А хочется прочесть именно такую. Страшновато подумать, что мне это больше не суждено, и  дело не в книгах, а во мне. Потерял некую способность, что-то погасло. В сорок примерно лет. Любопытно спросить у других, замечали ли они за собой такое. Но ведь есть книги, которые я буду перечитывать до смерти.

Написал и подумал – а есть ли? Не уйдёт ли и это? 

17.11.79. Читая Битова, очень завидую его лёгкости в умении сосредоточится на описании внутреннего  - мыслей, переживаний. Меня тянет описывать наблюдаемое, то что видно и слышно другим – что люди говорят, что вокруг, что все делают. Какие-то внутренние правила игры запрещают писать о чужих мыслях – ведь я же их, как и все прочие, никогда не знаю и не узнаю! Человек может писать лишь о своих мыслях, вкладывая их в голову лирического героя, Битов это, разумеется, и делает. Но у меня в этом отношении фобия. Это ужасно.  

25.11.79. Забыл где  и чью, но не так давно прочёл гневную филиппику против Электрокаминов как олицетворение пошлости, типичного китча. Не разделяю. Мой электрокамин 3 х 270 вт с розовой подсветкой очень выручал нас в суровую зиму, и я питаю к нему нежные чувства, также как к своей пишущей машинке, настольной лампе – чувства той же  абсолютно природы, что Пушкин испытывал к чернильнице, камельку и свечам. Для Ахмадулиной, сколько бы она не умилялась и не пробовала других умилить свечами, они всегда будут экзотикой, а не тем, чем были для Каролины Павловой, скажем. Когда я продавал отцовскую «Волгу»КЖА 04-87 я буквально с трудом сдерживал слёзы – 200 с лишним тысяч км. Она таскала нас по горам и долам. На ней я привёз Юлю из роддома, и отец в последние сутки своей жизни, лёжа у нас на диванчике и жалуясь на боль в спине – мы-то знали, что у него метастазы в позвоночник – сказал: «Неужели я когда-нибудь поправлюсь так, что сяду за руль, и поеду далеко?» Когда он лежал после операции на третьем этаже у открытого окна, всегда узнавал безошибочно её движок, если я подъезжал к больнице. 14 лет, лучших лет моей жизни, она была как руки и ноги. Помню все её травмы: как подъехал под остановившийся грузовик по первому ледку в Тушино (обе фары, крылья, радиатор), прочертил по всей правой стороне сухим здоровым суком, вырываясь с шестого километра, как сажал её и на пень (там же) и на камень подрамником (под Юхновым), Карпатские броды, Крымские серпантины, грязь и колдобины сотен грибалок. Я человек второй половины ХХ века, автомобиль у меня вместо лошади, и в душе моей занимает – приблизительно, конечно, диалектически  трансформированно – то место, которое сто лет назад занимала лошадь. 

«Я был у ног твоих с рассветом, машину за  ночь доконав» - деепричастный оборот тут  совсем не лишний, читая эти строки я почему то никогда не представлял себе Симонова у чьих-то коленей, а всегда «загнанную», уткнувшуюся куда-то косо «эмку» и ночную дорогу. 

А вот тоски по свечам и камину у меня нет ни малейшей. Сухое, бесшумное электрическое тепло и вспыхивающий по мановению пальца ровный  яркий свет полны для меня поэзии. 

 01.12.79.   Ася рассказывая про двух учителей: «Они кровные друзья». 

 02.12.79.   Ася мне, ласкательно:  «Спрутик ты мой двуутробненький».

 04.12.79.  Сон: Еду на «Жигулёнке». Сижу за рулём, но работаю только педалями, рулит сидящий рядом Шубин, а я хлебаю суп с фрикадельками из тарелки, которую держу на весу. Медленно поворачиваем в проулок. На углу общественник с палкой сигналит встать. – У вас карбюратор украли. Поднимаю капот. Движок незнакомый, но верно, болтаются патрубки, карбюратора нет. –С вас рубль штрафу! Достаю четвертной. Берёт и даёт  пять пятёрок, напечатанных с одной  изнаночной стороны на промасленной наждачной бумаге. Я понимаю, что это фальшивомонетчик, мигаю Шубину, складываю пятёрки конвертиками наждаком наружу, возвращаю их. Тот неохотно отдаёт четвертной.

07.12.79.  Юбиляр косяком пошел. Сегодня в ФЭИ три пятидесятилетия – у А.В.Камаева, Жоры Смиренкина и ещё  у одного зав. лаба в том же секторе. Начальство запарилось, бегая из здания в здание – из главного корпуса в «Парфенон» (начальник Вадим Парфёнов), а оттуда – в сто шестидесятое. У жоры я был и зачитал сочинённый по этому случаю                                                  
 «Грибной гимн» на  мотив песни военкоров: От Москвы до Бреста:

                                                                               Нет такого места,

                                                                               Где б в лесу бродить  нам не пришлось,

                                                                               По любой погодке 

                                                                               Жорину походку  

                                                                               За версту узнает каждый лось.

                                                                               Нам не до работы  

                                                                               В будни и субботы 

                                                                               Августа последних двух недель  

                                                                               По мокру и суху  

                                                                               чешет глину брюхом 

                                                                                «Жигулей» последняя модель. 

                                                                                Но в рощицах и пущах  

                                                                                Грибничок всё гуще,   

                                                                                Москвичи настырны и грубы,  

                                                                                Поздно или рано 

                                                                                Всё-таки с наганом

                                                                                Нам придётся ездить по грибы.       

Поднёс пол-литровую баночку, штук сорок не резанных. 

08.12.79.  Сон: гонюсь за кем-то, он прыгает с обрыва не то в озеро, не то в море, я за ним. И вижу, что он не один, а целая компания уходит от меня утиным клином, причём главный плывёт под водой, поставив себе на голову ящик мандаринов, для маскировки. Выбираюсь на берег и чувствую погоню уже за собой. На мне мокрая шинель, её полы неожиданно удлиняются до земли и врастают в неё, я не могу двигаться, барахтаюсь, просыпаюсь. Звонит телефон, время ещё полдвенадцатого. Валя Шубина говорит, что Юра Шубин перевернулся по дороге из Москвы на 68км, но жив и цел – ей позвонили из ПАТП. А я только что с Жориного банкета, поддавши. Сцену прервал появившийся Валя Череватенко, он ехал тоже из Москвы на своей машине и видел это происшествие: на  одном и том же месте, в пределах 100 м по шоссе, совершенно независимо друг от друга с интервалом в несколько минут сыграли по разным канавам пять (!) машин – три легковых и два грузовика. Шубин был первым – налетел на совершенно свежую, только что возникшую наледь. Сегодня рассказывал – только успел вылезти, найти своё ветровое стекло ( он кувырнулся и встал в болотце нв колёса), вылез на шоссе, а через дорогу в другой, немножко более мелкой канаве, лежит вверх  колёсами «Жигулёнок. И посыпались: «Волга»-24, фургон, коломбина – но эти устояли на колёсах. Самое любопытное, что Шубин за день до этого застраховался, жаль что всего на тысячу, поломок много, я сегодня смотрел.  

 12.12.79.  Дочитываю «Насморк» Лема, а сам  продохнуть не могу от этого невинного заболевания. Как я почувствовал по начал, детективная сторона никуда не годится, чистый suspense без климакса, это, любимое выражение Кэя, всё равно что прерванный половой акт. Великолепно описание галлюцинаций, я такого, пожалуй не читал. Вообще, Лем фантазёр превосходный, фантастов до черта, а фантазёров  раз-два и обчёлся. Я исключительно слаб по этой части, о чём сожалею. Киногеничное, хичкоковское начало на автостраде. Совершенный тупик, неубедительный и ненужный – взрыв в аэропорту. Но по мере накопления деталей становилось всё яснее, что убедительно  придумать за этим злую силу не удастся, а несчастное стечение обстоятельств невероятно. Это вопиющее нарушение законов жанра. Лем на него пошел. Но за галлюцинации спасибо.  

Перевезя от мамы энциклопедию, листаю её том за томом,  перелистал уже часть. Какие-то крохи Застревают. Например: у Боборыкина оказывается был роман «Василий Тёркин». Никогда упоминаний об этом не встречал. Знал ли это Твардовский – заранее, я имею ввиду? 

Не, конечно. Потом какой- ни будь буквоед сказал.  Или Битца. Раньше мы  ездили в Москву через Подольск, и меня  интриговал  ВИЛАР – звучностью сокращения и вследствие моей слабости к лекарственным травам. А вырос оказывается из Битцы  на делянках Феррейна.

А насчёт Богородицы – потомки, оказывается, считают, что она тоже родилась непорочным зачатием, а православные, как я понял. нет. 

22.12.79. Почему-то вспомнил кошмарную моду пятидесятых годов. которая тогда не казалась мне кошмарной – чернобурки с головами ( при стеклянных глазах) и лапами. А сейчас вспоминаю с отвращением.  

23.12.79.  Попалась книжка давних рассказов Капоте, раскрыл на удачу, прочёл «Waster Wisery». Во- первых, рассказ хороший, во-вторых – моя слабость к сновидениям. Архив этого   Waster'а я бы с удовольствием почитал.  

Ася: «У меня навязчивая идея, что у меня навязчивая идея».  

28.12.79.  А Фаддей –то Булгарин, оказывается, был солдатом  наполеоновской армии, ходил и на Испанию и на Россию. 

30.12.79. Поразительный в некотором отношении Сон. Лёг вчера поздно, но потом проснулся. С трудом разобрал, что на часах 6,05, испытал досаду. Что уже не засну и не высплюсь. Стал планировать поход к восьми за молоком – это теперь дефицит. Чуть ли не на уровне мяса. Но почувствовал, что засыпаю, и  уснул опять. Во сне пришел в магазин. Подхожу к продавщице с чеком. Она сдвигает крышку холодильника-витрины, достаёт мне плоский завёрнутый кусок окорока и спрашивает: «Топлёное масло возьмёте?» С этого момента я внутренне проснулся, т.е. понял, что вижу сон, и дальше стал смотреть его как кино, размышляя по ходу дела и предвкушая как буду это вспоминать, когда окончательно проснусь. Я тут же, во сне, вспомнил, почему возникло топлёное масло  - накануне перед сном я видел в шкафу сберегаемую на лето банку масла, и оно запало мне в голову. Я пошел к кассе, вспомнил цену за кг – 3-80р.,  по соображал. По полкило дают или по  триста  грамм, Решил, что по полкило. Вынул из кармана червонец и пятёрку. Похрустел ими, как зритель удивляясь насколько отчётливо ощущаю во сне их фактуру и цвет. Стал представлять, как сейчас проснусь, и пойду по-настоящему в молочный и исполню свой трюк, не встану в кассу куда огромная очередь, а с семью пустыми бутылками 7х15 = 1.05 сразу подойду к продавщице и спрошу не триста грамм  сливочного, как обычно, а молока и как она удивится – Вам масла не надо?- и я получу от этого удивления удовольствие. Тут я проснулся совсем. Времени было 8.05, в молочный я опоздал. 

31.12.79.  Последние четыре месяца омрачены  мамиными болезнями, которые привели неделю назад к операции – удаление желчного пузыря. Перенесла всё очень стойко, и сам факт, вернее дату предстоящей операции, так ловко скрыла. Что я узнал только пост фактум, когда она уже просыпалась у реаниматоров. Накануне написала нам новогоднюю открытку с одной трогательной, выдающей мысли деталью – вместе с датой поставила и час, когда писано. Карантин по гриппу, и я проник к ней только вчера, уже в отделение на шестом этаже. Садится. Ничего пока не получается с едой. Похудела. Камень с грецкий орех, сделан как из наждака, но хрупкого. Как жить с такой блямбой в кишках? Об уходящем десятилетии – какое-то безнадежное, производные отрицательны не по всем ли параметрам. И к концу всё это мусульманское нагнетание – Афганистан, Иран. Аятолла этот, драть его куда надо. Тем не менее надо праздновать. 

С  Новым Годом, Николай  Семёнович!                 

 04.02.80. Ася: «Что такое развитой социализм? Это когда без денег ещё ничего не дают, а за деньги уже ничего  не купишь.»

 08.02.80. Ася: «Мне приснилось, что я блоха и кусаю Вильгельма  Завоевателя».

17.04.80. Кончен первый полу рабочий бестолковый день и я наслаждаюсь заслуженным отдыхом в предвкушении ужина – фактически первой горячей еды за эти два дня. Вчера до хаты добрались в девятом часу, затемно, процесс оказался многоступенчатый. По Киевскому шоссе ехали с большим комфортом – на автобусе «Турист» в авиационных креслах. Комфорт этот умерялся только песиком, которого захватил один из другого отдела – крупный, резвый колли. В его в высшей степени непосредственном поведении присутствовали все элементы, знакомые нам по сюжету «Хобик» в автомобиле и Дмитриевский кот там же. (Хобик – это собака- колли Стависского Ю., во время нашего отдыха на Днепре, а Дмитриевскиий кот однажды прыгнул с колен Изы мне на голову, когда я вёз  Дмитриевых на машине в Москву).Свернули с киевского на Судимир и через пару километров встали – бетонка  не замкнута, разрыв, за ним свежий бетон, по которому не ездят. Машины из колхоза, которые должны здесь встречать нас, не приехали, группа, прибывшая за три часа до нас тоже сидит. Сидим, ждём, закусываем. Подбегает  Барышников – пришли машины, ждут за разрывом. Далеко идти? –Да метров шестьдесят – был его буквальный ответ. Оказалось больше двух километров, причём у нас продукты артельные, пришлось сделать две ходоки, а у меня своего багажа килограмм 25. Ходили туда-сюда часа полтора. Машина оказалась одна, открытая – ЗИЛ с длинным кузовом, на  25 человек. Влезли, поехали.

 Километра через четыре, в Судимире (станция) водитель посадил голосующих – человек двадцать, в основном пьяных юношей и резвых девушек. На мои ноги улеглись двое юношей. Ехать часа два с лишним. Ноль градусов. Но в куче оказалось терпимо. Я пустил в ход все резервы, включая одеяло. Во время перекура в Теребени, километров за десять до финиша не выдержал вышел и купил бутылку водки, она потом пригодилась. Теребень знаменита пивным баром с уценённым (прокисшим) пивом – по 20 коп литр. Впрочем это в Хвастовичах, а  в Теребени и Хвастовичах дешевый самогон, держится на уровне 1рубль пол литра, в более цивилизованных местах давно уже полтора и два за литр. В курс нас ввели ещё по дороге. Ну, ладно, с грехом пополам приехали. Оказалось половина группы должна ехать ещё дальше, в Палькевичи, это ещё километров восемь, но уже абсолютным бездорожьем, машины не ходят, даже вездеходы, только на тракторной тележке. Поскольку у нас большинство женщины (математики), туда поехала Оля со своими мужиками, а нас распределили по хатам. Я с двумя парнями попал на край деревни, метров семьсот  от правления  и наших девушек-кормилиц. Деревня Кудрявец  большая, дворов триста. Наша хозяйка Мария Стефановна - старуха 78 лет, живёт одна, на печке  в кухне, а горницу, куда пустила нас – не открывала и не топила  целую зиму (там своя печь)Температура была забортная, среднесуточная, т.е. тот же ноль. Поужинали. Всё-таки жизнь в деревне имеет свои положительные стороны. Скидываешь, например, портки и оставляешь их лежать  на полу, там же где они с тебя упали.

На ужин был мой любимый пшенный суп (две банки тушенки на ведро) и отварной картофель с маслом, водка купленная в «Репке», и домашнее сало, причём не из кабанчика, как подчеркнул хозяин Миша Тараско, а из свинки – когда резали сам за ноги держал.

Первая половина дня прошла, с разрешения председателя, в хлопотах по благоустройству – из отбросов нашего ЖКУ – списанных кроватей, столов, раскладушек мы выбирали и собирали  себе мебель, а также налаживали девушкам газовую плиту и т.д. Нам выписывают ( в счёт заработка будущего, гм-гм) по 200г мяса и пол литра молока в день. Сегодня под вечер уже отпустили 9 кг телятины, ведро молока. Молоко пили, телятину будем есть завтра. После обеда поработали два часа на буртах Буртики здесь порционные, 4-6 тонн, не чета Тарутинским, те в десять раз больше. В одном была зернистая, в другом паюсная «икра». По двугривенному заработал (мне так кажется). Ребята остались играть с девушками в «лаптя» ( ужасно сложная карточная игра, суть которой в том, что кто-то всё время остаётся «лаптём»), а я пошел домой. Горница протоплена, она очень чистая, светлая, большая. У девушек такая на десятерых, да ещё грязная, да ещё Миша Тараско на печке (якобы лечит радикулит поближе к девкам). А тишина и воздух здесь действительно присутствуют.

18.04.80.  Погода  перевернулась  по всем показателям - с мороза на тепло,  ветер с северного

на южный, солнце на дождик. После завтрака велено идти домой. Другой бы спорить стал,   плакал бы, ногами отбивался. Собрал портфельчик в баню, там и простирну маленько. Но это уж вечером.

Сейчас лежал слушал – с кем это старуха на кухне разговаривает? Сама с собой? Потом понял, что с кошкой. А вчера спросил, как кошку зовут, долго думала, не вспомнила.

-          Ведь как-то звали. Забыла. Кошка и кошка. Погодя вспомнила – Галя зовут кошку.

Потчевали удивительным завтраком: вчерашние щи, рисовая каша, молоко, чай, хлеб с маслом. Кашу есть не стал, а щец похлебал. Моциончик по воздуху километра полтора. Хорошо здесь песок, настоящей грязи здесь нет. Ночью совсем не сплю. Костя храпит, стекло в окне  стучит, ветер воет, старуха за печкой возится. Заснул часа в три, в 5 уже как огурчик. Дождик кончился, прибежали звать на работу. Пошел, поработал.

Сегодня в счёт субботника. На поле было масса народу – 247 человек, сказал бригадир, в том числе  школьники, рабочие леспромхоза, правление колхоза в полном составе (кроме председателя – в нём с войны 18 осколков). Правление на отдельном бурте, и попался им самый гнилой. Часов в одиннадцать прибыл первый секретарь Райкома Ивашуров – не перебирать конечно, а поруководить – как люди, как механизмы…Постоял около нас – какие вопросы, как с бытом, объяснили ли нам с какими сортами работаем. Никак нет, так точно, премного благодарны, всем довольны…

На меня здесь показывают пальцем друг дружке – доктор наук. Чувствую себя немного как в зверинце, «с той стороны». Вообще  здесь народ шефами ещё не избалованный и относятся по-человечески. Зам. председателя и агроном Толя – молодые, тридцатилетние мужики. Агроном (ехавший с нами из Обнинска) мне особенно понравился – носился сам на мотоцикле по всему селу, собирал нам барахло, сам выточил переходник на газовую плиту, нашел шланг для подсоединения к баллону. И сортовая картошка, основная  специальность колхоза, его заслуга. Бурты с семенной картошкой у них перезимовали отлично.

Ивашуров передал нам привет «лично от Андрея Андреевича» (Кондрёнкова, первого секретаря калужского обкома) и сказал, что тот сюда примерно через неделю собирается. Сказал также, что выделены фонды на тысячетонное   картофелехранилище для колхоза – сметная стоимость 226 тысяч руб, полмиллиона штук одного только кирпича. И что к 1984 году обещают провести бетонную дорогу, зародыши которой мы видели у Судимира, протянут до Хвастовичей. Тогда будет жизнь. Поглядим, поглядим.

А вот Мишкина басня про Гурия Ивановича: уезжает он с Кавказа со своим семейством. В кассу со своими удостоверениями (Герой, депутат) – нету билетов. Как нету? Нету. Потом грузин в кассе берёт удостоверение – Марчук? Это ты играешь на гитаре? – Да не я,  мой брат. – Всё равно, хороший человек. Сколько тебе мест?  А ещё Мишка хвастается, что его еврей за пятку кусал. Греблей он занимался на двойке в пару с евреем, Абой звали. Перевернулись на Днепре весной, ногу свело. Так Аба его за пятку укусил, и судорога отпустила. Кто бы мог подумать.   

 19.04.80. Дописываю утром перед работой. Семь часов. Сейчас вскипячу водичку на бритьё, и буду будить гавриков. Спят хорошо. Я первый раз эту ночь тоже спал получше. Во-первых, привыкаю к Костиному храпу, а потом он вроде сегодня тоже был потише, больше «светлых» периодов. Вчера по случаю «Дня науки» наши выпивали с агрономом Толей, а строители сами по себе. Я побывал и здесь и там, но не пил нигде - решил по некоторым признакам воздержаться. У строителей обнаружилась ошибка в чертежах, и они вчера почти весь день с проклятьями поднимали на 17см уже готовую центральную часть цоколя 20-комнатного барака. В баню я вчера не ходил – обещали для нас сегодня дотопить специально, а вчера мылись мужики со всей деревни, тесно было. Утро солнечное, опять, чувствуется малость под замёрзло..

Опять беседовал со старухой. У неё, оказывается, было три сына, все померли в предвоенную голодуху в начале тридцатых годов в возрасте 9, 8, и 6 лет. А старика молнией убило за три дня до выхода на пенсию – с субботы увольнялся, а в среду убило. Обе младшие сестры отсидели в тюрьме, одна 8 лет. В общем наслушаешься.

20.04.80.  Сегодня воскресенье. Здесь популярна песня «Трудовые будни – праздники для нас». Сегодня хотел позвонить домой, но утром не вышло, а вечером – в баню. С почты здесь соединяют очень плохо, многие напрашиваются к председателю в кабинет, ему лучше дают, но я стесняюсь из природной скромности. Сегодня пишу необычно – в обед. Мы очень сильно рванули до обеда, почти закончили два бурта, решили удлинить обед и кончить пораньше в честь банного дня. У меня видно заканчивается акклиматизация, в работу втянулся, да и последние два пол дня выбираю, а не таскаю, это не в пример легче. Экипирован я хорошо, на все случаи жизни, только и делаю, что переодеваюсь и переобуваюсь. Агроном Толя подарил девушкам вырезку из районной газеты со своей статьёй. Они выучили из неё несколько фраз, годящихся на все случаи жизни, и теперь разговаривают ими, например: «Практика показала правильность принятых решений» или «игра, как говорится, стоит свеч». А также два его любимых устных выражения: «Дай договорить» и «Говоря по-латыни, не выпендривайтесь».Вообще  этот Толя в нашей среде весьма популярная личность.

Пришел из бани. Полностью переоделся и всё с себя постирал. Банные дни было вчера - позавчера, а нам всё тот же Толя – достал ключ от бани, и мы на остатках воды в котле помылись, вчетвером на всю баню, на просторе, каждый в четырёх шайках. В двух моешься,  в двух стираешься. Не без трудностей, конечно. Стираю рубашку. Тёр воротник, потом стал тереть обшлаг рукава,  забыл какой, стал сравнивать – оба грязны совершенно одинаково. Потом Мишка дал свою роскошную мочалку – отдраил что надо.

Хозяйка поставила самовар, попили с Костей чайку с остатками шоколадки, вторая ещё цела. Кайфуем перед ужином, скоро пойдём. Сегодня шел по деревне – как на мотогонках. Через двор ревут бензопилы – в леспромхозе выходной, все режут дрова на зиму. Нарезать машину – пятёрка.

22.00 Пришёл после ужина. Ничего из развешенного на улице не высохло (давление 969 гектопаскалей, влажность 87%, температура +5градусов С) не высохло ни на грамм. Стал в темноте снимать, ляпнул нижнюю рубашку мокрую в страшенную грязь. Дома всё развесил  на просушивание у печки, включая и рубашку. Грязь не сало, высохло отстало. Связь вечером не работала – какое-то «переключение в Жиздре».Наверное и пробовать не буду больше.

Несмотря на то, что двигаться приходится довольно много, шансов на похудание никаких. Сдержаться за столом не могу. Аппетит как у кашалота. Вчера на обед были оладьи. Съел по-моему одиннадцать штук. С маслом. На завтрак регулярно ем первое и второе. Что удаётся - относительно скромный ужин. Налегаю на квашенную капусту.

Я привлекаю нездоровый интерес местного населения, по видимому из-за своего вызывающего наряда. Я не единственный ли в радиусе пятнадцати километров – не в телогрейке ( не считая генсека  тов.Ивашурова, тот вообще был, я извиняюсь, в шляпе). Народ общительный, все здороваются, как в Закарпатье. Вечером мы с Костей несли ведро молока с фермы. Нам встретились четыре человека разного пола и возраста. Все спросили одно и то же: «Надоили?» или «Ну, как доится?».

Дома три от нас целыми днями играет на улице мальчик лет пяти, Лёша, я прохожу мимо него несколько раз в день. Первые четыре раза он спросил «Как тебя зовут?». Вторые четыре «Сколько тебе лет?» Потом, тоже многократно: «Куда ты идёшь?»

22.04.81 Сегодня шестой день, а ещё девять. Говорят, пятнадцать суток придуманы не зря – из коротких сроков это самый труднопереносимый, потом человек привыкает. А сегодня ещё и понедельник, тяжелый день. Началось с ночи – даже мои соседи плохо спали, обычно-то они дрыхнут на пятёрку. Давление, что ли, упало, или печку хозяйка перетопила, было душно, оживающие мухи – какие-то крупные, бешеные, жужжали всю ночь, бились об потолок и окна. Проснулся с головной болью. Пошли на бурты. Пасмурно, тучи, только сели – дождик. И не такой, чтоб встать и убежать, а сеет и сеет, настроение сбивает. И бурт попался хуже некуда - с мелочью и гнильцой. Ну, слава богу, через два часа дождь разошелся. Ушли. Выпил две таблетки, подремал, полегчало, но обедать  так и не пошел, выпил стакан чаю с сухариком. После обеда, опять только сели – дождь. Решили проявить характер, сидим, перебираем. Уже все деревенские сбежали, а мы не сдаёмся. Одеты все в тридцать три  слоя. Но в пол пятого, за полтора часа до законного времени не выдержали. Пришли в избу, где столуемся, а там своя проблема – нам  отвалили 36 кг телятины, включая ноги и голову. Холодильника нет, даже погреба настоящего. Ну,  голову и ноги –  на студень отдадим кому-нибудь в деревне, но часть придется, наверное, засолить. Зато пару-тройку дней  поедим телятину. Молока тоже прибавили с завтрашнего дня – работой нашей здесь довольны. Стряпают не плохо, и поскольку многое остаётся, то выбор всегда большой – пара супов, пара каш, вермишель с мясом, картошка с мясом, молоко, колбаса, масло – всегда вдоволь. В общем тёмное пятно одно – ночи, бессонница.

В магазины здешние я ещё не ходил, но ходившие говорят, что нет ничего интересного – ни товаров, ни продуктов. Вообще-то дорога сюда летом вполне проезжая, может, как – ни будь можно по грибы заглянуть. Ребята в прошлом году наварили  много малины. Правда леса погуще здесь ближе к Палькевичам. Здесь мы видим только то, что у околицы – довольно мелкий сосняк по песчаным буеракам. Леса получше ближе к Шкове, ближняя деревня  вглубь. Её, говорят, в старину барин променял какому-то орловскому помещику на пару собак – настолько там никуда не годная земля. На тех жителях до сих пор пятно – «на собак променяные», и местные относятся к ним свысока. Чорт-те  что.

В Кудрявце почти нет брошенных домов и много хороших крепких изб. У нашей бабки изба большая – «девяти аршинка», пятистенок. Наша горница почти двадцать с лишним метров. И хлев и сарай, но она уже и кур не держит, никакой живности, сил нету. Но по хозяйству справляется, и ещё год-два назад стряпала на семнадцать человек едоков. Как они здесь только помещались.

Вернулся с дня рождения – нашего кассира Лиды Труфановой: помимо старшего – Михаила Захаровича – у нас есть и кассир. В день науки она мне говорит: Николай Семёнович, может вы нам какую-нибудь лекцию прочитаете? Я, естественно думал, что она шутит. Оказалось, ничуть не бывало,  вполне серьёзно. Тут я при всём народе, не удержался: -Сидим, говорю, в бурте, не до чириканья. Общий смех её не пронял, она была уверенна, что это полезное мероприятие. Снабжает нас газетами и районной и центральными. Её муж Толя в нашем секторе начальник рабочего контроля тоже прирождённый комиссар. Водки я не пил и сегодня, хотя на закуску была и селёдка, и сало, и квашенная капуста. Потом пошел к строителям, там Витя Мастеров пел под гитару. Здорово, оказывается поёт, я раньше не слышал. Он здесь с женой Верой, она одна из наших поварих. Потом гуляли с фонариком по тёмной улице, провожали меня на мой край света. Прихожу на цыпочках домой, а орлов моих нет как нет.

22.04.80. Никого нет,  ребята  до ужина сюда не приходят. Стефановну не видно и не слышно. Сегодня денёк, в отличие от вчерашнего, удачный. Первое дело выспался, нагулявшись вечером, Костя почти не храпел. Я проснулся пол шестого, а ещё через  полчаса и Костя. Вдруг решили  - прогуляемся в лесок, а то случая не будет. Полседьмого  и пошли  на часок по песчаной дорожке. В самом лесу ещё снег. Нашли исключительно могучий ключ. Идём  - шумит ручей по овражку, а куда течёт не видать. Подошли, нашли  исток – плоское песчаное место с мелкой водой, всё дно кипит бурунчиками. Несколько ниже он сливается  с другим, более широким и медленным, затопил дорогу. Я искал подснежников, но не нашел. Брусничник реденький, но прёт прямо из-под снега, свежий, зелёный. Лес исключительно хвойный. Порасспрошу, нет ли по близости березняка, если есть попробую нацедить соку, но пока не попалось ни одной берёзки.

Погода тоже заладилась – ветерок тёплый до полдня солнышко. Поработали опять довольно лихо, растрясли почти три бурта. Начальство кругом так и жужжит. Приехал сперва профессор по картошке с семеноводческой станции, автор размножаемых здесь сортов «Приокский» и «Кристалл». Подвижный мужичок, выглядит лет на шестьдесят, оказалось, что ему 76. После обеда – формидабельная женщина с белокурыми усами. Мохеровая шапочка, сапоги –чулки на платформе. Начальница районного управления сельского хозяйства. Была с нами милостива и благосклонна. Чувствуется, в посевную тут начальство по кабинетам не сидит.

Сегодня поварихи протопили в печке чугунок молока. Жаль только, что пьют его тёплым. Подал им мысль ставить топлёное в погреб, чтоб с пенками хлебать холодненькое. Нарубил им утром мослов, варят на завтра телячий студень. Плохо живём.

Постиранное всё, наконец, высохло. Теперь следующая баня обеспечена. Пойдём в общую, стирать больше не буду. В общем, практически всё взятое пригодилось. Не трогал пока взятые вторые брюки, шерстяные перчатки и хирургические. Матерчатые очень удобны. На пальто оборвались две пуговицы и подкладка с ватином разошлась в нескольких местах. Скромно попросил девушек пришить пуговки. Оставил им сейчас пальто, в глубине души надеясь, что они подремонтируют и остальное.

Пришел с ужина. Безумные мечты не оправдались, все прорехи на месте, пуговицы, правда, тоже. Женщины в большинстве  сегодня напомаживаются в кино – не то «Маша», не то «Любаша». Не для меня. Но перед сном, если соберусь с духом, может, полчаса - час погуляю, это на сон действует очень благотворно. Правда Костя, прилёгший с газетой, отложил её и начинает посапывать. У меня тоже, в общем-то, особых оснований не выключать свет нету, а это значит…Выключаю.

23.04.80. 6.40. Ну проспали. Я недавно проснулся, а ребята ещё во всю спят. Старуха, правда, уже возится. Петухи поют и птички разные. На поле видели, как пролетали стаями гуси и аисты, а вчера после ужина сидели на крылечке, вдруг шум, как сильный дождь на крыше – огромная стая скворцов над самой землёй – и не кричат совершенно, а крыльями шумят.

Ну, буду собираться. До завтрака ещё надо  успеть поварихам воды натаскать ведра четыре. Колодец на бугре, глубокий и когда мы приехали ещё обмёрзший был изнутри, ещё ведро оскальзывалось, сейчас помаленьку оттаивает. Открывая бурты, с северной стороны  колем тоже ещё лёд и промерзшую землю.

Толя начинает сеять, а пашут и культивируют уже с понедельника. Озимые пострадали от весенних заморозков. Сегодня половина нашего строка, экватор. Под горку, может, будет полегче

Пишу необычно поздно – в свой одинокий перерыв перед ужином. Я пришел домой вместе с ребятами по торжественному случаю – дегустировали только что купленный самогон – пять бутылок. Я только понюхал и лизнул пару кубиков, а они выпили полторы бутылки и стопочку приняла  за компанию Стефановна. Мы её угощаем колбасой, а она нас салом. От качества самогона понимающие люди – Володя и Миша, ребята деревенские – были в восторге. Выглядит хорошо, абсолютно прозрачный, горит синим огнём и в общем воняет не особенно, почти как водка.

В деревне масса драматических событий. Судили  в Обнинске  - двух местных парней, подравшихся там с милиционером, а заодно и самого милиционера, который за взятку хотел это дело замять. Им дали по три года «химии».Так здесь называют принудительные работы на каком-то химическом заводе, неподалеку, на котором не принудительно никто не хочет работать.

Второе событие: возвращаются наши девушки вечером из кино, а на крыльце вниз головами по ступеням лежат два тела, и всё крыльцо в крови. Ах-ах! Оказались два перепившиеся механизатора, один наш, другой местный решили заглянуть на огонёк, но на крыльце уснули. Насилу растащили их по домам.

Событие третье: пропали из дому две девчонки, седьмого и восьмого класса, гулявшие до того с нашими механизаторами, накануне уехавшими. Предположений два –либо сбежали за парнями, либо поехали к бабке за приворотным зельем, причём последнее считается более вероятным, здесь это дело обычное.

Бабка, у которой стоят постоем наши женщины, называет нас не иначе как «ангелами» и говорила девушкам, что не представляла себе, что бывают такие мужики –три дня     специально прислушивалась – ни разу не матюкнулись! Это ж надо ж!

Стоит изумительная тёплая солнечная погода, а на бурте это, пожалуй лишнее, размаривает. Мы с Костей нагребли себе копну соломы почище с разобранных буртов и на перекурах (наша формула – 45мин. работаем, 10мин отдыхаем), а также после обеда в ней валяемся. Обед у нас продолжается два часа, а чистый рабочий день часов семь. Переборку закончим дня через два.

Когда я сегодня тащил воду из колодца, дед-ветеран, сидевший по соседству на завалинке, пришел в неистовство – Вот, дожили! Это что же это – девки спят, а мужики воду носят! Потом он приходил к нашим девушкам и их за это отчитывал. Вообще с джентельменством здесь слабо. Вчера прихожу – во дворе  солидная куча наколотых сосновых дров, свежих, сырых, и плахи ещё валяются. Я подумал, что это наколол старухин зять, его по пьянке два месяца как прогнали из леспромхоза, и два года, как из колхоза. Но сегодня  утром  раненько слышу стучат во дворе. Вышел – старуха дрова колет! Топором просто эти плахи не взять, так у неё ещё «долбёжка», похожая на палицу Ильи Муромца – я еле поднял – заложит топор  и шарашит по нему, как по клину. А ведь еле ноги передвигает. Ну, мы  накололи, что осталось.

24.04.80.  7.00 – продолжаю утром. Забыл написать  - ходил вчера по местным магазинам – их здесь два и палатка с консервами и сигаретами. Купить было нечего, кроме чистых сушек. Ни тебе промышленных, - ни тебе продовольственных товаров. Водка трёх сортов, скумбрия солёная, крупы, сахар, хлеб через день. Сапоги кирзовые, соковыжималка, соковарка. Белья нет никакого и в помине, и в близлежащих деревнях.

Ну, пора собираться  завтракать и служить. Ввиду нашей ударной работы и  отставания группы в Палькевичах нам намекают, что переведут нас туда. Это было бы крайне нежелательно, здесь мы уже прижились. Может обойдётся.     

25.04.80. 22.30. Кончился сегодня рабочий день и пошел дождь. Идёт до сих пор. Пережидали после ужина, нет  не дождались.

Сегодня после обеда начали новую технологическую операцию – резку, что ещё нуднее переборки – медленнее. А сегодня и погода сломалась. Надоело здесь, набило оскомину. Главное, просвета нет, выходного дня, что ли, время – как в песок. Заросли, обветрились, загорели, только морды. Даже похудеть не удалось. Устроить что ли разгрузочный день? Да нет, блины обещали. Куда деваться! Телятину уже видеть не могу. Одно хорошо – скоро сматываться! А строителям ещё месяц. Дом движется – уже стены зашивают, вывели под крышу. Напрасно я не принимал Виноградова и Мастерова как строителей всерьёз. Мастеров здесь за главного инженера. Домик они ставят вдесятером не слабый – 26 комнат не считая красного уголка, санузлов и коридора. Работа тяжелая – с восьми до восьми, балки 80кг, щиты по 140кг, всё руками, никакой  подъёмной техники нет, хотя собираются договориться насчёт автокрана.

В баню сегодня не пошли – приезжала милиция  с техосмотром, ехать в Теребень было не на чем. Ну, завтра сходим здесь.

Про грибы все местные говорят, что навалом. Только рыжики извелись. Нет, местечко здесь интересное, может и заглянем когда-нибудь.

 11.07.80.  Ася  на Громыко по телевизору  : « Министр иностранных делишек…»

 16.11.80. Грустная история Эммануила Трахомчика (псевдоним Аси): Шёл ёжик, забыл                      дышать и умер». 

 23.12.80.  Из Э.Трахомчика:  У козлицы – козёл,

                                                   У ослицы – осёл.

                                                    Одна я, одна я

                                                    Бедная, бедная…  

 09.03.81.  Пятилетие дневника и собственное сорока пятилетие – достаточный повод начать новую тетрадку. Пишу редко – голова загружена. Помимо книжки(«Ларчик можно не открывать») по воскресеньям, по будням утомляет освоение новой техники – запустили ЕС-1033. Писал я до сих пор на Анголе, который байтовым машинам противопоказан. Пришлось взяться за Фортран. Почитал, написал первую программу – рекурсивную теорию возмущений – ну с души воротит. Одна положительность индексов чего стоит, не говоря уж о вводе—выводе. А дурацкая нумерация последних операторов цикла? Старьё,  неудобно. С горя стал читать  PL/1 и понравилось. Абсолютно то, что надо.  Все преимущества Фортрана и Ангола. Это язык для меня. Переписал на PL и за два дня отладил. Вообще машины ЕС – этого нам хватит надолго. Эту систему надо осваивать, как следует.

11.03.81. Сон: в квартире обыск. Какие-то безликие и даже, кажется, невидимые существа ( тем не менее я чувствую, что они в железных касках) ищут маму и Свету, Флорину сестру. Я знаю, что они спрятались в Асиной нотной  папке, которая прислонена к дверям стенного шкафа в прихожей. Обыскивающие открывают шкаф – их я по-прежнему не вижу – папка плашмя падает на пол, я её как бы невзначай подбираю, вешаю на дверную ручку. Жду. Наконец, всё стихает. – Выходите, - говорю, -  они ушли. 

Анекдот: 1) Муж, облизывается на фигуристку, делающую антраша на экране: - Эх, я бы с ней выступил…по произвольной программе… Жена, постилая постель: - Ничего, сейчас посмотрим, как ты выступишь по обязательной…

2) Муж, придя домой, обнаруживает в холодильнике бутылку «Пшеничной», приятно удивлён. Но жена непреклонно:- Пусть постоит до 23 февраля. Ночью она: - Ну, чего ты, Паша? У тебя же стоит!  Муж: Ничего, пусть постоит до 8 марта… 

Флора очень страдает, когда я в сердцах употребляю в чей-нибудь адрес чёрные слова (матерные при ней не произношу никогда). Вчерашний диалог:

Я (рассерженный тем, что мне подсунула продавщица в магазине): - Флора, ну можно, я   назову эту продавщицу засранкой?

Флора (с неохотой): Ну,  можно, можно… 

Я (торжествующе):- Зас – р - ранка она !! 

От большинства людей, увлекающихся поэзией, как писателей так и стихотворцев, меня отличает идиосинкразия, аллергических пропорций нелюбовь стихов вслух, заучиванию их наизусть и т.д. Сколько литераторских мемуаров – да все они практически - содержит воспоминания типа: «И мы до утра (поздней ночи, рассвета) читали наизусть стихи и т.д.» По-моему, заучивать наизусть стихи это примерно то же самое, что заучивать наизусть картину. Стихи созданы для одного: чтобы их читали – и перечитывали – красиво напечатанными на хорошей бумаге в достойном переплёте. У меня чисто китайско-японский подход восприятию стихов – они для меня иероглиф. Картинка, рождающая образы, и даже все звуковые красоты их я ощущаю, только ворочая строчки в уме и глядя на них, актёрское произнесение вслух убивает для меня даже «пунша  пламень голубой» и  «златые стекла рисовала на лаковом полу моём».  

18.03.81. Задумался, вспомнив известный анкетный ответ Маркса: -Ваше представление о счастье? – Борьба!  (Не помню, был ли в оригинале! Но он не неуместен).

   Какое ужасное признание. Нет, по-моему, ничего более  далёкого от счастья, чем борьба, – та борьба, которую имел в виду Маркс, борьба людей с людьми. На пушечный выстрел нельзя подпускать к политике людей, чье представление о счастье – борьба. А только они в неё и лезут. Верю, что Карлуша не рисовался. Борьба может быть только несчастьем, ну, тягостной, противной  необходимостью в лучшем случае. А для него была счастьем. Надо же. 

23.03.81. Каверин, «Попробуйте представить себе. что по какой-то несчастной причине вся наша проза и поэзия вдруг исчезли без следа. Можно ли было бы судить о нашей литературе по критике, оставшейся, допустим, невредимой?.. Думаю что нет». А если бы  «по какой-то  неясной причине» вся наша жизнь вдруг исчезла без следа? Можно было бы судить о ней по нашей литературе, оставшейся,  допустим, невредимой? Думаю, что нет. 

Интеллект – это стремление понять. Что мне совершенно чуждо и полностью недоступно, так это жажда веры и сама вера. А считается многими одной из главных духовных потребностей. 

«Казакевичу удалось оттиснуть очертание ладони на изменчивом лице времени» (Каверин). Казакевич что, дал времени пощёчину?  

24.03.81.  Каверин цитирует Гамсун: «Время проходит? Время стоит. Проходите вы». Почему так мало цитируют Гамсун? Главные язвы нашего общества – пролежни. Гниющий заживо капитализм сохраняет прыть до юркости, а мы цветём – как пень в апрельский день». 

25.03.81.  Интересный пример сравнения возможностей литературного и математического языка.  Задача Шкловского литераторам: опишите словами процесс завязывания верёвки в узел. Это, мол, почти невозможно. А топология справляется и не с таким задачами. Говорил и повторяю, поэзия – язык для описания неописуемого, а математика – для описания описуемого. В примере с верёвкой – результирующим описанием будет система уравнений для f (e,x,y,z,t) – функций, описывающих в каждый момент времени положение каждой  точки верёвки в пространстве. Они будут занимать одну строчку. Ну, три строчки. Проще всего, конечно, написать этапы для ломаной. 

26   03    81.  На  людей проникнутых сознанием своей исторической роли, мне смешно  и жалко смотреть, даже если роль подлинная. А уж если мнимая…

Интересно, Каверину нравится у Шукшина именно то, что мне активно не нравится, кажется сентиментальной подделкой: «Люди, милые люди, здравствуйте!», человек – это «…нечаянная прекрасная, мучительная попытка природы  осознать себя» - так говорят или думают у него деревенские мужики. Я такого всерьёз воспринимать не могу. 

27.03.81.  Мне  бы хотелось иметь  большую, старинную  золотую монету – именно большую и тяжелую, удивительно тяжелую, дело не в стоимости, я бы её не продал. У Флоры есть десятка романовская, она меня не устраивает, в ней только обещание той тяжести, которая меня будоражит

28.03.81. Опять листаю «Ни дня без строчки» и опять вспомнил из детства, на этот раз очень важное – о пробуждении полового интереса, при не очень мне до сих пор понятных обстоятельствах. Это было летом сорок седьмого года, на даче под Ярославлем, забыл как называлась местность, но не  Акуловка, - это был уже сорок восьмой.  Мне, значит, пошел двенадцатый год. В военные годы, здесь среди переростков и вращаясь в кругу шпаны много старше себя, я наслушался всего – мальчишки повзрослее взахлёб, с гинекологическими подробностями трепались якобы о своих, а чаще и честнее о чужих приключениях, я слушал с тупым любопытством. На девочек, конечно, поглядывал, отличал хорошеньких от дурнушек и предпочитал конечно хорошеньких – но без всякого волнения. Интереса к телу не существовало, во всяком случае я его не помню. И вот какие два похожих события произошли тем летом. На даче рядом с нами жило семейство Рыбаковых, он был преподаватель математики, не зав ли кафедрой в пединституте. Выпивал, причём крепко. У них были две девочки, возраста примерно моего и Димкиного, чуть, кажется моложе. Имён не помню. Зачем-то нас послали утром к Рыбаковым. Мы с братом постучались в горницу, ими снимаемую, нам сказали «Войдите», мы вошли и остановились у порога в некотором одеревянении. В довольно тёмной комнате – утро было серое - находились двое, мать семейства и одна из девочек, наверное, всё-таки младшая. Мать в халате и переднике сидела в углу на табуретке, а девочка, лениво с ней пререкаясь, ходила по комнате абсолютно нагишом. На нас они совершенно не прореагировали, хотя, конечно,  видели. Девочка ходила вокруг своей, расположенной на полу постели, откуда, видимо, только что вылезла. Несмотря на смущение и обалдение, я глядел во все глаза. В избе была не то перегородка, не то занавеска. Девочка очень скоро за ней скрылась, я думал – одеться. Ничего подобного, через несколько секунд она появилась обратно всё в том же виде, неся какую-то посудную мелочь вроде блюдечка или солонки, и, поставив её на стол, продолжала вертеться в комнате – и мать хоть бы что! Объяснить это могу только тем, что, как знаю со слов своих родителей, всё семейство было слегка с приветом, и отцовский алкоголизм на которой-то из девочек потом сказался – не на этой ли – она страдала психическим расстройством, но уже гораздо позже. Тело её меня поразило отличием от мальчишеского не в смысле главных признаков, а своей нежностью – бело розовой ровной кожей, полным отсутствием костлявости  и угловатости, мягкостью движений – грацией, теперь понимаю, что грацией. Потом, собрав со стула вещички, она таки ушла одеваться. С братом мы это не обсуждали, и ни кому не рассказывали. 

Второй случай, последовавший вскоре, был гораздо, что ли резче. Было жаркое позднее утро. Пошли за речку в малинник – я, деревенская девчонка с мальчишкой, лет шести-семи и приехавшая  к ним городская родственница, школьница, почти точная моя ровесница – не старше, но если и моложе, то чуть. Звали её Галя. Хорошенькая, голубоглазая, даже скорей синеглазая, юркая, стриженная под кружок. Что-то у неё было не в порядке с передними зубами – не то одного не было, не то рос криво. Малинник попался обобранный, собиравшиеся облака мы себе в оправдание использовали как предвещавшие грозу и пошли очень скоро с пустом обратно. Галя эта приехала накануне и  вечером уезжала. Переходя речку – брод по колено – решили искупаться, и прошли чуть в сторону, к песчаной полоске под обрывом. Я был в рубашке, трусах, сандалиях. Да, был с нами ещё кто-то пятый, совсем малыш, лет пяти. Я завозился, расстёгивая сандалии и стаскивая через голову рубашку, а когда стащил, то обнаружил, что вся компания в мгновение ока успела раздеться догола – включая Галю! Малышня с визгом и брызгами бросились на мелководье, а она не побежала, осталась стоять в двух шагах, повернувшись ко мне и безмятежно демонстрировала  full fitutal nudity.Даже не покраснела, спокойно  смотрела, как я, повернувшись полу боком, полу спиной, стаскиваю трусы – а собирался купаться, разумеется, в них, и потом выжать, даже заметил кустики, где буду выжимать. Бросив трусы в песок, повернулся к ней. Напряженность и осознанность этого – уже чисто сексуального – ощущения помню до сих пор. Мы простояли так, казалось, вечность – секунд десять – без стеснения разглядывая друг друга, не раз встретились глазами. Она была абсолютно не загорелая, даже лицо и шея, и тело, конечно, совершенно детское, пора акселерации ещё не наступила, мы скорее, из-за войны были физически неразвиты. Потом повернулась и медленно пошла к воде, я за ней. Сзади я глядел на неё с ещё большим удовольствием, чем спереди, уже не стыдился. Она стала брызгаться с младшими, а я,конечно, «козырять» - нырять, плавать кролем. Она очень быстро вышла из воды, раньше всех, накинула платье и пошла, мы, погодя, за ней. Больше ничего не помню, она ушла к своим и я её  не видел до отъезда. 

Тискаться с девочками на купанье и по закоулкам я начал через два года, уже в Челябинске. Почему-то все вспоминают первый поцелуй. Поцелуи у нас были как-то не приняты, поцелуй – нечто формальное, официальное, ставящее какую-то печать на отношения, это было дело будущего. А вот процедура, так называемая, «зажиматься» процветала.

Раз уж начал вспоминать в  этом  ключе, то запишу и  про  другие «зрительные впечатления». Как-то зимним вечером, дело было в Челябинске-40, мы  срезали угол мимо городской бани – одноэтажное здание очень похожее на бывшую Обнинскую баню в старом городе, где теперь химчистка. Окна раздевалок и т.д. были, конечно, закрашены. С заднего торца здания, выходившего в замусоренный соснячок, находились ещё два окошка и вход в котельную. Эти окошки принадлежали холодному коридорчику, сообщавшемуся закрытыми дверями с мужским и женским отделениями. И вот, проходя мимо этих окон, мы заметили мужика - седого истопника - который, наклонившись у правой, женской, двери, явно подглядывал в скважину. С нами был находчивый Гордон, возможностей не упускавший. Дождавшись, когда мужик ушел, мы проникли через эту дверь – вход в котельную был нараспашку. Там была даже не скважина, а очень аккуратно специально сделанное отверстие с хорошим обзором, и Гордон, приникнув к нему, сразу сделал безумную морду и поманил остальных – нас было трое или четверо – к этой дырке. Взглянув, я понял его восторг- на лавке, ближайшей к двери, мылись две девушки – его одноклассницы, значит, старше меня на класс, а я был наверное в восьмом. Обе очень хорошенькие, складные, но почему-то это зрелище особого возбуждения у меня не вызвало – как, впрочем, и остальным было неловко друг перед другом. Мы ушли довольно быстро, но Гордон успел заметить, что дверь фактически не заперта, а лишь плотно закрыта. На следующий день было учинено следующее хулиганство. Пришли за баню, той же компанией, Гордон нашел на задворках дырявую шайку, набил её снегом и- хотите верьте, хотите нет – распахнул дверь в моечную, зашел туда и высыпал снег на спину какой-то бабёнке, наклонившейся над шайкой. И дали дёру. На другой день дверь бани была уже забита, дыра заделана, а истопник, лишенный  своего театра, погнался, матерясь, за нами, когда мы подошли к бане. Но Гордон не угомонился. В общежитии поблизости спёр огнетушитель, взобрался – с моей помощью – на подоконник замазанного окна, распахнул широкую форточку, саданул об стену пеньком огнетушителя и направил струю на мывшихся женщин. Такого визга я, наверное, больше в жизни не слышал. Огнетушитель исправно работал (когда у Флоры в институте несколько лет назад монтёр горел в каком-то колодце, собрали около десятка огнетушителей – не действовал ни один, парень так и сгорел), струя гуляла от стены до стены. Какая-то баба, не растерявшись, быстро плеснула в шайку кипятку и шваркнула в форточку – Гордон успел спрыгнуть, бросив в баню ещё выделяющий струю огнетушитель. Вот так мы развлекались в юности.  

29.03.81. Один из разделов у Олеши начинается с повторения: «чуть подлиннее». «Чуть подлиннее». Ударения не поставлено, а контекст такой, чтоб понимал как хочешь: длиннее  или  подлиннее. Имеет ли вообще «подлинный» сравнительную форму? Вроде – либо подлинный, либо нет. Пожалуй, только по отношению к литературному  тексту и можно употреблять сравнительную степень этого прилагательного.         

Вот интересно: в нашей истории есть признанные эпохи : петровская. екатерининская, николаевская. Реже употребляется: елизаветинская. И никогда: александровская, хотя Александров было три. А, может, именно по поэтому? Так и Петров было трое, а «Екатерины» - две. Но они, конечно сильно неравноправны. Скажут «»Пётр», «Екатерина» - ясно, про  кого - Аалександр? Не ясно. Но подумать – эпохи, пожалуй, ни один Александр действительно не сделал, хотя Первый- победил – Наполеона!. Может в этом разгадка?  Петровы победы – Петровы, он сам побеждал. Ну, может не так, как Фридрих или Карл, но всё-таки. А Александры все оставляют некоторое впечатление плывших по течению, подверженных влиянию, слабохарактерных. А как в других монархиях? У англичан, что не самодержец, то эпоха: викторианская, эдвардианская, якобинскаая, та же елизаветинская, значит, этот эффект тоже есть. А у французов не только эпохи, но и стили бывают разных Луев – но не всех. Да, это лестно для самодержца, если устоялось -  «эпоха такого-то»  Можно составить их полный список. У нас словосочетание «Ленинская эпоха»употребляют чуть ли не по отношению ко всему  ХХ веку – и всем последующим.  «Сталинскую»  перестали употреблять. Совсем, а когда-то направо и налево. Но эта  сука создала – таки эпоху, никак не изживём.   

30.03.81.  Жена провожала его до дверей. Глаза и губы её были сухими, пальцы дрожали. Он знал, что делал и шел на это. Мысленно ещё раз всё проверил: пластиковый мешок, лопата, ведро – ничего не забыто… 

Время было выбрано идеально – поздние сумерки, фонари ещё не зажжены. На улицах как в пустыне – по ТВ шёл шведский двух серийный детектив. Его неприметная серая машина медленно катила по тёмным улицам… Подходы были разведаны ещё в полдень, ошибки быть не могло…Справа остался лес, окруженный бетонным забором, и вот впереди, на фоне светлой полоски на западе показался тёмный силуэт гигантской ракеты…Оставив машину с выключенными фарами на пустынной тёмной дороге, он пошел…

Вблизи ракета на бетонном постаменте казалась ещё больше …Неподалеку на огромном электронном табло мертвенно-оранжевым светом вспыхивали цифры, бесстрастно сменявшиеся каждые пятнадцать секунд. Лопата врезалась в  чёрную, промерзлую к вечеру землю. Но сквозь стволы бывшего перелеска мелькнул свет! Патрульная машина! Если она так и будет двигаться, по центральному проезду – всё в порядке, но если повернёт направо и скользнёт по нему фарами, всё пропало. Бежать поздно! 

Машина проехала прямо…Ещё дважды сменились цифры на  табло, и всё было кончено. Сгибаясь под тяжестью ноши и озираясь. Он поспешил к брошенной машине. Мотор взревел с пол оборота…. 

  Только оказавшись вновь на знакомых улицах, он вытер со лба ледяной пот. Дело сделано… Но во второй раз он на это не пойдёт. Ни за что…

  Это рассказ о подлинном  моём вчерашнем приключении. Ничто не выдумано, всё было. Попробуйте узнать с трёх раз, о чём речь.  

31.03.81.  Последний обнинский анекдот: Волк – Ну, заяц, погоди! Сейчас я тебя съем! 

Заяц: -А у тебя талон есть? 

 01.04.81.  Приехали с Флорой в «Прикарпатье». Переход на летнее время произошел без особого шума, только поезд наш, поскольку шел «по диспетчерскому графику» опоздал на час, да ещё время на час сдвинули. Живём на пятом этаже второго корпуса, с видом на горы. Купили черносливу, запарили. Жуём после ужина, почитываем. Можно жить.

По дороге вспоминал – ещё так недавно на каждом полустанке к поезду бросались бабки со всякой домашней недорогой  снедью. А теперь? Они бросаются к вагону-ресторану, чтобы десяток яиц или чего другого купить из-под полы у поваров. 

И в санатории питание стало хуже, хотя казалось бы, куда уж хуже. Ужин был как раз из тех, который хочется скормить врагу. 

 02.04.81. В ленинградском «Дне поэзии» за 1973 год в конце подряд отрывки из воспоминаний, один – об Ахматовой, второй – о Виссарионе Саянове. Очень полезно прочесть их подряд, они дополнительны, говорят о полосах нашей литературной жизни, освещают друг друга. А Саянов – «председатель секции поэтов» - ленинградской, по видимому – боже мой…

Пять лет назад, прожив в Трускавце месяц, я не слышал здесь ни разу самолётного гула. А теперь – целый день, да всё сверхзвуковые, иногда удивительно низко - ударит, дом трясётся. Польша, ляхи небось  играют мускулами между новой и старой границами. Сейчас одиннадцатый час вечера и погода мутная, а вот уже, наверное, пятый за последние десять минут пропилили по-над горами… Гул не утихает. 

04.04.81.  Вчера плохо засыпал и экспериментировал над собственной психикой. Сперва решил подумать, представить себе что-то, о чём никогда не думаю. Представил почему-то пустую слоновью ногу,  используемую в качестве подставки под зонты и трости. Пытался понять, что она мне напоминает. Понял, что напоминает разинутую пасть шпагоглотателя с торчащими оттуда шпагами. Шпаги мне напомнили – про Суворова, картину Сурикова «Переход Суворова через Альпы». Рассматривая мысленно эту картину, решил, что Суворов в плаще на краю обрыва очень похож на дельта - планериста со сложенными крыльями, сейчас раскроет их и полетит. Белый его конь этому уподоблению странным образом не мешал. После этого ничего не помню. Уснул. Приснилось мне покушение на Американского президента, на Рейгана, но с внешностью Никсона. Внешность Рейгана я никак не могу запомнить, как-то он у меня перебивается старым, но похудевшим Утёсовым. Так вот покушение на Рей-ксона. И он сам, и его охранники, а также бедняга  пресс - секретарь – его наличие  среди мишени убийцы я сознавал совершенно отчётливо – фигурировали в виде кукол японского театра с человеческими, объемными, однако стального цвета, головами. По этим головам кто-то из-за моей спины палил из револьвера и всё попадал, попадал..

10.04.81.  Прошли десять дней в прекрасную  погоду : сухо, солнечно, в меру прохладно, а сегодня она, похоже, сломалась – и к ужину дождь, сильный. Крупный. Вышел на балкон: целебность воздуха ощущается просто физически. Акклиматизация прошла, самочувствие стало лучше – а с ним,увы, и аппетит. Не то чтобы не хватало  столовского, но при этой пресной еде скучаешь не по пище, а по удовольствию от еды, ради его получения приходится прикупать и подедать.  Сразу за воротами санатория – ресторан «Колыба» -захудалая корчма, но с ценами, как в «Национале». Горячее блюдо единственное – шашлык, который  нужно изжарить самому, но шашлык – безукоризненный. Парная баранина, готова за десять минут – по часам, посолена, замаринована в самую меру. Я съел в два захода шесть штук. Жуется губами, сочный, с пылу с жару. Даже после ужина, как сейчас, вспомнить приятно!

С продуктами тут, как в России. Мяса ни-ни. Сегодня провожали Галину Гавриловну  Морозову, супругу Ивана Георгиевича, нынешнего зама Петросянца, тогда  парторга ФЭИ  и главного (преследователя) - исследователя  всех наших   политических ошибок по шестьдесят  седьмой год включительно. Так ей, жене, можно сказать, зам. министра, пришлось выколачивать себе в дорогу две десятиграммовых порции мяса за непрожитый день. И мы ей  ещё дали свои от завтрака. До этого мы с ней практически не были знакомы. На десять лет старше нас, кончала  физфак МГУ вместе с Инной Смиренкиной. Но жизнь с Иваном, конечно, наложила свой отпечаток. Да и наследственность – мама доктор юридических наук, ученица Юдина,  юрист школы Вышинского, насколько я понимаю. 

11.04.81.  Читая очень неплохую  популярную книгу Потулы «Бег за бесконечностью» по частицам, автор которой судя и по самой книге и по биографической справке, неравнодушен к философии, я опять задумался над своим к ней отношении. Для меня она как латынь – мёртвый язык. На ней никогда уже не скажут ничего нового. Ватикан до сих пор устраивает ежегодный конкурс переводов на латынь современных литературных произведений, много таких конкурсов подряд выиграл какой-то монах – он чуть ли не Джойса переводит. Масса народу занята переводом на гуманный язык философии ясных достижений  современной науки – на фига, я извиняюсь? Можно ли назвать и сформулировать хоть одно достижение философии, самой философии за последние, ну, пятьдесят лет? Мне таковые абсолютно неизвестны.

18.04.81.  Первые тома в собраниях сочинений достаточно старых советских писателей, как правило, можно читать. У Эренбурга « Рвач», у Катаева «Растратчики», у Олеши «Зависть» и т.д. Учитывая это, взял здесь первый том Федина – «Города и годы», и правило подтвердилось. Прочёл. Взял и второй том, но дальше первых страниц дело не пошло. Здешняя библиотекарша благоволит к Флоре, как бывшей землячке, и снабжает  фантастикой. Я обнаружил, что не читал в «Антологии» Айзимова «Конец вечности» и Воннегута «Утопия 14», ранние их произведения. «Утопию» дочитать не смог. Поздний Воннегут нравится мне больше, тут он себя ещё не нашел, эклектика. Айзимова  читаю сейчас. Лема – «Дневники И.Т.» и «Возвращение со звёзд». Среди фантастов я ищу фантазёров – а они крайне редки. Лем, Стругацкие, частично Шекли. «Возвращение..», при всём обычном лемовском многословии, сильно поначалу, но «Звёзды» должны были гораздо в большей степени остаться за кадром, только намёком. А потом всё жиже и жиже. Ну и все эти ремарковские штучки хороши только у Ремарка – братство переживших и выживших со всеми их комплексами. 

Анекдот: Брежневу дали сразу три нобелевских премии: 

1)      по сельскому хозяйству – сеет в Казахстане, а урожай собирает в Канаде;  

2)      по медицине – посадил 260 миллионов на жесткую диету, и все её соблюдают;  

3)      забыл, что-то послабее 

Вопрос в анкете: что вы делали во время войны – сражались на Малой Земле или отсиживались в окопах Сталинграда?   

20.04.81.  Что-то вспомнил про разговор с Лакшиным в Коктебеле. На моё – «У нас рай для издателей и ад для писателей» он, не раздумывая, возразил – Нет, у нас рай для издателей, чистилище для читателей, и ад – для писателей.. 

Наблюдали умную ворону. Ей кинули кусок засохшего белого хлеба. Она его схватила в клюв. Показалось, видно, жестко. Подлетела к ванночке с водой для мытья обуви, села на край, пару раз окунула сухарик в воду, размочила и съела. 

Сегодня в обед уезжаем. Считаю, что отдохнули неплохо. Давление у меня, как у Гагарина – 115 на 70 ( при отъезде из дому было 95/ 70 и лейкоцитоз 11 тыс., пускать не хотели), чуток похудел и подтянулся. 

23.04.81.  «Москва – Трускавец» - особенный поезд, голова и хвост у него меняются по дороге местами три раза. Сейчас в коридоре чуть не плачет пьяненький мужичок, он из-за этого не может найти своё купе. Утверждает, что прошёл уже 23 вагона, а своего не нашёл  (всего в поезде пятнадцать вагонов и ресторан) – и шел в одну сторону! 

 28.04.81.  Слегка поранил ногу  топором – бревно шкурил. Только услышав об этом, Леонид Петрович сразу сказал: «Ты, небось, положил его между ноги начал тесать не против сучков,  а по сучкам, отскочило – и по ноге. Бывало, старые плотники, когда видели такого мудака, сразу по шее давали.»

Я, как дельный, сразу поехал в поликлинику. Травматолог долго ругал меня – забыл когда прививался от столбняка. Укололи, обработали. Написал бумагу на двух страницах, которая читается, как детективный роман: «Поступил в 18.30 с жалобой на боль в левой ноге …На передней поверхности левой голени рана длиной 1,5 см… Движения стопы не нарушены.. Диагноз: рубленая рана левой голени и т.д. – 2 страницы, повторяю. Я начал чувствовать себя раненым и несчастным – «рубленая рана», а всего-то хотел у них попросить чистую ватку и бинтик. На участок вернулся и ещё часа полтора разбирали завал на дороге – кто-то свалил машину песка и  бетонных чушек примерно по центнеру в очень неудобном месте. Пролежало недели две, все объезжают как попало.  

Нога вообще-то побаливает. Хоть и 1.5 см, но вошло углом, значит, примерно, на сантиметр, почти до косточки.. 

10.05.81. У Каверина в «Скандалисте» героиня во сне выбирает платье, которое подошло бы к концу света. Считаю своей обязанностью читать все произведения, которые хвалил О.Э.Мандельштам. «Скандалист» - одно из них. По его же рекомендации прочёл Катаевских «Растратчиков» и не жалею. Каверин тоже ничего. 

Неплохо бы, но очень трудоёмко снять такой фильм: раз в неделю сажать некого человека – начав с его детства на стул при фиксированном освещении и фоне и делать кадр- до его(её) смерти. Год уложится в две секунды. За 60 лет можно снять потрясающую двухминутную картину.

11.05.81. Из рассказа Флориной сослуживицы, гордящейся своей интеллигентностью: «Она пошла в поликлинику. Там сказали, что у неё артроз. От такой банальности она целую неделю была в опале»

09.05.81.  «Юность»№4 81г. Игорь Шкляревский «Очная ставка между действительностью и представлением.» В. Каверин.

23.05.81. Вчера привёз из Истры мать Л.П. Химичева, старушку 76 лет. С большим трудом достал он ей туда путёвку, а её через два дня отправили обратно – гемоглобин не тот, давление не то. –Да, чего вы боитесь? Она им –Ну, помру у вас, так что? У вас и молодые помирают (у них,действительно,  умирают сердечники не по одному каждый год, даже на      танцплощадке)                                                                                                                                                               Они высказались в том смысле, что это, мол, вам всё равно, а для нас большая неприятность.

Соседка по палате –ветеринар – сказала – да никакой у них ответственности, разве сравнить с нашей? У них половина пациентов перемрёт – с них, как с гуся вода, а у доярки падёт не резанная корова – душу вымотают с оформлением, а не одна, так и до суда дойдёт. 

Шутки шутками, а факт фактом – за скотину на фермах спрашивают строже, чем за больных в больнице, от этой бабы не первой слышал. 

25.05.81.  Прочёл А.Битова «Уроки Армении». Талантливый парень, но болтливость почти Евтушенковская. А талантливый очень.  Он мог бы написать об Армении, как Мандельштам – если бы написал втрое короче. Очерки Мандельштама, несомненно, на него сильнейше повлияли. 

26.07.81. Совесть замучила. Два месяца ничего не писал. По дневникам великих людей известно, что их (дневники) забрасывают во время творческого запоя. У меня случай обратный – текучка заела, мещанство. Сперва огород, на котором до середины июня всё была какая-то работа, в охотку. Потом пошла земляника в лесу. Я съездил пару раз на разведочные прогулки, искал где зелёная погуще. И подстерёг момент. Собирал раза четыре,  один раз с семьёй. Набрали больше двух вёдер, 23 литра, сделали ликёр и затёрли. Как это я раньше не увлёкся земляникой – очень азартно, почти по грибному, когда есть ягода. Всё это происходило на фоне домучивания  «Ларчика»  - книжку про туннельный эффект позавчера кончил,  завтра повезу в издательство.

 Это всё хорошо, но послезавтра с левой кисти будут удалять базилиому, выросшую за три месяца в пол копейки. Мне она не нравится, хотя все в один голос говорят, что это ерунда, "самая доброкачественная из злокачественных». По этому случаю завёл карточку в ИМР-овской поликлинике, глотал фосфор –32. Накопление 130-140%, насколько я понимаю, не такое уж маленькое. Но на меланому, как я про неё читал, непохоже. Во вторник иссекут.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     
28.07.81. Иссекли. Ощущение сделанного дела. Иссекли с запасом. Черняховская показала  кусочек кожи с 2-3-х копеечную монету. Кожи не жалко. Кисть временно нетрудоспособна. Не пошли бы грибы, а  я без руки. Но засуха разошлась, всё время за тридцать, без дождя.    

 02.08.81. Света со слов своего приятеля, военного прокурора рассказала историю. Офицер женился. Живут молодые в одной комнате с тёщей (бабкой). Бабка днём спит, а ночами за ними подглядывает, довела их до полного остервенения Решили её убить, симулируя самоубийство. Он должен был повесить тёщу, а жена – «обнаружить» её после работы. Офицер связал тёщ, заткнул рот, а сам полез прилаживать петлю. Приладил, но сорвался, попал в петлю рукой и так повис – вывихнул руку, не смог освободится А жена, возвращаясь, побоялась зайти в комнат, а прямо побежала в милицию – мать удавилась. Те пришли и застали картину. Дали по четыре года, а бабка убивалась больше всех, наговорила на себя, что сама их довела.

 04.08.81.  Ася – на Кавказ, Юля – в Крым, Флора – в Жиздру(колхоз). Один я остаюсь дома, наверное,  первый раз за 22года семейной жизни.               

По Далю – до Ильи дождь в закрома, после Ильи  - из закромов. До Ильи была засуха, после Ильи – третий день потоп. Картошка спеклась в земле, кукуруза и подсолнух фактически                                                                                                                                                 
не высунулись.  Как-то будет изворачиваться Кандрёныч.

06.08.81. Я живу под колпаком у бабы Нуси. Она меня считает гораздо более глубоким инвалидом, чем я на самом деле являюсь. Например, вчера  вскипятила мне в обед молоко    (и купила тоже). Я оставил его остывать на столе в кастрюле. По дороге на участок, она спрашивает: «Коленька. Молоко перелил? – Нет. – Ну, давай, я к тебе вечером приду и перелью...» Сегодня мне сняли швы и вместо повязки залепили пластырем. Базалиому мою они, как оказалось, потеряли – из поликлиники унесли, а к Платову не принесли. По этому поводу расстройство и шум. К Платову, конечно, лучше поступать по кусочкам, чем целиком, но на эти кусочки я какой-то невезучий, уже не первый раз такое.

07.08.81. Вчера  после героических усилий устранил неисправность в мигалках – было замыкание в патроне. Аккумулятор новый заправил, и завтра поеду в Москву на новой машине. После четырёх дней дождей снова припекает. Бабушки солят огурцы  и грозились замариновать пару банок помидор.

Решил перед поездкой заправить машину. Приехал на заправку – пересменка. Переехал на другую – очередь. В общем, домой попал в девятом час.

 08.08.8.  Поехали сегодня  с Жорой Смиренкиным  в  Комитет по делам открытий и там за 15 мин. утрясли формулировку для представления в экспертный совет. Рецензии исключительные, но с формулой нажимают, хотят больше, чем мы можем дать. Ну, поглядим.

 09.08.81.  Ещё путаю: Ростана и Расина, Бутан и Бенин, Арзамас и Армавир. Дочитал Цветаеву не без труда, хотя многое и понравилось, прежде всего про Пастернака, да и про Маяковского. Она мастерски их противопоставляет. Вообще полюса и контрасты – её стихия. Какую женщину погубили.

10.08.81. Утром перед работой отнёс Литвиновым  книгу Цветаевой.                                                                                                                                                                                                

20.08.81.  О.Э  Мандельштам в своей  прозе автобиографического характера, изданной уже  в советское время, постоянно «ускромняет» своё социальное происхождение, даже прямо называет его « средне –мещанское», хотя судя по всем деталям – Тенишевское училище! – основатель его отец, был из совсем не бедных купцов. 

Проезжая мимо платной стоянки с плакатом «Неоформленному транспорту въезд запрещен», подумал, как бы это написали по-английски. Решил, что « For  registered  cars only».Принципиальное и, по-моему, универсальное различие между их и нашими ограничительными надписями: у нас запрещают, а у них разрешают, но не всем. Даже однозначное « For whites оnly», наши бы заменили на «Неграм вход запрещён».  

Моя  родословная:              

                                      ------------------------------- - --- -------

                                        Работнов  Николай Семёнович          

                                             ( 9 111 1936 –  )

                                                                                                                     

 -------------------------------------------                                  ---------------------------------------                Работнова  Валентина Фёдоровна                                    Работнов Семён Николаев

(Солдатова) (15 V1914- 25 Х11 1987)                                 (21 Х1 1909 – 15 Х11 1973 )   

     Климова                 Солдатов                                        Стрекунова                   Работнов

    Александра             Фёдор                                               Елена                           Николай

    Григорьевна            Николаевич                                     Андреевна                   Семёнович

    (1889 -                     (1879 -                                             (1886-1963)                  (1880 – 1934)

---------------------      -----------------                               ------------------            ------------------

 

Климова                                                      Стрекунова       Стрекунов       Работнова    Работнов 

Ефросинья                                                   Мария                Андрей            Ольга           Семён   

                                                                                                                                           Николаевич

-------------------                                         ----------------       ---------------      ------------   ---------------

12.09.81.   Чёрный фольклор процветает. Новые примеры:

                        Тронулся поезд Тбилиси – Баку,

                        Дверью прижало башку мужику.

                        Поезд поехал, мужик побежал…

                        Долго я взглядом его провожал.

 

Ещё один:      Я спросил у слесаря Петрова:

                        Ты зачем надел на шею провод?

                         Ничего Петров не отвечает

                        Лишь в ответ ботинками качает

.

Ещё:                Дети  в  подвале играли в гестапо.

                        Зверски  замучен сантехник  Потапов.

Анекдот: на чём держится СЭВ? На русской бережливости, польском трудолюбии,. монгольской электронике.

 04.10.81.  По телевизору показывают: Ильинский читает «Старосветских помещиков». Гоголя я считаю русским прозаиком номер один, талантливее Толстого. Ну, Достоевский ему ровня, а больше никто. Бешенная талантливость, пушкинская. И новатор класса Пушкина – причём дополнительный к Пушкину, создатель новых измерений.

8.10.81. Удивился, осознав, что в слове «сельдь» два мягких знака, а ещё«пельмень».

11.10.81. Началось с малого. Ася копила деньги на кассетник. Я сказал – наберёшь половину, добавлю. За год собрала восемьдесят рублей. - Купи «Романтик» за двести.

-Чего покупать барахло? Выбирал, выбирал и в конце концов купил «музыкальный центр» Россия-101 стерео за…полторы тысячи. Двое суток весь дом  трясётся от «грохота». Звучит не плохо.

25.10.8. Анекдот: Новый торт «Брежнев»: Всё то же самое, что «Наполеон», только без масла, сахара и яиц.

14.11.81. Разленился неимоверно. Дневник заброшен, хотя событий масса. Одно совершенно необходимо занести на скрижали! К октябрьским праздникам меня наш цехком и  отдельское  руководство выдвинуло на  институтскую доску почёта – фото 0,5 м?. Мне это, как в том анекдоте, с самого начала не понравилось. Отбивался, как мог, но заставили. Сходил, сфотографировался. 6-го числа при всём честном народе вручили свидетельство и копию фотокарточки. Довольно неудачной. Шел домой в обед, увидел свою рожу у клуба на «доске почёта». И, ей-богу, сердце защемило – не к добру…Через три часа иду с участка мимо той же монументальнейшей доски – что такое? Нет моего фото, висит слегка пожелтевший  А.И. Могильнер.- он уже полгода до этого висел на этом месте Сняли. Ну ладно. К вечеру забегал смущенный Женя Ядровский, наш новый секретарь ячейки – заседал партком, поощрение Работнову отменили. Манохину на вид, Усачёву на вид. А дальше начинают выяснятся кошмарные подробности – накануне, шестого, буквально в момент вручения мне регалий собирали специальное бюро горкома, нашему заму по идеологии Юре Пашко ( он был  художником  в  газете) – выговор с занесением, Камаеву (парторг ФЭИ) – выговор,  Черкашину – выговор, Бобу Юрлову, производственному сектору парткома – на вид. Полдюжины взысканий. Ну этот непотопляемый Работнов теперь в заднице у всего начальства. Выговорами своими я их так не подводил, как  этим поощрением. А как раз прошу новую машину. Старую только что – две недели назад –продал  с огромным трудом. Теперь Черкашин  удавится, а «Ниву» мне не продаст. У него, небось, за всю жизнь выговора не было.

25.11.91.  Баба Нуся в очередной посылочке с книгами прислала худлитовский томик Державина. Я его, раньше, можно сказать, не читал. Ну, там «Фелице», «На смерть Мещерского». Сейчас  впервые вчитался – великий был поэт, составивший эпоху. Поразила меня ода «Бог», по-моему, лучшая у него. Подлинный пафос – а форма?! О.Э. Мандельштам  прав – никто не напишет державинской оды. Читал её вслух Флоре, что крайне редко со мной бывает.

Выразительности поэтического языка  ХV111  века сильно способствует краткость слов – усечённые формы прилагательных, проглатывание гласных ( град, младой и т.д.), вообще обилие односложных слов: турок, перс, прус, хин, рос, зреть, прю, льдян. А его призывы к мирному сосуществованию с европейцами (за счёт магометан, гм, гм…) 

         Доколь, Европа просвещенна,

         С Перуном будешь устремлена

         На  кровных братиев своих? 

         Не лучше ль внутрь раздор оставить

         И с россом грудь одну составить

         На общих супостат твоих ? 

         …Что благовоний аромата?

         Что слаще меда, краше злата

          И драгоценнее порфир?

          Не он ль, которого всем взгляды

          Лиют обилие прохлады,

          Прекрасный и полезный мир? 

Шире и мудрее  Тютчевского  пан славянизма с шовинистическим оттенком – а лет на пятьдесят с лишним раньше. И вообще умеет сказать. «Сей свет – узилище терпеть». Молодец. 

Поразил младший ребёнок. Треугольников решать не умеет. Долго ей втолковывал. Что все вершины треугольника равноудалены от прямой, содержащей среднюю линию. Закончив утверждением: отрезок АВ равен СД, а тот равен ЕF. Значит, все равны. Не моргнув глазом, говорит «Из-за транзиктивности отношения конгруэнтности?» У меня челюсть отвисла – Д-да – говорю – из-за…это…транзиктивности.  Ну, Колмогоров, погоди! Чему детей учите?! А что прямоугольные треугольники равны по углу и гипотенузе – не вдолбили. 

Анекдот: Госкомцен  заседает – на что повышать цены? Ну, давай в алфавитном  порядке. А? – Автомобили? Б? –Бензин? В? – Вино, водка?  И т.д. Дошли до «ф» придумать не могут. К Леониду Ильичу – на что? – На «ф»?  Он –на фсё  и фтрое!!

 05.12.81.  Две недели голодают Сахаровы. Боюсь, плохо это кончится. После того, как  Lady уморила десятерых ирландцев, наши в этом вопросе слабину не покажут. Потянут на вливаниях, но дадут погубить здоровье во всяком случае, а может и умереть.

 06.12.81.  Давно не читал по-польски, и вот сейчас вчитался в детектив: Алистер Мак- Лин «Кукла на цепи». Имя автора явно знакомо, но что я у него мог читать? Не помню. Висельный юморок имеет  место. Флора уже прочитала. Вычитал что по польски «подмышка» - это «пах». Надо же!

11.12.81.  Вопреки моим прогнозам Алексееву выпускают, Сахаровы перестали голодать. Леонид Ильич решил не омрачать своего юбилея бриллиантового. Все только гадают, чем его почтят подчинённые. Я, например, ума не приложу. 

Заказал очки от дальнозоркости 1,25d  в какой-то барахляной оправе, отстающей от моды лет на пятьдесят. Это уже что-то возрастное, молодость кончается к пятидесяти  годам по самым либеральным  и оптимистическим геронтологическим меркам. Этой зимой регулярно не досыпаю утром до будильника, тоже, пожалуй, впервые. Эпизодически бывало и раньше, но в среднем – спячка. Сейчас  нет. 

С ребёнком не соскучишься. Решали с ней  математический кроссворд из «Пионерской правды». Математический знак – «пять  букв, второе   «и». Надолго задумалась: - «Пилюс», что ли? 

Потом: «одно из отображений плоскости на себя?»  Не знает. Подсказываю – гомотетия. 

-Гомотетия?! Я думала, это болезнь. Какой-то ужасный бич» (цитирует Джерома). 

12.12.81.  Задумался о Державине. Он был первым великим русским поэтом – и единственным среди них счастливчиком, преуспевшим в жизни по всем меркам. В ХV111 веке! – и никому из учеников, многократно побеждавших этого учителя, прожить такую вкусную  жизнь не удалось – «шекснинска стерлядь золотая», «на бархатном диване лёжа, младой девицы чувства нежа» - и так всю жизнь, ровное жизнелюбие без порывов и надломов, равновесие с окружающей  средой. А ведь тоже был умница и язва, но видать без комплексов. А комплексы были у Пушкина, уж не говорю  - у Лермонтова. Уже двести лет Россия не может подарить благополучия великому поэту, а я не верю, что они должны страдать, чтобы творить. 

16.12.81.  Четвёртый день в Польше военное положение. Последнее время ловлю себя на странной симпатии к хунтам. Не то чтобы мне нравятся военные – но политики опротивели до последней степени, скопом. И хунты типа польской импонируют тем, что берут власть вынуждено, не рвутся к ней. У Польши это действительно последний шанс противостоять разрухе, гражданской войне. Молодчики из правой «Солидарности» явно действовали по принципу «Есть такая партия!» и  «При нас хоть потоп» - лишь бы мы на верху. На пушечный выстрел нельзя подпускать к власти того, кто вылез из тридцатилетнего подполья. Но что получится у Ярузельского, конечно, большой вопрос. Поляки, вообще-то любят генералов – вспомнить Пилсудского.  

16.12.81. Уже четверть часа Леониду Ильичу вручают ордена.. Наши – пятую звезду («Три плюс два» - была такая комедия). Болгары – третью. Венгры – что-то «с алмазами», немцы – звезду и Маркса, румыны тоже, чехи тоже. Поляки блистают отсутствием – в Силезии уже есть убитые. 

19.12.81.  «Живые закрывают глаза мёртвым. Мёртвые открывают глаза живым.»  - афоризм по первому разряду, и откуда? Из дешевейшего молдавского детективчика того типа, который я  не люблю.

20.12.81. Большинство национальных несчастий происходит из-за того, что революционерам мало февральской революции, им подавай обязательно октябрьскую, а она не сахар при любом исходе. Поляки не стали исключением «Социализм с человеческим лицом» они держали в руках – ну и проявили бы свои организаторские способности и конструктивность Нет, поперли! А когда человека с ружьём в руках – в данном случае Ярузельского – загоняют в угол, и он осознаёт, что ещё день-другой и придётся либо самому вставать к стенке, либо ставить других, то что он выберет – ясно. 

А на счёт Леонида Ильича  я перепутал – у него не 3+2, а  4 + 1. Как, он всего лишь единожды Герой Соц. Труда?! Куда смотрят товарищи по борьбе?!!

Ходили на очередную комедию с Бельмондо «Игра в четыре руки». Исхалтурились совершенно. Французы, где ваше галльское остроумие?!

21.12.81.  В «Юности» №10 страница Олега Хлебникова, я его замечал недавно в той же «Юности» по стишку «Меня пугает старый паровозик», но здесь всё слабее. А вот Геннадий Красиков. Строчка 

                                        Колодец звякнет цепью ладной.

Начать, что ли, коллекционировать строчки? Ведь остальное из этого стишка выписывать не стоит. Эта строчка сама по себе стихотворение. Однострочных стихотворений кроме

                                       О закрой свои бледные ноги

я не знаю. А оно лучшее у Брюсова.Но форма не привилась. Жаль. Вообще надо поискать супер-строчки у слабых поэтов. Да и у сильных.

Есть очень звучные научно-технические термины: конгруэнтный, конфлюэнтный, алюмосиликаты, АЛГОЛ (очень нравилось Турчину), октаэдр, резольвента, ударная адиабата. Это всё «звучная в изображениях краткость греческого и латинского языков Спектрально–астральный! Дорсально – вентрально – анальный! Кардио- и энцефало-граммы!  Электрокапиллярный! Др-р-робно-р-р-рациональный!!

А вот например «жопа» тоже красиво! 

22.12.81. Герою, кажется, Гессе, рай снился в виде библиотеки. А у Данте рай – это лес. Согласен. 

Олеша пишет, что по Достоевскому сильнейшее человеческое чувство – самолюбие, и пишет так, что можно понять – он с этим не согласен. Я согласен. Правда, самолюбие слишком старое слово, его фрейдовское разъяснение и введение понятия «самовыражение» значительно прояснили смысл. Я, конечно, ужасно самолюбив, но никто меня таковым, вроде, не считает. Почему? Самолюбивым обычно считают человека, который нравится самому себе, хочет нравится другим и видимым образом добивается этого, старается. Я, конечно, не стараюсь, достаточно  того, что я заслуженно нравлюсь себе самому и своей жене, а также тем, очень не многим людям, которые знают меня хорошо.(Похоже, что я умру не от скромности).

Или вот злопамятность. Если понимать это слово буквально, я дико злопамятен – всё немногочисленное  причинённое мне когда-либо зло я прекрасно помню с пятилетнего возраста и буду помнить до гробовой доски. Просто у меня прекрасная память. Злопамятность часто смешивают с мстительностью – вот уж чего во мне нет совсем. Ой ли? Нет, действительно нет. Я просто не могу вспомнить, что бы я кому-то мстил или просто хотел отомстить. Правда, нужно сказать, что некоторое злорадство по отношению к обидчикам у меня есть – меня, мягко говоря, не огорчают их неудачи, о т меня не зависящие, не мною вызванные – но, до известного предела, пока речь  идёт о мелочах. Настоящим несчастьям  я  сочувствую  всегда.  Настоящего  зла  я  не желаю  ни  кому.

25.12.81.  Ася: Пап, а что на противоположной стороне земного шара? (Тычет пальцем в пол). Антиподы? 

Я: - Там вода, океан. 

Она (с беспокойством): - А если прорвёт? 

Прочитал повесть Стругацких «Сказка о тройке»  странный прицепчик к «Понедельнику». Получился всё-таки жанровый винегрет, сказка перебивается пьесой абсурда, цельности «Понедельника», вернее его первых двух третей, нету. Не в восторге. 

25.12.81.  Мышам скармливают муку с примесью цемента. В кишках цемент схватывается,  и мыши расползаются умирать ужасной смертью. Есть духовная пища, которая оказывает подобное же действие на неразборчивые мозги – без фатального, т.е. с фатальным, но без летального исхода. Сколько их, с цементными мозгами.

Вот опять же, свиньи не умеют напиваться. Взятое в рот они проглотят, даже если это толчёное стекло или их собственное дерьмо. И переварят. Или не переварят. 

Высоцкому потребовалось умереть, чтобы выступить в «Кинопанораме», через два года после того, как этот концерт был снят. Рязанов эту задержку даже как-то материалистически объяснил. Все ждут, когда начнут причёсывать и обрывками  публиковать Набокова. Думаю, лет через десять начнут. Говорил и повторяю, Высоцкий – велик. Помимо всего прочего, в нём чувствуется достоинство и сила – нечастое в актёре. 

26.12.81. За великолепную учёбу и изумительное поведение ученику 10»Б» класса Работнову Н. тридцать лет назад подарили второй том  избранных  сочинений Гюго (кому подарили первый не знаю).Я так его тридцать лет и не открывал, а сегодня за «93 годом» обнаружил там поэзию и стал читать байроническое: «Канарис», «Головы в серале» и т.д. Изумительные  «Джинны». Переводы вперемешку Шенгели, Рождественского, Полонского.

   Ночевать  под открытым небом мне пришлось всего несколько раз в жизни и я, пожалуй, хорошо помню все эти ночёвки. Не силясь упорядочить хронологически.запишу. как вспоминается. 

1.      1956г.  В поездке на Телецкое  озеро  добирались от Бийска до  Артыбаша больше суток караваном из трёх грузовиков. В кузове где-то на полпути и ночевали.

2.      1957г. Февраль. Заблудились в Карпатах по дороге с полонины  на Рахов..  Шли горным лесом  до часу ночи, бросили лыжи и, наконец, выдохлись, сели в кружок, ноги в рюкзак, накрылись кто чем, продрожали до рассвета, оказалось, что ночевали в полукилометре от деревни.

3.      1961г. Ехали с Флорой и Усачёвым на его «Волге»  в Крым, заночевали (купив неожиданно - негаданно в Харькове для меня акваланг), в степи на соломе у гигантского, чуть не стометрового стога. Что постелили и чем укрывались, уже не помню. 

4.       1976г. Поехали на двух машинах вчетвером – Я, Шубин, Козловский, Соколов, через Детчино под Башмаковку за грибами. Я лёг в своём «пупсике» с Соколовым, но вынужден был бежать от его чудовищного храпа, вытащил надувной матрац к тлевшему костру, и спал очень плохо – было  холодно, а кроме того Соколов храпел так, что и на вольном воздухе в метрах десяти от машины, я слышал его храп..

5.      1979г. Бухта Ласпи, Крым. Первая ночь у Виктора Степановича, тамошнего лесника, провели на дворе, не  расставляя  палатки, у стены. Сверху был какой-то навес на столбиках, но звёзды и луна сквозь него просвечивали. Потом расставили палатку за домом.   

Вот, кажется и всё. Ночёвок в палатке и в машине, конечно, было не счесть, так я прожил, в общей сложности не один год.    

 Да,  была ещё одна ночёвка, где-то на четвёртом курсе выбирались группой на пикничок.       Помню смутно. Поддали слегка.

 А чем навеяны  эти неожиданные воспоминания? Один из немногих у Гюго коротких   стихотворений. Выпишу:

                  Когда вокруг меня всё спит, сижу часами

                  Под звёздным куполом, сверкающим над нами,

                  И чутко слушаю ночные голоса.

                  Пусть время бьёт меня своим крылом  беспечно,-

                  С волненьем я гляжу на этот праздник вечный,

                  Которым чествуют природу небеса.                            

                                                                                                                                                                                                                                       

                  И кажется тогда, что в мирозданье спящем

                  Один лишь я согрет  огнём светил  палящим,

                  Что одному лишь мне постигнуть их дано,

                  Что я, - пустая тень, немой, случайный зритель-

                  Ночного торжества чудесный повелитель, 

                  И небо для меня во тьме озарено. 

27.12.81.  Одна неистребимая профессиональная привычка :если при мне  - всё равно. в разговоре ли, по теле- радио, в докладе, на лекции – называют  какую-то цифру, я автоматически начинаю в уме её проверять, прикидывать. Правдоподобна ли она. Когда человек походя называет большое число, он в большинстве случаев ошибается даже в порядке, и убедится в этом можно простейшим рассуждением. Но вот если бы меня спросили – каково население самой малонаселённой страны в мире? –Я сказал бы уверенно: несколько тысяч   - Ватикан, Науру и т.д. Однако купив за рубль справочник «Страны мира», в котором кратко описаны более двухсот стран, я нашел среди них такую: Питкери. Остров Питкери. Население…66 человек по переписи 1978г. Страна живёт на доход от выпуска марок. Так и сказано – «единственный источник дохода». Вулканический остров площадью четыре квадратных километра. Довольно просторно для такого населения, по 6 га на нос. Я хотел бы быть владельцем острова, такого как Питкери, меньше уже не интересно, пожалуй, лучше побольше. 2х5 км, скажем. Не сувереном, чтоб марки выпускать, а владельцем. И не  тропического, а в средних широтах, где-нибудь у побережья Южной Англии. Если у берегов цивилизованной страны, то такого большого и не нужно – но чтобы с лесом, приличным лесом и лугом, с бухтой и домом с рощей деревьев рядом.

Есть в моей психологии что-то кулацкое, наверное, от деда – мельника из Юрьева- Польского. Собственник.

Но вообще-то, хоть я выраженный интроверт и люблю, что бы меня оставляли в покое, одиночества я боюсь, причём я  анализировал это чувство и понял, что именно пугает. Я говорю о постоянном одиночестве – таёжника в глухом лесу, смотрителя на старом дальнем маяке и т.д. Боюсь, что заболею, поранюсь – останусь без помощи и умру. И хотя именно такое одиночество, бывало, превращалось у меня в  страстную мечту. Сознание  всегда сдерживало – не смогу, будет не по себе. 

28.12.81.   Как раз прочёл «Пена» Гамсуна про одиночество (относительное) в лесу, сводящее с ума. В общем, понравилось. До сих пор я у этого фашиста читал только «Голод», давно. Из гостиной слышно идёт  юбилейный  спектакль «Принцесса Турандот», переделанный в капустник, ушел. Меня раздражает дикое кривляние Тартальи. Кому это может быть хотя бы не противно до тошноты – не говоря уж смешно. – просто не  представляю. Моё семейство, правда, ругается и морщится, но смотрит. Ждут чего-то.

30.12.81.  В ночь умер Сергей Аркадиевич Акбулатов, мой уролог,  пять лет назад так неудачно обследовавший мне почку, не тем будь помянут, 35 лет. Сердце и поддавал.  А на платформе, встречая Катю Клебанову, приехавшую из Москвы к Асе на каникулы, поговорил с Мишей Тараско, он этой же электричкой в Калугу – на свидание с сыном, которого только что посадили за драку. Через два месяца восемнадцать.

Люди встречают Новый год и в морге, и в тюрьме, мы –то слава богу, живы и свободны, давайте радоваться. Я этому радуюсь. Жив и свободен – это не тривиально.

Получил очки. Выбирал оправу – вроде была в самый раз. А сейчас мала по всем статьям.. По всеобщему признанию у меня идиотский вид. И вообще старость – в высшей степени не радость.

31.12.81.   Только что прихлопнул комара и долго его разглядывал. Настоящий комар. К чему бы это? Дочитал Гамсуна, второй том двухтомника. Первый не брал. Поэтому не знаю, как  оправдываются издатели – коллаборационист! При нашей чувствительности  ко всему фашистскому. Я публикации этого двухтомника удивлён. Понравились «Пан», и дилогия «Под осенней звездой» и «Странник»… «Викторию» не дочитал.. Принялся за Вулфа. Он певец характеров, не устаёт их выписывать, дописывать, иногда не замечая, что новый слой краски изображает фигуру, мало похожую на прежнюю, тем не менее странное единство эти гротески сохраняют, новая плоть лепится на старый скелет. И этой устойчивости образов соответствует единство, ровность непонятно чем поддерживаемого напряжения. Оригинальный писатель.

Встретили Новый год. Я лёг спать в 0,20, презрев «Огонёк» и зарубежную эстраду. Оттепель не преминула испортить и эту ночь, и утро. Сейчас +3. Всё течёт и каплет. Надежда на хорошую морозную прогулку рухнула.

 01.01.82.  История с Акбулатовым заставила меня вспомнить неоднократные мамины  упоминания о росте пьянства…среди хирургов. Этот же порок поразил и ИМР. Стандартная форма родственной признательности, коньяк. за спасение больного. Просто бедствие.

 Дети смотрят по телевизору «Карнавальную ночь» - к 25-летию выхода на экраны. Прекрасно помню, как мы группой ходили смотреть в кинотеатр «Ударник». Это значит, было  четверть века назад. Что-то вспомнилась Москва пятьдесят третьего года, какой я её застал, приехав поступать в вуз. Ведь было время перемен, только что умер Сталин. Но я- то ничего не замечал, не осознавал. Когда  расстреляли Берия – в том году или в следующем? Отчётливо помню, как я шел по проспекту Берия буквально через час после объявления по радио о его аресте – ни одной таблички  на домах уже не было, при мне снимали последнюю два  мужика со стремянкой, и очень торопились. Ведь что такое был в Сороковке Лаврентий Павлович! – у нас не пишут, что он отвечал за Атомную программу, Курчатов у него на побегушках был. 

Замечаю. что я стал очень медленным читателем. Тоненького Гамсуна мурыжил три дня. Два дня читаю Вулфа – прочёл едва треть, а ведь, бывало, мне такая книжка была на один день. Прочитав  несколько  страниц,  откладываю - ну, как будто устаю, право слово. Сегодня,  правда, легче переношу очки. Взяв книгу, автоматически тянусь за ними.

Прочитав воспроизведенную в книге очерков Богата «известную формулу Образцова: тот, кто не любит домашних животных, не может по-настоящему любить и людей», решил заняться формулировкой своего отношения к домашним животным, раз этому вопросу придается такое значение.

Во-первых, я не согласен с тем, что это сколько-нибудь серьёзный пробный камень  - «не любит». Человека, жестокого к животным, любителя с детских лет их мучить, несомненно, следует остерегаться, это дурной  патологический признак. Но любить домашних животных, по-моему, вовсе не обязательно. Я, например, очень люблю людей. А к собакам и кошкам вполне равнодушен. Дрессированные звери в цирке вызывают у меня ужас и гадливую жалость.  Диких зверей на воле обожаю, помню все эти редкие встречи. На моё отношение к peti, несомненно, повлияла история кошек и собак, которых держали мои родители в Челябинске. Собак было три. Сперва сучка Чайка, нечистокровная овчарка взятая щенком. Ещё не успев созреть она попалась какому-то кобелю и, не сумев ощенится, издохла. – в ужасных мучениях. Очень её было жалко. Вместо Чайки отец привёл из вивария со службы красивую крупную собаку, похожую на сеттера. Кличку забыл, какое-то прилагательное. Этот кобель был кошмаром – он боялся людей. Именно благодаря этому ужасу перед человеком и чисто звериной хитрости и интуиции он и выжил в виварии. Он прожил у нас всего две недели, но так и не переменился, эта собака была, можно сказать, надломлена. Отец отвёл её обратно. Долго прожил у нас Буран – учёная собака, из питомника охраны, долго бегавшая от нас к прежнему хозяину. Он был очень драчлив. Исчезал на несколько дней. Возвращался весь израненный, чем дальше, тем дороже ему обходились  такие  стычки, и перед самым отъездом нашим из Сороковки, он в таком бою погиб. И практически одновременно пропал сибирский кот Тимур, живший с Бураном душа в душу. Я эту парочку, разумеется любил и рад, что погибли они в моё отсутствие. Но, в общем, у меня довольно чёткое ощущение, что настоящую потребность в собачей преданности испытывают люди, которым чего-то недостаёт в общении с людьми, особенно людьми близкими, что собака и кошка  - это бегство.

 09.01.82.  «Вмёрзшие бутылки голых чёрных льдин, - одно из   любимейших мною сравнений у Пастернака. Ему, чувствуется, оно тоже нравилось – использовал вторично в «Доктор Живаго»  «чёрный лёд, толстый, как стеклянные донышки битых бутылок.».

Твёрдая уверенность в отсутствии личного бессмертия в какой бы то ни было форме, конечно, вырезает  из духовного мира человека очень широкий спектр – но позволяет ему сосредоточится на оставшемся, т.е. на жизни. А жизнь того стоит. Она разнообразна и красочна. В жизни важен каждый миг.

У Пастернака Живаго  «курносый», а в кино его играл Омар Шериф с орлиным носом. Дошел до тифа у доктора и вспомнил единственного больного, виденного мной в жизни – отца. Он заболел в конце сорок седьмого года, и без сознания был чуть не двадцать дней. Кошмарная болезнь. Когда он, придя в себя, впервые смог сесть, меня подвели к окну больницы – он лежал на первом этаже. Эта сцена стоит у меня перед глазами до сих пор – тусклый зеленоватый свет в палате за замёрзшими окнами и поддерживаемый  мамой обритый наголо, в обвисшей без ворота рубахе страшно похудевший, на себя не похожий отец. Он пробовал улыбнуться мне и помахать рукой. Ни то, ни другое не получилось, только слабый оскал и слабое неопределённое движение чуть приподнявшейся ладони. Болел очень тяжело, был при смерти и мог бы умереть, пройдя без царапины войну.

10.01.82.  Высказывания доктора Самдевятова о марксизме, с которого начинается второй том «Доктор Живаго» очень сильно. «Марксизм слишком плохо владеет собой. чтобы быть наукой»- я уже где-то выписывал. «Не люблю людей безразличных к истине». – могу под этим подписаться. От них все наши беды.

По английски  невинность и неведение – одно слово, «inocence». Любопытно. Действительно, подлинная невинность в неведении. А по-русски, например,  «спор», «спорок» и «споро» - что общего? Впрочем «спорок» другого корня. Прочтя в дневнике Живаго, как выбрасывают головёшку. Я вдруг отчётливо вспомнил, какая это в детстве была загадка – зачем? Я часто это видел, выгребали из голландской печки – в ведро и уносили, выбрасывали. Но думал об этом вяло, так ни у кого и не спросил. А это от угара. Из шашлычных углей я сам всегда выбираю головёшки, чтоб мясо не горело.

Когда сюжет даёт в романе развернуться Пастернаку – лирику, книга преображается. В ней масса пустых, слабых мест. Все эти необходимые для сцепления описания. Слишком большое значение он придаёт переплетению судеб и уж тут, можно сказать, прямо нагорожено. Автору кажется, что этим держится роман. А мне это, пожалуй  мешает. Пейзажи, люди, глушь глазами  Живаго – поэта – автора, несвязанная, не сплетённая искусственно. Когда это прорывается, вот тут Пастернак велик.

Несколько позже Пушкина и Пастернака, но совершенно независимо от них, я сознательно отказываюсь употреблять пренебрежительно слова «мещанин» и «обыватель». Я  сам мещанин и обыватель. И ремесленник. И тем горжусь. Я полностью разделяю «не озабоченность насчёт таких громких вещей, как конечные цели человечества»., трудно представить себе ерунду, которая интересовала бы меня меньше, чем эти цели.

На месте Пастернака все резонёрство я сохранил бы, например, для дневника Живаго, но вкладывать его в уста героев, беседующих под артобстрелом, или в монолог Лары, обращенный к Живаго,  по поводу евреев, этой больной для автора темы – по-моему просто нелепо. Эти монологи  содержат отточенные, тщательно сформулированные авторские мысли. И надо было сохранить для них письменный способ выражения, что ли. Тот же дневник, можно было сделать его регулярной перебивкой. Ведь не заставляет же он Живаго говорить стихами, вынес их.

11.01.82  Но невыносимо слабо и ненужно – описание боя, где Живаго отстреливался в партизанской цепи. Человеку не воевавшему  нечего браться за такие сочинения. Эта пуля, ударившая в материнский амулет и всё такое – зря. Единственное, что пока запомнилось из всех его батальных и похоронных сцен – проход лесного воинства трактом через очередное село – казалось, что дома съёжились и ушли в землю, а всадники на грязной дороге выросли до сверхчеловеческих размеров.

15.01.82. Такого, пожалуй, ещё не было. На состоявшихся выборах в АНСССР избраны: зять  Суслова Легасов (в академики), брат Кунаева (туда же) и сыновья Громыко и Устинова в член - коры  Если у вас  есть близкий родственник в Политбюро, то ваши шансы попасть в академию примерно в миллион раз выше, чем у простого смертного. У нас в институте, который занимается научной проблемой №1 и является в этом вопросе головной организацией, в академии нет никого, даже директора. Говорят, что никто из сынков-зятьёв в последнем туре не прошел, и были специально добавлены «целевые» места под каждого. Вообще пополнее громадное – сорок и девяносто, кажется. Случай с Сахаровым показывает, что академик – должность исключительно прочная, действительно гарантированный кусок хлеба. Аджубей, небось, кусает локти – не в редактора нужно  было подаваться, а в академики, академики. Чем он хуже, например, Гвишиани или того же Громыко, который начинал советником в Вашингтоне? Да и начинал с каких-то ляхов, насколько я помню по «News week».

16.01.82.  Уговорили меня пройти 5 км по программе «Лыжня-82. а как раз долетели до нас остатки вчерашнего ленинградского циклона. Ещё когда спускался лесом мимо  старого профилактория, встречные предупреждали – не ходи, с ног валит, и в отличие от приза Бондаренко вся дистанция чистым  полем. Пошел, дурачок. Еле дополз, по своим часам минут 37. Лыжню заметает бесследно. Было, правда, метров пятьсот по ветру, так самого тащит, а потом в гору и против ветра! Удовольствия не принесло даже сознание честно выполненного долга перед родным коллективом.

Такому астроному, как Коперник, по легенде ни разу не удалось увидеть Меркурий – это всё на тему «Ноги звенели стременами… и Меркурий плыл над нами.». 

А, перечитывая  «Доктор Живаго»,я к середине второго тома заскучал. Длинная проза  - не стихия Бориса Леонидовича. Говорить друг с другом натуральным языком его герои не умеют. Масса не прорисованного. Начатого и брошенного. В романе один по-настоящему живой человек – автор. Когда он прорезается в главном герое, но и на того иногда находит одеревенение. По части умения писать романы Солженицын и Набоков дадут ему много очков вперед. Но он поэт – а они нет, и когда в Живаго проступает поэт, ему можно простить всё. В такие моменты брюзжание по поводу того – сего кажется кощунственным. 

Признавался  ли я где-нибудь, какие книги я считаю величайшими в истории литературы? Пора признаться, привести свою «Библиотеку  необитаемого острова». Вот она, примерно   (порядок  не есть ранжирование, пишу, как вспоминается) : 

1.Гоголь, «Мёртвые души».

2. Булгаков, «Мастер и Маргарита», «Театральный роман». 

3. Твен, «Приключения Тома Сойера» и « Г.Фина».

4.Гашек «Похождения бравого солдата Швейка».

5.Диккенс,  «Записки Пиквикского клуба».

6. Ликок,  «Рассказы».

7. Джером, «Трое в одной лодке».

8.Ильф и Петров, «Двенадцать стульев», «Золотой телёнок»

9.Чехов, «Рассказы».

10. Бунин, «Тёмные аллеи».

11.Зощенко, «Рассказы».

12. Щедрин,   «История одного города», «Современная  идилия».

  Это что касается прозы. Поэзия:

1.Мандельштам – всё до строчки, включая прозу.

2. Пушкин – всё.

3. Ахматова – все стихи.

4. Пастернак – все стихи.

5. Блок – все стихи.

6.Твардовский – избранное.

7. Маяковский- избранное.

8.Бальмонт- избранное.

9. Цветаева –избранное.

10. Бродский – избранное.

11. Есенин –избранное.

Отсюда видно, что высшими достижениями человеческого духа я считаю поэзию и юмор.

В первом списке блистают отсутствием французы – не случайно. Галльское остроумие, на мой вкус академично. Не могу вспомнить ни писателя-юмориста, ни просто юмористического  произведения на этом языке. Сатирических – навалом, юмористических –увы. Или это провал в моём образовании. Культ интеллекта во Франции выше, чем где бы то ни было,  и уже давно, это накладывает  на французскую культуру особый отпечаток и – негативная сторона этого в общем-то очень положительного явления, которому я всячески завидую – сушит, сушит их литературу. Ну, и юмор англо - саксонский и славянский мне ближе по языковым причинам. На стыке этих двух списков стоит англоязычная стихотворная юмористика. Light and Nousense Boeus, Кэррол. и т.п., это явление совершенно особое, в русской литературе, например,  аналога нет, и  я ценю его чрезвычайно высоко.

А как же Толстой, Достоевский, Флобер? Подозреваю, что я не стал бы их читать на необитаемом острове. Т.е. перечитывать. 

17.01.82.  Сон: Копаюсь в полу тёмном подвале, вернее даже в каком-то закутке под лестницей. У меня там брошены  поломанные ящики, чего-то я в них ищу и вижу – там набросаны другие обломки, гораздо хуже моих – такие струганные доски. Чуть ли не полированные. Задумываюсь как бы их присвоить и для чего-то использовать.  Тут же ящики с пустыми пыльными бутылками. И вдруг замечаю – одна бутылка из-под шампанского, заткнута пробкой, и в ней ещё на четверть налито. Беру и разглядываю с недоверием: если шампанское, то пробка держаться не должна. Встряхиваю, пробка вылетает. Пробую – настоящее шампанское, удивительно вкусное. Прекрасно помню вкус во рту. Свежее прохладное. С удовольствием выпиваю до дна. В подвал спускаются, разговаривая. Я в панике – выпил чужое. Тут же оказываюсь в другом подвале, гораздо более просторном, многокомнатном, не понятно даже, почему я уверен, что это подвал. Входят Лакшины – Владимир Яковлевич со Светой. Это их подвал, они обнаружили здесь заброшенное книгохранилище, вычистили его, настлали новый  ещё не крашенный пол. По стенам громадные шкафы, забитые документами в синей и красной коже. Цокаю в восхищении, пробую достать книгу, но стёкла не выдвигаются. Голоса. Мы все в панике – это какая-то комиссия, подвал хотят отобрать под молодёжный клуб, спускаются какие-то люди в шинелях и будёновках, без погон. Ещё в папахах. Осматриваются, перемигиваются. Просыпаюсь. Уже утро, около восьми, светает – сегодня воскресенье. 

26.01.82.  В программе «Время» сказали, что помер Цвигун, первый зам Андропова. По-моему, весьма вероятно, что на  его место назначат зятька Чурбанова. Хотя он, пожалуй, устроен лучше у Щелокова – работа чище, хлопот меньше, это ведомство несколько менее влиятельно. 

24.01.82.  В четверг ездили в Москву. Первый раз с 30 сентября, когда продали машину. Днём были у Лакшиных, застав их со второго раза – утром они ездили на панихиду по Варламу Шаламову. Ужасная жизнь и ужасная смерть. Он доживал в какой-то богадельне (жена и дочь бросили). Скандалил там постоянно с персоналом, характер у него был не сахар. 74 года, из них около  тридцати просидел по худшим лагерям. Хоронили по церковному обряду.

Вечером заседал экспертный совет комитета по открытиям, рассматривал нашу заявку по фотоделению. Как ни странн, рекомендовал к регистрации.

Кстати Лакшины поили шампанским, так что сон от 17  01 оказался в руку! Владимир Яковлевич подарил «День поэзии-81», со своей статьёй «Твардовский и Маршак». Когда он будет (when and if ) иметь возможность издать мемуары о нашей литературной жизни 50-60-70-х  годов, это будет великолепная книга, по всему чувствуется.

25.01.82.  На  вечере  нашего восставшего из пепла Дома Учёных (я три дня, как его член) по-прежнему приезжает киновед Волков – тот самый. Который 15 лет назад потчевал нас «Сладкой жизнью» и т.п. Я не пошел. Ходили Флора и Юля. В своей лекции он обронил запомнившееся моему ребёнку замечание о «социалистическом сюрреализме – когда изображают то, чего ещё нету, как будто оно уже есть». Это замечание могло запомниться ещё кому-нибудь. И как бы этот кинолекторий не завял, не успев расцвесть. 

Я согласен,  разумеется, с подчёркнутым Ахматовой различием между календарным т и настоящим  Двадцатым веком. Он начался в 1914году. Но больше всего меня интересует – когда же он, наконец, сука, кончится? Боюсь, что не раньше 2050 года, а, может быть, -ведь может быть! – и никогда. т.е. кончится с человечеством. И скорее, чем многие думают.

Как мне раньше не попадалась серия гравюр Пиранезе «Темницы»? Сюрреализма гораздо больше, чем у Босха. Теперь я понимаю. что постановщики из «Человека из Ламанчи» в театре Маяковского декорации тюрьмы, просто содрали у Пиранезе. Да и не они, наверное, первые. В четвёртом выпуске «Панорамы искусства», который я сейчас читаю, есть переписка Чуковского с Репиным, новые находки. Мама, которой я сказал об этом по телефону, рассказала, что Илья Федосеевич Костин отдыхал в санатории с одним офицером, который после финской компании разбирал архив Репина в Териоках. В числе дневниковых записей нашлась такая: В середине двадцатых годов по поручению Ворошилова к Репину приехал Корней Иванович с предложением вернутся на родину. Приглашение привёз, но от себя сказал – ни в коем случае не ездите. Интересно, известна ли эта деталь нашим историкам искусства? Известна, конечно, Корней и сам под конец разболтался. 

И как я до сих пор не замечал, что на Сомовском портрете Блока рот чуть приоткрыт. Это очень меняет выражение. 

Ущербная луна – как человек с перевязанной щекой. Новелла Матвеева. Мне так никогда не сравнить. Такой глаз не вырастишь и не вставишь, с ним надо родиться.

26.01.82.  «А самое лучшее когда помирают железнодорожные кондуктора или из начальства кто, тогда говорят – дуба дал». Дал, дал дуба Михаил Андреевич Суслов, маленько не дожил до третьей звезды. Мне сегодня Гай говорит – Утром  «Опять 25» не было ( теперь какой-то  «Калейдоскоп») – что-то с начальством, не иначе. Поскольку Л. И. Брежнев не появляется с Нового года, если не раньше. Подумали – неужто? Оказывается, вот в чём дело. И сейчас по телевизору вместо «Чаконы» Баха сыграли что-то гораздо более занудное, отечественное «под управлением автора». 

Суслов, можно сказать, Микоян эпохи «реального социализма» - первоклассное, между прочим, сочетание, придумавший его достоин Ленинской премии – лет 35 в секретарях ЦК. Как и Л. И. Брежнев он абсолютное, кристально –беспримесное дитя эпохи. Как Ландау не помнил себя не умеющим интегрировать и дифференцировать, так люди типа Суслова не помнят себя не секретарями обкома. Главный идеолог и ведь ни одного слова  после него не останется, хотя изданы тома. Головы на плечах у него всё равно что не было. Бедняга. Мир праху.   Группа товарищей.

После «Времени» по случаю траура вместо «Что, где, когда?» пустили «Пятую» Чайковского. И я её выслушал. Сравнительно недавно слушал в заключение цикла симфоний Бетховена его «Девятую». Впечатление было довольно свежее. И вчера я понял, почувствовал отчётливо, что Чайковский не Бетховен. Оба, разумеется, гении, два слепящих  светоча, но если зажечь оба эти солнца сразу. То тень будет падать в сторону Чайковского. Чего не хватает? Стихийного начала, дикой силы, не подчиняющегося, уносящего напора. На меня подобное действие оказывает во всём искусстве только музыка и архитектура, причём в музыке почти  единственно Бетховен. В архитектуре – вид Кремля с Большого Каменного  моста и  Исакий  вблизи, но отголосок того же чувства ощущаю. Глядя на изображение шедевров старины: средневековых соборов, интерьеров Версаля и Лувра, замков в горах, Тадж-Махала. Но, например. не азиатских  пирамид! Они меня поражают только тупостью, масштабностью ничтожества, если так можно выразится.  

29.01.82.  В почётном карауле у гроба Суслова упал и умер Николай Анатольевич Семёнов, первый зам. нашего аксакала-Министра, давний приятель родителей по Челябинску, бывший директор комбината «Маяк». В чиновниках он так и не прижился, выходить из кабинетов пятясь не научился, слишком многое принимал к сердцу. Был самоотверженнейшим тружеником. Славский ясно какой работник в середине девятого десятка. Николай Анатольевич был моложе на два десятка лет – и вот не пережил. Когда переезжал в Москву в непосредственные замы тогда уже почтенного старца совсем молодым мужиком, надеялся, конечно – никто не вечен. А тот и на пенсию не вышел. Нам Николай Анатольевич сделал непосредственно одно большое дело – в период гонения на вдов, оставшихся в двухкомнатных квартирах, и уплотнений – выселения через суд, он распорядился оставить маме квартиру – и теперь уж не отнимут. Просто, считаю, продлил ей жизнь.

 03.02.82.  Доехали сравнительно быстро – к 15.00 уже были в деревне, но ещё минут двадцать кружили, подъезжая к общежитию – дороги здесь занесены и разминуться со встречным транспортом можно только «на разъездах», а трактора так и шастают. Ехали с комфортом, дорогу можно сказать не замечали, у нас было на четверых впереди прямо отдельное купе, и мы  играли по полкопейки в проферанс с Юрой Соколовым и двумя молодыми математиками, которые приехали ремонтировать красный уголок на молочной ферме. Я показал удивительный результат – точный нуль, а Соколов полтора рубля выиграл у молодёжи.

Устроились, можно сказать, великолепно, кто хотел, включая и меня, по одному в комнате. Тепло, светло, тихо, нас восемь человек на 26 – комнатное общежитие. Здесь есть горячая и холодная вода, ватерклозет, душ, кухня. Кровать с крошечной спинкой, но я положил три матраса и спинку не замечаю, так что ноги не упираются. Одеяло ватное, бельё чистое, правда полотенец нет. Ещё в комнате два стула и столик, вешалка на стене, я предварительно расположился. Достались мне от предшественников и бахилы, но они влезают только на мои «маленькие» валенки.

Сейчас лежу, отдыхая после ужина, ребята приняли по четвертинке, я воздержался. Заходил бригадир Иван Чайка, знакомый мне по прошлому посещению, мы его слегка угостили. Он был потрясён рыбой, которую сделала Флора, причём считал, что это двенадцатирублёвый балык, а когда я ему сказал, что это солила моя жена, то был потрясён ещё больше. Мы с ним болтали  часа полтора, т.е. болтал он, а я слушал, но не скучал, я люблю слушать деревенских. Он мужик тёртый, пережил, как он сказал, «и войну, и колхоз», только что в январе ему стукнуло шестьдесят и он оформил пенсию – 84руб.При этом высказал такое соображение: пенсия, конечно, хорошо, но вот раньше не было никаких пенсий, и все были до смерти люди, а сейчас из людей на пенсию как бы списывают, и сразу чувствуешь себя стариком. Умирал от дизентерии в голодуху начала тридцатых годов пацаном и рассказал о чудесном исцелении  - мать принесла из погреба миску старых подпорченных грибов и вышла, кое-как до неё добрался и всю съел.  Мать была уверена, что он тут же умрёт и причитала над ним, а он на утро выздоровел.

Мечтает увидеть Ленина в гробу, много раз был в Москве, и всё  попадал на закрытый Мавзолей. Очень переживает.

Работа предстоит двух родов: веточки  (дешевая, но свежий воздух и не напряженная) и выгрузка торфа из вагонов (денежная, но погрязнее и потяжелее). В основном ветки, разгрузка эпизодически, когда вагон придёт.

В комнате у меня светло, и расположение довольно удобно. Кровать хорошая, совершенно не продавленая. В форточках оставляю щёлочку, свежо, хорошо. В общем жить можно. Сегодня ужинали в основном дорожными объедками и отварной картошкой с капустным салатом. Я отдал остатки курицы, в дороге съел только половину, она была очень вкусная.

Погода хорошая. Было солнечно, но довольно тепло.  

  04.02.82.  Занят послеобеденным отдыхом. Режим у нас просто сказочный, так бы я всю жизнь работал: на делянку нас вывозят в 9 часов и забирают ровно в два часа. От места высадки до делянки  минут десять ещё ходу, а полное расстояние от дверей до делянки 5км. Так что наш вечер начинается полчетвёртого. Сюда имеет смысл ездить на отбывку повинности  именно в это время. Вся наша компания того же мнения. Моя экипировка выдержала проверку. Я одел шерстяное бельё, шерстяную спортивную курточку и сверху рабочую куртку Л.П. На всякий случай захватил с собой в рюкзак свитер и запасные перчатки, но это всё не пригодилось

Наша делянка на старой вырубке - берёзы толщиной в карандаш, в палец и чуть толще. Рубили практически подряд, и это работа нетрудная. Менее приятное - переноска срубленных веток к дороге, расстояние метров сто с небольшим но глубоким снегом, который так по настоящему и не утаптывается, потому что веник приходится волочь, и он взбивает снег снова.

Работа располагает, конечно, к размышлениям и дискуссиям на сельскохозяйственные темы. Вот некоторые из высказанных предложений:

1) Лучшая скотина – гуси. Их вообще ничем не надо кормить, выпускай на всё лето, а к зиме режь. Надо скрестить гуся с быком, чтобы гибрид кормился, как гусь, но нагуливал говядину.

2) Надо разводить лосей. У лося молоко такой жирности, что его прямо можно мазать на хлеб! Надо только ещё скрестить лося с жирафом, чтобы объедал веточки до шести метров! Жирафы в саваннах способствуют формированию кроны баобабов, а у нас формировали бы берёзки, осинки, и т.д.

4) Скрестить корову с ящерицей, только чтоб отрывался не хвост, а задние ноги, которые потом вырастали снова.

Все эти инновации сопровождаются энергичными высказываниями в адрес  колхозного, районного,  областного и государственного  начальства с упоминанием их родителей.

 05.02.82. Спал я сегодня, как всегда на новом месте, неважно, но всё – таки спал до пяти часов, потом часа полтора читал в полной тишине и прохладе.  Встал в полседьмого, чуть позже разбудил шефа – Соколова. На завтрак по яичку, манная каша, жаренная картошка, бутерброды с маслом, чай. С собой на делянку взяли чай в моём термосе и по бутерброду с колбасой, в полдень перекусим. Всё путём.

Погода прекрасная, утром было семь градусов мороза, солнышко, минут на десять пошел крупный снег, который поэты называют ёлочным. Работаем на опушке прекрасного соснового леса, но в общем, как-то не до природы, работа утыкает нас носом в землю, только на обратном пути немного огляделись. Красота. На пешем пути пересекли вырубку с приличным малинником и провожатый, шофёр Ваня, подтвердил, что ягода здесь есть. Вспомнив про ягоду, я соображаю, что напрасно не взял настойчиво предлагавшегося мне варенья. Пьём очень много, можно было бы и с вареньем. Ещё можно было бы взять маленькое зеркальце – здесь нет никакого ни у кого. Брился, глядя на отражение в оконном стекле, было полседьмого  темно. Но при освещении сзади это помогает мало.

 06.02.82  Дописываю утром, 5.45. Заснул вечером, как убитый, около одиннадцати, но к пяти проснулся и никак. Ещё за стенкой сосед храпит. Раз так рано встал, пройдусь к семи часам к гаражу, там будет начальство, а то второй день не могут нам собрать  со всей деревни в триста дворов трёхлитровую банку молока. Бригадир Чайка темнит, председатель в отъезде, зам председателя где-то скрывается. Колхоз этот, конечно, горе горькое, на работу утром собирается десяток старух и три недоросля, исключённых из Детчинского техникума и дожидающихся призыва в армию. Ну мы ещё, да большая изба  всяких экономистов-  убытки целыми днями считающих.

 Вчера был неудачный день. Молока так и не дали, поводили за нос, причём эстафетой – «Сейчас, сейчас, вот договоримся с женщинами…» А потом –Ах, извините, всё уже продали, отнесли на ферму. Теперь уж завтра…

Конечно, язык не поворачивается особенно ругать, глядя на каторжную жизнь этого «среднего звена».

Но неудачи на этом не кончились. Проторчали перед отъездом на работу обычные полчаса на крыльце правления – ждали ветеринара, чтоб его «попутно» везти в Палькевичи. Но повезли, конечно, ветеринара, а нас «попутно» вместо делянки выкинули в каком-то лугу, неопределённо махнув рукой – вон там ваши валили.

-          Где там?

- А вон, пойдёте, за сосенками…

Хлоп, уехал! Пошли через низинку к сосенкам. Низинка оказалась болотцем с ручейком. Трое провалились, только один в калошах. Ну, не до глубокой воды. Ноги промочили, правда, сказали, что не очень. Я не попал. Приличного места не нашли, валили довольно крупные березки, так диаметром до 20см топориками. Потом обрубали ветки и перерубали стволы на куски – одно мученье, результата почти  нет и главное, неизвестно проедет ли сюда трактор. Но протянули до двух, вышли на дорогу, один опять достал воду. Нашего шефа не, но как раз подвернулся попутный леспромхозовский «Урал», довёз до деревни.

Я принял горячий душ, подремал до обеда с устатку. Не работа, а бардак, зато быт у нас устроен, в комнатах тепло.

 07.02.82. С утра прибежал бригадир сам и с банкой молока. Часть своих слов в его адрес беру обратно. Я ему представил дело так, что Шамшурин у нас вчера промочил в болоте ноги и простыл, мы его оставляем на кухне и вынуждены, чтобы не снижать стахановских темпов, взять с собой повара. Он убежал с проклятьями и угрозами в адрес шофёра Вали, твёрдо пообещав, что сегодня нас довезут до делянки.(На самом деле Шамшурин остаётся варить брагу, когда общество увидело изюм и дрожжи, а о его мастерстве браговара все наслышаны  - все так решили. А Соколов идёт проветриться, кухня, конечно, надоедает).

Вчера Москва пообещала –12 – 14градусов и я утепляюсь. Впрочем на делянке всё равно будет жарко. В первый день меня, как командира везли в кабинке, вчера на этом месте, конечно, сидел ветеринар Ну, езды не больше 10-15мин.

 08.02.82. Дописываю утром. Поработали вчера на делянке. Мы сильно в неё углубились и таскать ветки приходиться далеко. Тащиться по снегу неприятно, поэтому мы устраиваем длинные переходы с длинными перекусами: 25мин. рубим, 35мин. таскаем нарубленное, 15-20 мин пьём чай (берём с собой три термоса на пятерых, включая мой двух литровый, без него было бы плохо). Мороз не реализовался, была изумительная погода, с долгими проблесками солнца, тихо, иногда сеялся снежок.

Вечером уже традиционная пуля – с шести часов до ужина – ужинаем около девяти, под программу ТВ «Время». Едим, по всеобщему признанию, неслыханно и на похудение не рассчитываем.

У Юры Шамшурина с собой фотоаппарат, а у Соколова – кино, поэтому надеюсь, что получу документальные кадры для потомков. Сейчас семь часов, уже зашевелился повар, буду вставать, бриться (зеркало нашлось).

Вчера приглашал на чашечку кофе Соколова и Лунёва, были очень растроганы. Вся моя «личная» еда, кроме сухариков, лежит без движения. Ну, казённое надоест, скушаю.

Сегодня работа отменилась. Все шофёры дружно забастовали работать в воскресенье, и мы вернулись со своими топорами домой. Ну. был кайф! Конечно, сразу же послали за парой бутылок. Потом нашлись два специалиста и сделали великолепнейший плов, который остался ещё и на завтра. Вообще такого курорта в колхозе я ещё не видал.

 09.02.82.  Сегодня утром, в морозных сумерках, бегу через дорогу за парным молоком. Как молоковозу, мне Соколов предлагает на выбор – либо стакан парного, либо вчерашнего отстоявшегося  сверху(!)  - беспримесные сливки. Я, конечно, предпочитаю второй вариант. После плотного завтрака вразвалочку идём, забронированные в шерсть и вату, к правлению. Веня- шоферёнок, заглаживая вину, по собственной инициативе бросил в кузов целую копну остродефицитного сена, и мы теперь едем на делянку, лёжа в сене и глядя вверх на смыкающиеся над дорогой кроны мачтовых сосен. Это, пожалуй лучшие четверть часа. Полдесятого на делянке. Три захода с двадцатиминутными перекурами. Полвторого заканчиваем. Сегодня ночью был мороз за двадцать, но под ярким солнцем мы на делянке, укладываясь на свои веточки, загораем (с лица), как в Гурзуфе. Ярчайший, безоблачный  безветренный день, весной пахнет. На работе приноровились. Главное никаких резких движений. В снегу выше колена они фатальны. Освоили альпинистский шаг, даже с пустом переставляем ногу раз в две секунды. Сегодня вышли на дорогу без пяти два, машины ещё не было, я совершил десятиминутную  прогулку, посмотрел опушки. Леса, конечно, здесь дырявые, порубок и полей здесь полно, но лес, где он стоит, густой, старый, высокий. Свежего воздуху, как понимаете, хватает.

В 14,20 мы дома – и вечный кайф. Перечёл уже всю поэзию, но вчерашняя пуля, заранее обещанная Соколову занимает время с шести до отбоя, с перерывом на ужин. В карты мне умеренно не везёт – зато первым получил письмо от супруги (надеюсь получать и дальше). Глядя на меня, все  тоже вчера ударились в писание писем.

Едим мы, по общему признанию, неслыханно – рыбка (идёт на ура), грибочки, мясо с утра до вечера, каша только на молоке, четырёхразовое питание (в лес мы берём бутерброды с колбасой и чай с лимоном). Соколов ещё накупил напитку «Кубань»(цикорий, рожь, ячмень, овёс) и поит нас. Напиток всем нравится, стоит 20копеек пачка.(Когда он спросил в магазине «Три Кубани», ему сперва дали три бутылки кубинского рома).

Сегодня первый раз должны вывозить нарубленное.  

 10.02.82. У нас здесь морозы. Утром было  -33 градуса, но сегодня я дежурил на кухне и на делянку не ездил, а ребята грузили нарубленное ранее и вывозили на тракторных санях. Днём я бегал в магазин за нашими ежедневными четырьмя буханками хлеба, и даже в полдень на ярком солнце было холодно. Ну, авось не замёрзнем.

Юра Соколов начинает выражать серьёзные сомнения в том, что мы съедим привезенные продукты. Сегодня двое отказались от ужина (хлеб с маслом. Макароны с тушенкой, грибы, капуста, чай). Получили аванс – по пятёрке на нос, как раз на хлеб –чай - сахар. Пить не на что, надежда на брагу. По этому поводу вспомнился анекдот (я к своей команде обращаюсь обычно «Орлы, подъем!». «Орлы, на обед!» и т.д.) : Василий Иванович (Чапаев, кто не знает):-Орлы! Разве птицам нужны деньги? Я всё пропил…

Анка: - И мои, Василий Иванович?!

Василий Иванович: - И твои, моя ласточка, и твои…     

 11.02.82. Дописываю утром, в 6.10. Вчера вечером к нам прибыло временное пополнение – два шофёра с машинами – разгружать в Теребени  вагоны, прибыли стройматериалы для общежития в Палькевичах – дальней деревни. Я, при полной  луне бегал по деревне, разыскивал нашу «хозяйку гостиницы», чтобы их устроить. Зрелище фантастическое, ну точно «Ночь перед рождеством» - всё сверкает в лунном свете, здесь удивительно чистый снег, даже на дорогах, нигде ни пылинки, вокруг на 360 градусов тёмный лес, ярчайшая луна, крупные звёзды, абсолютная тишина, страшный мороз, даже собаки не лают. Получил удовольствие.

Сегодня надо искать новую делянку, со старой мы практически всё сняли. Наш срок повернул на вторую половину, и вчера по этому поводу был праздник Нептуна – переход экватора. Закупили обычные три пузыря, открыли огурцы, Соколов сделал грибную икру, кто-то из личных запасов достал венгерского сала, рыбку и выросли уже несколько перышек зелёного лука – банкет. Вечером стали досрочно пробовать брагу, нашли, что на вкус она – чистое полусладкое шампанское, и уж что осталось от этого бидона – не знаю, я лёг пораньше спать и проспал до восьми.

Вчера нам назначили новую делянку, всего полчаса ходьбы от дома, но она оказалась очень скудной, редкой, к тому же страшно неровной, вся в ямах и канавах, мы её почти всю за один день вырубили и проклинали целый  день. К промоченным валенкам уже привыкли, только первый день обращали на это внимание. Они сразу обмерзают и вода внутрь не проникает. Вчера, когда я выбирался из глубокого снега на дорогу, оказалось. что на валенках снизу намёрзли ледяные «платформы» не меньше пяти сантиметров. Холода вроде кончились. Уже вчера днём было полегче, а сегодня пасмурно, метель, по Москве обещали 0-2 градуса, у нас будет холоднее, но явно в пределах –10.

Шофёры, приезжавшие на сутки, всю ночь провели неизвестно где, вернулись в 5утра. Один встал сам, а другого я не мог разбудить несколько минут, он спал буквально как мёртвый, я ворочал его, тряс, он лежал как труп, только храпел. Впрочем, проснувшись, они удивительно быстро завели свои «Зилы» и рванули, больше мы их не видели.

12.02.82. Нас завалило снегом. Сантиметров тридцать намело за ночь (здесь говорят- «навеяло»). Ходил за молоком, поскользнулся, плюхнулся в сугроб, как в перину. Обещают оттепель, нам она будет лишняя. Помокреет, будет хуже.

Вчера  валили новую делянку. Ветка там хорошая, а сама делянка страшно изрытая, под снегом ям не видно, всё время заваливаемся  в ямы – по пояс.

Всё таки очень приятно работать на солнце, хоть и с морозцем. Вчера уже было пасмурно, ветрено, настроение не то. Идём мимо своей лесосеки, там валят лес какие-то люди «кавказской» наружности. Встретил бабку Марью Стефановну, у которой стоял прошлый раз, говорит – у неё стоят двое с Кавказа, режут лес «за  отчисление». Мы, наверное, их и видели. Бабке скоро восемьдесят, а она ещё бегает с посошком.

Соколов начинает ликвидировать запасы. Удвоена утренняя порция масла, сегодня даже не доели. На обед намечены отбивные, на заключительный ужин пол тысячи пельменей.

24.02.82.  В третьей терапии, палата №6, постельный режим. Пневмония. Результат трудовых подвигов на «Февральском сенокосе». Покашливать начал с первого дня, с автобуса. Поболело горло, пополоскал – прошло, а кашель никак. На десятый день начались ночами  приступы удушья. Пропустил пару дней на делянке, но приехал больной. Банки, горчичники, электро - иголки, сульфодиметоксин,  эритромицин – никак. Анализы, рентген – и, вот вчера – срочно в больницу.

Пострадал, можно сказать за идею – захотел освободить лето под двенадцати недельный отпуск на новой машине – и освободил, если жив буду. Машину, «Ниву», сбылась мечта идиота – купили на очередь Нины, Флориной  сестры. Ярко-зеленая. Покупал в пятницу, из последних сил. Чувствовал, что болею плохо. Ночами накатывает – ни вдохнуть, ни выдохнуть. Но здесь взялись резво – с четырёх часов до отбоя вчера вкатили пять уколов – и в вену, и просто в руку, и в задницу трижды. Ночью и температура упала и раскашлялся только к утру. Спать, конечно, не спал, так, примерно от четырёх до пяти утра придремал. Кроме меня, в палате четверо лёгочников - оркестр. Сосед справа, рыжеватый худой юноша Дима оказался сыном одной из сестёр – близняшек  Герасимовых – я их знаю тридцать лет и до сих пор не отличаю Надю от Веры. Когда она пришла к нему вечером, я так и не решил, кто это.  

Палата в общем, удачная, все уже выздоравливающие (кроме Димы, этот бухает хлеще меня)

Нестарые мужики. Просторно, свежо. Но сосед, напротив, у стенки, Жан, лежит с пневмонией уже тридцать восьмой день. Мне сказали : три недели, а там поглядим.

 02.03.82.  Есть старая байка. Как хозяйка, нанимая батрачку, излагает ей её обязанности:  Подоишь корову – сядешь, отдохнёшь. Покормишь поросят – сядешь, отдохнёшь. Почистишь у скотины – сядешь, отдохнёшь. Наколешь дров – сядешь отдохнёшь и т.д. Так же и у нас: - сходишь на укол – сядешь отдохнёшь. Сдашь кровь – сядешь отдохнёшь. Примешь ингаляцию – сядешь отдохнёшь. Сходишь не лечебную физкультуру – сядешь отдохнёшь. Примешь прогревание – сядешь отдохнёшь и т.д. Лечат «комплексно», теперь всё делают комплексно. До обеда  - как белка в колесе. Я загружен и озабочен гораздо сильнее,  чем на работе. Остроту сняли, но полного счастья  нет как нет.

Уходя в больницу, уже в дверях схватил первую попавшуюся книжку – «Аэлита, Гиперболоид». Читал я её лет тридцать назад и сейчас перечитал с неожиданным удовольствием. Алексей Николаевич был мало приятной личностью – но писатель, ничего не скажешь. Гай натащил мне американских детективов, читай не хочу. Но даже чтение идёт с трудом.

10.03.82. Больница меня заметно деморализует. Казалось бы, довольно много свободного времени, но вот вчера был день рождения, и я даже не записал никаких возвышенных мыслей по этому поводу, поскольку во-первых, таковые меня не посетили. А во-вторых – лень и индифферентность. Зато грустные мысли владеют мною сегодня. Во-первых, в нашем отделении покойник – умер, по-видимому, от рака лёгких, один мужик. Когда я поступил, он лежал в первой палате на кислороде, потом, ему несколько полегчало, его перевели в третью, он даже выползал в коридор, где его однажды встретила ужаснувшаяся Флора, и седьмого числа даже смотрел с полчаса телевизор. Но вчера ему стало хуже, дышать мог только сидя – опираясь на руки – и так просидел всю ночь, поддерживаемый женой. Когда утром повалился, его перевели в первую палату, где он в тихий час и отошел.

Во- вторых, я сообразил, что лежу, по -видимому, в палате, где умер Валера Павлинчук. Сегодня я пережил мгновенное возвращение времени – сел в холле на кресло у окна в положении, в котором никогда не садился, лицом к палатам, и меня как ударило – точно в этом положении и на этом месте я сидел четырнадцать лет назад, когда за дверью умирал  Чук.  Сомневаюсь только, тот ли этаж, не помню: какой был этаж, а холл практически не изменился.

В третьих, мне вчера лечащий врач, Валентина Николаевна Семенкова – очень, кстати, производит на меня и всех больных хорошее впечатление – обнадёжила на счёт выписки из больницы на этой неделе, а сегодня пошла на попятную – не нравится мой кашель. Он мне самому не нравится, но стабилизировался уже, я не надеюсь оставить его здесь, это, по-моему надолго. И жену вчера порадовал, а сегодня вконец расстроил.

11.03.82.  Судьба опять начинает поворачиваться, по крайней мере в профиль. Вроде выписывают.

Читаю американский роман из европейской жизни  «Седьмая авеню». С большим юморком..

13.03.82.  Дома, но здоровья нет как нет. Кашель. «Веточки» вспоминаются с тёмным ужасом. Ну бог с ними. В «Новом Мире» №9 (81)  напечатан чей-то очерк «Анатомия одного предательства» об очередном – и наверное последнем – стащенном в 76 году с чердака дезертире ВОВ. Впрочем, не стащенном, сам сошел, он там 33 года скрывался с дочерью, которая из 18 летней красавицы стала старухой и умерла. В подробностях излагается биография и философия героя. А я ему очень сочувствую. Эту трагедию надо запомнить. Человек всю жизнь бежал – и по своему  убежал!- от века волкодава. Да, большинство людей хотят просто жить, а этому несчастному всю жизнь не давали жить, не оставляли в покое. Сперва его мобилизовали белые. Выжил. Потом колхозы – не пошел, и до сих пор с дочерью последний единоличник на всю Ростовскую область! Нет, он просто фигура, ей-богу. Началась война, мобилизовали вместе с колхозниками – ушел с первого ночлега в Фастове и прятался дома. Пришли немцы, на чердаках прятались партизаны. Слез. Его,  конечно, сделали насильно старостой  деревушки, которая сейчас не существует. Но посадить его не за что. Никто от него зла не6 помнит и то удивительно. И живёт на восьмом десятке всем назло, греется на завалинке. 

14.03.82.  В №11  журнала   «Новый Мир» приводится диалог покойного Трифонова с критиком Аннинским. Прочёл его по диагонали, к активным поклонникам Трифонова я не принадлежу. Диалог этот, правда интересен своей живостью. Не часто возникающий в присутствии Цитриняка с магнитофоном. Критики, за редчайшими исключениями, страдают комплексом неполноценности Не единственным ли произведением за последние годы, где этого не чувствуется, были тамиздатовские «Прогулки с Пушкиным» Синявского. Высшего разбора критика это высшего разбора литература, в которой роль увиденного и услышанного (или даже подсмотренного и подслушанного) играет прочитанное, и этот материал, засыпка, как бетон арматурой пронизан и скреплён мыслью, личностью автора – и в критике это деление более чёткое, прочитанное  заключается в кавычки. Но эта разница не принципиальная.  

Сказка как жанр, помимо всего прочего, ещё и отличный пробный камень для писателя. В пачке журналов «Новый Мир», которую я сейчас просматриваю, двое маститых  пробуют себя в этом жанре: Вера Панова и Вениамин Каверин. И по-моему оба неудачно. Панову я бросил сразу, а Каверина  заставляю себя читать, но это насилие вряд ли поможет прочесть «Верлиоку» до конца. Нет, цельная сказка по плечу только народу или великим.

15.03.82. С № 1 за 1982 г в «Новом Мире» появился после полугодового перерыва, вызванного смертью Наровчатова, новый главный редактор В.В.Карпов, чьё имя мне абсолютно  ничего не говорит. Из той же серии,что и Косолапов.

 11.04.82.  «Веточки» обернулись для меня не только пневмонией,  но и колитом неясной этиологии. Вышел из  всякой формы совершенно. Появилась не то что апатия, а прямо  отвращение ко всякой деятельности, даже не читал, бухался в кровать  и лежал колодой, а на службе был как раз аврал по выполнению квартального плана. К тому же пришлось реагировать на редакторскую правку по « Ларчику..»  Всё сделал – выполнил, отреагировал. Но с зубовным скрежетом.

 02.05.82.  Смотрел вчера по телевизору показательные выступления звёзд  фигурного катания и раздумывал о собственном давно уже чисто зрительном отношении к спорту. Люблю соревнования на скорость – все виды бега, лыжные гонки (в частности и в особенности эстафеты), коньки, горные лыжи, а также мужские единоборства: бокс, борьбу. Это естественные, древние соревнования. Во всех спортиграх есть что-то искусственное. Меня поражает, прежде всего, популярность футбола, совершенно задушенного нелепыми правилами. Например, офсайт. Сейчас некоторые команды так навострились в создании искусственного положения «вне игры», что  мяч только мотается у средней линии. Ворота бы сделали пошире, вместо углового ввели выбрасывание в точке выхода мяча, отменили бы офсайт, разрешили выбрасывание из-за боковой выполнять вратарским пинком с рук, за грубость вне штрафных площадок ввели «полпенальти» с границы штрафной – и довели бы счёт хотя бы до хоккейного, а то 90 минут мучений – ноль-роль.

Ещё путаю: Дельвига и Кюхельбекера, Матусовского и Долматовского, а так же Богословского.

11.05.82.  Анекдот: Андропову дали Ленинскую  премию по физике: он открыл, что стук распространяется быстрее звука.

В сознании самых юных граждан два Ильича постоянно сливаются. Уже не от одного человека слышал о детях – почему-то всё о мальчишках – которые говорят –«Леонид Ильич  Ленин» и « Владимир Ильич Брежнев».

20.05.82.   «Смерть  является началом другой  жизни»  М  Монтень. 

                  « Смерть не является  началом другой жизни»  Н.Работнов.

25.05.82.  Как у О.Э. Мандельштама  любимые прилагательные : чёрный, тяжелый, нежный; так у Ахматовой – «спокойный», причём всегда речь идёт о спокойствии кажущемся.

28.05.82. Всё время болею. Надоело до смерти! Вчера привёз из Москвы бабу Нусю и началось – температура  38*С, резь в животе, послабление стула. Принял лекарство, лёг в постель,  уснул только под утро.

29.05.82. Опять в больнице. На сей раз в инфекционном, наш участковый доктор, почти насильно спровадила меня сюда. Особенно противилась Флора. Но я, пожалуй доволен по своей  неизлечимой дисциплинированности. Чувствую, что болею. Как ещё не болел. Стул ужасный…Переночевал в пятиместной палате, вместе с четырьмя жертвами пицевых отравлений – здесь это главный пациент. Один мужик – самогоном, другой – колбасой, мальчонка 10 лет – рыбой. Сегодня утром перевели в изолятор. Чем я, разумеется доволен. В таких условиях болеть ещё можно, людская «болячка» гнетёт меня сильнее, чем четыре стены, из палаты выходит нельзя. Этот «комфорт» напоминает мне удовлетворение

Швейка : - А  здесь  неплохо…  Нары  из  струганного  дерева.   Отхожее  место  под  носом. 

Что ещё человеку  надо ? В моём положении.

30.05.82. Продолжаю здесь читать американо - европейский роман  Seventh Avenue, который начал в терапии. Надо срочно его дочитать, а то не пришлось бы ложиться ещё куда-нибудь в третий раз. Дома я в него так и не заглядывал. Предыдущий хозяин, продавший эту книжку Филу, очень аккуратно вырезал оттуда страницы со всеми сексуальными сценами – до сих пор их было четыре. Роман хороший, про самостоятельного, не пришибленного человека, каких у нас нет вовсе. Самостоятельность в американском смысле у нас совершенно неизвестная вещь. Страдания, которые она причиняет ему и окружающим, описаны весьма убедительно.

Помню, лежал я в урологии  и записал ностальгический гимн нормальной моче. Теперь меня подмывает говорить стихами о нормальном человеческом говне. Один из крупнейших философов современности В.Ф.Турчин утверждал, что своё говно пахнет хорошо, а чужое плохо. Это утверждение справедливо только по отношению к продукции здорового кишечника.

31.05.82.   Можно представить себе книгу, где бы действие проходило с 1935 по1949год и ни разу ни прямо ни косвенно не упоминалась Вторая  мировая война ? Именно такую книгу я дочитываю  The  unknоwn war –для не воевавших американцев вся война, а не только наша, была до лампочки. На подавляющем большинстве населения США она никак отрицательно не отразилась, «Седьмая авеню» хорошее тому подтверждение. А ведь автор и все действующие лица – евреи! Сравнить с «Тени в раю» - как из разных галактик. 

 01.06.82.  Флора принесла 800-страничный том «Поэзия США». Приехавший вслед за бабой Нусей, а я, натурально,  в него вцепился. Появился удивительный, видимо, молодой переводчик старых американцев, некто Асар  Эппель. Особенно, на мой взгляд, ему удались религиозные экстазы Тейлора. Здорово переводит также В. Маркова из Дикинсон. Поглядел пока начало, но эти двое явно переводят с любовью. И филологический уровень у Эппеля просто неправдоподобный. Некоторые места – буквально не постыдился бы Державин. Но скажем без ложной скромности, кое-что из моего смотрелось бы здесь не плохо.И совсем уж без всякой скромности: мой перевод «Сонета к науке» Здгара По,  нравится мне больше, чем … Брюсовский:

Наука! – ты дитя Седых Времён!                              Достойное дитя Времён Седых  

Меняя всё вниманьем глаз узревших,                       Всё проницает твой мертвянный взор,

Зачем тревожишь ты  поэта сон.                                Что высмотришь в душе поэта ты,

О коршун! Крылья чьи – взмах истин мудрых!       Обыденным пресыщенный кондор?

Тебя любить и мудрым счесть тебя?                         Почтит ли мудрость призираемую тот

Зачем же ты мертвишь его усилья.                            Кто мощным взмахом быстролётных крыл

Когда, алмазы неба  возлюбя,                                     Сумел достичь заоблачных высот, 

Он мчится ввысь, раскинув смело крылья!               И в  небе клад таинственный открыл! 

Коней  Дианы  кто остановил?                                   Дриад из рощ, русалок из ручьёв

Кто из лесу изгнал Галадриаду?                                 Не твой ли изгонял холодный пыл